Милитаризация караимской истории

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Статья по тематике
Караимы

GerbKaraimovKyma.JPG

Язык  · Религия  · Общины

Персоналии

Общественные деятели  ·
Деятели культуры  · Филантропы  · Богословы  · Фамилии

Святыни

Кенассы  · Чуфут-Кале · Кладбища

Общественная жизнь

Периодика  · Учебные заведения  · Национальные съезды

История

Милитаризация караимской истории

«Милитаризация» караимской истории — представление караимского населения Восточной Европы в роли тюркского народа воинов[1]. Занимает значительное место в этнической идентичности современного караимского этноса, что отражено в национальной символике.

Содержание

[править] История

В 1857 году белорусский поэт-романтик В. Сырокомля впервые упомянул караимских воинов в краеведческих очерках «Путешествия по Литве».

В 1911 году появляется первая публикация на эту тему в караимских источниках — русскоязычная «Караимская жизнь» в статье «Письмо из Галиции» повествует о сотне караимских семей переданных крымскими татарами принцу Даниилу Галицкому для службы в его военном флоте[2]. Формирование традиции было активно продолжено в межвоенной Польше и Литве[3][4].

Значительную роль в распространении этой традиции в СССР сыграл С. Шапшал, занимавший в послевоенные годы пост научного сотрудника Института истории Литовской Академии Наук.

[править] Основные мифологемы

[править] Национальная символика

Основная статья: Караимская национальная символика

Сэнэк и калкан на воротах Тракайской кенассы

Знаки на мраморной плите над воротами восточной башни Биюк-капу города-крепости Чуфут-Кале («сердце и вилы»[5][6]) обозначают двурогое копье и щит (сенек и калкан) и являются древними караимскими символами. Они помещены на официальную караимскую печать и на воротах кенассы в Тракае.

[править] Караимские воины на службе Великого Княжества Литовского

См. также: Польско-литовские татары

Юбилейная монета 50 литов в честь 600-летия поселения татар и караимов в Литве

Общепризнаным фактом является служба пришельцев из Золотой Орды в вооруженых силах Великого Княжества Литовского. На протяжении веков военная служба являлась основным занятием польско-литовских татар. Первые татары пришли в Великое Княжество Литовское из Золотой Орды вместе с бежавшим в Литву ханом Тохтамышем.[7].

Татары составляли значительную часть конных войск Великого Княжества Литовского (см. Грюнвальдская битва). Отсутствие мусульманских женщин вынудило смешанные браки, способствовавшие быстрой языковой и религиозной ассимиляциии.

С другой стороны не существует никаких исторических документов о военной службе других тюркоязычных пришельцев — караимов. Более того, согласно историческим документам еще со времен князя Витовта (Витольда) караимы были освобождены от воинской повинности[8]. Караимы занимаясь ростовщичеством[9], арендой[10], мелким ремеслом, торговлей и соблюдая традиции отцов, в отличии от татар, сохранили свой язык и обычаи.

В 1857 году белорусский поэт -романтик В. Сырокомля в краеведческих очерках «Путешествия по Литве»(1857) впервые упоминает караимских воинов, красочно описывая караимских рыцарей, сражавшихся на стороне татар против Витовта, плененных и привезенных в Литву, чтобы охранять Тракайский Замок, ссылаясь при этом на известного караимского борца за равноправие караимов А. Фирковича[11].

Фиркович, пытавшийся убедить русские власти, что освобождение от воинской повинности, данное литовскими князьями караимам, вытекало из религиозного запрета носить оружие, утверждал впоследствии (1861 год[12]) в ответ на критику еврейских и польских историков, что Сырокомля его не понял.

В 30-е годы Шишман[13] в ряде публикаций утверждал что не татары, а караимы были поселены в крепостях, вдоль границ Литвы для защиты литовской границы от немцев, и им была доверена и защита въезда на мост, ведущий в Тракайский замок[14]. Ссылаясь на Сырокомлю, он также утверждал, что караимы составляли личную охрану Витовта. В 1952 году, возвращаясь к теме караимских воинов, без ссылок на какие либо источники[15], Шишман приписал Густаву Перингеру утверждение, что численность караимов мала, потому что у них заведено уходить на войну в очень раннем возрасте. По мнению Шишмана, татары были угнетенными пленниками, насильственно обращаемыми в христианство, в отличие от свободных привилегированных караимских переселенцев, которым разрешалось соблюдать свои традиции. Несмотря на почти полное отсутствие источников, теории Шишмана были переняты Г. В. Вернадским[16], включая сделанную Шишманом замену слова «еврей» на слово «караим» в привилегиях, данных евреям в Великом Княжестве Литовском[17], как доказательство привилегированного положения караимских воинов.

Частью экспозиции созданного Шапшалом в Троках караимского музея стало и восточное оружие, представленное им в качестве караимского[18].

[править] Великий караимский князь Эльягу Узун

Впервые упоминается в 1911 году, в русскоязычном караимском журнале "Караимская жизнь " в переводе книги Авраама Фирковича «Авне Зиккарон», изданной в 1872 г. в Вильне, в котором рассказывается «о великом князе Илиагу геройски погибшего в 1261 году под стенами славного города Чуфут-Кале, отражая нападение генуэзцев»[19](оригинальный текст Фирковича расказывает о богатом и влиятельном человеке раби Элиягу, проявившего самоотверженность во время неизвестной историкам генуэзской осады "Скалы Иудеев « в 1261 году[20]). Современные караимские авторы на основании этой мифологемы утверждают, что небольшое княжество с центром в Кырк Ере, существовавшее XIII—XIV в вассальной зависимости от правителей Крымского Юрта Золотой Орды было караимским.[21]

[править] Караимский казацкий полковник Ильяш Караимович

 → Караимович, Ильяш

В 1918 году Шапшал упомянул о том, что казацкий полковник Ильяш Караимович был караимом из Чуфут Кале, потомком князя Элиягу[22]. В межвоенной Польше и Литве формирование традиции было продолжено караимскими авторами. [4] В 1955 году Шапшал сообщил о документе, подтверждающей караимское происхождение Ильяша Караимовича[23]. В 2009 году специалист по крымской иудаике Михаил Кизилов исследовал архивы Шапшала, однако оригинал документа обнаружить ему не удалось. Вместо этого он обнаружил несколько версий текста, не подтверждаемого более ранними источниками. В этой связи он назвал документ «довольно очевидной фальшивкой»[1].

[править] Распространение

Типичный караимский дом в Тракае с тремя окнами: «одно — для Бога, одно — для семьи, одно — для великого князя литовского».

Авторитет Шапшала и распространённость хазарской теории происхождения караимов среди восточноевропейских историков XIX—XX веков способствовали распространению «милитаристкой» мифологемы[1].

В 1989 году в книге «Богдан Хмельницкий» из серии «Жизнь замечательных людей»[24] отмечается караимское происхождение Ильяша Караимовича. После распада СССР в Крыму вышел ряд произведений караимских авторов, упоминающих древних караимских воинов[25][26].

Особенно широкое распространение традиция о караимских воинах получила в Литве. Караимские стражи Тракайского замка нередко упоминаются гидами в качестве причины поселения караимов в Великом Княжестве Литовском.

Сэнэк (по караимски вилы) в качестве караимского символа на гербе литовского местечка Науяместис (2009)

Начиная с советских времен[27], караимские авторы в Литве, при поддержке государства, продолжают[28][29] развивать традицию.

Некоторые литовские историко разделяют мнение караимских авторов. Так, по мнению Гедре Мицкунайте[lt][30]:

Принадлежность караимов военной профессии подтверждается топографическими данными: караимские поселения расположены в непосредственной близости от стратегически важных крепостей, формируя плотно заселённые кварталы.

Отсутствие сведений о военной професии караимов в более позднее время объясняется тем что военная профессия потеряла свою важность и была заменена торговлей и научной деятельностью[31](ср. с Литовскими Татарами)

В 1997 Литве году была выпущена сувенирная монета достоинством в 50 литов в честь 600-летнего юбилея поселения татар и караимов в Литве с изображением караимского воина, вооруженого сэнэком и калканом.

В последнее время и в Литве появились публикации, подходящие критически к переходу караимов к тюркской идентификации в 20 веке[32].

[править] Источники

  1. 1,0 1,1 1,2 Кизилов М. Ильяш Караимович и Тимофей Хмельницкий: кровная месть, которой не было, Karadeniz Araştırmaları, Cilt: 6, Sayı: 22, Yaz 2009, 43-74.
  2. Караимы за границей: Ф. Д. Письмо из Галиции // Караимская жизнь. — Москва, 1911. — Кн. 2 (июль). — С. 73-75.
  3. Lewi-Babowicz T.S. Karaimi na ziemiach południowo-ruskich w wiekach IX—XVII // Myśl Karaimska 2:2 (1929): 29; Szapszał S. Uzupełnienia i wyjaśnienia // Myśl Karaimska 2:3-4 (1931). С. 8-11;
  4. 4,0 4,1 Mardkowicz.A O Iljaszu Karaimowiczu; O.O. О Iliaszu Karaimowiczu, rycerzu z czasów kozackich // Gazeta Warszawska 226 (24.07.1931). С.4.; см. также рецензию А. Зайончковского в: Myśl Karaimska 10 (1934). С. 115—116.
  5. Герцен А. Г., М­огаричев Ю. М. ­Крепость драгоц­енностей. Кырк-­ор. Чуфут-кале.­ Симферополь, 1­993.)
  6. Акчокраклы О. Эпиграфические находки // Известия Таврического общества истории археологии и этнографии. — 1929. — Т. 3. — С. 185. (с ссылкой на Боданинского
  7. .Конопацкий Ибрагим, Белорусские татары: историческая судьба народа и культуры
  8. Цитата: «В следствие того они били челом его Королевской милости, что издавна еще при Великом Князе Витольде и при Сигизмунде и при отце нашем Короле Казимире его милости, жиды [Троцкие, Гродненские, Брестские, Луцкие] никогда на войну не хаживали и не посылали.»//Древние привилегии литовско-волынских караимов, извлеченные из актов замка Луцкого 1791 г.
  9. ,Акты Замка Луцкого1791 г
  10. Troki-Jewish Enciclopedia
  11. Цитата: «…Pełnienie straży przy boku wojewody, kiedy już wielcy książęta litewscy rzadko do Trok zaglądali, stało się już ubliżającém dla Karaimów, którzy służbę przy boku monarchy pełnić przywykli. Opowiadał nam p. Firkowicz o tradycji, będącéj dotąd pomiędzy Karaimami, jak zbrojne karaimskie rycerstwo każdego poranka, po odprawieniu w synagodze krótkiéj modlitwy, szumnie harcowało po moście wiodącym przez jezioro Galwa na wyspę do zamku, kędy ich służba do boku pana Litwy powoływała…» Władysław Syrokomla [L.Kondratowicz, Wycieczki po Litwie w promieniach od Wilna (Vilna, 1857 с 73)]
  12. מכתב התנצלות// «Ха-Мелиц» 20 июня 1861 с. 680
  13. Симон Шишман — химик и любитель истории караимского происхождения из Вильна
  14. Szyszman, "Osadnictwo karaimskie i tatarskie, " 31-32; Szyszman, "Osadnictwo karaimskie w Trokach, " 55.
  15. Szyszman, «G. Peringers Mission», ZDMG, 102 (1952), 219
  16. Г. В. Вернадский. «Россия в средние века»
  17. С. А. Бершадский — Литовские евреи. История их юридического и общественного положения в Литве от Витовта до Люблинской унии (1883
  18. Оружие на этнографической выставке караимов в Тракай
  19. Караимская жизнь (М.), 1911 г., № 3-4, с. 72 — 77; 1912, № 10-11, с. ; № 12, с.
  20. Цитата: „…ובנוגע לקורות סלע היהודים הוא ר' אליהו השר הגדול וגביר אשר חרף נפשו למות ביום מלחמות גנואיים כשהצרו עליה בשנת 1261 לספ“נ…» . Авраам Фиркович // СЕФЕР АВНЭ ЗИКАРОН С.24— Вильна 1872)(ספר אבני זכרון המאסף רשימות המצבות על קברי בני ישראל בחצי האי קירים אשר אסף ורשם… כמהר״ר אברהם פירקאוויץ ירו׳ נר״ו.)
  21. Д. Полканов Узун
  22. Г. С.[=Гахам Серая]. История происхождения должности и характер деятельности караимских гахамов// Известия караимского духовного правления. 1918. No1. С.5
  23. Шапшал С. М. О пребывании Богдана Хмельницкого и его сына Тимофея в Крыму // Вопросы истории № 8, 1955, Письма и заметки.
  24. Замлинский В. Богдан Хмельницкий. 1989. 336 с., ISBN 5-235-00365-9 С. 90-91, 123—125
  25. Кропотов В. С. Военные традиции крымских караимов — Симферополь, 2004.
  26. Полканов В. Ю. Легенды и предания караев (крымских караимов-тюрков). Симферополь: [б. и.], 1995. 67 с.
  27. V. Raudeliūnas and R. Firkovičius, «Teisinė karaimų padėtis Lietuvoje (XIV—XVIII a.)» (Karaite legal situation in Lithuania (fourteenth-eighteenth century)), Socialistinė teisė 4 (1975): 48-49.
  28. Karaimai kariuomenėje : karajlar javanlychta = Karaims on military service = Karaimi na żołnierce = Karaimy v armii Zajončkovskis, Michailas Vilnius : Lietuvos nacionalinis muziejus, 2000.
  29. ЗАЙОНЧКОВСКИЙ, Михаил. «Военные традиции караимов.» В Karaj kiuńlari*, 261—269.
  30. Цитата: «Karaites of Lithuania relate themselves primarily to the military profession. Topographical data confirm this assumption: Karaite settlements are located in the vicinity of strategically important strongholds and form densely inhabited quarters.»Making a Great Ruler:Giedrė Mickūnaitė Grand Duke Vytautas of Lithuania C. 192
  31. Цитата: «As time passed, the military profession ceded its importance to trade and scholarly activity.422 In the sixteenth century, Trakai was renowned for its Karaite students of the Torah and their theological treatisess.»Making a Great Ruler:Giedrė Mickūnaitė Grand Duke Vytautas of Lithuania C. 196
  32. Dovile Troskovaite.Identity in Transition: The Case of Polish Karaites in the first half of the 20th century.//University of Klaipeda (Lithuania) 2013

[править] Ссылки

Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты