Фрума Ефимовна Ростова

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Фрума Ефимовна Ростова

Деятель страны
Frum-aikin-1.jpg


Флаг Секретарь ЧК Унеча и член Унечского ревкома

















Дата рождения 6 февраля 1897 года
Место рождения Российская империя
Дата смерти 1977
Место смерти Москва, СССР










Фрума Ефимовна Ростова-Щорс — революционерка, чекистка, инженер и строитель[1].

Содержание

[править] Ранние годы

Фрума Ефимовна Хайкина родилась 6 февраля 1897 года в Новозыбкове в Черниговской губернии.

Получила домашнее образование, с детства осваивала профессию портнихи, работала в мастерской, как утверждается в анкете:

Родилась 6 февраля 1897 г в г. Новозыбкове Черниговской губернии в семье служащего Хаима Хайкина; еврейка, родной язык русский. Образование домашнее в пределах двух классов средней школы, старший ребенок в семье. Основное занятие – портниха.

[править] Начало революционной работы

После Февральской революции принимала участие в профсоюзном движении, стала членом правления и секретарь союза швейников. Был избрана депутатом в Новозыбковский городской совет, где работала в военной секции. В составе красногвардейского отряда участвовала в разоружении квартировавших в городе царских офицеров.

В мае или августе 1917 года вступил в РСДРП(б).

В начале 1918 года была избрана членом правления и секретарём профсоюза швейников.

[править] В РККА, плен

В феврале 1918 года составе красногвардейского отряда ушла на фронт. Будучи раненой в марте 1918 года попала в плен к полякам, была обменяна на польских офицеров и выслана в Оршу.

В реляции на награждение её орденом Красного Знамени говорится:

В течение 4-х месяцев тов. ХАЙКИНА работает в качестве рядового разведчика в частях. Под Речицей 18 февраля 1918 года тов. ХАЙКИНА была ранена и взята в плен. В плену немцы в начале подводят её под категорию бандитов и приговаривают ХАЙКИНУ к смертной казни, которая и была назначена на 2 часа ночи. К вечеру же сменились части, и через батальонного врача удается перевестись в больницу в категорию военнопленных. Затем, как инвалид-военнопленный ХАЙКИНА обменивается по Брест-Литовскому договору.

Когда немцы заняли Новозыбков, Хайкиной удалось бежать в Брянск, где она была восстановлена в партии и стала работать в ЧК по закордонным делам (в Брянске стала сотрудником отдела закордонных дел ВЧК) и направлена в контрольно-пропускной пункт в Унечу.

[править] На чекистской работе

В Унечу прибыла в апреле-мае 1918 года из Брянска с отрядом китайцев и казахов, которые ранее работали на строительстве железной дороги и после революции оказались не у дел. Задачей было наведение революционного порядка на приграничной станции, то есть «надзор за контрреволюционной агитацией, местной буржуазией, неблагонадёжными контрреволюционными элементами, кулаками, спекулянтами и прочими врагами Советской власти, принятие мер пресечения и предупреждения против врагов» (из Инструкции чрезвычайным комиссиям на местах 1918 года). Казахи и китайцы были, вероятно, членами особого карательного вооружённого отряда, которые создавались при местных ЧК.

Хайкина работала на ст. Унеча начальником контрольно-пропускного пункта (который одновременно является председателем ЧК; Унечская ЧК имела, по-видимому, статус пограничной чрезвычайной комиссии) и подчиняется по закордонным вопросам непосредственно Брянску, где на этих делах сидел Апетер, являвшийся начполитотдела Орловской дивизии. То есть возглавила пограничное подразделение ЧК, как сама в анкете определяла свою должность — «председатель пограничной чека ст. Унеча в 1918 г.».

Должность председателя ЧК Хайкина занимала до того времени, как в Унече в сентябре 1918 года начал формироваться Богунский полк. Затем по документам Хайкина считалась секретарём ЧК, а председателем был Н. Иванов.

Кроме службы в ЧК, Хайкина одновременно являлась членом Унечского ревкома (высшего органа гражданской и военной власти) и была фактически первым лицом на станции и в её ближайших окрестностях.

Хайкина крепко била врагов народа, которые прозвали её «Хайка-чрезвычайка». Так, Аркадий Аверченко в фельетоне «Приятельское письмо Ленину» писал:

…комендант Унечи — знаменитая курсистка товарищ Хайкина сначала хотела меня расстрелять. — За что? — спросил я. — За то, что вы в своих фельетонах так ругали большевиков.

Писательница Тэффи в книге «Воспоминания» пишет:

…-Здесь главное лицо — комиссарша X. Он назвал звучную фамилию, напоминающую собачий лай (Хайкина/Хавкина). X (айкина) — молодая девица, курсистка, не то телеграфистка — не знаю. Она здесь всё. Сумасшедшая — как говорится, ненормальная собака. Зверъ, — выговорил он с ужасом и с твёрдым знаком на конце. — Все её слушаются. Она сама обыскивает, сама судит, сама расстреливает: сидит на крылечке, тут судит, тут и расстреливает. А когда ночью у насыпи [расстреливают], то это уже не она [там работал, как видно, ревком].
И ни в чём не стесняется. Я даже не могу при даме рассказать, я лучше расскажу одному господину Аверченке. Он писатель, так он сумеет как-нибудь в поэтической форме дать понять. Ну, одним словом, скажу, что самый простой красноармеец иногда от крылечка уходит куда-нибудь себе в сторонку. Ну, так вот, эта комиссарша никуда не отходит и никакого стеснения не признаёт. Так это же ужас!

Некий железнодорожник ст. Унеча Ф.Т.Васеко писал:

В то же время [на] Унече появилась с отрядом китайцев некто Хайкина, каковая своими суровыми мерами навела страх не только на спекулянтов и эмигрантов, но и на Богунский полк красногвардейцев (многих из солдат расстреляла). Каковые восстали, желая убить ее и китайцев, но она, бросив бомбу в отряд солдат, бежала.

Р. Перекрестов в книге «Мои Клинцы» пишет:

По воспоминаниям моих близких и знакомых людей старшего поколения, после освобождения Клинцов от немцев и гайдамаков революционный порядок в посаде устанавливала жена Щорса — Фрума Хайкина (Щорс). Это была решительная и смелая женщина. Она разъезжала в седле на лошади, в кожаной куртке и кожаных штанах, с маузером на боку, который при случае пускала в дело. Ее называли в Клинцах «Хая в кожаных штанах».
Под ее началом выявили всех, кто сотрудничал с гайдамаками или сочувствовал им, а также бывших членов Союза Русского Народа, и расстреляли на Ореховке, на поляне за Горсадом. Несколько раз поляна обагрялась кровью врагов народа. Уничтожалась вся семья, не щадили даже подростков.

[править] Щорс

Осенью 1918 года вышла замуж за знаменитого начдива Николая Щорса — командира местных большевистских партизанских отрядов. Сослуживец Щорса Константин Лугинец пишет:

На Унече находилась Чрезвычайная комиссия, которая нам частично помогала через тов. Ростову, в то время ее фамилия была Хайкина и она работала секретарем чрезвычайной комиссии. Тов. Щорс с ней познакомился и часто заходил к ней. Мы поставили перед ним вопрос: «почему ты ходишь туда и меньше стал уделять внимания для укрепления полка?» Он с нами вполне согласился и перестал ходить».

[править] Болезнь

К концу 1918 года была направлена на лечение в туберкулёзный диспансер. Видимо поэтому, в начале осени 1918 года в газетах гетманской Украины появилось сообщение о том, что «Рая Хавкина», глава Унечинской ЧК, поймана и повешена в Новозыбкове немцами. Весть о мнимой гибели пламенной революционерки приободрила белую контру, и в сентябре – октябре 1918 года писатель Владимир Амфитеатров, живший в то время в Харькове, злорадно записал в дневнике:

В газетах сообщение немецкого командования о том, что в Новозыбкове по приговору военно-полевого суда повешена Рая Хавкина, 22-х лет, — за шпионство. Погибла личность примечательная; сожаления, однако, ее смерть не вызывает, так как виселица, несомненно, наилучшая награда ее талантам.
Хавкина занимала пост пограничного комиссара Чрезвычайки в Унече и отличалась 1) свирепостью, 2) честностью: она не присваивала себе ограбленных с проезжающих вещей, но, собрав достаточную их толику, отвезла в Москву и повергла к стопам Ленина (это было незадолго до покушения Каплан). В Москве были так удивлены, что долго не хотели верить: еще бы, нашлась честная чекистка!
Свирепость Хавкиной при допросах лиц подозрительных достигла неимоверных размеров: она, например, делала бритвой надрезы на теле допрашиваемых и поливала эти царапины одеколоном.

Но радость противников красных была напрасной, Хайкина была жива.

С марта 1919 года она снова служила в отряде Щорса.

[править] Дальнейшее участие в Гражданской войне

После гибели Щорса 30 августа 1919 года вместе с десятью курсантами военного училища, своими тремя сёстрами и политработниками сопровождала гроб с телом мужа в Самару, куда прибыла 13 сентября. Здесь же стала членом коллегии Губсобеса.

[править] Карьера

После окончания Гражданской войны получила техническое образование на рабфаке имени М.Н. Покровского при Московском государственном университете и инженерное образование в Московском высшем техническом училище (инженер-электрик).

В период индустриализации принимала участие в стройках объектов системы ГОЭЛРО (Новороссийская, Днепродзержинская, Кузнецкая, Челябинская ГРЭС). Была начальником пусковой группы Главэнерго, руководила реконструкцией и капремонтами электростанций.

В 1935 году опубликовала свои воспоминания о Щорсе в сборнике «Легендарный комдив».

С 10 апреля 1935 года — начальник строительства ТЭЦ-1 в Челябинске, затем руководила строительством Уральского автозавода в Миассе. Была избрана членом Челябинского горкома ВКП(б).

В 19361939 годах — консультант съемочной группы фильма «Щорс».

Перед войной возглавляла строительство Дворца Советов в Москве, работала на 1-м и 39-м авиазаводах.

С началом Великой Отечественной войны была направлена в Куйбышев, работала начальником монтажных работ на объектах особостроительного треста.

После окончания войны работала в Народном комиссариате просвещения.

[править] Последние годы

Её дочь от Щорса — Валентина (19202005), родившаяся уже после гибели легендарного начдива, вышла замуж за физика Исаака Халатникова.

Фрума Ростова скончалась в 1977 году в Москве.

[править] Источники

  1. Википедия
Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты