Марфа Николаевна Муравьёва

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Портрет Марфы Николаевной Муравьевой
Марфа Муравьёва в балете «Немея, или Отомщённая любовь», 1864

Марфа Николаевна (Никифоровна[1]) Муравьёва (29 июня 1838, Москва — 27 апреля 1879, Санкт-Петербург) — балерина российской императорской труппы.

Содержание

[править] Детство

Марфа Муравьёва родилась 29 июня (11 июля) 1838 года в семье вольноотпущенного крепостного в Москве. Училась же в Петербурге, в Санкт-Петербургском театральном училище при императорских театрах, куда поступила в возрасте шести лет[2]. Туда в то время обычно принимали детей из небогатых семей, где ученики жили и обучались за счет императорской казны. Занималась в классах у Фредерика, Э. Гюге, М. И. Петипа[3][4], Д. С. Лопухиной[5].

Исключительные танцевальные способности у Марфы Муравьевой проявились рано, и будучи ещё ученицей она выходила на сцену в ответственных танцевальных детских партиях: в 1848 году десятилетней девочкой Муравьева танцевала партию амура в балете Жюля Перро «Мечта художника» на музыку Цезаря Пуньи и Орсиньи, и тогда же она получила личное благословение выдающейся балерины Фанни Эльслер, предрекшей ей великое будущее[6]. Чуть позже она вышла на сцену в балете того же хореографа «Мраморная красавица».

В 1850 году, двенадцатилетней воспитанницей театрального училища, юная танцовщица уже покорила зрителей солированием в классическом па под сопровождение кордебалета[6].

Постепенно репертуар юной танцовщицы усложнялся и, продолжая учиться, она уже была исполнительницей нескольких постановок Петербургской императорской труппы.

[править] Петербургская императорская труппа

В 1857 году она закончила учебу[7] и была зачислена в состав Петербургской балетной труппы первой танцовщицей, Петербургская дирекция императорских театров с самого начала выдвинула её на место ведущей балерины[8]. К этому времени за её плечами было уже несколько балетных партий.

В 1858 году она вместе с московской выпускницей Прасковьей Лебедевой была отправлена за границу для поправки расшатанного частыми выступлениями здоровья[2]. Возвратившись в Россию, Марфа Муравьева прочно заняла место ведущей танцовщицы петербургской балетной труппы.

Марфа Муравьева блистала в постановках Артура Сен-Леона, на тот момент — главного балетмейстера Петербургской императорской труппы[6]. «Огненность» ее танца ценили и зрители, и критики. Поэт Аполлон Григорьев сказал о Марфе Муравьевой: «Да-с! чуть что не в мышиные жеребчики я записался ради этого светлого явления в мире искусства, все карточки ее различных метаморфоз в „Теолинде“ имею, биноклем даже думаю обзавестись, потому что непристойно же занимать вечно у приятелей сие театральное орудие…»[6].

Тем не менее мемуарист Михаил Лонгинов оставил такой ее портрет: «…движения ее как будто принуждены, особенно когда она действует руками; в них заметна какая-то угловатость и неловкость. Мимика и пантомима ее почти ничтожны. Но в чем действительно г-жа Муравьева является первостепенным талантом, это в технике танцев … Всё, что она делает, танцуя на носках, изумительно, превосходно и осыпается рукоплесканиями. Всё остальное — очень посредственно и принимается или холодно, или даже вовсе не обращает на себя внимание зрителя»[6].

Абсолютный слух о Марии Суровщиковой и Марте Муравьевой

На Петербургской сцене Марфа Муравьева оказалась соперницей Петипа-Суровщиковой (первая жена прославленного балетмейстера М. И. Петипа): эти две прекрасные балерины разделили балетную публику Петербурга на два враждующих лагеря: одни симпатизировали Муравьевой, другие предел танцевального совершенства видели в Суровщиковой, о чём подробно рассказывается в балетных хрониках[9].

Сохранились воспоминания С. Н. Худекова: имена обеих балерин стали буквально олицетворением русского балета и даже упоминались в веселом водевиле, шедшем в Александринском театре «Девять невест и ни одного жениха» (возможно, опечатка: имелась в виду оперетта Ф.фон Зуппе «Десять невест и ни одного жениха», русский перевод Н. И. Куликова, премьера на сцене Александринского театра состоялась 6 мая 1864 г.[10]), тем пелось:

Муравьева, Петипа
Не пропляшут это па!

Поклонники Марии Суровщиковой-Петипа обиделись, что их кумира поставили на второе место и потребовали такой переделки:

Петипа и Муравьева
Не пропляшут па такого.

Дело кончилось тем, что двустишие исполнялось дважды — в двух вариантах[6].

Л. Д. Менделеева-Блок отмечала, что Мария Петипа-старшая и Марфа Муравьева — «две крайности танца, две равные в славе звезды русского балета, до конца века ориентировавшие в том или другом направлении последующие поколения»[6]. Более того, талант двух выдающихся танцовщиц оказался столь примечателен, что впервые у администрации императорских театров появилась идея отказаться от приглашения на Петербургскую сцену дорогостоящих европейских балетных звезд: в 1862 году с этой инициативой выступил аж сам директор обер-гофмейстер А. И. Сабуров[6] — это было величайшим признанием отечественного балета.

[править] В Московской императорской труппе

Вместе с тем она довольно часто выступала в Москве. Первый её спектакль в московском Большом театре состоялся в 1860 году и сопровождался большим успехом[2]. В 1860—1862 гг. она работала в московском Большом театре, затем снова в Петербурге (до 1865)[3].

Однако приезды в московский театр всё равно были частыми, но, как правило, они шли в отсутствие ведущей московской танцовщицы Прасковьи Лебедевой: когда одна гастролировала в Петербурге, другая те же партии исполняла в Москве. Историк балета Ю. А. Бахрушин в книге «История русского балета» (М., Сов. Россия, 1965, 249 с.) писал: «Наезды Муравьевой в Москву обычно происходили тогда, когда ведущая московская танцовщица Лебедева уезжала на гастроли в Петербург»[2].

Творчество этих двух талантливых балерин-ровесниц тесно соприкасалось[8].

[править] Гастроли в Париже

Луи Мерант (рыбак Gennariello) и Марфа Муравьева (Дьяволина) в балете «Дьяволина» (балетмейстер А.Сен-Леон), Париж, 1863 г. Photographed by Disdéri of Paris.

В 1862 году Марфа Муравьева после закрытого просмотра выступала на гастролях в Париже в Гранд-Опера, где по контракту она танцевала в балете «Жизель». Предложение гастролировать в Париже исходило непосредственно от директора Парижской Оперы Эмиля Перрена, но сомнений не было: покровительство своей постоянной исполнительнице оказывал балетмейстер А.Сен-Леон. Муравьева получила отпуск в Петербургской труппе в начале марта и шестимесячный контракт с оговоренным жалованьем в 2632 франка ежемесячно в Парижской Опере, а летом 1863 года была объявлена парижской театральной критикой первой танцовщицей Европы[6].

Её выступления прошли столь успешно, что после этого дирекция императорских театров ее отправляла ещё дважды гастролировать в Париже: в 1863—1864 гг.[3] В 1863 году она там выступала в балете «Жизель», в 1864 — «Немея, или Отомщенная любовь»[4].

[править] Последние годы

Возвратившись в 1864 году из Франции в Петербург, она вновь работала на сцене Большого Каменного театра. Среди ее крупных ролей этого периода — исполнение роли Царь-девицы в новой постановке Артура Сен-Леона «Коньке-Горбунке» композитора Ц. Пуни.

Это была её последняя роль. Спустя несколько месяцев после первого представления балета ее жизнь круто изменилась: в 27 лет балерина вышла замуж за предводителя дворянства Санкт-Петербургского уезда, офицера императорской армии господина Н. К. Зейферта[9][4] и по законам того времени, полного сословных несовместимостей, вынуждена была уйти из театра.

Она танцевала всего шесть лет.

Но и долгого семейного счастья ей тоже не было отпущено. Марфа Николаевна прожила в счастливом браке 14 лет. Умерла Марфа Муравьёва от чахотки в возрасте 40 лет в Санкт-Петербурге 15 (27) апреля 1879 года. Похоронена на Новодевичьем кладбище Санкт-Петербурга.

Вдовец пожертвовал Театральному училищу живописный портрет балерины и 2500 рублей золотом. Проценты с этой суммы составляли премию, которой поощрялась лучшая выпускница[6]. Так Н. К. Зейферт пожелал увековечить память о своей рано умершей супруге.

[править] Исполнительница партий

[править] Критика о творчестве балерины

Ю. А. Бахрушин в книге «История русского балета» (М., Сов. Россия, 1965, 249 с.): «Муравьёва была одной из крупнейших русских лирических танцовщиц. Танец её не был воздушным, она не делала ни больших затяжных прыжков, ни парящих полётов в воздухе, но была необыкновенно легка и все время как бы еле касалась пола. Техника Муравьевой была доведена для своего времени до предела совершенства. Знаменитый итальянский балетмейстер и педагог Карло Блазис чрезвычайно образно писал, что „из-под ног её во время танцев сыплются алмазные искры“ и что её „быстрые и беспрестанно изменяющиеся pas невольно сравниваешь с нитью пересыпающегося жемчуга“. Слабая выносливость не позволяла ей исполнять большие балеты. Партия Царь-Девицы, не требовавшая ни особой выносливости, ни сложной актёрской игры, как нельзя лучше подходила Муравьёвой»[2].

Балет — искусство танца (статьи об артистах балета): «Это была одна из лучших русских лирических танцовщиц. Её танец с первых выступлений отличался совершенством линий, музыкальностью, выразительностью движений. Особенно мелкие движения и пальцевая техника вызывали восторг зрителей <…> Муравьёвой часто не хватало актёрского мастерства, поэтому ей трудно было соперничать с Лебедевой, обладавшей незаурядными актёрскими данными»[8]. Балет. Энциклопедия, СЭ, 1981: «Искусство М[уравьевой] отличали высокая техника, воздушность, гармоничное совершенство линий, тонкая музыкальность, лиризм»[3].

Русский балет. Энциклопедия. БРЭ, «Согласие», 1997: «М[уравьева] виртуозно владела техникой мелких, быстрых движений на пальцах (terre a terre), сохраняя воздушность и мягкость танца. Искусство М[уравьевой] отличали поэтическая образность, тонкая музыкальность и выразительность пластики. Умела создавать глубокие, значительные образы даже в посредственных балетах»[4].

Большая биографическая энциклопедия.: «… известная балерина, восхищавшая в 1860-х гг. СПб. и московскую публику своей легкостью и грацией. Исполнение некоторых из её па едва ли было доступно тогдашним европейским балеринам, не говоря уже о русских»[9].

[править] Источники

Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты