Мари-Мадлен Гимар

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
MM Guimard.jpg

Мари-Мадлен Гимар (фр.: Marie-Madeleine Guimard; 1743, Париж — 4 мая 1816, Париж) — прославленная французская балерина.

Мари-Мадлен Гимар родилась в Париже, 27 декабря 1743 была крещена в баптистской церкви[1].

Ее отец Фабиан Гимар (Fabien Guimard) в браке с ее матерью Анной Бернар (Anne Bernard) не состоял и первые 12 лет не признавал дочь, а официально оформил отцовство лишь в декабре 1765 года, когда дочь уже была взрослой.

Танцевальную карьеру Мари-Мадлен начала в 10 лет в кордебалете парижского театра Комеди Франсез[1], но официально зачислена была только в 12 лет в 1756 году[1] или в 14 лет в 1758[2][3]. А в 1761 или 1762[1] году она была принята на сцену Королевской академии музыки (Académie royale de Musique), за которой тогда закрепилась слава как за оперным театром. В 1762 исполнила первую ответственную партию Терпсихоры в балете «Греческие и римские праздники» (Les Fêtes grècques et romaines)[3]. Там она проработала до 1780 года[2] (некоторые источники называют датой ее ухода со сцены 1790[3], но скорее всего, это ошибка), принимая участие во множестве постановок и снискав славу выдающейся танцовщицы 18 столетия. Её исполнению были свойственны особая лёгкость, простота и непосредственность[2]. Французская художница Мари Элизабет Луиза Виже-Лебрен (1755—1842) сказала о ней: «Ее танец был лишь эскиз, она делала только мелкие, простые шажки, но двигалась столь изящно, что публика предпочла ее всем другим танцорам» (her dancing was but a sketch; she made only petits pas, simple steps, but with movements so graceful that the public preferred her to every other dancer[4]).

Это было время зарождения балета в его современном понимании. Поначалу функция балета была вспомогательной — обычно в оперных представлениях, где танцевальные и вокальные исполнения перемежались. Балет 18 столетия по современной терминологии больше соответствовал жанру балета-оперы. Становление балета как отдельного жанра совпало с деятельностью Мари-Мадлен Гимар. Именно в эти годы хореограф Жан Жорж Новер (фр. Jean-Georges Noverre) пробует себя в создании нового танцевального жанра — мимического сюжетного спектакля, так называемого балета действия (ballet d’action)[5]. Гимар часто принимала участие в его постановках и не только на сцене Королевской академии музыки, где числилась официально танцовщицей-солисткой, но и в других театрах Европы.

11 февраля 1763 года в Штутгарте ко дню рождения герцога Карла II Вюртембергского Новерр поставил балет «Ясон и Медея» на музыку Ж. Родольфа, тоже жившего в Штутгарте. В этой постановке Новер воплотил свои основные балетные реформы. Впервые балетные артисты вышли на сцену без масок, открыв лица. Впервые было показано представление, где актеры только при помощи пластики и мимики создавали психологические образы. Впервые балет ушел от внешней красивости и перерос в полноценное драматическое действие. В этом спектакле Мари-Мадлен Гимар была отведена роль Креузы, разлучницы Ясона и Медеи, к которой ушел Ясон, бросив жену с детьми, и та, полная ненависти к предавшему супругу, уничтожила всё имевшее к нему отношение, даже собственных детей. Эта постановка сыграла решающую роль в развитии мирового балета, став предвестником всего современного классического балета[5]. Через несколько лет, в 1770 году в Париже, в Королевской академии музыки Гимар еще раз исполнила ту же партию, но уже в постановке Гаэтано Вестриса, повторившего постановку Новерра, однако на музыку другого композитора Жана Бенжамена Ла Борда[6], отца общей с Мадлен Гимар дочери.

Среди её партий в Королевской академии музыки: муза танца Терпсихора (опера-балет «Римские и греческие празднества» де Бламона, 1762), Тень (опера-балет «Кастор и Поллукс» Рамо, 1764), Галатея («Пигмалион» Лефевра), Нисетта («Искательница остроумия»), Луиза («Дезертир» Миллера), вставной танец в опере «Триумф искусств» Ламота[2][3], участвовала в постановках М. Гарделя — «Нинетта при дворе» Чампи, «Мирза и Линдор» Госсека, в новаторских балетах Ж. Ж. Новера (в 1776—1781 гг. Новер возглавлял балетную труппу Королевской Академии музыки (ныне Парижская опера — Гранд Опера)[5]): «Медея и Язон» (Jason et Médée, историю постановки см.выше), «Апеллес и Кампаспа» (Apelles et Campaspe, композитор Ф. Аспельмайер, 1776), «Капризы Галатеи» (Les Caprices de Galatée на музыку композитора Ж. Родольфа, 1776; повтор собственной постановки в Лионе 1758 г.), «Безделушки» (Les Petits Riens на музыку В.-А. Моцарта, 1778). Сам Ж. Ж. Новер в своей книге «Письма о танце» (фр.: «Lettres sur la danse et les ballets», 1760, Лион и Штутгарт одновременно), давая характеристику многим исполнителям — своим современникам, с которыми ему приходилось работать, высоко оценил Мари-Мадлен Гимар — её артистизм, лёгкость и выразительность танца[3]. Всего за 27 лет она участвовала более чем в 100 балетах в постановках Лаваля, Новера, братьев Максимилиана и Пьера Гарделей, танцуя не только на сцене Королевской академии музыки, но и при французском королевском дворе, в театрах Версаля и Фонтебло[1]. В 1789 году она последовала за Новером в Лондон, где покорила своих новых британских зрителей.

Портрет балерины работы Фрагонара. 1769

Однако Мадлен Гимар прославилась не только как великая танцовщица своего времени, за ней установилась репутация куртизанки, которой немало покровительствовали знатные вельможи, а её частые романы становились темами для парижских сплетен и слухов, почву для которых она давала собственным поведением[7]. Список ее любовников велик. С композитором Жаном Бенжаменом Ла Бордом Мадлен Гимар имела общую дочь, родившуюся в 1763 году. Поговаривали об её особых отношениях со знаменитым французским художником Жаном Фрагонаром (фр. Jean-Honoré Fragonard; 1732—1806)[8], но так это или нет, теперь уже не узнать — да это и неважно. Фрагонар оставил несколько портретов балерины — в том числе очень известный, где она показана с чуть наклоненной головой и опирающейся о стол, картина датируема 1769 годом и сейчас хранится в Лувре.

Ее высокопоставленные поклонники, представители бомонда, не переставали делать ей щедрые подарки, которые она охотно принимала, также благосклонно принимала и самих дарителей. Среди этого сонма возлюбленных был представитель известного аристократического рода французский маршал Шарль де Роган (фр.: Charles de Rohan, prince de Soubise; 1715—1787), считавшийся большим знатоком балета и балерин, а кроме того оставивший след в истории французской кулинарии как изобретатель блюд суп Субиз и соус Субиз.

Из бедного бастарда, не признанного законом по рождению, Мадлен превратилась не только в великую балерину, но и весьма богатую и знаменитую особу с влиятельнейшими покровителями, занимавшими высокие посты в самых разных сферах деятельности Франции. Её заработок в Королевской академии музыки составлял 600 ливров в год — по уверению специалистов, для того времени деньги огромные. Всё вместе (зарплата и подарки) складывалось в немалые суммы. 7 сентября 1766 года она приобрела роскошный особняк под Парижем в городке Пантен и пристроила к нему маленький театральный зал, где ставились спектакли для узкого круга зрителей. Этот же особняк стал своеобразным салоном, где Мадлен Гимар принимала своих знаменитых гостей.

Еще одно здание, связанное с ее именем, вошло в историю Франции. Это дворец (l’Hôtel Guimard), построенный для неё в 1770—1773 гг. её любовником маршалом Шарлем де Роганом, принцем Субизом. Дворец строил знаменитый архитектор Клод-Никола Леду (фр. Claude Nicolas Ledoux; 1736—1806). Впоследствии особняк перестраивался.

14 августа 1789 года Мари-Мадлен Гимар вышла замуж, избранником стал танцор той же труппы Жан-Этьен Депрео (фр.: Jean-Étienne Despréaux; 1748—1820), который был известен еще и как автор веселых песенок, водевилей и множества пародий на модные оперы, ставившиеся на сцене Королевской академии музыки. Свои произведения, как правило, он же сам и исполнял.

Оставив сценическую карьеру и уйдя на заслуженный отдых[1], долгожданного покоя звездная пара не обрела — всё спутала вспыхнувшая Великая Французская революция. Чтобы выжить и сохранить себя и собственное имущество, но при этом не затеряться, приходилось стремительно, едва поспевая за событиями, менять тактику поддержки правительства. Казалось бы, все нормализовалось с воцарением императора Наполеона I: его супруга императрица Жозефина де Богарне явно покровительствовала деятелям искусств, а Жан-Этьен Депрео был приглашен ею давать уроки танцев её детям[9]. Семья Депрео — Гимар вновь почувствовала себя в безопасности и в прежнем высоком положении: они устраивали обеды и балы для представителей новой власти и даже открыли танцевальную школу[10] — пришедшие «хозяева жизни» жаждали аристократических манер. Казалось, все нормализовалось. Но не тут-то было — Францию ждали новые этапы радикальных изменений. Сначала император поменял супругу — на этом закончилось покровительство императорской семьи, а в 1814 году был низложен сам, а на французский престол вернулась династия Бурбонов. Балетному семейству пришлось опять спешить вдогонку за кардинальными преобразованиями и объявлять себя ярыми приверженцами Бурбонов. Успели вовремя — Жан-Этьен Депрео постепенно наполучал массу высоких должностей — он стал инспектором Королевской академии музыки и театра Тюильри, главным инспектором Королевского двора, преподавателем танцев в Консерватории и постановщиком дворцовых церемоний[9][11]. Но всеми постами своего мужа она насладиться не успела — 4 мая 1816 года в Париже великая французская танцовщица Мари-Мадлен Гимар скончалась. Муж пережил её на четыре года.

Имя великой французской танцовщицы продолжает занимать и вдохновлять новые поколения деятелей искусства. Австрийский композитор Карл Прохазка в 1930 году сочинил оперу «Мадлен Гимар», посвященную ее судьбе.

[править] Источники

[править] Ссылки

Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты