Анатолий Владимирович Коструба

Материал из Циклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Коструба Анатолий Владимирович (укр. Коструба Анатолій Володимирович; род. 07 ноября 1978, Симферополь, Крымская область, Украинская ССР) — украинский учёный-правовед, специалист в области гражданского права. Доктор юридических наук (2015), профессор (2019).

Профессор (2015 — наст. время) кафедры гражданского права Прикарпатского национального университета имени Василия Стефаника.

Биография[править]

Родился в 1978 г. в городе Симферополь в семье служащих. Получил образование в средней школе №9 (г. Симферополь).

В 1995 г. поступил на обучение на юридический факультет Симферопольского государственного университета имени М. В. Фрунзе (Таврический национальный университет имени В. И. Вернадского).

После окончания Таврического национального университета имени В. И. Вернадского (2000) проходил обучение в аспирантуре Национальной юридической академии имени Ярослава Мудрого (г. Харьков). Кандидат юридических наук (2004).

С 2003 г. по 2014 г. - асистент, старший преподаватель, доцент кафедры гражданского и трудового права Таврического национального университета имени В. И. Вернадского (г. Симферополь). Доцент (2009)

C 2014 г. по 2019 г. года старший научный сотрудник Научно-исследовательского институту частного права и предпринимательства имени академика Ф. Г. Бурчака Национальной академии правовых наук Украины (г. Киев). Доктор юридических наук (2015).

С 2015 г. профессор кафедры гражданского права Прикарпатского национального университета имени Василия Стефаника (г. Ивано-Франковск). Профессор (2019).

Обеспечивает преподавание в университете учебных дисциплин "Гражданское право Украины" для студентов 2 - 3 курсов, «Личные неимущественные права» для магистрантов 1-го курса специализации "Частное право", "Актуальные проблемы права интеллектуальной собственности" для соискателей уровня высшего образования "Доктора философии" (PhD).

Женат. Двое детей.

Научная деятельность[править]

Теория коносамента - ценной бумаги

Тема кандидатской диссертации «Коносамент как ценная бумага»[1]. Диссертация защищена в 2004 г. в специализированном ученом совете Национальной юридической академии Украины имени Ярослава Мудрого (г. Харьков) под руководством доктора юридических наук, профессора В. Л. Яроцкого.

Значение работы ученого состоит в том, что им впервые рассматривается коносамент в качестве ценной бумаги. В диссертации дается его правовая характеристика в цивилистической доктрине, выводится научно обоснованное понятие, пересмотрен перечень его реквизитов, с учетом его значения как ценной бумаги, предложена классификация видов коносамента. Особое внимание уделяется исследованию правового значения вносимых в его текст оговорок.

Коструба А. В. является основоположником теории коносамента как ценной бумаги в противовес господствовавшей в период СССР теории договора.

Существенное внимание ученым уделено рассмотрению проблемы гражданско-правового регулирования отношений, связанных с оборотом коносамента. Детально рассмотрены вопросы его механизма выпуска, размещения и погашения коносамента как ценной бумаги, определено его функциональное назначение в гражданском обороте.

Теория правопрекращающих юридических фактов

Тема докторской диссертации «Юридические факты в механизме прекращения гражданских имущественных отношений»[2]. Диссертация защищена в 2015 г. в специализированном ученом совете Научно-исследовательского института частного права и предпринимательства имени академика Ф. Г. Бурчака Национальной академии правовых наук Украины (г. Киев). Научное консультирование подготовки диссертационного исследования осуществлялось доктором юридических наук, профессором Н. С. Кузнецовой.

Научные исследования ученого посвящены разрешению проблемы определения механизма правопрекращения гражданских имущественных отношений, установлению его элементов, значения каждого из них в процессе прекращения субъективных гражданских прав и юридических обязанностей либо гражданских правоотношений в целом, а также установлению особенностей действия правопрекращающих юридических фактов в нем.

Научное значение проводимых исследований состоит в том, что ученым впервые определено понятие правопрекращающих юридических фактов как результата конкретных обстоятельств действительности (фактического и юридического), с правовой моделью которых связано наступление последствий в виде прекращения субъективных гражданских прав, юридических обязанностей, а также гражданских правоотношений в целом.

Разграничение юридической и фактической стороны юридического факта, а также его последствий в механизме правопрекращения гражданских имущественных отношений демонстрирует влияние права на общественные отношения и определяет взаимодействие правовой (идеальной) и фактической (материальной) составных в правовом регулировании общественных отношений.

Коструба А. В, впервые также сформулированы общие и специальные признаки правопрекращающих юридических фактов.

Общими признаками правопрекращающих юридических фактов являются конкретность, объективированность, индивидуальность, пространственная и темпоральная определенность, нормативная формализованность, информативность и консеквентность.

К специальным относятся: прекращающий характер, регрессивность информации, комбинированность юридических последствий.

Обосновано, что правопрекращающие юридические факты могут рассматриваться как относительные, в зависимости от явлений, которые они прекращают. Как правило, юридические факты рассматриваются в аспекте прекращения прав и правоотношений, но они также могут прекращать и юридические обязанности. В случаях, когда юридические факты прекращают отдельные правомочия субъективных гражданских прав участников правоотношений, касательно указанных правомочий они выступают как правопрекращающие, но по отношению к иным правомочиям в составе субъективных гражданских прав, субъективным гражданским правам в целом, гражданским обязанностям или правоотношениям, они могут быть как правоизменяющие, так и правоустанавливающие, в зависимости от правовых последствий, к которым они приводят.

Иследования ученого в данной области является развитием теории юридических фактов Красавчикова.О. А. (1958), специфицируя роль и значение отдельных видов юридических фактов в механизме правового регулирования гражданских имущественных отношений.

Коструба А. В. существенно развил взгляды Алексеева С. С. на механизм правового регулирования общественных отношений (1966). Заслуга ученого состоит в рассмотрении отдельного вида такого механизма - механизма правопрекращения гражданских имущественных отношений как унормированного порядка прекращения субъективных гражданских прав (отдельных правомочностей), юридических обязанностей либо гражданских правоотношений в целом, в основе которых правопрекращающие юридические факты.

В развитии учения С. С. Алексеева о механизме правового регулирования Коструба А. В. корректирует его устоявщуюся структуру правовых средств регулирования обношений. По меннию ученого, нормативный регулятор является не единственным средством влияния на оценку субъектом возможности собственных действий в социальной среде. Данное находит свое четкое выражение в сфере отношений, лишенных государственного императивного принуждения.  В сфере частного права юридическое оформление социальных связей между лицами имеет ограниченные рамки нормативного регулирования. Преобладающим, в таком случае, выступает каузально-правовое регулирование.

Указанное не может не оказать влияние на специфику формирования механизма правового регулирования гражданских отношений. То есть, гражданское правовое регулирование общественных отношений достигается посредством других регуляторов, которые имеют общую с нормой права природу, но при субъектной ограниченности своей обязательности.

Приведенное позволяет утверждать, что наряду с правовой нормой правовым средством обеспечения действия механизма правового регулирования общественных отношений выступают alter-нормативные регуляторы (договор, обычай).

Но, приведенными формами регламентационного воздействия на общественные отношения их правовая регламентация не исчерпываются. Наряду с нормативными и alter-нормативными регуляторами следует выделить наднормативные (принципы права) и quasi-нормативные (судебные акты)[3].

Сущность quasi-нормативного регулятора заключается в подмене собой нормативного, предоставлением ему качества правовой нормы. При этом, в отличие от alter-нормативных, природа quasi-нормативного регулятора характеризуется отсутствием встречного волеизъявления сторон по его содержанию и сферы внедрения. Использование quasi-нормативного регулятора как правового средства регламентации правовых отношений является результатом дефекта в нормативном регулировании общественных отношений. В юридическом факте отсутствует его нормативная основа, препятствует возникновению правоотношений между их участниками.

Конвалидация дефекта модели нормативного регулятора реализуется путем формирования правовой иллюзии необходимой нормы. Ее иллюзорность проявляется в специфике ее создания, характера обязательности. При отсутствии реальной, такая норма формируется судом в судебном акте, действие которого распространяется на определенный круг лиц. Таким образом, посредством quasi-нормативного регулятора происходит достройка права.

Так как правовой нормой не исчерпывается регламентационное влияние на общественные отношения, соответствующий элемент механизма правового регулирования требует своего структурного корректирования. Коструба А. В. дает обоснование, что терминологически, элементом механизма правового регулирования общественных отношений выступает не правовая норма, а определенная совокупность тождественных правовой норме юридических конструкций – правовой регулятор, включающий, как было указано, нормативный регулятор, наднормативный регулятор, alter-нормативный регулятор, quasi-нормативный регулятор[3].

Правопрекращающие юридические факты в механизме прекращения гражданских имущественных отношений, по мнению ученого, определяют его динамику. Будучи цепью юридических фактов с прямой и непрямой причинно-следственной связью, каждый из них является следствием одного юридического факта и одновременно основанием наступления иного.

Ученым доведено, что механизм правопрекращения является неотъемлемой частью этапа правопрекращения в стадии правореализации, в которой, с помощью правопрекращающих юридических фактов, обеспечивается регулятивное воздействие права на общественные отношения. Такими правопрекращающими юридическими фактами в вещном и обязательственном праве являются: отчуждение вещи, надлежащее исполнение обязательств, приватизация имущества, отказ от права собственности, прощение долга, зачет встречных однородных требований, объединение должника и кредитора в одном лице, прекращение обязательств по договоренности сторон, истечение срока, передача отступного и др.

В стадии правопрекращения, с помощью соответствующих правопрекращающих юридических фактов имеет место компенсационное действие механизма правопрекращения гражданских имущественных отношений (уничтожение имущества, обращение взыскания на имущество, конфискация, выкуп памятников истории и культуры, выкуп земельных участков по причине общественной необходимости, реквизиция, национализация, прекращение права собственности на имущество, которое по закону не может принадлежать лицу, невозможность исполнения обязательств, новация, прекращение обязательства по требованию стороны, смерть физического лица, ликвидация юридического лица и др.).

Проведен научный анализ оснований и порядка прекращения вещных правоотношений, а также оснований прекращения гражданско-правовых обязательств в контексте их функционального назначения в механизме правопрекращения гражданских имущественных отношений.

Теория юридического лица

К числу достижений ученого можно отнести также разработку интегративной теории юридического лица, основанной на критике теории фикции Ф. К. Савиньи (1876)[4].

Общеизвестно, что юридическое лицо в частном праве это фикция физического лица как субъекта права, которая создается путем искусственной концентрации прав и обязанностей, с целью удовлетворения интереса ее основателя. Приведенные положения нашли своего закрепления в теории фикции Ф. К. Савиньи.

В основу конструкции юридического лица заложена концепция ограниченной гражданско-правовой ответственности ее участника за результаты хозяйственной деятельности последней. Это теоретическое положение нашло своего закрепления в нормах действующего законодательства как Украины так многих европейских стран, в том числе в Российской Федерации, Республики Беларусь.

Однако, сегодня мы наблюдаем потребность в положительной деформации этого концепта. Благодаря категориям самостоятельной юридической ответственности и автономности участия в гражданском обороте юридическое лицо становится средством достижения неправомерных целей.

Правосубъектность юридического лица корпорации воплощена в деятельности органов его управления. Однако, в процессе взаимодействия его органов управления с другими лицами по поводу обеспечения деятельности юридического лица возможны ситуации, когда участники такого взаимодействия преследуют разновекторные или взаимоисключающие цели.

Абсолютная правосубъектная автономность юридического лица от человека объективно приводит к злоупотреблениям, поскольку обусловленность правовых последствий деятельности юридического лица от субъективных действий физического лица, находящегося за ее «вуалью» бесспорна.

Компенсаторностью такой автономности выступает расширение границ юридической ответственности физических лиц за результаты деятельности юридического лица, а также фрагментарное сужение автономии ее участия в гражданском обороте, в частности, в части защиты своих субъективных гражданских прав.

В таком случае, по утверждению ученого, следует говорить о возможности предъявления имущественных требований в пользу юридического лица. В процессуальной доктрине англосаксонской правовой системы такая конструкция получила наименование косвенного иска.

Злоупотребления органов управления юридическим лицом приводят к необходимости урегулирования вопросов их ответственности.

С другой стороны, управление юридическим лицом дает возможность его участнику влиять на формирование воли корпорации. Злоупотребление таким участником своим правом, используя автономию гражданско-правовой ответственности и имущественной обособленности юридического лица, налагает на него ответственность по ее обязательствам. В государствах правовой системы Common law такой феномен получил значительное распространение и раскрыт в доктрине «снятия корпоративной вуали».

В приведенных условиях следует признать утрату «чистоты» Personificationstheorie Ф. К. Савиньи. Фикция юридического лица приобретает признаки реалистичности, которые интерполируются из-за интереса лица к ней, а также интереса к лицу, находящегося за такой фикцией.

Активное поведение третьих лиц относительно деятельности юридического лица в гражданском обороте, возможность отождествления их правового интереса с интересом юридического лица, с одновременным отделением воли юридического лица от воли лиц, влияющих на него является свидетельством реальности существования юридического лица.

Коструба А. В. обосновывает позицию, что сегодня конструкция юридического лица раскрывается не только в контексте теории фикции Ф. Г. Савиньи, но и интегрирует в себе основные положения теории интереса Р. Иерингу, который считал, что права и обязанности юридического лица в действительности принадлежат тем реальным физическим лицам, которые фактически используют общее имущество и получают от него выгоду.

Итак, определяя современный взгляд на природу юридического лица ученым синтезированы положения теории фикции Ф. К. Савиньи и положения о сущности человеческого субстрата в деятельности юридического лица, которые развернуты в теории интереса Р. Иерингу и получен качественно новый теоретический подход, раскрывающий природу юридического лица[4].

В настоящее время, в рамках разработанной им "Интегративной теории юридического лица" занимается изучением проблем корпоративного управления.

Профессиональная деятельность[править]

Трудовую деятельность начал в 1998 году в должности юриста акционерного общества (г. Симферополь).

Работал юрисконсультом аппарата исполкома Железнодорожного районного совета г. Симферополя (2003-2005).

В 2002 г. избран депутатом Железнодорожного районного совета г. Симферополя 24 созыва. Возглавлял постоянную комиссию мандатную, по вопросам депутатской деятельности и этики, законности и правопорядку.

С 2005 года занимается частной юридической практикой. Адвокат (2007). Является членом Национальной ассоциации адвокатов Украины. Входит в состав Комитета по вопросам инвестиционной деятельности и приватизации, который действует в структуре НААУ.

С 2005 г. по 2014 г. возглавлял юридическую фирму «Primus inter pares» (г. Симферополь).

С 2015 г. профессор кафедры гражданского права Прикарпатского национального университета имени Василия Стефаника (г. Ивано-Франковск).

Партнер адвокатского агентства "Gestors" (2015-2017). Руководил отделом управления планирования и координации правовых исследований в Украине аппарата президиума Национальной академии правовых наук Украины (2016-2019).

С 2019 г. является членом Отраслевого экспертного совета Национального агентства по обеспечению качества высшего образования (протокол №9 от 29 августа 2019).

В течение двух лет входил в состав Научно-консультативного совета при Верховном Суде (Постановление Пленума Верховного Суда от 30 марта 2018 № 3). Отмечен благодарностью Председателя Верховного Суда (приказ от 19 июня 2019 №1662-К)[5].

В настоящее время является членом Научно-консультативного совета Конституционного суда Украины (Постановление Конституционного Суда Украины от 9 апреля 2019 № 12-п/2019)[6].

Коструба А. В. заместитель председателя диссертационного совета Д 20.051.14 с правом принятия к рассмотрению и проведения защиты диссертаций на соискание ученой степени кандидата юридических наук по специальности 12.00.03 в Прикарпатском национальном университете имени Василия Стефаника», а также является членом диссертационного совета Д 64.086.02 с правом принятия к рассмотрению и проведения защиты диссертаций на соискание ученой степени доктора (кандидата) юридических наук по специальности 12.00.01, 12.00.03, 12.00.12 в Национальном юридическом университете имени Ярослава Мудрого.

Входит в состав секции 18 «Право» Научного Совета Министерства образования и науки Украины. (Приказ Министерства образования и науки Украины от 20 июня 2019 №859 «Об утверждении состава Научного совета Министерства образования и науки Украины, перечня и персонального состава секций по профессиональным направлениям»).

Входит в состав редакционного совета ряда международных периодических профессиональных изданий, в том числе, индексируемых в международной наукометрической базе Scopus: 1. Open Journal of Social Sciences (ISSN Print: 2327-5952 ISSN Online: 2327-5960) Chine; 2. Journal of Legal, Ethical and Regulatory Issues (Print ISSN: 1544-0036; Online ISSN: 1544-0044) United Kingdom; 3. Sumerianz Journal of Social Science (Online ISSN: 2616-8693 Print ISSN: 2617-1716) Pakistan; 4. Advances in Politics and Economics (ISSN 2576-1382 (Print)  ISSN 2576-1390 (Online) USA.

Является членом редакционного совета национальных специализованных изданий в сфере частного права: 1. Підприємництво, господарство і право (ISSN: Print 2663-5313, Online 2663-5321.) Ukraine; 2. Актуальні проблеми вдосконалення чинного законодавства України (ISSN (publish): 2709-4677); 3. Приватне право і підприємництво (---); 4. Слово Національної школи суддів України (ISSN: 2707-6849); 5. Альманах права (ISSN 2524-017X); 6. Corporate Law & Governance Review (ISSN 2707-1111 (print) ISSN 2664-1542 (online) Ukraine.

Основные публикации[править]

Автор более 220 научных публикаций, 25 из которых опубликованы в периодических изданиях, включенных в международные наукометрические базы Scopus (Scopus Author ID 57197823711) и Web of Science (Web of Science ResearcherID N-1070-2017).

  1. Коструба А. В. Правова природа коносамента: постановка проблеми / А. В. Коструба // Сучасні проблеми юридичної науки і правозастосовчої діяльності: Тези наук. доп. та повідомлень учасн. наук. конф. мол. учених (м. Харків, 20-21 грудня 2001 р.). - Х. : Нац. юрид. акад. України ім. Я. Мудрого / відп. ред. М. І. Панов; ред. и предисл. М. І. Панов [та ін.] , 2002. - С. 56-58 . - + Полнотекст. док;
  2. Коструба А.В. Виникнення та розвиток коносамента як товаророзпорядчого цінного паперу // Вісник Академії правових наук. – 2002. - №2 (29). – С. 196-204;
  3. Коструба А.В. Особливості цивільно-правового регулювання відносин, повя’занних з обігом коносамента // Підприємництво, господарство і право. – 2002. - №9. – С.55-58;
  4. Коструба А. В. Реквізити коносаменту та їх правове значення // Підприємництво, господарство і право. – 2003. - №1. – с. 51- 54;
  5. Коструба А.В. Юридична сутність коносамента // Підприємництво, господарство і право. – 2003. - №2. – С. 30-33;
  6. Коструба А.В. Функціональне значення коносамента // Підприємництво, господарство і право. – 2003. - №5. – С. 46 - 49;
  7. Коструба А. В. Поняття юридичних фактів та їх ознаки в цивільному праві України // Часопис Київського університету права. – 2011. – № 1. – С. 168–171;
  8. Коструба А. В. Нормотворчі засоби встановлення правоприпиняючих юридичних фактів у цивільному праві // Держава і право. – 2011. – № 53. – С. 324–330;
  9. Коструба А. В. Виконання зобов’язання як правоприпиняючий юридичний факт у зобов’язальній сфері // Підприємництво, господарство і право. – 2012. – № 2. – С. 91–95;
  10. Коструба А. В. Окреме провадження як форма встановлення правоприпиняючих юридичних фактів у цивільних правовідносинах // Часопис цивільного і кримінального судочинства. – 2013. – № 1(10). – С. 134–142;
  11. Коструба А. В. Юридичні факти в механізмі правоприпинення цивільних правовідносин: моногр. / А. В. Коструба. – К. : Ін Юре, 2014. – 376 с;
  12. Коструба А. В. Правова природа судового рішення в контексті теорії правоприпинення // Вісник господарського судочинства України. – 2014. – № 1. – С. 158–163;
  13. Коструба А. В. Возникновение прав и обязанностей на объекты гражданского оборота // Харьковская цивилистическая школа: объекты гражданских прав: монография (параграф 4 глава 2 раздел 2) / И. В. Спасибо-Фатеева, В. И. Крат, О. П. Печеный и др.: под общ. ред. И. В.  Спасибо-Фатеевой. – Харьков: Право, 2015. – с. 165- 175;
  14. Коструба А. В. Товарораспорядительный ценные бумаги // Харьковская цивилистическая школа: объекты гражданских прав: монография (параграф 7 глава 2 раздел 3) / И. В. Спасибо-Фатеева, В. И. Крат, О. П. Печеный и др.: под общ. ред. И. В.  Спасибо-Фатеевой. – Харьков: Право, 2015. – с. 377-392;
  15. Коструба А. В. Основание возникновения наследственных правоотношений и условия реализации наследственных прав // Харьковская цивилистическая школа: грани наследственного права (параграф 2 глава 3) / И. В. Спасибо-Фатеева, В. И. Крат, О. П. Печеный и др.: под общ. ред. И. В.  Спасибо-Фатеевой. – Харьков: Право, 2016. – с. 199- 206;
  16. Коструба А. В. Теоретичні аспекти припинення договірних зобов’язань // Договірне регулювання приватноправових відносин в умовах євроінтеграційних процесів в Україні. Монографія / За заг. ред. академіка НАПрН України О. Д. Крупчана; наук. Ред. А. Б. Гриняк. – К., 2017. – 111-130. (334 с.);
  17. Коструба А. В. Французька правова традиція апеляційності актів третейського судочинства в контексті реформування процесуального законодавства України // Принципи і тенденції застосування приватного права ЄС і пострадянських країн. Матеріали VII Міжнародного цивілістичного форуму, Київ, 11-12 травня 2017 року. –К.: ТОВ «Білоцерківдрук», 2018. С. 213-218;
  18. Коструба А. В. Ответственность за нарушение договорных обязательств: проблемные вопросы правоприменения в контексте дуализма правового регулирования коммерческого оборота // Правовое регулирование предпринимательской деятельности в постсоветский период: Сб. научн. Ст. / под общ. Ред. Н. С. Кузнецовой и М К Сулейменова. – Харьков: Право, 2018. – 864с.: ил. - с. 321-331;
  19. Коструба А. В., Пленюк М. Д. Юридичні факти в доктрині приватного права України: монографія. Київ: НДІ приватного права і підприємництва імені академіка Ф. Г. Бурчака НАПрН України, 2018. 281 с;
  20. Коструба А. В. Теоретичне розуміння системи правових форм захисту корпоративних відносин // Вісник Національної академії правових наук України // То №25. - №1. - 2018. - с.97-120;
  21. Kostruba A. V. Corporate governance: the main issues // EVOLUTION OF PRIVATE LAW – NEW CHALLENGES.  edited by Piotr Pinior, Wojciech Wyrzykowski, Mateusz Żaba Katowice 2020. 220 р;
  22. Коструба А. В. Теория юридического лица: интегративный подход / А. В. Коструба // Проблемы гражданского права и процесса: сб. науч. ст. Вып. 5 / ГрГУ им. Я. Купалы ; редкол.: И. Э. Мартыненко (гл. ред.) [и др.]. – Гродно: ГрГУ, 2020. – С. 79-87;
  23. Kostruba A. V. The reform of the judicial system in Ukraine in 2014–2019: major achievements // Юридичний науковий електронний журнал. №3. 2020.(http://lsej.org.ua/3_2020/27.pdf);
  24. Kostruba A. V. Pedagogical model of the formation of professional competences of lawyers: Ukrainian reality // Часопис Київського університету права №2. С. 31-36;
  25. Kostruba A. Liability of corporate officials in the field of corporate governance: modern tendencies // Часопис Київського університету права. №3. 2020. С.136-141.

Источники[править]

  1. Anatoliy Kostruba Коносамент як цінний папір (англ.) // Автореферат дисертації на здобуття наукового ступення кандидата юридичних наук.
  2. Anatoliy Kostruba Legal Facts in the Mechanism of Legal Relations (Юридические факты в механизме правопрекращения гражданских отношений) (англ.). — Rochester, NY: Social Science Research Network, 2014-06-06. — № ID 3613512.
  3. 3,0 3,1 Anatoliy Kostruba Components of the Normative Element in the Mechanism of Legal Regulation of Civil Relations (Складові нормативного елементу в механізмі правового регулювання цивільних відносин) (англ.). — Rochester, NY: Social Science Research Network, 2020-08-11. — № ID 3703926.
  4. 4,0 4,1 Anatoliy Kostruba ТЕОРИЯ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА: ИНТЕГРАТИВНЫЙ ПОДХОД (Legal Person Theory: An Integrative Approach) (англ.). — Rochester, NY: Social Science Research Network, 2020-12-19. — № ID 3769338.
  5. Голова ВС Валентина Данішевська привітала членів Науково-консультативної ради з Днем Конституції України. Проверено 2 июня 2021.
  6. Склад Науково-консультативної ради Конституційного Суду України | Конституційний Суд України. Проверено 2 июня 2021.