Николай Игнатьевич Бакст

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Николай Игнатьевич Бакст.

Николай Игнатьевич (Исаакович) Бакст — физиолог, писатель и общественный деятель[1].

Родился в 1842 году в местечке Мире Минской губернии.

Образование Бакст получил в житомирском раввинском училище (здесь его отец, известный талмудист, был преподавателем), а потом в Петербургском университете по естественному отделу физико-математического факультета.

Уже в студенческие годы Бакст благодаря своим выдающимся способностям приобрел широкое знакомство в лучших столичных литературных кругах (он был близок с И. Тургеневым, Н. Чернышевским и др.), и это культурное общение наложило резкую печать на его миросозерцание. В 1863 г. министерство народного просвещения командировало Б. за границу на три года для подготовления к профессуре по кафедре физиологии; в 1867 г. после защиты диссертации «О скорости передачи раздражений по двигательным нервам человека» Бакст в качестве приват-доцента открыл чтение лекций в Петерб. университете; вскоре он получил новую заграничную командировку; работая у знаменитых физиологов Гельмгольца и Людвига, с которыми и позже у него не прерывались близкие отношения, Б. занимался исследованием одной из труднейших областей физиологии — нервной, печатая свои труды в мемуарах Берлинской академии наук и Pflüger’s Archiv für Physiologie; возобновив в 1871 г. чтение лекций в университете, он занял в 1877 г. кафедру физиологии также на Женских медицинских курсах, которую сохранил за собой до закрытия курсов (1888).

В конце 70-х годов Бакст стал работать в газете «Голос», склонив редакцию изменить прежнему неблагоприятному отношению к еврейскому вопросу, а позже в «Московских ведомостях», где поместил ряд статей по жгучему в то время университетскому вопросу, побудивших министерство народн. просвещ. пригласить его в 1886 г. к участию в Ученом комитете министерства (позже он был назначен членом комитета, каковое место занимал до смерти; Бакст заявил себя сторонником классического образования) и особой образованной тогда университетской комиссии. В 1879 г. под влиянием, может быть, только что зародившегося тогда в Германии антисемитизма среди петербургской еврейской интеллигенции, до тех пор мало задумывавшейся над судьбой своего народа, проявился живой интерес к нему. Движение это выразилось учреждением двух еженедельных газет, «Русский еврей» и «Рассвет». Бакст примкнул к кружку «Рассвета», поместив там биографию известного физиолога еврея Траубе.

Еврейские погромы, разразившиеся в 1881 г. на юге России, глубоко потрясли Бакста, и и он весь отдался интересам русского еврейства. То была пора зарождения национального движения в русском еврействе. Бакст остался в стороне от него, так как не считал национализм двигателем прогрессивного культурного развития. Благодаря своим глубоким и обширным познаниям, независимости суждений, стойкости в отстаивании своих взглядов и необычайной энергии Бакст занял исключительное положение в среде петербургских еврейских общественных деятелей; с ним вследствие его резкой прямоты трудно было сходиться, тем не менее его безупречная честность и другие высокие качества, а также имя ученого заставляли считаться с его мнением. Когда после погромов, в Петербурге происходили совещания о поднесении государю адреса с указанием пожеланий еврейства, Бакст настаивал на том, чтобы в адресе ясно и категорически было сказано, что одно лишь полное уравнение евреев в правах с прочим населением может улучшить их тяжелое материальное и нравственное состояние, — в политических условиях того времени требование Бакст явилось крайне радикальным и потому не могло быть принято собранием. Эту же идею он решительно защищал и в «Высшей комиссии по пересмотру действующих о евреях в Империи законов», обычно называемой, по имени председателя, «Паленской» (1883—88 гг.), в которой среди немногих других видных евреев Бакст участвовал в качестве «эксперта», и весьма возможно, что благоприятное отношение большинства членов комиссии к разрешению еврейского вопроса было вызвано в известной степени влиянием Бакста. В интересах скорейшей эмансипации евреев Бакст считал весьма важным распространение в русском обществе правильных сведений о еврейской жизни и морали; с этой целью он поместил в 80-х годах в «Голосе» и «Московских ведомостях», а в начале 90-х годов в «Петербургских ведомостях» (Старый журналист) много статей на разные темы еврейского вопроса, выпустил переводы книги Делича о Талмуде и А. Миллера «Употребляют ли евреи христианскую кровь?» под псевдонимами Н. Борисова и Ф. Нежданова и издал своеобразную книгу «Русские люди о евреях», для которой под руководством Бакста были собраны с чрезвычайной трудностью благоприятные мнения о евреях, высказанные разными видными русскими людьми (книга была уничтожена цензурой; остались лишь единичные экземпляры). Для возрождения русского еврейства, духовно и материально обнищавшего благодаря гражданскому бесправию, нужно было, по мнению Бакста, распространение просвещения и производительного труда в массе; он несколько лет работал в комитете «Общества распространения просвещения между евреями в России», но особенно много потрудился он в созданном по его инициативе «Временном комитете ремесленного и земледельческого фонда» (ныне «Общество ремесленного земледельческого труда среди евреев в России»; см.); до самой своей смерти он нес на себе всю его деятельность. Преследуя указанную двоякую цель, Бакст навел Блиоха на мысль об исследовании экономического и морального состояния евреев в России и убеждал барона Гирша образовать фонд для их просвещения. В последние годы жизни Бакст особенно интересовался вопросами педагогии.

Важнейшие физиологические работы Бакста: Versuche über die Fortpflanzungsgeschwindigkeit der Heizung in dem motorischen Nerven des Menschen, 1867; Neue Versuche üher die Fortpflanzung etc., 1870; Ueber die Zeit, welche nöthig ist, damit ein Gesichtseindruck zum Bewusstsein kommt, 1871; Ueber die Stellung der n. vagus zum n. accelerans cordis, 1876; Die Folgen maximaler Reize von ungleicher Dauer auf den n. accelerans cordis, 1877; Die Verkürzung des Systolenzeit durch n. accelerans cordis, 1878; «Калориметрическое определение крови», 1881; «Курс физиологии органов чувств», 1886 (курс физиологии кровообращения и курс физиологии пищеварения остались в литографированном виде у многочисленных учениц Бакста); «О материализме естественных наук», 1871; «О значении физиологии при изучении медицины», 1881.

Перу Бакста принадлежит также «Памяти Пирогова», «Русск. еврей», 1882, 1; «Памяти Моисея Мендельсона к столетию со дня его смерти» (СПб., 1890). «Памяти Владимира Сергеевича Соловьева», «Восход», 1900, кн. XI; «По вопросу о переутомлении учеников гимназий» (1890 г.). Свою библиотеку Бакст завещал обществу для распространению просвещения среди евреев.

Умер в 1904 году в Санкт-Петербурге.

Его брат: Осип Исаакович Бакст.

[править] Примечания

  1. «Бакст, Николай Игнатьевич (Исаакович)» // Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона. Россия, Санкт-Петербург, 1906—1913
Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты