Абрам Моисеевич Беркенгейм

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Абрам Моисеевич Беркенгейм

26059-0.jpg



Дата рождения 22 марта 1867 года
Место рождения Динабург, Российская империя
Дата смерти 28 октября 1938 года
Место смерти Москва, Советский Союз






Награды и премии link=Заслуженный деятель науки и техники РСФСР — 1934 Заслуженный деятель науки и техники РСФСР




Абрам Моисеевич Беркенгейм — российский и советский химик-органик, химик-фармацевт, доктор философии, профессор, один из основоположников российской и советской химико-фармацевтической промышленности: организовал промышленное производство ряда лекарственных и душистых веществ (альбихтол, атофан, новокаин, дионин, кумарин, люминал и т. д.), что дало возможность отказаться от импорта многих медикаментов и создать отечественную промышленность тонкого органического синтеза[1].

[править] Карьера

Абрам Беркенгейм родился 10 марта (22 марта) 1867 года в Динабурге в семье купца первой гильдии Моисея Соломоновича Беркенгейма и Аграфены Коган. Братья — Борис Моисеевич Беркенгейм (1885—1959), профессор, химик; Григорий Моисеевич Беркенгейм (1872—1919), домашний врач семьи Л. Н. Толстого; Александр Моисеевич Беркенгейм (1878—1932), эсер, один из учредителей Политического Красного Креста и лидеров кооперативного движения в России, председатель Союза еврейских кооперативных обществ в Польше (его внук — писатель С. Е. Каледин).

В 1885 году окончил гимназию в Москве.

В 1890 году окончил естественное отделение физико-математического факультета Московского университета, защитив дипломную работу на тему «Терпены и камфоры и их связь с другими рядами органических соединений», за которую ему была присуждена золотая медаль. Ещё в 1889 году, занимаясь одновременно своей дипломной работой, был привлечён в качестве преподавателя при кафедре органической и аналитической химии, которую в то время возглавлял профессор В. В. Марковников, который в 1890 году добился оставления Беркенгейма при университете, несмотря на противодействие реакционного университетского начальства, возражавшего против допущения евреев к педагогической и научной работе в Московском университете.

В 1891 году был командирован в Германскую империю, в Геттингенский университет к Отто Валлаху. Защитив у Валлаха докторскую диссертацию на тему «О ментоле», получил степень доктора Геттингенского университета summa cum laude («с высшим отличием»), и одновременно предложение от Валлаха остаться в Германии и вступить в число преподавателей Геттингенского университета при его кафедре в качестве ассистента по отделению докторских диссертаций. Это лестное предложение Беркенгейм отклонил, решив вернуться в Московский университет.

Но вернувшись в 1895 году в Москву получил оскорбительное письмо от профессора химии в Московском университете Н. Н. Любавина (которому, как и другим химикам, по установленному обычаю, Беркенгейм послал оттиск своей докторской диссертации):

Милостивый государь Абрам Моисеевич!
Во избежание в будущем недоразумений, возвращаю при сём присланную Вами книгу, так как ничего не желаю принимать от евреев и не желаю, чтобы они меня считали своим.

Потрясённый этим оскорблением Беркенгейм решил покинуть Московский университет, а через неделю вообще уехал из России. За границей учёный активно участвовал в организации помощи евреям-эмигрантам, вынужденным покинуть Россию в связи с императорским указом и последующим приказом московского генерал-губернатора, великого князя Сергея Александровича («по Высочайшему повелению» 28 марта 1891 года в изъятие закона 1865 года, предоставлявшего ремесленникам-евреям право повсеместного жительства, им было запрещено пребывание в Москве и Московской губернии, и все проживавшие здесь должны были в короткий срок выселиться в местности, определённые для постоянной оседлости). Беркенгейм помогал еврейский беженец переселявшимся в поисках возможности жить и работать в далекие страны, например, в Аргентину.

С этого времени, Беркенгейм в течение многих лет вёл большую общественную работу, занимаясь вопросами переселения и организации земледельческого труда для евреев. Вместе с тем, увлёкшись общими вопросами переселения европейских народов, Беркенгейм стал изучать переселенческое дело в целом ряде стран, где имеет место эмиграция или иммиграция европейских народов. Беркенгейм посетил более 30 различных стран (Южная Америка, Соединенные Штаты, Египет, Эрец-Исраэль, Канада, Уругвай, Тунис и т. д.).

За это время Беркенгейм опубликовал несколько работ экономического характера.

За годы своих странствований Беркенгейм не имел возможности научно работать в области химии, но следил за её развитием.

Вернувшись в 1908 году в Москву, Беркенгейм снова был приглашён Н.Д. Зелинским в Московский университет, однако опять встретил сопротивление со стороны реакционных университетских кругов. Потребовалось много упорной борьбы, в которой энергичное участие принял К. А. Тимирязев, пока, наконец, Беркенгейму удалось занять скромное место лаборанта в лаборатории органической и аналитической химии Московского университета. Вскоре после этого, благодаря энергичной помощи А. Н. Реформатского, Беркенгейм в 1910 году получил кафедру аналитической химии на Московских высших женских курсах.

В ту эпоху аналитическая химия на медицинском факультете считалась второстепенным предметом и ей уделялось очень мало внимания. Но Беркенгейм, считая, что основам химии и химическому мышлению можно научиться именно на материале аналитической химии и что знание основ химии является необходимым условием полноценного и широкого медицинского образования, смог создать увлекательный курс, построенный на основах электронной теории строения материи. Излагая студентам на лекциях самые последние достижения науки, обладая при этом даром с удивительной простотой излагать самые трудные для усвоения вопросы, Беркенгейм привлёк внимание студентов-медиков к изучению химии и добился того, что многие даже окончившие медицинский факультет врачи приходили слушать его лекции.

Стал одним из первых учёных в мире (и первым в России), который сумел применить к преподаванию основ химии студентам новейшие достижения физической науки в области электронного строения материи.

В 1910 году создал курс «Теоретические основы аналитической химии», в которой ввёл главы, касающиеся основ физической и коллоидной химии, знание которых для медика он считал необходимым, а впоследствии (уже после Октябрьской революции) при его активном содействии курс физической и коллоидной химии вводится в учебные планы всех медицинских вузов.

До 1917 года — преподаватель аналитической химии на медицинском факультете Московских высших женских курсов.

В 1917 году, когда Советское правительство приступило к созданию почти не существовавшей до того времени в России промышленности лекарственных средств, Беркенгейму было поручено создание специальной кафедры при 2-м МГУ, которая должна была подготовить кадры специалистов для данной отросли.

При создании этой кафедры учёному пришлось выдержать упорную борьбу против тенденции ограничить эти кадры квалификацией более или менее образованных провизоров. Беркенгейм считал необходимым создание кадров настоящих полноценных химиков-инженеров, специалистов по химии и технологии синтетических лекарственных веществ. Обучая студентов на основе последних достижений науки, приучая их творчески мыслить, постоянно увязывая теорию с практикой, с бережливым производственным планом и опытом, постоянно следя за работой каждого отдельного студента, Беркенгейм подготовил для промышленности многие сотни прекрасно обученных специалистов, которые успешно работали почти на всех химических заводах СССР, занимающихся органическим синтезом.

Благодаря энергии и энтузиазму Беркенгейма в трудные для страны 1920-е годы 2-й Московский государственный университет смог не только сохранить, но и умножить свой потенциал: Беркенгейм готовил остро необходимых для советской фармацевтической промышленности квалифицированных специалистов, одновременно проводя научные исследования по целому ряду направлений химии и химической технологии.

В 1930 году на базе 2-го МГУ был создан Московский институт тонкой химической технологии, в котором кафедра Беркенгейма синтетических лекарственных средств была реорганизована в кафедру тонкой органической технологии (ныне кафедра химии и технологии биологически активных соединений Московского университета тонких химических технологий им. М.В. Ломоносова). Этой кафедрой Беркенгейм руководил до конца жизни.

В 1930-е годы Беркенгейм одновременно преподавал в Московском химико-технологическим институте им. Д.И. Менделеева.

Сохраняя одновременно свою кафедру на медицинском факультете, выросшем после революции в результате ряда реорганизаций во 2-й Московский медицинский институт, Беркенгейм занял в последнем кафедру общей химии, объединявшую преподавание студентам-медикам пяти дисциплин: общей химии, качественного анализа, количественного анализа, физической и коллоидной химии. Курс общей химии в этом институте учёный построил совершенно так же, как и свой прежний курс аналитической химии, на основе электронной теории строения материи. Студенту-медику с самого начала излагалась современная точка зрения на строение атома и на природу химических реакций; таким образом, достигалось сознательное отношение студента к химическим процессам и полностью искоренялось заучивание непонятных формул.

Полагая, что для подготовки хорошего специалиста-химика недостаточно обучить его работе в лаборатории, организовал при своей лаборатории полузаводскую установку, на которой проходили обучение все его студенты. Не имея достаточных средств для оборудования этой полузаводской установки, Беркенгейм перечислил на расходы по её улучшению свою личную премию в 20 тысяч рублей, полученную им от промышленности в 1927 году за постановку производства лекарственного препарата атофана.

В 1934 году — Заслуженный деятель науки и техники РСФСР.

Также в 1934 году был избран в члены Моссовета, где участвовал в работе промышленной секции.

Участвовал в разработке методов производства многих сложнейших синтетических лекарственных препаратов и ставил затем эти производства на заводах.

Беркенгейму с его учениками принадлежит разработка методов и постановка производства таких лекарственных препаратов, как атофан, люминал, новокаин, анестезин, антипирин и других препаратов, которые ранее в России не производились.

Вместе с учениками провёл ряд работ по рационализации уже существующих производств, по использованию отходов и т. д. К числу таких работ относятся:

  • Получение гваякола и гюэтола из дихлорбензола, являющегося отходом при производстве хлорбензола;
  • Получение бензойной кислоты и бензальдегида путём окисления толуола отходами при производстве марганцевокислого калия;
  • Получение синтетических лекарственных препаратов сигнолина и истицина из отходов при производстве ализариновых красителей и ряда других.

Много лет подряд вместе с сотрудниками занимался вопросом о химическом использовании сланцевой смолы. Результатом этих работ явилось получение экспортного ихтиола и также изобретение двух новых препаратов — альбихтола и хлорихтина, прошедших через клиническое испытание и оказавшихся весьма благотворными при лечении ряда гинекологических, кожных, хирургических, нервных и других заболеваний.

Беркенгейму принадлежит идея применения сланцевой смолы для целей флотации, где она нашла широкое применение.

По его инициативе широкое применение в целом ряде отраслей промышленности нашли также разработанные по его методу продукты сланцевой смолы. Эти продукты прошли через заводское испытание, и при этом были получены весьма хорошие результаты. Все эти работы по химическому использованию сланцевой смолы, выполненные учёным совместно с его сотрудниками, напечатаны в разных журналах, а кроме того ими подготовлена к печати целая книга «О химическом использовании сланцевой смолы».

Теоретические воззрения Беркенгейма положили начало его научной школе, воспитавшей многочисленных учеников и давшей ряд экспериментальных работ, посвященных доказательству его идей в области органической химии. К числу главных его работ принадлежат следующие:

  • Изомерия сульфопроизводных антрацена и антрахинона в связи с электронным строением органических соединений.
  • Электронная теория в химии дисульфопроизводных антрахинона.
  • Химия тиокола с точки зрения электронной теории.
  • Электронная теория в химии моносульфопроизводных нафталина.
  • Свойства изомерных нитросоединений по воззрениям электронной теории.
  • Изучение природы азота в аминоксидах с точки зрения электронной теории.
  • О перегруппировках зарядов углеродных ионов фенильной группы при образовании ароматических аминоксидов.
  • Электроизомерные орто-толуидины и их производные.
  • Антималярийные вещества с точки зрения электронного строения молекул.
  • Синтез 4-метокси-2-амино-карбазола.
  • Механизм получения нафталина из ?-нитронафталина.
  • Отщепление бромистоводородной кислоты от дибромпроизводных жирного ряда.
  • Получение из фурфурола непредельных углеводородов СnН2n-2— синтез пиперилена.

Много внимания уделял вычислению тепловых эффектов, вносимых отдельными химическими элементами в общий энергетический баланс химических реакций. Беркенгейму удалось доказать, что величины этих тепловых эффектов подчиняются тем же закономерностям, что и другие свойства отдельных элементов, то есть что они являются периодической функцией атомного номера элемента. Тем самым, Беркенгейму принадлежит заслуга распространения менделеевского закона на энергетические свойства элементов.

Участвовал в работе Комитета по химизации, в Комитете по высшему техническому образованию при ЦИК СССР, в Комитете по делам высшей школы при СНК СССР, в ЦБ секции научных работников, где участвовал в выработке тех положений, которые затем проходили в жизнь.

Был женат, имел сына и трёх дочери, одна из которых — Мария Абрамовна Беркенгейм (1911—1944), химик, ассистент кафедры химии 2-го МГУ.

28 октября 1938 года скончался в Москве.

[править] Труды

  • Über Mentho. Inaugural-Dissertation. W. F. Kaestner, 1892.
  • Исследование ментола. СПб: Типография В. Демакова, 1892.
  • Аргентина и её колонии. Статья первая. М.: Типо-литография товарищества И. Н. Кушнерев и К°, 1894.
  • Развитие колонизации и устройство земледельческих колоний в Аргентине. // Русская мысль. — М., 1894. — № 9, 10.
  • Аргентина и её колонии. Статья вторая. М.: Товарищество типографий А. И. Мамонтова, 1895.
  • Жизнь в пампасах Южной Америки (Из поездки в Аргентину). М.: Товарищество типографий А. И. Мамонтова, 1895. — 30 с.
  • Географические условия и природа Аргентинской республики (с картой). М.: Товарищество типографий А. И. Мамонтова, 1895.
  • Современное экономическое положение Сирии и Палестины. М.: Товарищество типографий А. И. Мамонтова, 1897.
  • Переселенческое дело в Сибири (По личным наблюдениям и официальным данным). М.: Типо-литография товарищества И. Н. Кушнерев и К°, 1902.
  • Теоретические основы аналитической химии (Лекции, читанные слушательницам Медицинского факультета Московских высших женских курсов в 1910 г.). М.: Издано слушательницами Т. Фивейской, К. Крюковой и А. Бегичевой, 1910.
  • Основы теоретической химии: Введение в качественный химический анализ (Курс лекций, читанных слушательницам Московских высших женских курсов). М.: Студенческое издательство, 1914.
  • Основы электронной химии органических соединений (Курс лекций, читанных слушательницам Московских высших женских курсов в 1916 г.). М.: Типография товарищества И. Д. Сытина, 1917.
  • Химия и технология синтетических лекарственных средств. М.—Л.: Главная редакция химической литературы, 1935.
  • Практикум по синтетическим лекарственным и душистым веществам. М.—Л.: Госхимиздат, 1942.

[править] Источники

  1. Российская Еврейская Энциклопедия
Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты