Портрет Дмитрия Хворостовского (картина Анатолия Левитина)

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Левитин-Портрет-Хворостовского-1991-b.jpg
Анатолий Левитин
Портрет Дмитрия Хворостовского, 1993
холст, масло. 179×130 см
Государственный художественный музей Алтайского края, Барнаул

«Портрет Дмитрия Хворостовского» (English: Portrait of Dmitry Khvorostovsky) — картина известного российского советского художника и педагога, народного художника РСФСР (1980), академика АХ СССР (1988), вице-президента РАХ (2009—2018), представителя ленинградской школы живописи[1] Анатолия Павловича Левитина (1922—2018), написанная в 1993 году.

Содержание

[править] История написания

В конце 1980-х А. Левитин возглавил мастерскую Академии художеств СССР в Красноярске и с этого времени и до самого конца жизни каждый год по нескольку месяцев жил и работал в этом городе. Работа над портретом певца Дм. Хворостовского началась в 1991 году в Красноярске с натурных этюдов и эскиза к портрету и завершилась в общем и целом в 1993 году.

В 1995 году А. Левитин представил портрет на академической выставке в Москве. Когда его после окончания выставки вернули в Красноярск, автор, по его словам, «ещё над ним поработал, сделал более цельным»[2].

В книге «Портрет художника на фоне эпохи» А. Левитин достаточно подробно и прямо рассказывает об обстоятельствах создания портрета и встречах с Д. Хворостовским. Впервые он услышал и увидел Д. Хворостовского в 1991 году на сцене Красноярского театра оперы и балета, где молодой и ещё мало кому известный за пределами Красноярска солист был занят в нескольких спектаклях. По словам А. Левитина, сначала он познакомился с родителями певца, а «когда пришёл Дима, он познакомил его со своими званиями и регалиями, чтобы он не считал, будто он один — знаменитость»[3].

Д. Хворостовский согласился приехать в мастерскую попозировать для этюда. Делал это ответственно, спокойно, не меняя позы. А. Левитин сделал рисунок углём и два этюда маслом. Вскоре Д. Хворостовский уехал в Москву и началась его триумфальная карьера по всему миру. Тем временем А. Левитин придумал композицию, в которой Хворостовский был изображён дважды: крепкий сибирский парень в простом свитере сидит на фоне огромного плаката, на котором изображён уже знаменитый, седеющий Дмитрий Хворостовский в смокинге и с озабоченно-значительным выражением лица.

Но художнику нужно было ещё поработать с натуры. С большим трудом А. Левитин разыскал артиста по телефону и договорился о встрече в следующий его приезд в Красноярск для продолжения работы над уже начатым холстом. Такая встреча состоялась. В изложении А. Левитина она описана в его книге[4].

«У его родителей я узнал, когда Дмитрий будет в Красноярске и специально, чуть раньше запланированного срока, прилетел сюда. Звоню ему домой. Его мать отвечает, что Дима плохо себя чувствует после перелёта. Я настойчиво прошу его самого подойти к телефону. — Анатолий Павлович, — говорит Дима, — помимо того, что я действительно не очень хорошо себя чувствую, я ещё должен обязательно съездить к своей бабушке; так что я не уверен в том, удастся ли нам встретиться. — Дима, — говорю спокойным голосом, едва сдерживая негодование, — вы понимаете, что говорите? Я старше вас чуть ли не в три раза, и я специально для встречи с вами прилетел из Ленинграда, а вы мне говорите про бабушку. Я понимаю ваши чувства к бабушке, но и вы меня поймите. В конце концов, Дима, — вы гений, и я — гений. Ваша слава гремит сейчас, у нас, художников, иначе, нас, зачастую, чтут уже после смерти. — Я сейчас приеду».

«Он явился в белой накрахмаленной рубашке, с белым гастуком-бабочкой и с чёрным смокингом на вешалке. Стоит и улыбается. Мы начали работать. С юношей Хворостовским всё было ясно. Простой сибирский парень у меня получался. В жизни у него открытое, улыбчивое лицо, но для образа на плакате, в стекле которого отражается Нью-Йорк, как символ оглушительного успеха Хворостовского в западном мире, нужно было совсем другое выражение. — Дима, — говорю я, — у вас такая добродушная улыбка, что мне кажется, будто вас все любят, и у вас совершенно нет врагов! — Есть — решительно ответил он, и лицо его сразу посерьёзнело. — Кто, если не секрет? — Первый муж моей жены. Его первая жена была балериной в том же Красноярском оперном театре, где работал и он. Я объяснил, что мне нужно от него серьёзное выражение лица и попросил во время позирования думать, — не обязательно о враге, — думать, например, о какой-нибудь трагической роли из опер Верди… И, как мне кажется, нам удалось добиться выражения озабоченности на лице, изображённом в рекламном плакате»[5].

Последняя краткая встреча А. Левитина с Д. Хворостовским состоялась спустя некоторое время в Санкт-Петербурге за кулисами Малого зала Петербургской филармонии, где певец давал сольный концерт.

[править] См. также

[править] Источники

  1. Иванов С. В., Левитин А. П., Сидоров В. М. и др. Ленинградская школа живописи. Очерки истории. Под ред. Дмитренко А. Ф. и Иванова С. В. СПб.: Галерея АРКА, 2019. С.7, 10-13, 25, 36, 49, 68, 69, 74, 78, 104, 110, 324, 325, 336, 349, 369, 373—376, 381—383, 391, 393—396, 434, 443.
  2. Левитин Анатолий, Тригалёва Наталья. Портрет художника на фоне эпохи. СПб.: Издательство «Левша Санкт-Петербург», 2014. С.264.
  3. Левитин Анатолий, Тригалёва Наталья. Портрет художника на фоне эпохи. СПб.: Издательство «Левша Санкт-Петербург», 2014. С.263.
  4. Левитин Анатолий, Тригалёва Наталья. Портрет художника на фоне эпохи. СПб.: Издательство «Левша Санкт-Петербург», 2014. С.262-264.
  5. Левитин Анатолий, Тригалёва Наталья. Портрет художника на фоне эпохи. СПб.: Издательство «Левша Санкт-Петербург», 2014. С.263-264.

[править] Литература

Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты