Мария Сергеевна Сорокина

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Сорокина Мария Сергеевна. Фото Фабисовича Б. Д.

Мария Сергеевна Сорокина (24 февраля (9 марта) 1911 года, Москва, Российская империя — 21 декабря 1948, Москва, СССР) — советская артистка балета московского музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко.

Заслуженная артистка РСФСР (1940 г.).

Лауреат Сталинской премии второй степени (1946 г.)[1]

Родилась в рабочей семье. Десятилетней девочкой она по конкурсу была принята в Хореографическое училище Большого театра, где проучилась три года. В четырнадцать лет в 1925 г. поступила на хореографическое отделение Техникума имени А. В. Луначарского, где классический танец вел артист Большого театра Асаф Мессерер[2].

В 1929—1932 годах работала в Московском драматическом балете под руководством Н. С. Греминой. С 1932 года — в труппе «Московский Художественный балет» под руководством Викторины Кригер. В 1939 году труппа В. Кригер вошла в состав театра Немировича-Данченко[3], а потом — в Театр имени К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко]])[1][4].

Мария Сорокина с юного возраста обращала на себя внимание не только высокой техникой, но и огромным даром трагической актрисы — в ней чувствовался внутренний надлом, необходмый для создания театральных драматических образов[2]. Еще в первых ее работах в в Московском драматическом балете под руководством Н. С. Греминой ее артистические способности привлекли внимание балетмейстера Николая Холфина, который через несколько лет стал главным балетмейстером Театра им. Станиславского и Немировича-Данченко, и именно в его постановках начал раскрываться талант Марии Сорокиной.

К сожалению, в эти годы балет театра им. Станиславского и Немировича-Данченко находился не на столь престижном месте, как балет московского Большого театра, где были сосредоточены все государственные интересы. Традиции московского балета, наработанные еще Московской императорской труппой, в Большом театре более не существовали — московских танцовщиков и хореографов по личному решению Сталина в 1930-х годах в несколько этапов заменяли на артистов Ленинградского балета, несущего в себе школу Петербугской императорской труппы. Остатки традиций и наработок московского балета (то есть, превалирование над классическом танцем характерного балета — народного танца, драматического танца и т. д.) еще хоть как-то сохранялись в труппе театра им. Станиславского и Немировича-Данченко. Впрочем, и это не совсем точно: эстетика балета стремительно менялась новыми формами: сложные прыжки, поддержки, усовершенствованные движения, которых не знал прежний балет.

Балетное амплуа Марии Сорокиной продолжило традиции Московской школы — она была «танцующей актрисой»[5], балериной характерного танца, создавшей много разнохарактерных образов, диапазон которых необычайно широк: от острокомедийных до лирических и высокотрагедийных ролей. И каждая из этих ролей — будь то центральная партия балета или концертная миниатюра — была отмечена ее ярким артистическим талантом и неповторимой индивидуальностью[2].

В Марии Сорокиной талант драматической актрисы сосуществовал с высокой виртуозной техникой балетного искусства[1]; именно драматический балет оказался ее основной стезей[4][6]. Она стала примой театра[2], исполняя главные партии во многих постановках Холфина. Да и потом, когда Н. Холфина на посту главного балетмейстера театра сменил В.Бурмейстер, она продолжила выступать в том же амплуа[2][7]. А в жизни, за кулисами, она была человеком совсем другим, мало ассоциируясь с создаваемым на сцене образами: веселой, смешливой, любила принимать участие в капустниках с пародиями на партнеров[2]. Впрочем, ее пародии никогда не были дерзкими, она была добра к людям.

Мария Сорокина — Лола. «Лола» — балет Владимира Бурмейстера на музыку Сергея Василенко (1943)

Вершиной творчества Марии Сорокиной стал образ юной свободолюбивой испанки Лолы в балете «Лола» в постановке балетмейстера Владимира Бурмейстера, созданном во время Великой Отечественной войны в 1943 году[4][7][8] и премьера которого прошла весной 1943 года. Эта партия была сложна тем, что ее надо было не только танцевать, но и сыграть. Сюжет балета представлял франко-испанскую войну 1808—1813 годов, где героиней была народная танцовщица испанка Лола. Лола проникала в лагерь французов и соблазняла вражеского офицера, наливая ему отравленное вино. Но, чтобы не вызвать подозрений, Лола сама должна были пить это отравленное вино и умирала вместе с врагом[8]. Спектакль был поставлен во время войны, в 1943 году, и являл собой официозное патриотическое действо.

Мария Сорокина там исполнила партию Лолы с таким мастерством и изяществом, с такой трагедийностью, с таким артистизмом, что затмила главный балетный театр страны Большой театр.

В 1944 году Мария Сорокина заболела. Ее отправили на лечение в санаторий. Два месяца она не тренировалась. Когда председатель Комитета по делам искусств обратился к ней с просьбой провести спектакль «Лола» для делегации Великобритании — союзника СССР в Великой Отечественной войне, во главе которой находился министр иностранных дел Иден, она вынуждена была выйти на сцену. Спектакль стал настоящим триумфом Марии Сорокиной[7][8].

Памятник на могиле Марии Сорокиной, изображающей её в партии Лолы (Новодевичье кладбище, Москва)

В 1945 году Постановлением Совета Народных Комиссаров Союза ССР за спектакли «Лола» и «Штраусиана», поставленные в тяжелые дни войны, исполнительница главных партий М. С. Сорокина и постановщик В. П. Бурмейстер были удостоены почетного звания лауреатов Сталинской премии второй степени[7].

Это были последние годы деятельности Марии Сорокиной. Болезнь всё больше забирала ее силы.

Ей было отпущено всего 37 лет.

М. С. Сорокина умерла 21 декабря 1948 года в Москве.

Похоронена в Москве на Новодевичьем кладбище (участок № 2)[2][9].

На ее могиле памятник, изображающий ее в партии Лолы.

Среди репертуара в театре им. К.Станиславского и В.Немировича-Данченко:

[править] Источники

Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты