Собор Парижской Богоматери (роман)

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
← другие значения
Виктор Гюго - Собор Парижской Богоматери - часть 1 (аудиокнига)
Виктор Гюго - Собор Парижской Богоматери - часть 2 (аудиокнига)
Виктор Гюго - Собор Парижской Богоматери - часть 3 (аудиокнига)
Виктор Гюго - Собор Парижской Богоматери - часть 4 (аудиокнига)
Виктор Гюго - Собор Парижской Богоматери - часть 5 (аудиокнига)
Виктор Гюго - Собор Парижской Богоматери - часть 6 (аудиокнига)

«Собор Парижской Богоматери» — (фр. Notre-Dame de Paris) — приключенческо-исторический роман французского писателя Виктора Гюго.

Время создания: 1828—1831 гг.[1].

Первая публикация: издательство Шарля Госселена (Charles Gosselin), Париж, март 1831 года.

Язык оригинала: французский.

История создания[править]

В центре всего романа — величественный парижский собор Парижской Богоматери, строительство которого было начало в 1163 году, а завершилось в 1345 году[2]. Это величественное сооружение и вдохновило Виктора Гюго. В своем романе В.Гюго обратился к событиям XV века, это время в истории Франции — эпоха перехода от средних веков к Возрождению, время правления короля Людовика XI[3][4].

Когда именно у автора появилась мысль о создании такого романа, точно сказать трудно. Некоторые литературоведы называют 1823 год — когда вышел роман Вальтера Скотта «Квентин Дорвард», в котором изображалась Франция XV века[1]. В.Гюго сразу откликнулся на этот роман, опубликовав статью в июльском номере журнала «Французская муза» за 1823 год, посвященную произведению английского романиста, причем он не только дал литературоведческий анализ романа «Квентин Дорвард», но изложил собственные идеи по поводу создания исторических романов. Он видел в этом этакую смесь из настоящих исторических документов и фантазии автора, полностью базирующуюся на источниках.

Возможно, именно в размышлениях над этими постулатами и возник у самого В.Гюго замысел собственного романа на историческую тематику.

Написание романа «Собор Парижской Богоматери» началось с прогулок. Виктор Гюго любил гулять по старым парижским улочкам в обществе своих друзей — с писателем Нодье, скульптором Давидом д’Анже, художником Делакруа… Прогуливались вокруг Собора Парижской Богоматери, заходили туда. Особенно часто Гюго посещал собор в 1828 году[5].

Писатель всерьез озаботился старинными зданиями и их судьбой. В это время появились идеи о целесообразности сноса старых памятников архитектуры[5]. В. Гюго придерживался иного мнения. Его собор Парижской Богоматери вошел в часть всего Парижа и уже неотъемлем от него. Это часть общей парижской жизни и истории. Вслед за выходом романа во Франции, а затем во всей Европе развернулось движение за сохранение и реставрацию готических памятников[4].

В. Гюго познакомился с первым викарием собора аббатом Эгже, автором мистических сочинений, впоследствии признанных официальной церковью еретическими, и тот помог ему понять архитектурную символику здания. Писатель заинтересовался судьбой памятников архитектуры прошлого, историей собора, стал сам изучать материалы и исторические рукописи, читать книги по тематике: «История и исследование древностей города Парижа» Соваля (1654), «Обозрение древностей Парижа» Дю Бреля (1612), средневековые «Хроники» Пьера Матье[1][5] и др. Все это вылилось в подготовительную работу над романом.

15 ноября 1828 года Гюго заключил договор с издателем Шарлем Госселеном (в другом переводе: Гослен), согласно которому он должен был представить ему к 15 апреля 1829 года рукопись романа «Собор Парижской Богоматери»[1]. Но писатель в срок не успевал. У него уже был план романа, по которому центральным звеном романа стала любовь к Эсмеральде Клода Фролло и Квазимодо. Эсмеральду обвиняют лишь в чародействе (а не в убийстве капитана Шатопера, которого первоначально вообще не было), и влюбленному в нее поэту Гренгуару удается на время оттянуть трагическую развязку, подменив собой юную девушку в железной клетке, куда она брошена по приказу короля, и пойдя вместо нее на виселицу[1]. Большое внимание писатель хотел уделить сцене осады нищими собора.

Но занятый другими договорами и обязательствами, В. Гюго дальше плана не продвинулся.

Госселен потребовал от Гюго выполнения договора. Новый договор от 5 июня 1830 года обязывал Гюго окончить роман к 1 декабря под страхом чудовищной неустойки. Первые строки романа были написаны 25 июля 1830 года[4], а 27 июля разразившаяся революция остановила работу писателя на шестой странице. Гюго вынужден был покинуть свою квартиру на улице Жана Гужона, расположенную близко от того места, где шли бои, и переселиться к тестю на улицу Шерш-Миди, во время поспешного переезда была потеряна тетрадь с подготовительными записями, и тогда издатель предоставил Гюго последнюю отсрочку — до 1 февраля 1831 года[1].

Жена писателя, Адель Гюго, оставила воспоминания об этом периоде: «Теперь уже нечего было надеяться на отсрочку, надо было поспеть вовремя. Он купил себе бутылку чернил и огромную фуфайку из серой шерсти, в которой тонул с головы до пят, запер на замок свое платье, чтобы не поддаться искушению выйти на улицу, и вошел в свой роман, как в тюрьму. Он был грустен. Отныне он покидал свой рабочий стол только для еды и сна. Единственным развлечением была часовая послеобеденная беседа с друзьями, приходившими его навестить, им он читал иногда написанное за день. После первых глав грусть улетучилась, он весь был во власти творчества: он не чувствовал ни усталости, ни наступивших зимних холодов; в декабре он работал с открытыми окнами. 14 января книга была окончена. Бутылка чернил, купленная Виктором Гюго в первый день работы, была опустошена; он дошел до последней строчки и до последней капли, и у него даже мелькнула мысль изменить название и озаглавить роман „Что содержится в бутылке чернил“»[1].

Писатель окунулся в работу. Окончательный вариант существенно отличался от первоначального замысла. А главное: действие разворачивалось с динамизмом, на огромной скорости — как и положено в приключенческом романе, обходя порой подлинные исторические события и не обращая внимания на них[6].

Историзм[править]

Этим романом писатель открыл для себя целую серию исторических романов, которые еще ему предстояло написать. Это был его первый исторический роман.

Скрупулезно изучив детали собора, автор населил местность вокруг него — Гревскую площадь (ныне: Площадь Отель-де-Виль) — своими героями[6]. В. Гюго придумал образы главных персонажей. Это — Эсмеральда, архидьякон Собора Парижской Богоматери Клод Фролло, звонарь собора горбун Квазимодо, капитан Феб де Шатопер, настоящая мать Эсмеральды Гудула и т. д. Но это касается основных героев романа. Считается, что ни одно из имен второстепенных действующих лиц, в том числе Пьера Гренгуара, не придумано Гюго, все они взяты из старинных источников. А прототипом лицемера-святоши Клода Фролло послужил первый викарий собора аббат Эгже[1][5].

Из реальных исторических событий автором указано в романе лишь одно: приезд послов для заключения брака дофина и Маргариты Фландской в январе 1482 год, еще упоминаются исторические реальные лица: король Людовик XI, кардинал Бурбонский, Маргарита Фландрская[1]. Всё остальное — это литературный вымысел. Обращаясь к истории, писатель не ставил перед собой цели изучить исторические процессы, их закономерность, проследить историческое развитие характеров[6]; В.Гюго писал в первую очередь приключенческий роман.

Автор закончил роман в 1831 году, то есть написание совпало с очередной французской революцией. То, что происходило вокруг, не могло не сказаться и на самом писателе. А это значит, что социальный аспект не мог не войти в канву его произведения[6]. Социальный — разоблачительный — отклик романа на исторические события — уже не средневековые, а времени написания — занял немалое место. Это выразилось в разных видах любви к героине красавице Эсмеральде; все влюбленные в нее любят ее по-разному: чья-то любовь приносит беды и даже смерть (Клод Фролло), чья-то — эгоистична и поверхностна (Феб), а внешне урод способен на настоящие возвышающие глубокие чувства (Квазимодо). Именно в любви как сильнейшем из чувств автор выразил нравственные критерии персонажей, и именно социально низшим слоям отвел самые благородные роли.

В романе он уделил огромное место самому собору — реальной конструкции, на фоне которого развиваются трагедии персонажей. Сам собор становится не просто местом действия, но и своеобразным персонажем — наблюдателем[5].

И вместе с тем произведение не претендует на историчность. Это приключенческий роман с использованием исторического материала. Гюго и сам откровенно признавался в том, что история как таковая не интересовала его в романе: «У книги нет никаких притязаний на историю, разве что на описание с известным знанием и известным тщанием, но лишь обзорно и урывками, состояния нравов, верований, законов, искусств, наконец, цивилизации в пятнадцатом веке. Впрочем, это в книге не главное. Если у нее и есть одно достоинство, то оно в том, что она — произведение, созданное воображением, причудой и фантазией»[5].

Сюжет[править]

Сей раздел не завершен.

Лучше всего прочитать роман в переводе на русском языке (или на любом языке, которым владеете).

Сюжет многослоен, в нем много разных линий, переплетающихся друг с другом.

Гюго четко определил дату начала действий в своем произведении — 6 января 1482 года[4].

Литературные особенности[править]

Сей раздел не завершен.

Роман «Собор Парижской Богоматери» — произведение, отвечающее жанру романтизма.

И сюжет романа, и образы персонажей, и описание событий глубоко романтические[7]. Это не просто одно из романтических произведений литературы, роман «Собор Парижской Богоматери» является ярчайшим образцом первого периода развития романтизма, хрестоматийным его примером[8].

Все трагические перипетии доведены до самого конца, во всем контрасты: добро и зло, глубокие чистые чувства и преступные страсти противопоставлены в полную силу, контраст прекрасного и безобразного в образе Квазимодо, все самые прекрасные черты воплощены в героине романа Эсмеральде — всё это яркие признаки романтического произведения[7][8].

Так выглядело первое издание (1831).

И тем не менее, в отличие от героев литературы XVII—XVIII веков, приверженных простым и ясным однобоким образам, герои Гюго уже сочетают в себе противоречивые качества. Широко пользуясь романтическим приемом контрастного изображения и иногда сознательно преувеличивая, обращаясь к гротеску, писатель создает сложные неоднозначные характеры[8].

Издание[править]

Роман вышел в свет 16 марта 1831 года в издательстве Шарля Госслена.

И это был успех. Не только потому, что писателю все-таки каким-то чудным образом удалось поспеть вовремя. Это был литературный успех.

К концу 1831 года роман «Собор Парижской Богоматери» выдержал семь изданий[1].

Затем авторские права были перепроданы и перешли к издателю Рандюэлю, выпустившему в 1832 году восьмое издание, дополненное тремя главами, не вошедшими в издание Гослена (глава VI книги IV — «Нелюбовь народа» — и две главы, образующие книгу V, — «Abbas beati Martini» и «Вот это убьет то»)[1].

Успех романа был такой, что на его основе стали появляться другие произведения, первым из которых стала опера «Эсмеральда» (La Esmeralda) в четырех актах, композитор Луиза Бертен (Louise Bertin), а либретто по собственному роману сочинял сам автор — Виктор Гюго. Премьера прошла в Королевской академии музыки (ныне Парижская опера) 14 ноября 1836 года[9].

Переводы[править]

Популярность роман приобрел сразу же, едва выйдя из печати.

И тут же его стали переводить на другие языки.

В Германии получила известность пятиактная пьеса с прологом «Звонарь из Нотр-Дам» (Der Glockner von Notre-Dame) Ш. Бирх-Пфейффер (Charlotte Birch-Pfeiffer; 1800—1868), написанная на основе романа «Собор Парижской Богоматери» — источники утверждают, что птеса была опубликована в 1839 году[10], но этого не может быть, так как за два года до того, в 1837 году она была переведена на русский язык Василием Андреевичем Каратыгиным; следовательно, немецкая пьеса была опубликована несколько раньше.

На русском языке[править]

Имя французского писателя Виктора Гюго стало известно в России уже в конце 1820-х — начале 1830-х годов[11]. Тут сошлось многое: Россия к этому времени стала ощущать себя полноценным европейским государством и не собиралась отставать от Европы ни в чем — ни в развитии наук, ни техники, ни искусств; и то что было модно в Париже, немедленно перенималось всей Европой, а в том числе и Россией (правда, лишь столичной ее частью — Москвой и Санкт-Петербургом); и произведения талантливого писателя, получившего известность во Франции, тут же находили отклик и в России. Слава Гюго в России 1830-х годов быстро росла. Его основные произведения становились почти сразу же после их появления на французском языке — и в оригинале, и в переводах — достоянием русского читателя[11], тем более, что вся грамотная России в эти годы говорила по-французски не хуже, а порой и лучше, чем по-русски.

Ко времени выхода из печати романа «Собор Парижской Богоматери», то есть к 1831 году, имя его автора было хорошо знакомо русским читателям. Отрывки из этого романа появились в русском переводе уже в год его выхода в свет и продолжали публиковаться в следующем году — в московских журналах «Московский телеграф» и «Телескоп»[4]. Но полностью русский перевод романа не смог тогда появиться из-за цензурных препятствий[11][12]. Всякие французские революционные сдвиги российского императора и его свиту мало привлекали, им вполне хватило восстания декабристов, напугавшего Николая Первого до конца его жизни.

Правда, грамотная Россия могла прочитать роман, изданный в других странах и на других языках, что и делалось. К тому же появились произведения-переводы на тему получившего мировую известность романа Виктора Гюго. Так, драматическая актриса Шарлотта Бирх-Пфейффер (1800—1868) написала собственное изложение этого романа под названием «Звонарь из Нотр-Дам» (Der Glöckner von Notre Dame) на немецком языке. По другим версиям, ее произведение носила название «Der Glockner von Paris» («Парижский звонарь»)[12]. По всей видимости, актриса в это время служила в Петербурге в немецком отделении российской императорской труппы и потому ее пересказ более соответствовал российской цензуре, чем сам роман В. Гюго[12]. Именно в таком виде, переработанном в пьесу, новое произведение, лишь издали напоминающее сюжет романа В. Гюго, появилось в репертуаре Немецкого отделение Петербургской императорской труппы в 1835 году[12], причем актер Немецкой труппы Барлов, выбравший перевод-пересказ Пфейффер для собственного бенефиса, много изменил в сюжете по требованию российского Цензурного комитета[12].

В таком вот виде перевод-пересказ произведения Гюго получил известность и привлек внимание актера Петербургской императорской труппы В. А. Каратыгина, и на ее основе он создал свой авторизованный перевод на русском языке с еще более углубленными цензурными изменениями[12] — пьесу-дилогию (из двух частей) «Алый башмачок» и «Эсмеральда, или Четыре рода любви»[13]. Тут надо добавить, что существует и иная версия истории создания пьесы, которая гласит, что перевод был сделан не самим Василием Андреевичем Каратыгиным, а его женой, тоже драматической актрисой Петербургской императорской труппы А. М. Каратыгиной.

Варвара Асенкова в роли Эсмеральды («Эсмеральда, или Четыре рода любви»). Литография с акварели Владимира Гау, 1838

Как бы то ни было, появилась пьеса на русском языке по мотивам известного романа В. Гюго. Правда, создавая пьесу на основе романа В. Гюго, автор (то ли Василий Каратыгин, то ли Александра Каратыгина, то ли они совместно) переводил не произведение В. Гюго, а пьесу на немецком языке Ш. Бирх-Пфейффер, которая сама подошла к процессу весьма творчески и многое изменила, после чего свои изменения внес актер Немецкого отделения Барлов, а продолжил традицию обновленных сюжетных коллизий и четко следовал ей В. Каратыгин (или А. Каратыгина): действие теперь происходило не в Париже, а в Антверпене, не при Людовике XI, а при Герцоге, которого имя даже не упоминалось; вместо Собора Парижской богоматери декорация представляла Антверпенский магистрат; духовного лицо было переделано в светское (Синдик); народные возмущения были заменены на робкие намерения цыган освободить Эсмеральду из магистрата, в котором она находилась не по распоряжениям правительства, но вследствие похищения ее отрицательным Квазимодо[12], капитан-сердцеед Феб превратился в благородного рыцаря[14].

Надо сказать, что прежде чем попасть на сцену, русский вариант еще неоднократно претерпевал сюжетные изменения, и театральной премьере предшествовала долгая переписка между министром императорского двора князем П. М. Волконским и директором императорских театров А. М. Гедеоновым[12], серьёзно отнёсшихся к означенной постановке в борьбе за недопустимость хоть какой-то крамолы. Однако Николай Первый, узнав о постановке, запретил ее, и лишь получив все документации о совершенно обновленном тексте, соизволил разрешить спектакль[12].

Премьера пьесы «Эсмеральда, или Четыре рода любви» (даже в названии не упоминалось, что это переделка «Собора Парижской Богоматери»), состоявшая из пяти действий и пролога, прошла в Петербургской императорской труппе 31 мая 1837 года в Александринком театре[15] в бенефис А. Каратыгиной в роли матери Эсмеральды[12], в роли Эсмеральды — Варвара Асенкова[16], В. А. Каратыгин — Клод Фрoлло, превращенный в синдика, Я. Г. Брянский был в небольшой роли Квазимодо. Кстати, именно работа Брянского обратила на себя внимание критики. «В этой роли,— писал рецензент „Русского инвалида“,— почти бессловной, требующей по большей части игры мимической, есть только одно замечательное место, кажется, переведенное из Гюго, именно то, где Квазимодо, звонарь, отчужденный от всего мира своим ужасным безобразием, говорит о единственных друзьях своих — колоколах, и говорит о них с восторгом страсти. Это место было выполнено г-м Брянским превосходно, так что произвело всеобщее энтузиастическое одобрение; для одного этого места стоит несколько раз смотреть длинную, скучную драму „Эсмеральду“». И хотя рецензент назвал драму скучной, на самом деле спектакль не сходил со сцены еще долго, пользуясь не только огромным успехом, но и став самым популярным спектаклем Петербургской драматической труппы на несколько лет[12]. Художник В. Гау запечатлел актрису Варвару Асенкову в роли Эсмеральды в этом спектакле[17][18]. Спектакль шел в двух частях: первая часть — пролог — под названием «Алый бышмачок», а уже вторая часть «Эсмеральда, или Четыре рода любви»[19].

14 января 1838 года — то есть через несколько месяцев после петербургской премьеры — эта же пьеса уже игралась в московской императорской труппе — на сцене московского Большого театра в бенефис М. Д. Львовой-Синецкой[20] с музыкой А. Е. Варламова.

Первый полный перевод «Собора Парижской Богоматери» на русском языке (вероятно, Ю. П. Померанцевой) появился в журнале братьев Достоевских «Время» только в 1862 году[8], а в виде книги вышел наконец лишь в Петербурге в 1874 году[11][4].

В 1887 году К. А. Тарновский переделал этот роман в драму под заглавием «Дела давно минувших дней» (Москва, 1887)[1].

25 марта 1926 Московский Малый театр показал новую постановку пьесы по известному роману; пьеса в 4 актах «Собор парижской богоматери» Н. А. Крашенинникова по роману В. Гюго, постановка И. С. Платона и Н. Ф. Костромского.

Ныне сосуществует несколько переводов романа на русский язык.

Значение[править]

Сей раздел не завершен.

Роман вошел в классику мировой литературы.

Среди произведений на основе романа[править]

Собор Парижской Богоматери (Франция-Италия, 1956). Классическая экранизация одноименного романа Виктора Гюго. Режиссер Жан Деланнуа. В ролях: Джина Лоллобриджида (Эсмеральда), Энтони Куинн (Квазимодо), Ален Кюни (Клод Фролло), Жан Дане (Феб), Жан Тиссье (король Людовик XI) и др. (см.: https://zona.mobi/movies/sobor-parizhskoi-bogomateri)

Роман «Собор Парижской Богоматери», переведенный на множество языков, пользовался такой популярностью, что стал основой множества других произведений. Все их перечислить нет никакой возможности. Только во Франции за эти почти два столетия прошло несколько разных драматических пьес в разных театрах; ставились оперы, балеты, фильмы, радио- и телепостановки, мюзиклы. Да и другие страны на других языках не отставали. Только киноверсий выпущено около 20 на разных языках, не считая нескольких телесериалов.

Среди произведений:

  • 1836 — опера «Эсмеральда», композитор Луиза Бертен; автор либретто сам Виктор Гюго
  •  ? — пьеса «Звонарь из Нотр-Дам» (Der Glöckner von Notre Dame) Ш. Бирх-Пфейффер (на немецком языке)
  • 1837 — «Эсмеральда, или Четыре рода любви» по роману Гюго «Собор парижской богоматери» в авторизованном переводе с немецкой пьесы В. А. Каратыгина.
  • опера «Эсмеральда», композитор А. С. Даргомыжский. Написана в 1838—1841 годах. Первая постановка: Москва, Большой театр, 5 (17) декабря 1847 года.
  • 1844 — балет «Эсмеральда», балетмейстер Жюль Перро, композитор Цезарь Пуни
  • 1883 — опера «Эсмеральда», композитор Артур Горинг Тома
  • 1902 — балет «Дочь Гудулы, или Эсмеральда», балетмейстер А. А. Горский, композитор А. Ю. Симон
  • 1902—1904 — опера «Нотр-Дам» (Notre Dame), композитор Франц Шмидт (нем. Franz Schmidt); постановка: Вена, 1914
  • 1905 — «Эсмеральда» (фильм, 1905)
  • 1911 — «Горбун из Нотр-Дама» (фильм, 1911)
  • 1917 — «Любимица Парижа» (The Darling of Paris, 1917 film)
  • 1922 — «Эсмеральда» (фильм, 1922)
  • 1923 — «Горбун из Нотр-Дама» (фильм, 1923) — драма с элементами фильма ужасов, США
  • 1926 — драматический спектакль «Собор парижской богоматери», Малый театр, Москва (на русском языке); автор пьесы по роману Н. А. Крашенинников, постановка И. С. Платона и Н. Ф. Костромского.
  • 1939 — «Горбун Собора Парижской Богоматери» (фильм)
  • 1956 — «Собор Парижской Богоматери» (фильм, 1956) — см. видеоролик
  • 1965 — балет «Собор Парижской Богоматери» (Notre-Dame de Paris), балетмейстер Ролан Пети
  • 1966 — «Горбун из Нотр-Дама» (фильм, 1966)
  • 1977 — «Горбун из Нотр-Дама» (фильм, 1977)
  • 1982 — «Горбун из Нотр-Дама» (фильм, 1982)
  • 1986 — «Горбун из Нотр-Дама» (фильм, 1986)
  • 1996 — «Горбун из Нотр-Дама» (мультфильм) — рисованный мультфильм-мюзикл, студия Дисней, 1996 год.
  • 1997 — «Горбун из Нотр Дама» (фильм, 1997)
  • 1998 — мюзикл «Нотр-Дам де Пари»
  • 1998 — балет «Собор Парижской Богоматери» (The Hunchback of Notre Dame), балетмейстер Michael Pink, композитор Philip Feeney
  • 1999 — «Квазимодо» (фильм)
  • 2009 — балет Ringaren i Notre Dame, бадетмейстер Pär Isberg, композитор Stefan Nilsson, Шведский королевский балет (Royal Swedish Ballet)

Источники[править]

  1. 1,00 1,01 1,02 1,03 1,04 1,05 1,06 1,07 1,08 1,09 1,10 1,11 В. Гюго — Собор Парижской Богоматери
  2. Собор Парижской Богоматери как архитектурный готический памятник
  3. Урок-анализ на тему «Образы главных героев романа В.Гюго „Собор Парижской Богоматери“»
  4. 4,0 4,1 4,2 4,3 4,4 4,5 Собор Парижской Богоматери
  5. 5,0 5,1 5,2 5,3 5,4 5,5 ИСТОРИЯ РОМАНА «СОБОР ПАРИЖСКОЙ БОГОМАТЕРИ»
  6. 6,0 6,1 6,2 6,3 Роман Виктора Гюго «Собор Парижской Богоматери»
  7. 7,0 7,1 Романтическое изображение действительности в романе Виктора Гюго «Собор Парижской Богоматери»
  8. 8,0 8,1 8,2 8,3 Романтические принципы в романе В. Гюго «Собор Парижской Богоматери»
  9. La Esmeralda
  10. Oxford Companion to German Literature: Charlotte Birch-Pfeiffer
  11. 11,0 11,1 11,2 11,3 <ПРЕДИСЛОВИЕ К ПУБЛИКАЦИИ ПЕРЕВОДА РОМАНА В. ГЮГО «СОБОР ПАРИЖСКОЙ БОГОМАТЕРИ»>; автор Г. М. Фридлендер
  12. 12,00 12,01 12,02 12,03 12,04 12,05 12,06 12,07 12,08 12,09 12,10 М. Пекелис — Даргомыжский и его окружение. Глава пятая
  13. Театральная мастерская
  14. Биографии. История жизни великих людей // Асенкова Варвара Николаевна
  15. История русского театра
  16. Василий Андреевич Каратыгин
  17. Владимир Иванович Гау
  18. Александринский театр | А Р Т И С Т Ы
  19. ИСТОРИЯ РУССКОГО ТЕАТРА
  20. Сайт Малого театра