София в философии Владимира Соловьёва

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Мистика судьбы. Три мистических свидания Владимира Соловьёва

София в философии В. С. Соловьёва — философская идея о Софии (греч. «Мудрость») в трудах русского философа XIX века Владимира Сергеевича Соловьёва. Занимает существенное место в его творчестве, прямо или косвенно фигурируя во всех его произведениях. В идею о Софии, которую он также называет как Премудрость или Божественная Премудрость, Соловьёв вкладывает множество смыслов — от собственно философского до поэтического. При этом для Соловьёва, который, как считается, был визионером, София была не просто некоторой метафизической сущностью, но и неким наглядным образом и личностью в виде прекрасной женщины, которая трижды являлась ему в видениях.[1]

Содержание

[править] Философские аспекты Софии В. С. Соловьёва

По словам самого В. Соловьёва приведённым в одном из его сочинений, «София — Великое, царственное и женственное Существо». Понятие Софии в произведениях и философии Соловьёва весьма многогранно и местами расплывчато. Некоторые исследователи (например С. В. Перевезенцев) выделяют следующие основные аспекты:[2]

  • София — «небесное Существо, отделенное от тьмы земной материи»
  • София является истинной причиной творения мира
  • София является целью, к которой направляется существование мира
  • София — это «объединяющая сила разделенного и раздробленного мирового бытия»

Известный советский исследователь А. Ф. Лосев в своей работе «Владимир Соловьёв и его время» проводит более подробный анализ идеи о Софии, выделяя несколько большее количество аспектов[3], и основываясь на других критериях их выделения. При этом Лосев предварительно замечает, что идея о Софии является не продуманной до конца и расплывчатой:

Самое главное заключается, однако, в том, что не только идея вселенской церкви, но также и теория Софии, несмотря на всю заинтересованность Вл. Соловьева в этих областях, тоже осталась непродуманной до конца и несформулированной в каком-нибудь безупречном и несомненном виде. Тут мы имеем интересный пример философской мысли, которая одновременно и заострена чрезвычайно критически, и находится под сильнейшим влиянием общего пафоса универсализма. Как мы убедимся ниже, София у Вл. Соловьева есть не что иное, как конкретное выражение его общей концепции всеединства.

А. Ф. Лосев, Владимир Соловьёв и его время[3]

Далее А. Ф. Лосев перечисляет и разбирает отдельные аспекты Софии, часть из которых являются не собственно философскими, а скорее поэтическими и чувственно-романтическими:[3]

  1. «Нетварная» (несотворённая) или абсолютная София
  2. «Тварная» (сотворённая) «богочеловеческая» София
  3. София в «тварном космическом» аспекте
  4. София в «тварном общечеловеческом» аспекте — идея о «софийности всего человечества»
  5. София как «Вечная женственность»
  6. Интимно-романтический аспект (личностное отношение В. С. Соловьёва к Софии как к «возлюбленной»)
  7. Эстетически-творческий аспект
  8. Эсхатологический аспект
  9. Магический аспект
  10. Русский национальный момент как десятый аспект

[править] Некоторые цитаты о Софии

Таким образом, вечная Премудрость и есть решит, женское начало, или глава всякого существования, как Иегова, Ягве Елогим, Триединый Бог есть рош, его активное начало или глава. Но, согласно книге Бытия, Бог создал небо и землю в этой решит, в Своей существенной Премудрости. Это обозначает, что сказанная Божественная Премудрость представляет не только существенное и актуальное всеединство абсолютного существа или субстанцию Бога, но и содержит в себе объединяющую мощь разделенного и раздробленного мирового бытия. Будучи завершенным единством всего в Боге, она становится также и единством Бога и внебожественного существования. Она представляет, таким образом, истинную причину творения и его цель — принцип, в котором Бог создал небо и землю. Если она субстанционально и от века пребывает в Боге, то действительно осуществляется она в мире, последовательно воплощается в нем, приводя его к все более и более совершенному единству.

В. С. Соловьёв, Россия и вселенская церковь[4]

[править] София как причина и цель творения

С точки зрения Соловьева, в начале и основе мира лежит идеальный мир — некое Абсолютное, которое можно рассматривать как философского Бога. Это Абсолютное (Бог) порождает внутри себя одновременно Единое (порядок) и множественное (хаос). В совокупности Абсолютное (Бог), Единое и множественное составляют идеальное «Всеединое», в котором содержатся идеальные сущности всех вещей реального мира. При этом София, по мнению Соловьёва, и является истинной причиной, которая побуждает Всеединое (Бога) к рождению реального мира.[2]

София, по мнению Соловьёва, представляет собой некоторую Мудрость Бога, которая является не только причиной, но и целью творения. София, побудив Бога к творению реального мира, продолжает оставаться в этом мире и реализует себя как цель создания реального мира.[2]

[править] София как любовь и объединяющая сила

София В. С. Соловьёва является также символом и наглядным образом любви. Поскольку любовь, по мнению Соловьёва — это то, что объединяет, сама София является, таким образом, объединяющим началом. Мир, состоящий из множества разнообразных и разнокачественных предметов и явлений, тем не менее не рассыпается на отдельные части — все его части взаимосвязаны и взаимообусловлены. Тем, что объединяет отдельные части мира и не даёт ему распасться и раздробиться, является, по мнению Соловьёва, София — начало любви. Помимо основополагающей роли в объединении мира в одно целое, София является также тем, что объединяет в единое целое людей и человечество, причём не только на настоящее или какое-либо другое время, но и на всём временном протяжении — все поколения человечества, как прошлые так и будущие.[5]

[править] Чувственно-эмоциональный и поэтический характер Софии В. С. Соловьёва

Отмечено, что идея Софии Вл. Соловьёва является не столько философским, сколько поэтическим понятием, которое гораздо ближе стоит к области поэтического творчества, чем к науке. София придаёт всей философии Соловьёва чувственно-эмоциональный и религиозно-поэтический характер.[6] Например, в поэме В. С. Соловьёва «Три свидания» София описывается Соловьёвым как возлюбленная, как вечная подруга, как нечто существующее в бесконечности и одновременно с этим — некая личность и предмет любовного стремления философа-поэта, несмотря на всю бесконечность Софии.[3]

Причиной введения Соловьёвым в свою философию «ненаучного» и поэтического образа Софии, как считается некоторыми исследователями, было его сознательное стремление избежать придания односторонне-рационалистического характера своей философии. Соловьёв стремился избегать всякой односторонности. Это было программным положением его философии, прямо вытекающим из принципа всеединства, который он утверждал. Одной из таких односторонностей он считал рационализм, который стремится изгнать из жизни момент неопределённости, иррациональности и сверхрациональности. И чтобы избегнуть односторонностей, навязываемых рационализмом, Соловьёв, как предполагается, и внёс в своё философское учение идею о Софии.[6]

[править] Встречи В. С. Соловьёва с Софией

Считается, что Соловьёв трижды встречался с Софией в своих видениях, о чём он рассказал в своём стихотворении «Три свидания». Первое свидание произошло в детстве, когда ему было 9 лет, а он находился на богослужении в церкви. Второй раз он увидел её в читальном зале Британского музея в Лондоне, во время этой встречи София повелела ему отправиться в Египет, что стало причиной его неожиданного для окружающих путешествия из Лондона в Египет. И третий раз его «свидание» с Софией произошло уже в Египте, недалеко от Каира, в пустыне, куда философ специально отправился пешком, явно ожидая новую встречу.[1]

А. П. Козырев, выполнивший перевод написанной на французском языке рукописи В. С. Соловьёва «София», утверждает, что на страницах рукописи обнаружены места, написанные медиумическим (также называемом автоматическим) письмом — это письмо, когда «мы имеем дело не просто с записями, написанными в особом душевном состоянии, но с текстами, сообщенными другим субъектом, а не исходящими из сознания записывающего». Всего в рукописи «Софии» встречается около десяти случаев такого письма, многие из которых выглядят как любовные признания являвшегося Соловьёву существа, которое он принимал за Софию.[7]

В «Софии» встречаются три фрагмента, в которых медиумическое письмо содержательно инкорпорировано в текст рукописи, о чем можно судить по изменившемуся почерку, слитному написанию слов, хотя имя Софии в них и отсутствует. В остальных же случаях медиумическая запись, как правило, предваряется и завершается именем Sophie. После него иногда стоит крест.


В софийных записях содержание довольно однообразно: бесконечные признания Софии в любви к своему адепту, выражение желания соединиться с ним, просьба никогда не расставаться с ней. Тема избранничества Соловьева прослеживается в них постоянно. Нередко встречаются и указания, советы: вернуться в Петербург, ехать в Индию (!), рассуждать о началах и т. д. В медиумической записи на листе с планом трактата мы обнаруживаем обещание Софии «сообщать посредством письма все, что ты должен делать относительно твоего дальнейшего просвещения светом духовным». Однако, в основном записи касаются именно взаимоотношений Софии и ее возлюбленного. Записей, сообщающих нечто, касающееся собственно философских и теософских занятий Соловьева сравнительно немного.

А.П.Козырев, Парадоксы незавершенного трактата[7]

[править] См. также

[править] Источники

  1. 1,0 1,1 В. Ф. Шаповалов Основы философии. От классики до современности. — 2-е изд., дополненное. — М.: ФАИР-ПРЕСС, 2001. — С. 351. — 608 с. — 5000 экз. — ISBN 5-8183-0225-3.
  2. 2,0 2,1 2,2 Перевезенцев С. В. Владимир Сергеевич Соловьев. Образовательный портал "Слово". Проверено 26 июня 2013.
  3. 3,0 3,1 3,2 3,3 А. Ф. Лосев, Владимир Соловьёв и его время, гл. «Теоретическая философия»
  4. В. С. Соловьёв, Россия и вселенская церковь (пер. с французского Г. А. Рачинского) на сайте «Библиотека „Вехи“», книга 3, глава 5
  5. В. Ф. Шаповалов Основы философии. От классики до современности. — 2-е изд., дополненное. — М.: ФАИР-ПРЕСС, 2001. — С. 353. — 608 с. — 5000 экз. — ISBN 5-8183-0225-3.
  6. 6,0 6,1 В. Ф. Шаповалов Основы философии. От классики до современности. — 2-е изд., дополненное. — М.: ФАИР-ПРЕСС, 2001. — С. 352. — 608 с. — 5000 экз. — ISBN 5-8183-0225-3.
  7. 7,0 7,1 А. П. Козырев, Парадоксы незавершенного трактата. К публикации перевода французской рукописи Владимира Соловьева «София». на сайте «Библиотека „Вехи“»

[править] Ссылки

Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты