О грамматологии

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

«О грамматологии» — классический труд Ж. Деррида, где были впервые развернуто представлены принципы и приемы деконструкции. В книге две основные части. В первой вводится ряд нетрадиционно трактуемых старых понятий(наличие-присутствие, письмо) так и новых (деконструкция, различАние); во второй части эти понятия апробируются на примере Руссо и «эпохи Руссо», которая понимается как текст, а её изучение — как чтение.

Содержание

[править] Понятия

  1. Метафизика
  2. Логоцентризм
  3. Деконструкция
  4. След
  5. Различие, различАние
  6. Письмо, Прото-письмо, Археписьмо[1]

[править] Новая интерпретация текста

Ж. Деррида, характеризуя постмодернизм, говорит:

«…для меня текст безграничен. Это абсолютная тотальность. Нет ничего вне текста: это означает, что текст не просто речевой акт. Этот стол для меня текст. То, как я воспринимаю этот стол — долингвистическое восприятие, — уже само по себе для меня текст».

Если изучать личность человека только через призму его сознания, как результат освоения письменной культуры, то постструктуралисты приравнивают самосознание личности некоей сумме текстов различного содержания и стилистики, из которые в их представлении состоит мир культуры. Следуя этой логике, текст олицетворяет собой не знаки, а смыслы и значения, которые могут восприниматься читателем по-разному в зависимости от его психоаналитического склада ума. Тем самым, становится верным утверждение о том, что произведение становится текстом только в процессе чтения и интерпретации. Так можно говорить о появлении «второй реальности» и новой концепции, в которой отражается представление людей о действительности, зачастую имеющие свои привнесения и отличающиеся от замысла автора.

[править] Концепция мир как текст

МИР КАК ТЕКСТ — фундаментальное положение постмодернистской философии, разработанное Ж. Деррида. Текст понимается философом как сложноорганизованное многосмысловое знаковое макрообразование, возникающее «в развертывании и во взаимодействии разнородных семиотических пространств и структур» посредством стратегии différance, что обеспечивает генерирование разветвляющейся смысловой множественности, которую невозможно исчерпать.

Иными словами, концепция «мир как текст» подразумевает подрыв доверия окружающей действительности за счёт постоянного создания ирреальности и симуляции реальности, в конечном счете жизнь сама становится «текстом». Субъект становится совокупностью копий, не имеющих оригиналов в реальности, грань между действительностью и её осмыслением полностью стирается. Мир становится многообразием других культурных миров слитых воедино, функционирующим по условным языковым законам.

[править] Влияние на постмодернизм

Неудивительно, что в постмодернизме воспроизведение этой концепции приводит к инверсии традиционной логики художественного миромоделирования. Это происходит из-за того, что зачастую изложенные автором идеи не всегда совпадают с их пониманием. Многие слова, высказывания, метафоры порой кажутся читателю настолько самодостаточными, что начинают использоваться вне контекста и обрастать новыми ассоциациями, предстают в совершенно новом виде. Именно эти искаженные представления и интерпретации и становятся поводом для обсуждений, в результате чего непременно родится новое умозаключение.

Однако, тезис о том, что «текст всегда отсылает только к тексту» не тождественен утверждению «текст есть вещь-в-себе». Деррида объясняет, как принципиально важно понимать эту грань. Каждый отдельно взятый текст в итоге оказывается самореференциальным, так как в любой сфере и выбранной тематике будут существовать другие тексты и контексты, чью первичность определить невозможно. Эта взаимозависимость и подтверждает факт самоотносимости.

Важно понимать, что Деррида не считает это явление гарантией целостности текста.

«Напротив, самореференциальность выступает главным средством критики наиболее примитивных теорий, как определенный этап на этом пути, но не как конечный результат сам по себе».

Таким образом, суть заключается в том, чтобы показать как один текст обращает нас к диалогу с другими текстами, благодаря которым он появился:

"Письмо, которое отсылает только к себе, одновременно отсылает… к некоему другому письму. "

Если исходить из того, что все тексты равноправны, равнодоступны, существуют одновременно для восприятия и пронизывают друг друга, то репрезентации одного феномена всегда отсылает к другой системе репрезентации. Следовательно, само обращение к данному феномену неотделимо от прочтений либо интерпретаций других систем, то есть любой текст изначально возможен только как интертекст.

«Каждый текст всегда уже является интертекстом; другие тексты присутствуют в нём на различных уровнях, в более или менее узнаваемых формах: тексты прежних культур или тексты той, в которой находимся мы сейчас… Каждый текст представляет собой новую ткань, сотканную из существующих прежде цитат… обрывки культурных кодов, формул, ритмических структур, фрагменты социальных идиом и т. д. — все они поглощены этим текстом, вовлечены в него…»

Таким образом, представление о мире как о сумме текстов, объясняет наше восприятие действительности и тем самым оформляет универсальную линию поведения. Реальность всегда уже есть текст: мир познаётся человеком только лишь в форме текстов и историй о нём. Это ощущения бытия-в-тексте и есть констанция текста. Поэтому, когда Деррида говорит о том, что «нет ничего вне текста», он имеет в виду, что всё мыслимо в тексте, всё является частью текста, того текста, которым и является мир, та изначальная текстуальность мышления, через которую и в рамках которой рождалась сама культура.

[править] Альтернативный подход

МИР КАК ХАОС — основополагающий тезис постмодернистской философии, разработанный Ж. Делёзом, Ф. Гваттари и другими, отражающий принцип функционирования мира-текста, основанный на новом понимании феномена хаоса.

Ж. Делёз представляет хаос как сложноорганизованную, нестабильную, нелинейную множественность симулякров в роли «дионисийских машин», подчиненную действию вероятностного детерминизма и обладающую потенциальной имманентной возможностью самоорганизации в процессе «вечного возвращения». Если исходить из того, что каждая цивилизация стремится создать искусственный порядок за счёт систем и норм, то возвращение к первозданному рассматривается с точки зрения конструктивного потенциала понять судьбу мира и сотворить свой собственный, так как из хаоса может родиться космос. Так вводится понятие «хаоскосмос», в котором основное внимание отводится потенциальной плюральной версифицированной космичности, а не упорядоченности. Если первопричины или Истины в последней инстанции в одной из созданных людьми мировоззренческих систем нет, то желание познавать способствует порождению новых идей, образов, миров, новых средств выразительности.

Такая тенденция чётко прослеживается в литературе: авторы уходят от того, что обеспечивало порядок: сюжет, композиция, хронологическая последовательность повествования. На смену пришли элементы, вносящие хаос: смешение разных стилей, «смерть автора» и «смерть субъекта[2]», множественность точек зрения, абсурд, распад структуры и фабулы. В постмодернизме нарушается принцип формирования целостности текста за счёт сквозных образов, не формирующих нового эстетического качества, они являются лишь набором разрозненных и несвязных элементов повествования. Также уходит диалектическое единство закономерности и случайности, характерное для литературы второй половины XX в. Однако в этом случае, хаос подвёл авторов к созданию ничем не обоснованных антиутопий, нелинейность которых приводят не к дальнейшему выбору развития, а к абсолютному финалу человеческой цивилизации. Таким образом, эта концепция крайне противоречива и поэтому несет в себе потенциал как хаоса, так и нового эстетического качества.

[править] Критика Дерриды

Другим выдающимся теоретиком культуры в 80-х гг. является Мишель Фуко. Философ отрицательно относится к «текстуальному изоляционизму[3]» Деррида, ведущему, по его мнению, к теоретическому уничтожению всех «внетекстуальных факторов» и укоренению в научном сознании все той же «идеологии», которая порождала такие формы знания, как стратегии власти.

Фуко пишет:

«Сегодня Деррида самый решительный представитель классической системы: изобретение голосов, находящихся за текстами, для того, чтобы не надо было анализировать модусы импликации субъекта в дискурсе; наделение неким местом „происхождения“ все сказанное и несказанное в тексте для того, чтобы не восстанавливать дискурсивные практики в том поле трансформаций, где они собственно порождаются. Я не скажу, что это метафизика, метафизика сама по себе или её ограниченность, скрытая в этой „текстуализации“ дискурсивных практик. Я пойду гораздо дальше: я скажу, что это банальная исторически хорошо детерминированная педагогика, которая здесь проявляется весьма наглядно».

Фуко придерживается других взглядов. Он убеждён в том «что письмо представляет собой активизацию множества разрозненных сил и что текст и есть то место, где происходит борьба между этими силами[4]». Поэтому для него сама концепция особой «текстуальной энергии» и приписывание языку автономности по отношению ко всем историческим и социальным системам, является одной из форм «идеологии», которая препятствует развитию познания.

[править] См. также

[править] Источники

  1. Жак Деррида. О грамматологии. www.opentextnn.ru. Проверено 8 декабря 2016.
  2. Смерть субъекта, Словари и энциклопедии на Академике. Проверено 8 декабря 2016.
  3. Поструктурализм "текстуальный". www.a-bezuglov.ru. Проверено 8 декабря 2016.
  4. Постмодернизм. Словарь терминов. ::: БИБЛИОТЕКА УЧЕБНОЙ И НАУЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ. sbiblio.com. Проверено 8 декабря 2016.

[править] Литература

Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты