Александр Дмитриевич Венгеровский

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Александр Дмитриевич Венгеровский

Венгеровский.jpg








Предшественник должность учреждена
Преемник Михаил Сафарбекович Гуцериев


Флаг Первый заместитель Председателя ЛДПР







Предшественник должность учреждена
Преемник должность упразднена











Партия КПСС (1980-1991) → ЛДПР (1992-1996) → беспартийный (с 1996)
Образование Московский авиационный институт, Гарвардский институт государственного управления им. Джона Ф. Кеннеди
Профессия учёный-информатик → политик
Гражданство Союз Советских Социалистических Республик СССР
Российская Федерация Россия
Дата рождения 1 апреля 1953 года
Место рождения Москва, РСФСР, СССР
Дата смерти 29 апреля 2012 года
Место смерти Москва, Россия
Похоронен Донское кладбище




Супруга Нина Ивановна Венгеровская
Дети Валерия Венгеровская, Владислав Венгеровский





Александр Дмитриевич Венгеровский (1 апреля 1953 — 29 апреля 2012) — российский политический деятель, «человек номер два» в ЛДПР с 1993 по 1996 год. В 1994—1996 годах занимал официальную должность Первого заместителя Председателя ЛДПР, член Высшего совета ЛДПР (1993-1996), депутат Государственной Думы первого (1993—1995) и второго созывов (1995—1999), заместитель председателя Государственной думы (1993—1996).

Содержание

[править] Биография

Родился 1 апреля 1953 года в семье московских врачей. По национальности русский. В 1977 году окончил факультет радиоэлектроники летательных аппаратов МАИ по специальности «радиоинженер», а также заодно Институт марксизма-ленинизма, Академию внешней торговли СССР, а в 1995 году Гарвардскую школу управления им. Кеннеди (заочно).

Начал работать в Государственном НИИ гражданской авиации (Шереметьево). В 1979 году офицером начал службу в Вооружённых Силах СССР, будучи сотрудником центра управления полётами специальными космическими объектами (Голицыно-2, ныне г. Краснознаменск). Службу продолжал на предприятиях, научно-исследовательских центров ВПК СССР. В 1980 году принят в КПСС. С 1985 года стал руководителем направления разработки программных средств Государственного комитета СССР по вычислительной технике и информатики. Курировал вычислительную технику по всему СССР.

В 1990-1993 годах руководитель Всероссийского научно-исследовательского и учебного центра по вычислительной технике и информатики. В подвале своего института открыл ресторан «Крутой яр», где затем часто проводились собрания ЛДПР.

[править] Политическая карьера, покушения, смерть

Познакомился с Жириновским в 1991 году через подругу жены. Эдуард Лимонов в своей книге «Лимонов против Жириновского» пишет о Венгеровском:

На восьмом достойном месте в списке ЛДПР значится Венгеровский Александр Дмитриевич, 1953 г. рождения, научный Работник, член Высшего совета ЛДПР, г. Москва. Об этом импозантном (усы и бородка «эспаньолкой»), высоком и барственном, смахивающем на Бабурина человеке я напишу поподробнее в следующих главах. Здесь я приведу лишь его заклинания из интервью, данного «Аргументам и фактам» № 4, 1994 г. «У нас есть руководитель партии, есть политбюро, это все — команда председателя. Я член команды председателя Жириновского, мы стоим на одинаковых позициях»… /…/ «Наша сила — это единство. У нас руководитель один, здесь нет никаких сомнений — это Жириновский». «Пока в парламенте он немногословен», замечает газета. И всегда будет немногословен, добавлю я от себя. Ни к политике, ни к законодательству Александр Дмитриевич неспособен. Его специальность — электроника летательных аппаратов. Он помог ЛДП, дал денег, я полагаю, не своих, но институтских, надеясь, что партия поможет ему и его институту выжить (их пыталась лишить помещения какая-то иностранная фирма). Венгеровский совладелец ресторана «Крутояр». Народ должен знать своих избранников, так, кажется, говорили до 1985 года?
<...>
Венгеровский вещает важно: «Существует два типа цивилизации: это духовная — российская; и цивилизация потребительства — западная. Страны и народы должны определиться, к какой цивилизации они будут приобщаться. Я уверен, что все равно победа будет за духовностью. И Жириновский является лидером в этой борьбе». «Но есть силы, которые этого не хотят. Их можно назвать общим термином «мировая закулиса». У нас сильная интеллектуальная группа. Мы ее называем «теневой кабинет министров». Он готовит всем много сюрпризов». Милый, вальяжный, похожий на Бабурина, Александр Дмитриевич Венгеровский, осторожная бородка, усы, импозантный, вид барина, но «мировую закулису» своим интеллектом он не победит. Это ясно из приведенного отрывка интервью. К счастью для него «пока в парламенте он немногословен». Может быть, я не знаю, у него мощный технический талант в области самолетов? Конечно, рядом с телохранителем Владимира Вольфовича, Владимиром Михайловичем, тоже депутатом Государственной Думы, — Венгеровский — светоч интеллекта. В том же интервью Венгеровский говорит: «Ни у кого не возникало искушения внести раскол в ЛДПР. Наша сила — это единство. У нас руководитель один, здесь нет никаких сомнений, это — Жириновский».[1]

Помогая партии финансово с 1991 года, вступил в неё только в 1992, сам при этом заявлял, что является одним из создателем ЛДПР и вступил в неё ещё в 1990-м, что не подтверждается воспоминаниями Лимонова и других соратников Жириновского той эпохи.

В конце 1992 года охладел к лидеру ЛДПР, и встречался с другими соратниками Жириновского, желающими отколоться и создать свою партию. Так это описывает Лимонов:

Плеханов, по-моему, хотел посмотреть, что у нас получится, и в зависимости от результата примкнуть к нам, или не примкнуть. Оба раза на Москвина, 8, присутствовал и неискушимый «член команды» Жириновского Александр Дмитриевич Венгеровский. «Ни у кого не возникало искушения внести раскол в ЛДПР. Наша сила — единство. У нас руководитель один, здесь нет никаких сомнений, это — Жириновский». Но тогда Венгеровский терзался сомнениями. Примкнуть к путчистам: Архипову, Митрофанову, Жарикову, Бузову, Курскому, Лимонову? Или выждать, как поступает Плеханов? Венгеровский сомневался еще и в январе 1993 года. Он дал национал-радикальной партии комнату в здании своего института, там были столы, полки, телефон. Здание, правда, рассыпалось от дряхлости, но такая комната стоит не менее 400.000 рублей в месяц, в любом случае. Так что Венгеровский играл на двух биллиардах.
22 ноября состоялся съезд национал-радикальной партии. Присутствовали помимо диссидентов ЛДП еще ребята из группы «Норд» и диссиденты некоторых других движений. Так как книга о Жириновском, то я не стану останавливаться на деталях. Венгеровский на съезде не присутствовал.

В конце концов отказался от идеи примыкать к «Национал-радикальной — Праворадикальной партии» Лимонова-Архипова (позже расколовшуюся на отдельные партии Лимонова и Архипова) получил должность теневого заместителя председателя Правительства и руководителя российской разведывательной службы, а позже министра науки Теневого кабинета ЛДПР.

Венгеровский в президиуме Госдумы рядом с Иваном Рыбкиным, кадр из фильма «Олигархи»

В 1993 году избран депутатом Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации I созыва от общефедерального списка кандидатов от ЛДПР (№ 8 в списке). Получил золотой партийный значок ЛДПР под номером 2 (номер 1 — у Жириновского).

Книга Венгеровского (1995)
Марычев, Венгеровский, Кашпировский
Венгеровский и председатель Государственной думы Рыбкин
Венгеровский в президиуме Думы

После избрания в Госдуму стал вице-председателем Госдумы от ЛДПР, написал и издал книгу мемуаров «Хочу и могу». Адвокат Жириновского Сергей Беляк вспоминает об этом так:

«Я молодой политик. Нет у меня пока громкого имени… Главное: я хочу и могу!»
Но совсем скоро выяснилось, что Александр Дмитриевич не только ничего вообще не хочет, но уже и не может. Он быстро лишился поста вице-спикера Думы, несколько лет «прозябал» простым депутатом. Подвергся нападению неизвестных лиц во дворе своего дома в центре Москвы, когда выгуливал там собачку, — был ранен в ногу из пистолета и стал инвалидом. Затем со скандалом вышел из ЛДПР и строил маниловские планы по созданию собственной партии, долго лечился от различных болезней и умер 59-ти лет от роду, да упокоится его душа с миром!
Но вот когда Венгеровский еще оставался депутатом, и мы с ним встречались в Думе, он постоянно жаловаться мне на Вольфовича, сетовал, что, дескать, тот его не ценит, отдавая предпочтение «всяким сомнительным личностям», «дряни» и «быдлу».
Да, жириновцы совсем не походили на лимоновцев!
«Я же был самый солидный человек в партии! — обиженно восклицал Венгр. — С кем Жир останется?..»
А мне, слушая его, вспомнилось, как незадолго до первых выборов в Думу в 1993 году, когда я заехал в штаб ЛДПР в Рыбниковом переулке, чтобы оставить Вольфовичу на подпись какие-то документы, то в его кабинете обнаружил… Венгеровского. Тот, в отсутствие хозяина, мерно покачивался в его кресле за рабочим столом, хотя никто ни до, ни после такого себе не позволял.
<...>
В ходе фуршета ко мне подошел Венгеровский. Вольфович стоял не далеко от нас, через стол, и я видел, что он прислушивается к тому, о чем мы говорим с Венгром. Точнее — что тот говорит мне. А Венгр, спросив, куда я собираюсь ехать на Новогодние каникулы, стал хвастаться, что за три года работы в Думе он, как вице-спикер, совершил 74-е поездки за границу, объездив все континенты и почти все страны мира.
«Ты же, знаю, фанат Таиланда, — снисходительно похлопывая меня по плечу, говорил Венгеровский, — а я в Бангкоке за один этот год был дважды, — один раз, когда летел в Австралию. И в твоей любимой Испании побывал раз пять. И два раза — в Акапулько, в Мексике. Вот где рай! Не бывал? Зря, съезди…»
И тут неожиданно для Венгра подал голос Жириновский. Было понятно, что он крайне раздражен услышанным и с большим трудом сдерживает себя.
«Венгеровский! — Рявкнул Вольфович. Окружавшие нас люди обернулись на его голос, умолкли и даже, как мне показалось, перестали жевать. — Ты бы лучше не по заграницам раскатывал, а со мной по стране!»
С лица Венгеровского мигом слетела благодушная улыбка.
«Я это делал, пропагандируя по всему миру нашу партию…»
«И ты думаешь, через неделю за нас будут голосовать тайцы и мексиканцы?..»
Венгр что-то попытался сказать в ответ и даже изобразил на своем породистом лице некое подобие улыбки, но Вольфович от него уже отвернулся, а окружающие жириновцы снова (и с еще большим аппетитом), принялись поглощать дармовые осетрину, жульены, испанские маслины и заливное из телячьего языка.
После фуршета мы поехали в ЦДХ. Я ехал в машине с Вольфовичем, а депутаты (без Венгеровского) и работники пресс-службы - на нескольких машинах следом за нами. Жириновский уже успел успокоиться и о Венгре больше не вспоминал. В сущности, это уже и был конец явления под названием «политик А. Д. Венгеровский». Менее трех лет понадобились Вольфовичу, чтобы разобраться в этом человеке. И, уверен, свою лепту в это “прозрение” лидера ЛДПР относительно Венгра и многих других “верных“ жириновцев внес Эдуард Лимонов, написавший в 1994 году книгу “Лимонов против Жириновского”.

В феврале 1996 года, по согласованию с Жириновским[2], создает фонд «Национальный демократический авангард» (НДА), чтобы привлечь к Жириновскому электорат партии Яблоко. Был со-председателем фонда до 2000 года.

Золотой партийный значок ЛДПР Венгеровского

В том же 1996 году отношения Венгеровского и Жириновского стали постепенно ухудшаться. В январе 1996 красноярское отделение ЛДПР опубликовала письмо, где предложило отправить Жириновского в отставку, а вместо него председателем партии и кандидатом в президенты на выборах-1996 сделать Венгеровского.

Избрался депутатом Государственной думы II созыва от ЛДПР (шёл под третьим номером в списке партии, после Жириновского и Абельцева), после того как Жириновский объявил, что новым вице-спикером Госдумы вместо Венгеровского станет Михаил Сафарбекович Гуцериев, ушел из партии, и подал заявление о выходе из фракции ЛДПР, но через два дня отозвал его, опасаясь введения закона об императивном мандате, позволяющая фракциям лишать мандата депутатов, вышедших из неё.

На базе фонда НДА начал строительство новой партии «Демократический авангард», в которой стал председателем. Учредительный съезд партии провел 26 июля 1996. Партия не смогла зарегистрироваться в минюсте, а вскоре канула в лету.

В 1997 году предложил выдвинуть генерала Александра Лебедя на Нобелевскую премию мира за Хасавюртовские соглашения.

В октябре 1999 года был одним из создателей депутатской группы «Народный депутат», куда вошло 43 депутата, включая пять депутатов из фракции ЛДПР. Группа не смогла зарегистрироваться официально и так и осталась до конца созыва неформальной.[3]

17 апреля 1998 голосовал против утверждения Сергея Кириенко председателем правительства. 31 августа и 7 сентября 1998 не участвовал в голосованиях за утверждение (несостоявшееся) Виктора Черномырдина. 11 сентября 1998 воздержался при голосовании за Евгения Примакова. 19 мая 1999 голосовал за Сергея Степашина, 16 августа 1999 не участвовал в голосовании за утверждение главой правительства Владимира Путина.

29 сентября 1999 года Венгеровский заявил, что его кабинет в Государственной Думе был вскрыт и в нем было обнаружено подслушивающее устройство. Венгеровский связывал этот инцидент с тем, что он сделал депутатский запрос по поводу слухов о передаче Евгением Примаковым секретов создания ядерного оружия в обмен на 800 тыс. долларов.

В октябре 1999 стал одним из создателей общественного «Центра поддержки независимых кандидатов» на выборах в Госдуму.

19 декабря 1999 баллотировался в качестве независимого кандидата, выдвинутого избирателями, в выборах по Мытищинскому одномандатному округу №108. Набрал 1,06% - 15-е место из 17-ти кандидатов (первое место получила позиция "против всех" - 14,29%; далее - 14,02% - Владимир Аристархов; в марте 2000 в округе были довыборы, в которых Венгеровский не участвовал; депутатом от Мытищинского округа стал Аркадий Баскаев).

С 2000 года, официально получив инвалидность, работал в разных организациях аналитического направления, был советником руководства МЧС России и Государственного секретаря Российско-Белорусского Союза Павла Бородина.

На выборах в Государственную Думу в 2003 году возглавлял московскую группу кандидатов в списке избирательного блока «Великая Россия» (Павел Бородин-Руслан Аушев-Леонид Ивашов).

В 2009 году баллотировался в Общественную Палату России от Российского национального собора, избран не был.[4]

Урна с прахом Венгеровского на Донском кладбище

Незадолго до смерти развелся с женой Ниной Ивановной Венгеровской.[5] Жил один, держал таксу, в апреле 2012 года перестал выходить на связь с сыном, что вызвало у того беспокойство. Нагрянув в квартиру отца, он обнаружил Венгеровского мёртвым. У родных и друзей Венгеровского есть сомнения, что смерть была естественной.

[править] Регалии

Табличка Венгеровского на Монументе идей Чухче
  • Академик Международной академии информатизации и Академии экономики.
  • С 2009 до марта 2012 года помощник директора Службы внешней разведки России Михаила Ефимовича Фрадкова.
  • «Канцлер Российской Империи» и «Князь Корсунский-Венгеровский", титулы даны Николаем III Романовым-Дальским, самозваным сыном чудом спасшегося царевича Алексея, сына Николая II.
  • Кавалер Константиновского ордена Святого Георгия (2006).
  • Сопредседатель Германо-русского философского сообщества с центром во Франкфурте-на-Майне (2006—2012).
  • Обладатель именной таблички на Монументе идей Чухче в Пхеньяне (КНДР).
  • В мае 2009 г. вошёл в состав президиума общероссийской общественной организации «Собор Русского Народна» (лидеры: три сопредседателя — председатель Концептуальной партии «Единение», бывший зам.начальника космодрома «Байконур» генерал-майор Константин Петров-Мирагор, Сергей Кучеров и Леонид Коновалов; не путать с многочисленными СОЮЗАМИ Русского Народа).

[править] Фотогалерея

[править] Источники

Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты