Аврахам бен Шмуэль Абулафия

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Авраам Абулафия

אברהם בן שמואל אבולעפיה
Abraham abulafia.jpg
Дата рождения 1240
Место рождения Сарагоса, Арагон
Дата смерти после 1291
Место смерти Комино, Мальта, Византийская империя




Научная сфера философия




Известен как каббалист




Меир Галеви Абулафия (Авраам бен-Самуил Абулафия, Abraham ben Samuel Abulafia‎) — каббалист и мистик 13 века[1].

[править] Биография

Родился в 1240 году в Сарагосе.

В раннем детстве был увезён родителями в близлежащую Туделу в Наварре, и там под руководством отца изучал Библию «с комментариями и грамматикой», а также «кое-что из Мишны и Талмуда» (выражения сохранившейся автобиографической заметки).

Когда Абулафии минуло 18 лет, умер его отец, и для юноши началась скитальческая жизнь.

Спустя 2 года Абулафия пустился в далёкий путь в Эрец-Исраэль, охваченный желанием увидеть легендарную реку Самбатион и живущие за ней Десять колен Израильских. Абулафия доехал только до гавани Акко и должен был вернуться из-за «войны между Исавом и Исмаилом», то есть вследствие опустошения Эрец-Исраэль крестоносцами и монголами.

Абулафия отправился в Италию и поселился в Капуе, где сблизился с известным врачом-философом Гиллелем из Вероны. Под его руководством Абулафия изучил философию Маймонида. Несколько лет Абулафия увлекался идеями «Путеводителя блуждающих»; однако рационалистическое мышление было чуждо этой восторженной, мечтательной натуре, и аристотелевская философия послужила ему только мостом для перехода к Каббале.

В 31 год Абулафия возвратился в Испанию и, поселившись в Барселоне, углубился в изучение древнейшего кодекса Каббалы, «Книги Творения» («Сефер Иецира»), и ее многочисленных комментариев. «Тогда, — говорит он, — снизошёл на меня дух Божий… и я узрел дивные видения». Под влиянием «Книги Творения» и в особенности комментария к ней германского мистика Элиезера из Вормса в его уме сложилась система «каббалы чисел и словосочетаний». По этой системе буквы еврейского алфавита являются символами космических творческих сил: путем разнообразных числовых сочетаний и перестановок можно извлечь из букв известные истины и даже производить ими чудесные действия; если при этом вести строго отшельническую и созерцательную жизнь, то можно достигнуть дара ясновидения или пророчества. Глубокие религиозные натуры должны стремиться к такому созерцательно-мистическому идеалу, ибо тогда только они постигнут природу Божества, высшие проблемы жизни, тайны Торы и скрытый смысл заповедей и внешних обрядов.

Свои идеи Абулафия развивал в тесном кругу учеников, из которых впоследствии прославился Иосиф Джикатилла. С целью пропаганды Абулафия вновь отправился в Италию; в Орбино (или в греческом городе Патрасе) Абулафия написал свою первую «пророческую» книгу «Сефер га-Яшар» (1279), где выставляет себя глашатаем божественных откровений и маскирует своё имя под псевдонимами «Разиель» и «Захария», которые по числовому составу своих букв равняются действительному имени автора, «Авраам».

В 1280 году Абулафия поселяется в Риме, охваченный фантастической идеей — склонить к иудейско-каббалистической вере римского папу Николая III (другие относят это к 1281 году и к папе Мартину IV, но первая версия более соответствует источникам). Узнав об этом, папа, находившийся тогда в Суриано, приказал привезти туда дерзкого мистика и сжечь его на костре; но Абулафия «чудесным образом» прошёл инкогнито через Суриано ввиду приготовленного для него костра и возвратился в Рим. Тут его выследили и арестовали; Абулафия просидел в тюрьме миноритов 4 недели и затем был отпущен. Предполагают, что Абулафия уверил судей-инквизиторов в близости своего каббалистического учения к христианской догме Троицы. Действительно, в сочинениях Абулафия заметно двусмысленное отношение к вопросу о божественных эманациях, или «сефирах», в Каббале. То Абулафия осуждает теорию десяти сефир Каббалы с антихристианской точки зрения, говоря: «Наши сефиристы хотели установить абсолютное единство Бога против (христианской) веры в Троицу, а сами дали нам Бога в десяти лицах»; то намекает на возможность замены десяти сефир тремя и говорит, что «имя Божие указывает на одну сущность в троичной форме, но троичность эта едина». Возможно, что последняя формула пущена в ход с целью воздействия на христианских теологов.

Из Рима Абулафия перенёс свою мистико-мессианскую пропаганду в Сицилию. В Палермо агитация Абулафии такнапугала раввинов и представителей еврейской общины, что они обратились к главному испанскому раввину Соломону бен-Адрету в Барселоне за сведениями о личности и учении странного каббалиста. От Адрета получился самый суровый отзыв: Абулафия далёк от истинной Каббалы и только дурачит людей, выдавая себя за Машиаха; надо предупредить опасные последствия его пропаганды. На это резкое послание высшего иерарха Абулафия ответил посланием к другу, где доказывает свою компетентность и в «Каббале десяти сефир», и в превосходящей ее «Каббале познания имен»; он считает отзыв Адрета основанным на вздорных слухах. Это однако не могло спасти репутацию странствующего мистика — и гонения на Абулафию со стороны раввинов приняли угрожающие размеры.

Ожесточенный травлей, Абулафия дал волю своему давнишнему предубеждению против книжников-талмудистов: он считает их низшей породой верующих, относящихся к истинным каббалистам, как учёный гой к ученому еврею; он иронизирует насчёт тех, которые осуждают каббалистические вычисления, ибо предпочитают вычислять свои запасы серебра и золота. Такие резкие отзывы о раввинизме рассеяны в двух каббалистических сочинениях, написанных Абулафии в то время (12851291): «Сефер га-От» («Книга о букве») и «Имре шефер» («Красивые слова»). Первую из этих книг Абулафия написал на островке Комино, близ Мальты, куда он удалился вследствие козней своих врагов.

Абулафия с большой уверенностью предрекал наступление мессианской эры в 5050 году по еврейскому календарю (1290 год по григорианскому календарю). Многие поверили этому и собирались переселиться в Эрец-Исраэль.

В истории мистицизма Абулафия занимает совершенно особое место. В век господства умозрительной, или «теоретической», Каббалы, он явился провозвестником той «практической Каббалы», связанной с чудотворством и мессианизмом, которая процвела гораздо позже, в 16—17 веках. Он — предшественник Каббалы Ари и Бештовского хасидизма, но ему недоставало простоты и ясности последнего. Его сочинения изобилуют туманными выражениями. Писал Абулафия много; сам он насчитывает 26 своих сочинений. Из них известны лишь следующие: 1) «Sepher ha-Oth» в Graetz-Jubelschrift; 2) «Imre Schefer»; 3) «Scheba Netiboth ha-Thorah» («О семи методах толкования Торы»; напоминает теорию христианского мистика того же века Бонавентуры «о семи ступенях созерцания») — в Philosophie und Kabbala; 4) «We-zoth l’Jehudah» — ответ Соломону бен-Адрету, у Иеллинека, в Auswahl kabbalistischer Mystik; 5) часть автобиографии Абулафия в «Beth ha-Midrasch»; 6) ряд фрагментов в «Orient».

Остается ещё открытым важный вопрос, возбужденный Ландауэром в «Orient» (1845): о влиянии Абулафии и его сочинений на состав книги Зогар, появившейся в конце 13 века. Господствующая гипотеза (Генрих Грец и др.) о принадлежности Зогара Моисею де Леону заслонила этот вопрос; однако более тщательная критика манускриптов Абулафии и сопоставление их с текстом Зогара должна разрешить эту научную загадку и пролить свет на эволюцию Каббалы.

Умер в 1291 году.

[править] См. также

[править] Источники

  1. Абулафия, Тодрос бен-Иосиф // Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона. — СПб., 1908—1913.
Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты