Пиковая дама (опера)

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
← другие значения
Экранизация одноименной оперы Петра Чайковского. Диплом на конкурсе фильмов УНИАТЕК (1960)
«Пиковая дама». Исполнители: Владимир Атлантов, Тамара Милашкина, Елена Образцова, Юрий Мазурок; дирижер Юрий Симонов. Москова, Большой театр
«Пиковая дама», Метрополитен-опера, Нью-Йорк, США. Исполнители: Пласидо Доминго, Дмитрий Хворостовский; дирижер Гергиев
Queen of Spades. Wiener Staatsoper (Венская опера) - 1992; Conductor - Seiji Ozawa. Germann - Vladimir Atlantov, Liza - Mirella Freni, Countess - Martha Mödl, Pauline - Vesselina Kasarova, Yeletzky - Vladimir Chernov, Tomsky - Sergei Leiferkus, Governess - Anna Gonda, Chaplitsky - Franz Kasemann, Masha - Yvette Tannenberg, Surin - Rudolf Mazzola (bass), Chekalinsky - Wilfried Gahmlich (tenor), Narumov - Peter Koeves
Чайковский. Пиковая Дама. Новосибирская опера. Ноябрь 2011. Дирижер - дипломант Национальных театральных Фестивалей «Золотая Маска» Евгений ВОЛЫНСКИЙ. Герман - Народный артист России Владимир ГАЛУЗИН; Лиза - лауреат Международных конкурсов Наталия ТИМЧЕНКО; Графиня - Заслуженная артистка России Татьяна ГОРБУНОВА

«Пиковая дама» — опера П. И. Чайковского в трех действиях по значительно переделанному сюжету одноименной повести А. С. Пушкина. Автор либретто брат композитора М. И. Чайковский.

Премьера оперы состоялась 7 (19) декабря 1890 года в Мариинском театре (Петербургская императорская труппа) в Петербурге.

Содержание

[править] Литературная основа

Литературной основой для оперы послужила маленькая повесть Александра Сергеевича Пушкина «Пиковая дама». Это небольшое произведение было закончено им осенью 1833 года в селе Болдино[1]. Главный персонаж, военный инженер Германн, одержим страстью к игре в карты. Однажды из разговора он узнает, что бабушка его сослуживца Томского — старая графиня, проживающая вместе с бедной воспитанницей Лизой, — знает тайну трех карт; обладатель этой тайны всегда выигрывает. Германн решает во что бы то ни стало вызнать эту тайну. Он составляет план, как проникнуть в дом старой графини, а там прийти к ней и спросить про три карты. Для этого он решает использовать бедную воспитанницу Лизу: ухаживая за ней, он сможет получить приглашение в дом. Его план срабатывает, и Лиза тайно приглашает его в дом. Но не Лиза интересует Германна, а старая графиня. Однако напуганная его появлением, графиня умирает, так и не открыв тайны трех карт. А ночью графиня сама является ему и называет эти три карты: тройка, семерка, туз. Германн спешит за игорный стол. Теперь он всегда выигрывает. Но вдруг за игрой у него в руке оказывается совсем другая карта — не та, на которую поставил Германн, — а пиковая дама, и в ней он узнает старую графиню.

Пушкин заканчивает историю тем, что Германн сходит с ума, Лиза удачно выходит замуж и сама заводит воспитанницу, а Томский, внук графини, повышен по службе и женится… Иначе говоря: все, кто не поменял жизнь на вымышленные игры, — у тех все хорошо, а вот тот, у кого игры превыше простых человеческих чувств и понятий о чести, честности, порядочности, благожелательности — тот пусть пеняет на себя…

Кстати, сам сюжет повести был навеян разговором Пушкина с его дальним родственником князем Сергем Григорьевичем Голицыным (1803—1868), рассказавшим, как он, проигравшись в карты, пошел просить деньги у своей скуповатой богатой бабки, — коей он приходился, правда, не родным внуком, а внучатым племянником, — а та по скупости денег не дала, но зато назвала ему три карты, подсказанные ей когда-то в Париже Сен-Жерменом; внучатый племянник последовал совету двоюродной бабушки и отыгрался[2][3]. А этой двоюродной бабушкой была Наталья Петровна Голицына, урождённая Чернышёва, мать московского губернатора Д. В. Голицына. Да и образ старой графини в повести был не придуман Пушкиным, а подсказан вполне конкретным прототипом. Правда, на роль прототипов претендуют сразу несколько известных русских аристократок, и среди них — та самая княгиня Наталья Петровна Голицына[4].

Упоминаемый Пушкиным граф Сен-Жермен (фр. Le Comte de Saint-Germain, ок. 1696—1784) — тоже лицо реальное: авантюрист, алхимик, путешественник, оставивший неизгладимый мистический след в разных странах, где он успел побывать.

Есть прототипы и у других персонажей. Например, под именем Чекалинского у Пушкина действует весьма известный в ту пору на весь Петербург карточный игрок В. С. Огонь-Догановский. Для столичных читателей первой трети 19 века все эти фигуры оказывались вполне узнаваемы.

Критик В. Г. Белинский назвал эту пушкинскую повесть «анекдотом»[1]. Простой сюжет-моралите в легком бытовом стиле не предвещал литературному произведению тех мистических и трагедийных изворотов, которым она оказалась подвергнута впоследствии. Через много лет уже другой критик Владислав Ходасевич писал о «Пиковой даме» как о сюжете с характерными, по его мнению, для Пушкина произведениями в стиле «соприкосновения человеческой личности с тёмными силами».

[править] Использования сюжета

Французский писатель Проспер Мериме в 1843 году перевел пушкинскую повесть на французский язык, а через семь лет — в 1851 году — этот перевод послужил вдохновением для создания 3-актной оперы[5], но это была не та опера, музыку к которой сочинил Чайковский и которая стала общепризнанным мировым шедевром. Нет, автором музыки стал французский композитор Жак Франсуа Фроманталь Галеви, а либретто на основе литературного перевода П. Мериме было создано известным французским драматургом Эженом Скрибом. Называлась опера тоже по-французски: «La Dame de pique». Однако Э. Скриб подошел к процессу творчески, он так изменил сюжет, что от его первоначального вида осталось не слишком много: имя героя оказалось изменено, старуха-графиня превратилась в молодую польскую принцессу, постигли изменения и других персонажей[5][6].

На этом сценическая история пушкинского сюжета не закончилась. В 1864 году[5] он увидел свет рампы уже в виде оперетты, автором которой стал австрийский композитор Франц фон Зуппе (нем. Franz von Suppe; 1819—1895). Оригинальное название оперетты звучало: Die Kartenschlägerin, а ее премьера успешно прошла в Венском театре.

Так что к моменту, когда пушкинская повесть «Пиковая дама» попала в поле зрения дирекции Петербургской императорской труппы в качестве сюжета для оперного либретто, она уже насчитывала долгую сценическую историю.

Впрочем, поначалу самого Петра Ильича этот сюжет не заинтересовал[5].

[править] История создания

Инициатором создания оперы стал Иван Александрович Всеволожский (1835—1909), директор императорских театров, по инициативе которого было создано немало величайших произведений, составивших впоследствии мировую классику. Он и пригласил композитора Чайковского для создания оперы. Начало переговоров дирекции императорских театров с П. И. Чайковским относится к 1887/1888 годам[7]. Но Петра Ильича сюжет не вдохновил. Легкая история-моралите не показалась ему основой для написания большого музыкального драматургически насыщенного произведения, каким должна быть, по его понятиям, опера. Однако за дело взялся младший брат композитора, Модест Ильич Чайковский, к этому времени начавший литературную деятельность под псевдонимом Говоров. Он и стал писать либретто для старшего брата. Раз старший брат решил, что сюжет мало насыщен драматургически, младший брат стал его «насыщать».

Вскоре композитору П.Чайковскому было представлено либретто литератора М.Чайковского с претерпевшими большие изменения персонажами. От пушкинской гениальной легкости не осталось и следа, счастливый конец заменен на мистически-трагедийный со смертельным исходом главных героев — подобная идея одержимости влечения к смерти стала созвучна вообще европейским настроениям конца века[8], поэтому такое изменение сюжета не вызвало в кругах приверженцев творчества Пушкина большого неприятия; все действие оперы перенеслось по сравнению с пушкинской повестью на несколько десятилетий раньше — в эпоху Екатерины Второй; старуха-графиня бабушка Томского стала бабушкой Лизы; был введен новый персонаж — князь Елецкий; главный герой, и так томящийся в страсти азартных игр, обрел дополнительные любовные страсти (появилась новая сюжетная линия отношений с Лизой); а чтобы уж совсем уйти от первоисточника, пушкинский Германн (с двойным нн) был переименован в Германа (с одним н).

Такая мистическая трагедийность, которая вышла на первый план сюжета оперы, вполне соответствовала и душевному состоянию композитора. В том же 1890 г., когда сочинялась опера, Чайковский писал из Рима русской меценатке Надежде Филаретовне фон Мекк: «В России теперь что-то неладное творится… Молодежь бунтует. И атмосфера русская, в сущности, очень мрачная. Но все это не мешает мне любить ее какой-то страстной любовью»[8].

DamePique1.jpg
Сцены из первой постановки 7 декабря 1890 г. Мариинский театр, Петербург

[править] Действующие лица

  • Герман (тенор)
  • Граф Томский (баритон)
  • Князь Елецкий (баритон)
  • Чекалинский (тенор)
  • Сурин (бас)[9]
  • Чаплицкий (тенор)
  • Нарумов (бас)
  • Распорядитель (тенор)
  • Графиня (меццо-сопрано)
  • Лиза (сопрано)
  • Полина (контральто)
  • Гувернантка (меццо-сопрано)
  • Маша (сопрано)
  • Мальчик (без пения)

Действующие лица в интермедии:

  • Прилепа (сопрано)
  • Миловзор (Полина) (контральто)
  • Златогор (граф Томский) (баритон)
  • Нянюшки, гувернантки, прогуливающиеся, гости, дети, игроки

Место действия: Петербург. Время действия: не позднее 1796 года — поскольку в этом году Екатерина II умерла.

Кстати, в опере имело место еще одно действующее лицо: императрица Екатерина Вторая. Однако выводить ее на оперную сцену в качестве сценического персонажа было строго запрещено как представительницу царствующей династии Романовых — такой указ издал еще император Николай I. Драматического театра этот указ не касался — там представители императорской семьи могли появиться — если, конечно, образ будет проверен цензурой и соответствовать всем качествам положительного героя. А вот исполнять оперные арии и балетные дивертисменты от имени лиц императорского дома было категорически запрещено (это касалось только Романовых — «Борис Годунов» и «Князь Игорь» могли чувствовать себя спокойно). Поэтому как действующее лицо императрица Екатерина Великая присутствует — она прибыла на бал, однако в самой оперной сцене она как действующее лицо не появляется.

[править] Краткое содержание

Опера представляет собой трехактное произведение с интродукцией.

Петербург, Летний сад. Гуляют господа, дети играют в окружении нянюшек и гувернанток. Появляется группа офицеров с их сугубо офицерскими разговорами о карточных играх. Впрочем, тема нарушается признанием Германа в том, что он влюблён в прекрасную незнакомку. А через некоторое время он узнает, что его возлюбленная является внучкой старой графини — хранительницы тайны трех счастливых карт — и что у неё уже есть жених — один из сослуживцев Германа князь Елецкий. Герман отягощён двумя страстями — тайной трех карт и любовью к Лизе. И обе эти страсти приводят его в дом графини. Он добивается тайного приглашения от Лизы прийти в дом. Но желание вызнать тайну трех карт приводит его вместо комнаты Лизы в комнату графини.

Комната графини. Герман умоляет её назвать карты, но даже угроза пистолетом не помогла — графиня умирает от страха, не выдав тайну. Лиза в ужасе и горе обвиняет Германа в смерти бабушки.

Ночь, казарма. Страдающий Герман читает записку от Лизы — она назначает ему полуночное свидание у Зимней канавки, чтобы убедиться в его невиновности и любви. В тишине и мраке Герману мерещится призрак графини — она называет ему три заветные карты, но они выиграют, если Герман женится на Лизе.

Зимняя канавка, Лиза ждёт и надеется. Вбегает Герман, но в мыслях у него лишь три заветные карты и желание выиграть. Он спешит в игорный дом, оставляя Лизу. Лиза в отчаянии бросается в Неву.

Игорный дом. Появляется явно «не в себе» Герман. Две карты приносят ему выигрыш. В третью игру с ним вступает жаждущий отмщения Елецкий и выигрыш достаётся ему. Герман вспоминает условие графини, погубленную им Лизу, просит прощения у Елецкого и кончает жизнь самоубийством на глазах у потрясённых игроков.

[править] Работа над музыкой

Титульный лист клавира прижизненного издания

Музыка к опере создавалась полгода — с января 1890 по июнь 1890[7]. Чайковский начал работать над «Пиковой дамой» 19 января 1890 года во Флоренции, там же к 3 (по ст.ст. 15) марту закончил основную работу[5][8], после чего через три месяца, в июле — декабре 1890, вернулся к партитуре и внес много поправок и корректировок, последние правки он вносил даже в процессе репетиций. Полностью работа над музыкой к опере была закончена в селе Фроловское[7].

Композитор ввёл в свою партитуру элементы подлинной музыки российского XVIII века и православного заупокойного пения, звучащего за сценой, что придало всему сценическому произведению некоторое пророческое звучание[8].

В чем-то созданное либретто не устраивало композитора, и он сам изменял и дополнял его в процессе работы над музыкой. Известно, что он сочинил слова к ариям Елецкого (второй акт) и Лизы (третий акт) и к хоровой песне «Ну-ка, светик Машенька»[7].

Кроме того, в ткань оперы он включил известную музыку других композиторов. В сцене в спальне графини использована старинная французская песня «Vive Henri IV». В той же сцене с несущественными изменениями заимствовано начало арии Лоретты из оперы А.Гретри «Ричард Львиное сердце».

Петр Ильич дополнил либретто стихами поэтов XVIII века, что подчеркивало перенос действия в екатерининскую эпоху: К. Н. Батюшкова, Г. Р. Державина, В. А. Жуковского, П. М. Карабанова и К. Ф. Рылеева, положив их стихи на музыку. Дуэт-пастораль Прилепы и Миловзора Чайковский создал на слова русского поэта П. М. Карабанова (1764—1829)[10]. В дуэте Лизы и Полины использовано стихотворение Жуковского «Вечер». Романс Полины «Подруги милые» создан на стихотворение К. Н. Батюшкова «Надпись на гробе пастушки», а хор «Радостно, весело» — на стихи Державина. В торжественном хоре «Славься сим, Екатерина» звучит «Песнь Ея императорскому величеству Екатерине II на победы графа Суворова-Рымникского 1794 года» Г. Р. Державина (имеется в виду постыдная победа А.В. Суворова (Рымникского) при подавлении польского восстания под руководством Костюшко) вместе с музыкой торжественного полонеза О. А. Козловского «Гром победы раздавайся»[7]. В песне Томского «Если б милые девицы» в основу положено стихотворение «Шуточное желание» Державина. Кроме того в либретто Чайковский ввел стихотворение К. Ф. Рылеева «Ах, где те острова…», но в окончательной редакции эта цитата отсутствует и заменена на «Рукописную балладу» А. С. Пушкина «А в ненастные дни…», созданную в такой же ритмической структуре[11].

Главную партию Германа композитор изначально планировал для тенора Н. Н. Фигнера, который и стал ее первым исполнителем[7].

Сам П. Чайковский, уже закончив работу над сочинением музыки и в преддверии премьеры, писал в письме к князю Константину Константиновичу об этой своей работе над «Пиковой дамой»: «Я писал ее с небывалой горячностью и увлечением, живо перестрадал и перечувствовал все происходящее в ней (даже до того, что одно время боялся появления призрака „Пиковой дамы“) и надеюсь, что все мои авторские восторги, волнения и увлечения отзовутся в сердцах отзывчивых слушателей» (от 3 авг. 1890 г.)[7].

Известно, что сам композитор остался весьма доволен собственной работой: «… или я ужасно ошибаюсь, или „Пиковая дама“ в самом деле шедевр…»[7].

[править] Психологические характеристики

Музыкальный критик Виктор Коршиков (Виктор Коршиков. Хотите, я научу вас любить оперу. О музыке и не только. Издательство ЯТЬ. Москва, 2007) дал краткие характеристики основным действующим лицам:

«ПИКОВАЯ ДАМА» ОСНОВАНА НА КОНТРАСТАХ. Одновременно на сцене то наивный сентиментализм, то глубокая психологическая драма. Каждый персонаж несет определенный стиль.

Образ наивно пессимистического Германа, который на наших глазах перевоплощается в романтического героя и которого вновь предает его нездоровое воображение, является одной из вершин во всей сценической музыке Чайковского. Герман не сложнее других теноровых партий по технике, но драматически его можно сравнить лишь, пожалуй, с героями опер Мусоргского. Особая заслуга композитора в том, что он сумел передать перевоплощение Германа не между актами, как делают большинство итальянских композиторов, а во время действия. В каждой картине Герман по характеру предстает таким, каким зрители видели его в предыдущей картине. Единственное исключение — это сцена в казарме, в которой описываются похороны графини. В этой сцене Чайковский подчеркивает замкнутость Германа. Он чувствует себя чужим везде. Только наедине с собой он отдает отчет своим действиям. Даже когда он вместе с Лизой, он замкнут и немногословен. На все вопросы он отвечает кратко и отрывисто. Его раздражают люди. Даже его друзья не в силах понять его. Чекалинский и Сурин добродушно к нему относятся, но они не воспринимают его всерьез. Томский пытается его понять, он искренне хочет помочь Герману, который сам отвергает от себя своих друзей. То же самое в конце концов происходит и с Лизой. Его последние слова перед тем, как он убегает в игорный дом: «Кто ты? Тебя не знаю я! Прочь… Прочь!». Тем не менее Герман не злобен. Он искренне хочет успокоить графиню, когда она трясется от страха, но как только она отказывается назвать ему три карты, он приходит в бешенство. Он угрожает ей пистолетом, но у него нет и мысли убивать графиню. Он настолько удивлен ее смертью, что жалеет лишь о том, что он вовремя не узнал три карты. В финале Герман впервые раскрывается. Он холоден, но страстен, безрассуден, но расчетлив. Герман привык делать все по расчету. Когда он проигрывает деньги, то он не в силах признать потерю, так как у него гарантия выигрыша. Именно поэтому он и кончает с собой.

Лиза — типичная героиня своего времени. Графиня ее всячески притесняет, но она повинуется. Она мечтает о счастье, которое обязательно должно свершиться, но все происходит наоборот. В обеих своих ариях она вспоминает прошлое. В первой ее слова: «Мои девичьи грезы, вы изменили мне!», а во второй — «Жизнь мне лишь радость сулила, туча пришла, гром принесла, счастье надежды разбила!». Герман для Лизы первая любовь. Она его любит не меньше, чем он ее, но Лиза — аристократка. Она не дорожит своим положением в обществе, но вынуждена соблюдать приличия. Она равнодушна к Елецкому, но чем дальше разворачивается действие, тем очевидней, что ее равнодушие переходит в страх. Ей стыдно перед ним. Она никогда сама не обращается к нему, а наоборот, избегает его.

− Что касается графини, то это универсальный образ жалкого старого человека. Она уверена, что раньше было лучше, и чем раньше — тем лучше. Ей глубоко противно все, что происходит вокруг. Она не зла по природе, просто от нечего делать она нашла себе новое развлечение — унижение всех вокруг. Она понимает, что ее презирают все люди в ее окружении, и она от этого сильно страдает, но по своему статусу она не имеет права публично показывать это. Ей жаль, что нет больше людей, которые помнили ее в молодости. Очень может быть, что когда она ругает современную молодежь, то она права. Не исключено, что жизнь в ее время была веселее и романтичней, но она до сих пор живет в прошлом. Когда она видит Германа в своей комнате, то ей не просто страшно, а еще и противно, что нашелся человек, который мешает ей спать.

Томский — одна из наиболее противоречивых ролей во всем баритональном репертуаре. Он добрый, щедрый и, что важно, но не всегда отмечается, — глубоко понимающий человек. Тем не менее он высокомерен и подчеркнуто холоден. Пожалуй, именно он, а не Лиза, единственный человек, который в силах понять Германа и, следовательно, помочь ему. Но Герман и к нему не испытывает особых симпатий. Он показан как более мягкий человек, чем Чекалинский и Сурин, хотя это не значит, что он не пользуется среди них авторитетом, которого всячески лишен Герман. Герман для офицеров лишь «обязательный компонент компании», а Томский может и рассказать забавную историю, и спеть хулиганскую песню. Он участвует в пасторали, что показывает его как чувствительного человека (если композитор разрешает персонажу публично петь — значит, он ему глубоко симпатичен). Томский со всеми в хороших отношениях, и даже графиня обращается именно к нему с расспросами о Германе. Именно на него более всего влияет смерть Германа.

Елецкий же глубоко пафосная фигура, с ханжескими манерами и большим самомнением. Пожалуй, нет более пафосной арии во всем русском оперном репертуаре, чем «Я вас люблю». Елецкий на всех смотрит свысока и лишь он может несколько фамильярно обращаться к графине, перед которой трепещут все. Он сдержан и спокоен, и каждое его слово имеет вес. Он почти не участвует в ансамблях, чем композитор подчеркивает его эгоизм. Ему непристойно петь с остальными.

Полина — типичный персонаж второго плана. Она во многом похожа на Ольгу Ларину из «Евгения Онегина». Она молода, весела и является, пожалуй, единственным во всей опере источником оптимизма. Само собой напрашивается идея сделать ее женой Томского.

В опере магическое значение несет число «три». Это в первую очередь, три карты. Сурин подчеркнуто говорит Чекалинскому о Германе в самом начале оперы: «Как будто у него на сердце грехов, по крайней мере, три…». В «Пиковой даме» есть три основные темы — тема отчаяния, основанная на ариозо Германа «Я имени ее не знаю», тема любви, основанная на ариозо Германа «Дай мне хоть миг один побыть с тобою!», и драматический тема. По вине Германа происходят три смерти, причем все, кроме собственной, — нечаянно.[12]

[править] Премьера

Васильев 2-й, И.Мельников и Я.Фрей. Группа первых исполнителей оперы «Пиковая дама» П. Чайковского

Премьера оперы «Пиковая дама» состоялась в Петербургской императорской труппе на сцене Мариинского театра в Петербурге 7 (19) декабря 1890 года.

Дирижёр Эдуард Направник; постановка О. О. Палечека, режиссёр Г. Кондратьев, художники Васильев, Янов, Левот, Иванов и Андреев, балетмейстер танцевальных сцен М. И. Петипа; исполнители: Герман — Николай Фигнер, Томский — Иван Мельников, Елецкий — Леонид Яковлев, Чекалинский — Василий М. Васильев (Васильев 2-й), Сурин — Яльмар Фрей, Чаплицкий — Константин Кондараки, Нарумов — Владимир Соболев, Распорядитель — Василий Ефимов, Лиза — Медея Фигнер, Графиня — Мария Славина, Полина — Мария Долина, Гувернантка — Мария-Вильгельмина Пильц, Горничная — Юлия Юносова, Прилепа — Ольга Ольгина, Миловзор — Нина Фриде, Златогор — Александр Климов.

Успех был огромный. По требованию публики отдельные номера даже повторили. А композитора зрители вызывали бесчисленное количество раз.

Критика восхищалась музыкой, а против сюжетных интерпретаций не выступили даже заядлые пушкинисты.

А. Н. Бенуа в своих «Воспоминаниях» писал о премьере «Пиковой дамы»: «В целом эту постановку можно было считать самой удачной и выдержанной за все время дирекции И. А. Всеволожского»[13].

Позже брат П. Чайковского, Модест Ильич, отмечал: «Ни одна опера Петра Ильича не была исполнена так прекрасно. Все главные исполнители блеснули своими дарованиями. Больше всех содействовали успеху дирижер и Фигнер». Да и сам Петр Ильич считал режиссуру и всю постановку «превосходными, великолепными»[14]. Хотя есть сведения о неоднозначности оценки оперы, но это ни о чем не говорит, общее мнение было положительным[5]. Особенно показательны стали рецензии критика Николая Дмитриевича Кашкина, посвятившего этой опере несколько своих работ. В статье в «Русских ведомостях» от 14 декабря 1890 он написал, что «это произведение вскоре станет достоянием всех русских оперных сцен», а через некоторое время в «Артисте», 1891, № 12, повторил: «Вообще „Пиковая дама“ должна занять одно из высших мест в русской оперной литературе»[15].

Фотографии премьерного спектакля; Мариинский театр, 1890 (для увеличения кликнуть на каждое изображение):

[править] Следующие спектакли

Уже через несколько дней, 19 декабря (31 декабря) 1890 года, опера «Пиковая дама» с не меньшим успехом прошла в Киеве в частной антрепризе И. П. Прянишникова, где одновременно с Петербургской императорской труппой готовилась её постановка; дирижёр Иосиф Прибик, в партии Германа — Михаил Медведев (по личному настоянию П. Чайковского[16]), Елецкий — Иоаким Тартаков, Томский — Николай Дементьев, Графиня — Смирнова, Лиза — Александра Мацулевич[17], Чекалинский — А. М. Давыдов[18].

Художник Михаил Врубель. Эскиз костюмов к опере П. И. Чайковского «Пиковая дама»: Герман и Елецкий. Постановка 1901 г.

Почти через год, 4 ноября 1891 года, состоялась московская премьера на сцене Большого театра; дирижёр Ипполит Альтани, в партии Германа — Михаил Медведев, Лиза — М. А. Дейша-Сионицкая, Графиня — А. П. Крутикова, Граф Томский — Б. Б. Корсов, Князь Елецкий — П. А. Хохлов, Полина — В. Н. Гнучева, Нарумов — И. В. Матчинский, Миловзора — В. В. Павленкова (Чайковский подарил певице свою фотографию с надписью: «Г-же Павленковой, хорошему пастушку на память о вечере 4 нояб. 1891»[19]), Златогор — А. И. Стрижевский, Прилепа — М. А. Эйхенвальд.

А. П. Боначич — Герман («Пиковая дама»), Большой театр
А. М. Давыдов — Герман («Пиковая дама», Большой театр)

Первая зарубежная постановка оперы датируется 11 октября 1892 года — премьера «Пиковой дамы» прошла в Праге, исполнялась на чешском языке в переводе В. Новотного.

В начале ХХ столетия лучшими исполнителями партии Германа на сцене московского Большого театра стали выдающиеся русские певцы А. П. Боначич, И. А. Алчевский и А. Давыдов, по сию пору они считаются непревзойденными исполнителями Германа на сцене московского Большого театра[20]; музыкальный критик Э.Старк (Зигфрид) писал о Германе А. М. Давыдова: «Давыдов был после Фигнера следующим этапом на пути раскрытия образа Германа… Герман у Давыдова был значительнее, нежели у Фигнера. Он был проще, без того налета мелодраматизма, которого не чуждо было исполнение Фигнера»; этот же критик особо высоко ставил исполнение И. Алчевского, творчеству которого посвятил много музыковедческих работ: «Для эпохи конца XIX века и начала ХХ века Алчевский был последним Германом в смысле полноты раскрытия образа»[21]. Партнерша И. Алчевского К. Держинская, в ту пору молодая, начинающая певица, позже писала в мемуарах: «Более драматичного, более цельного по экспрессии партнера в „Пиковой даме“ я не имела, Алчевский не только сам уходил всей душой, всем сердцем в роль, но и захватывал, заражал своей экспрессией остальных исполнителей… Особенно потрясал Алчевский в последнем акте „Пиковой дамы“»[20].

В. Дамаев — в роли Германа. Оперный театр С. И. Зимина. 1915 г.

В 1915 году к «Пиковой даме» обратился московский частный театр Опера С. И. Зимина, показав еще одного великолепного Германа — В. П. Дамаева.

Опера «Пиковая дама» П. И. Чайковского признана мировой классикой и продолжает свою жизнь во многих музыкальных театрах.

Однако далеко не все постановщики однозначно решали режиссуру оперы; известно множество редакций, «возвращающих» оперный сюжет к пушкинскому.

Одним из самых ярких примеров таких «возвращений» стала постановка Всеволода Эмильевича Мейерхольда в Малом оперном театре в 1935 году: было написано новое либретто (автор В. Стенич), действие перенесено в николаевскую эпоху (30-е годы XIX века), удалена любовная коллизия, выброшены целые картины бытовых сцен и персонаж князь Елецкий (специально созданный либреттистом Модестом Чайковским лишь для оперы), а любовные арии Германа и Лизы заменены на любовные признания карточным играм. Критики в оценках этой сценической работы разделились на два лагеря: по мнению одних, эта постановка гениально-новаторская, по мнению других — дерзко-скандальная и вульгарно-натуралистическая[14].

Но всё же эта постановка оказалась стоящей отдельно среди академических появлений оперы «Пиковая дама».

Лишь в 1977 году свою версию оперы, основанную на идеях Мейерхольда, попытались реализовать театральный режиссёр Юрий Петрович Любимов, композитор Альфред Гарриевич Шнитке и дирижёр Геннадий Николаевич Рождественский, работая по заказу Парижской оперы. Время на дворе стояло советское, и всякие новаторства, идущие в разрез с уже обоснованными и считающимися правильными, а тем более в союзе с западными конгрегациями, кои представляла собой Парижская опера, считались, как и в стародавние времена, явной «крамолой» и «смутой», направленной против основной политики партии и правительства. В ответ на «возмутительные действия» выдающихся режиссера и музыканта советские партийные деятели предприняли свои идеологические ходы: в газете «Правде» появилась статья Альгиса Жюрайтиса «В защиту „Пиковой дамы“», где еще не состоявшаяся работа Любимова и Шнитке определялась как «надругательство» над Чайковским. После чего Любимову был запрещён выезд на постановку[14], не лучшая судьба ждала и Альфреда Шнитке. Но времена меняются: только через годы «Пиковая дама» в разработке Ю. Любимова увидела свет рампы, сначала за рубежом (1990, Штатсопер, Карлсруэ; 1996, Штатсопер, Бонн)[22], а в 1997 году и в Москве появился спектакль «Пиковая дама» в постановке вернувшегося на родину Ю. П. Любимова — спектакль стал совместным творчеством московского театра «Новая опера» и Боннской оперы[23].

«Революционная» версия нисколько не помешала классическим. К опере П. Чайковского постоянно продолжают обращаться новые поколения музыкантов и режиссёров — причём с самыми разными намерениями: и признанными, и новаторскими.

Свое мнение (и в весьма саркостичной форме) по поводу либретто выразил и современный знаменитый музыкант Михаил Аркадьев: Михаил АРКАДЬЕВ. «ПИКОВАЯ ДАМА» И МИФ О ЦАРЕ ЭДИПЕ (интертекстуальный этюд).

Среди известных режиссёров, ставивших оперу «Пиковая дама»: К. Станиславский, В. Мейерхольд, Л. Баратов, Б. Покровский, А. Михалков-Кончаловский, Ю. Любимов, Э. Пасынков, Ю. Александров, Л. Михайлов, А. Галибин и др.[14][24]

[править] Экранизация

В 1960 году опера «Пиковая дама» (академический вариант) была экранизирована, режиссёр Р. И. Тихомиров (см. видеоролик в самом начале данной статьи).

[править] Среди аудиозаписей

Опера «Пиковая дама» — в различных редакциях и вариациях — является безусловной классикой мирового музыкально-сценического искусства. Аудиозаписей ее существует множество. Не имеет никакого смысла перечислять их все — это заняло бы огромное место, а найти информацию в Интернет-каталогах не составляет труда. Несколько из них проанализировал музыкальный критик Виктор Коршиков, и эта информация, на наш взгляд, может быть кому-то интересна (этот материал мы нашли среди удаленного из аналогичной статьи Русской Википедии — по всей видимости, там он показался чересчур сложным, мы же предоставляем мнение критика для ознакомления). Перечисленные некоторые аудиозаписи снабжены критическим разбором, по книге: Виктор Коршиков. Хотите, я научу вас любить оперу. О музыке и не только. Москва: Студия ЯТЬ, 2007:

«Первая запись „Пиковой дамы“ считалась раритетом, пока ее не выпустила на компакт-дисках (уже закрывшаяся) французская фирма „Lys“, так как через несколько лет после первого издания появилась другая запись в похожем составе. Стиль Самуила Самосуда сейчас может показаться несколько устарелым, однако до сих пор производит весьма приятное впечатление. Голоса у Никандра Ханаева, конечно, хватает, однако его манера пения ничего общего с романтическим героем Чайковского не имеет. Тем более ничего общего нет с расчетливым героем Пушкина. Ксения Держинская поет сильным „спелым“ голосом, быть может, чересчур зрелым для юной героини, но Лиза ее всё равно хороша. Фаина Петрова — певица незаслуженно забытая. В свое время она пела в крупнейших театрах мира, но после успеха в Метрополитэн-опера она пела лишь в Большом. Надежда Обухова, напротив, все еще любима слушателями всего мира, хотя за рубежом пела мало. Но именно меццо-сопрано в этой записи поют лучше всех. Оба баритона так же неплохи».[12]

«Более всего за это время изменился стиль Самосуда. Хотя темпы его остаются практически без изменения, оркестровая игра стала более твердая и резкая. К самой тревожной оперы Чайковского это удивительно точно найдено. Держинская и Батурин практически не изменились, но благородно-самовлюбленный Пантелеймон Норцов явно на голову выше своего предшественника. Златогорова поет по крайней мере не хуже чем Петрова, однако с большим пониманием образа».[12]

«По собственному признанию, Мелик-Пашаев с особой любовью относился к „Аиде“, а остальные оперы воспринимал исключительно как работу, но по моему мнению две из них („Пиковая дама“ и „Борис Годунов“) для него значили несколько больше. В его трактовке идет постоянное нагнетание страха, и даже интермеццо звучит трагически. Из всех отечественных Германов Георгий Нэлепп наиболее спокойный и расчетливый, даже холодный. Но вместе с тем раскаянье Германа он передает даже лучше, чем признанный лучшим Германом всех времен и народов Владимир Атлантов. Как бы вы ни относились к образу, созданным Нэлеппом, его красивейший звонкий тенор всегда доставляет удовольствие. В этой „Пиковой даме“ заняты два лучших баритона своего времени — Павел Лисициан и Алексей Иванов. Лучше же Иванова Томского никто просто не пел».[12]

  • 1955, DECCA. Исполнители: Герман — Д. Петрович, Лиза — В. Гейбалова, Графиня — М. Веркевич, Елецкий — А. Веселинович, Томский — А. Маринкович, Полина — Б. Цвеич. Дирижер — К. Баранович. Оркестр Белградской оперы, хор югославской армии.

«Эта запись очень спорна во всех отношениях. Стоит отметить неплохого дирижера, но все солисты разнятся в исполнительском уровне».[12].

«Оркестр Хайкина и Мазурок — самые сильные звенья. Баритон создает самый убедительный образ Елецкого, Хайкин — один из немногих дирижеров, который подчеркивает всю глубину музыки Чайковского, не преувеличивая драматических моментов».[12].

«Самая удачная из всех записанных „Пиковых дам“. Все вокалисты хороши, но Атлантов затмил всех. Его голос великолепен — ровный во всех регистрах, звонкий и громкий, слушатель жадно поглощает каждый звук. Атлантов самый удачный Герман, когда-либо выходящий на сцену. Милашкина блестяще исполняет два своих сольных номера, но в дуэтах уступает Атлантову (как и должно быть). Левко, которая одно время была самой лучшей исполнительницей роли графини во всем мире, уже слаба, но именно такой графиня и должна быть. Было бы странно, если бы графиня запела мощным и громким голосом (хотя у Е.Образцовой это получалось превосходно). Валайтис низкий и драматичный Томский, Федосеев — классический Елецкий. В арии из второго действия он может посоперничать с Норцовым и Лисицианом. Лишь Юрий Мазурок более предпочтителен в роли Елецкого. Борисова, которая последние годы исполняет партию Графини, здесь самая лучшая из всех Полин. Ее голос поражает легкостью и красотой, но тем не менее громок и силен. Маквала Касрашвили, которая к тому времени была самой перспективной певицей в труппе, создает очаровательную Прилепу, с легким грузинским акцентом. Вскоре ей суждено было стать главной Лизой Большого. Эрмлер относится к партитуре как к отдельному симфоническому произведению — все обдумано, четко и трогательно. Оркестровая игра и хоровое звучание безупречно. Можно уверенно сказать, что эта запись — „Пиковая дама“ Атлантова. Голос певца как всегда сильный и яркий, и каждая его фраза полна страсти, которой ни у одного другого Германа попросту не было. Темное бархатное меццо-сопрано Галины Борисовой для партии Полины идеально».[12].

  • 1990, SONY. Исполнители: Герман — В. Охман, Лиза — Стефка Евстатьева, Графиня — П. Дилова, Елецкий — Юрий Мазурок, Томский — И. Консулов, Полина — С. Точиска. Дирижёр Эмил Чакыров, Хор имени С. Обретенова, Софийский фестивальный оркестр, Болгария.

«Прекрасная оркестровая игра не может компенсировать недостатки певцов, в целом неплохих, но легковесных. Юрий Мазурок, здесь выступающий в качестве международной звезды, сумел в свои почти шестьдесят лет сохранить голос, однако поет он более помпезно. Еще выделяется Евстатьева, поющая классическим славянским голосом, страстным и сильным».

«Озава типичный представитель Азии. Совершенство техники, ноль эмоций. Сергей Лейферкус русский драматический баритон, достигший уровня Алексея Иванова и Владимира Валайтиса. Их трактовки образа Томского похожи, но в случае с Лейферкусом о подражании и речи быть не может. По-разному звучат многие отдельные нюансы (Лейферкус часто переходит на полу-речитативный стиль). Это трое артистов — единственные, которые не забывают, что Томский еще и граф».

«Очень тяжелая запись. „Пиковая дама“ опера мрачная, и именно эта сторона выводится постановщиками и актерами на первый план. Ирина Архипова Графиню пела редко — обычно на своих юбилейных спектаклях, есть возможность услышать. Хороши Мария Гулегина и Владимир Чернов»[12].

[править] Источники

  1. 1,0 1,1 «Пиковая дама» Александра Пушкина
  2. Сокольский Э. Осень в Зубриловке. Журнал Relga. № 11 [174] 10.08.2008.
  3. «Три злодейства» (Повесть А. С. Пушкина «Пиковая дама»)
  4. Как княгиня Наталия Голицына, прототип графини в «Пиковой даме», сановный Петербург к рукам прибрала? Автор: Владимир Рогоза
  5. 5,0 5,1 5,2 5,3 5,4 5,5 Опера Петра Чайковского «Пиковая дама»
  6. La dame de pique : opéra-comique en 3 actes / paroles de M. Eugène Scribe, musique de F. Halévy
  7. 7,0 7,1 7,2 7,3 7,4 7,5 7,6 7,7 Опера «Пиковая дама»
  8. 8,0 8,1 8,2 8,3 Петр Ильич Чайковский, автор Светлана КИРИЛЛОВА
  9. Пиковая дама
  10. Песни и романсы русских поэтов // Вступительная статья В. Е. Гусева
  11. О «мнимой цитате» в «Пиковой даме» П. И. Чайковского: (парадоксы «встречных текстов»)
  12. 12,0 12,1 12,2 12,3 12,4 12,5 12,6 12,7 По книге: Виктор Коршиков. Хотите, я научу вас любить оперу. О музыке и не только. Москва: Студия ЯТЬ, 2007
  13. Чайковский и Императорская сцена
  14. 14,0 14,1 14,2 14,3 Опера П. И. Чайковского «Пиковая дама»
  15. Кашкин Николай Дмитриевич
  16. Отечественные певцы. — 2008 // Медведев Михаил Ефимович
  17. Пётр Ильич Чайковский
  18. Отечественные певцы. — 2008 // Давыдов Александр Михайлович
  19. Отечественные певцы. — 2008 // Павленкова Варвара Вадимовна
  20. 20,0 20,1 «Пиковая дама» из книги «Большой театр СССР» (1958 г.), Часть 3.
  21. А. Пружанский. Отечественные певцы. 1750—1917: Словарь. — Изд. 2-е испр. и доп., электронное. — М., 2008. Алчевский Иван Алексеевич
  22. Юрий Любимов
  23. КоммерсантЪ / Суббота 31 мая 1997. «Пиковая дама» больше не нуждается в защите; автор Роман Должанский
  24. «ПИКОВАЯ ДАМА». Мариинский театр. Режиссер Александр Галибин
Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты