Призвание князей чеченцами

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Призвание князей чеченцами — институт призвания со стороны князей или влиятельных лиц у чеченцев существовал испокон веков, согласно которому приглашенное лицо довольствуется номинальным княжением в селе или в обществе до тех пор, пока какой-нибудь житель не заявит о желании приглашенного стать настоящим князем. В итоге князя чеченцы изгоняли ни с чем, так как заранее заключалась условие, что он приезжает и уезжает из села на своем коне без имущества. Несмотря на это сам факт княжения в чеченском селе считался престижным, из-за чего проблем с поиском кандидатур невозникали[1].

О призвания чеченцами князей писал участник русско-персидской войны 1796 г. и историк Семён Броневский в частности по этому поводу он сообщает что чеченцы прежние времена имели своих князей, но впоследствии истребили князей и прибегли к своим соседям, особенно к владельцам Дагестана и Лезгистана, также Семён сообщает что князьям этим чеченцы относятся недоверием и неуважением[2], русский социолог, культуролог, публицист и естествоиспытатель; геополитик, один из основателей цивилизационного подхода к истории, идеолог панславизма Николай Данилевский писал что чеченцы, народ свирепый и буйный, не только не уважали чужеземных князей, но даже приносили князей в жертву и выделяет чеченцев как народ жестоким своим характером и самоуправством, и что чеченцы избирали из своих старших хотя те на то не соглашались[3].

Также У. Лаудаев пишет что чеченцы выбирали предводителей из соседних народов по понятиям чеченцев об узденстве, чеченец не мог подчинить себя другому лицу, потому что тогда узденство его теряло значение. Отсюда ясно, почему чеченцы не терпели у себя никакой власти и не выбирали чеченцев предводителей[4].

По сведениям российского историка-востоковеда, кавказоведа, археографа, археолога, председателя Кавказской археографической комиссии в 1864—1886 годах Адольф Берже огромное, воинственное и беспокойное чеченское племя не могло сохранить на долго свою самостоятельность, которая поддерживается только взаимною непоколебимою связью различных отраслей между собою. В их необузданном характере лежали начала племенной разрозненности, при которой немыслима целостность и гражданственное единство какого-бы то ни было народа. Между аулами начали возникать поземельные конфликты, которые часто оканчивались кровопролитием. Это и заставило чеченцев искать над собою власти на стороне. Некоторые знатнейшие фамилии вызвались было управлять ими, но чеченцы отвергли их предложения, из опасения утратить под аристократической властью своих родичей, и последнюю тень независимости и сделаться жертвою пристрастия и несправедливых действий. Они предпочли признать над собою власть чуждого, но единоверного им владетеля и с этой целью решились отправить депутацию к Шеами-хану /Шамхалу Тарковскому/, с просьбою прислать к ним доверенное лицо для разбирательства их споров и решения поземельных прав*. За неприкосновенность его ручались лучшие Чеченские фамилии. В вознаграждение за труды этого доверенного лица, они обязывались платить ему по одной мере хлеба с каждого двора, по одному барану с каждого стада и т. д. Местопребыванием ему назначили Старый Аксай. Шеами-хан согласился и отправил к чеченцам Султа-Мотти, а по уверениям других Али-Бека.

По сказаниям об определенной чеченцами по этому случаю мере хлеба. В то времена чеченцы не имели никакого понятия о деревянной посуде, чеченцы отрубили часть дупла и к одному из отверстий ее приставили дно. Это, говорят, послужило первообразом меры, общеупотребительной почти у всех туземцев которое известно под названием сабы. Кумыкский князь, присланный от кумыкским Шеами-ханом наместником, не довольствуясь получаемой им платою, заменил назначенную чеченцами меру на другою, более большую. Один чеченец, заметив этот подлог и видя разницу в величине сабы, швырнул ее у него же на дворе и разбил вдребезги. Испугавшись такого явного негодования чеченца, кумыкский князь сбежал с своими приближенными людьми, остерегаясь народного волнения и новых оскорблений от чеченцев. Однако представители тех чеченских фамилий, которые должны были отвечать пред кумыкским Шеами-ханом за неприкосновенность князя присланного им, бросились за ним в погоню и настигли его в том месте, где ныне лежит город Хасавюрт. Они уговорили его вернуться в Аксай и остаться у них правителем.

Таким образом кумыки появились в первый раз во владениях чеченцев. Им дозволено было пользоваться землями только по ту сторону Аксая и чеченцы взяли с них обещание никогда не переправляться через эту реку, но впоследствии времени кумыки постепенно и исподволь завладели Чеченскою плоскостью, отчего она и носит теперь название Кумыкской.

С таким же поручением ходила депутация к Шеами-хану и от Ауховского общества и также выпросила себе князя для решения между ними поземельных споров. Резиденция этого князя была вселении, Индри ныне Эндирей Хасавюртовского района Дагеста. Кумыкскою плоскостью и до сих пор туземцы считают только пространство между левым берегом Сулака и правым Аксая. Начиная от левого берега Аксая, плоскость называется Качкалыковскою[5].

[править] Источники

  1. ИЗБРАНИЕ ШАМИЛЯ ИМАМОМ ЧЕЧНИ И ВСЕОБЩЕЕ ВОССТАНИЕ ЧЕЧЕНЦЕВ В 1840 ГОДУ — Майрбек Вачагаев
  2. Броневский С. М\Извѣстiя о Кавказѣ. [2 части] — М., 1823 с. 181
  3. Н. В. Данилевский «Кавказ и его горские жители в нынешнем их положении», с. 155—156.
  4. У. Лаудаев. Чеченское племя // Сборник сведений о кавказских горцах. — Тф.: Тип. Главного управления Наместника Кавказского, 1872. — В. 6. — ISBN 978-5-4458-0423-9.
  5. А. П. Берже «Чечня и чеченцы» (Тифлис, 1859 г., стр. 104—105):
Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты