Ольга Васильевна Фёдорова

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Fedorova o.jpg

Ольга Васильевна Фёдорова (12 (25) июня 1882, Москва — 1942, Ленинград) — балерина, младшая сестра выдающейся балерины Софьи Фёдоровой.

Заслуженная артистка Республики (1924 г.)[1].

Содержание

[править] Происхождение

Детей в семье было трое: сестры Софья и Ольга, брат Михаил. В семье Фёдоровых все трое детей стали артистами балета. По происхождению это была цыганская семья. Глава семьи Василий Фёдорович Фёдоров был московским ремесленником-медником. Евгений Гольцман в своем авторском сайте «Звёзды русского балета начала ХХ века» пишет о сестре Ольги Васильевне, знаменитой балерине Софье Фёдоровой: «В метрике сказано, что её отец „московский цеховой, медного цеха“. Медники и кузнецы в то время были, обычно, из оседлых цыган»[2].

Отец Василий Фёдорович скоро умер, мать Анна Михайловна осталась с тремя малолетними детьми. Помог служивший в Большом театре родственник, устроив всех троих детей на полный пансион в Императорское московское театральное училище. Дети попали на балетное отделение. Старшая сестра Софья окончила курс в 1899 году, младшая сестра Ольга — в 1901 году экстерном[3]. Михаил Васильевич Федоров был приглашен Сергеем Дягилевым в его труппу «Русский балет», основанную и выступавшую, в основном, в Монте-Карло, Париже и Лондоне. Среди его ролей — Отец из балета «Блудный сын».

[править] Артистическая карьера

Педагогами Ольги Фёдоровой по балету в Московском училище были И. Н. Хлюстин и А. А. Горский[1][4].

В 1901 году она закончила учебу экстерном[3], поскольку еще раньше, в 1900 году, вслед за старшей сестрой поступила в штат Московской императорской труппы[1] и стала известна как Фёдорова 3-я: две Федоровы в московском императорском балете уже были — Федорова 1-я Александра Александровна (родилась в 1884) и сестра Ольги Васильевны Федорова 2-я Софья Васильевна (1879—1963)[5].

Ольга Васильевна Фёдорова в «Баядерке». 1910-е годы (фото из семейного архива родственников Арсеньевых)

И получилось вот что: обе сестры Фёдоровы стали конкурировать за роли, у них было одинаковое амплуа. Они, чередуясь друг с другом, исполняли в «Корсаре» классическую партию Гюльнары; в «Дон Кихоте» — деми-классическую партию уличной танцовщицы и характерную — Мерседес[6].[6].

Ольга Федорова, как писала Горшкова, «по фигуре своей превосходила сестру» в пропорциях, в форме ног и не уступала ей на сцене в темпераментной самоотдаче. Не доставало ей главного — той собственной темы, что поднимала Софью Федорову в ряд крупнейших танцовщиков ее времени[6].

Ольга Васильевна проработала балериной на сцене московского Большого театра до 1909 года. Дирекция императорских театров приняла решение о переводе Ольги Фёдоровой в Петербургскую труппу.

Она дебютировала в Петербурге, где она сразу была переименована в Фёдорову 1-ю (за неимением других Фёдоровых) в сентябре 1909 года в партии Золушки из дивертисмента последнего акта «Спящей красавицы», и тут же была отмечена петербургской критикой в самых хвалебных оценках. Валериан Светлов отметил ее уже на другой день после ее выхода он писал в «Биржевых ведомостях»: «Г-жа Федорова 1-я — хорошее приобретение для таких жанровых хореографических сценок. Ее Золушка интересна и колоритна». А еще через несколько дней, 13 сентября 1909 года, в «Петербургской газете» отметил Ольгу Федорову в мазурке из «Раймонды»: «В ее исполнении есть что-то своеобразное, индивидуальное, что нравится публике»[6].

Затем, 20 сентября 1909 года, последовали Мерседес и уличная танцовщица в «Дон Кихоте»; правда, на этот раз тот же В. Светлов заметил, что при всех талантах О. Федоровой трудно соперничать с Ольгой Преображенской. Но тут необходимо отметить две совершенно разные хореографии постановки этого балета в Москве и Петербурге. Мариус Петипа, ставя этот балет, учитывал специфики разных трупп — Московской и Петербургской — и потому выстраивал хореографию по-разному. А. А. Горский, по-своему восстанавливая этот балет в московском Большом театре в 1902 году, учитывал эти особенности[7]. Через пару лет А. Горский перенес московскую постановку в Петербург (по просьбе Матильды Кшесинской, но те же партии исполняла и другая великая петербургская балерина Ольга Преображенская). Вполне возможно, что петербургская критика, привыкшая к своей петербургской постановке, могла не сразу понять и принять московскую танцовщицу[6].

А уж после роли жены хана в «Коньке-горбунке» Петербург безоговорочно принял новую солистку балета. По этому поводу Валериан Светлов отмечал: «Обыкновенно эта роль совершенно пропадала и казалась лишним эпизодом, который хотелось бы выбросить. Г-жа Федорова осмысленной игрой придала ей рельеф и колорит».

Другой петербургский балетный критик, А. А. Плещеев тоже отметил успех Ольги Федоровой: «С каждым спектаклем г-жа Федорова убеждает меня в том, что она является украшением нашей балетной труппы… Это танцовщица современная, уклонившаяся от установленного шаблона: у нее своя манера, свой рисунок танца, какая-то особая, сказал бы я, художественная небрежность. Когда я смотрю на ее танцы, я вижу перед собой живопись современного художника, а не зализанную, конфетную — художника устаревшего»[6].

28 ноября 1909 года Теляковский утвердил контракт с танцовщицей Ольгой Васильевной Федоровой, по которому она с декабря переводилась из Москвы в Петербург[6].

Ольга Федорова как продолжательница московской балетной школы (в Москве расветал и развивался характерный танец) оказалась в чем-то нова и неожиданна для чопорного петербургскго балета, заштампованного на классическом танце. И ей прощали типично московскую небрежность в технике, покоряясь исполнительскому таланту[6].

В 1909—1910 Ольга Фёдорова участвовала в «Русских сезонах» С. Дягилева[4].

Революция осенью 1917 года круто изменила многое в стране, в том числе и театральную жизнь. Структура императорских театров перешла к новым государственным органам, все театры были национализированы и получили свою собственную администрацию. Мариинский театр стал называться Ленинградским театром оперы и балета, а после убийства революционера Кирова получил в свое название его фамилию — стал называться: имени Кирова. Многие балетные танцовщики, бывшие артисты Петербургской и Московской императорских трупп, покинули советскую Россию, уехав в эмиграцию.

Ольга Васильевна в эмиграцию не уехала. Она стоически переживала все происходившее на ее глазах. Продолжала работать все в том же театре, ставшего из Мариинского Ленинградским театром им. Кирова. Энциклопедия «Русский балет» дает ей такую характеристику: «Обладала эффектной сценической внешностью, стихийным темпераментом»[1].

Критик Ю. И. Слонимский писал о ней: «Выдающаяся характерная танцовщица и мимистка, любимая артистка М. Фокина, она обладала редкостной способностью играть в танце множеством оттенков движения. Казалось, все было освещено изнутри радостью жизни, заражало зрителя чувством наслаждения танцем»[4].

В 1918 году она хотела вновь вернуться в Москву — с тем, чтобы помочь заболевшей знаменитой сестре. Бирюч Петроградских театров хранит такую запись: «Вопрос о переводе Федоровой 3-й в Москву считается в балете уже совершившимся фактом. Артистка переезжает в Москву по семейным обстоятельствам. К сожалению, г-жу Федорову 3-ю почти некем заменить в качестве характерной танцовщицы. Остается одна г-жа Бибер, и возлагаются надежды на молодую танцовщицу г-жу Дубровскую»[8]. Однако вопрос с переездом так и не решился. На следующий 1919 год Бирюч Петроградских театров снова пишет о ее ближайшем отъезде в Москву, где она должна помочь больной сестре и заменить ее в некоторых партиях на сцене Большого театре[9]. Отъезда в Москву так и не произошло. А еще через три года, в 1922 года Софья Васильевна Федорова уехала в эмиграцию: она похоронила мужа П. С. Оленина в январе 1922 года, а уже весной того же года выехала за границу, как официально считалось — на лечение, но фактически это была эмиграция.

А Ольга Васильевна навсегда осталась в Петрограде (Ленинграде).

В 1924 году получила звание: Заслуженная артистка Республики.

В 1924 году балетмейстер Ф. В. Лопухов, возглавлявший тогда Петроградский театр оперы и балета (таково было название театра в промежутке между Мариинским театром и Ленинградским театром оперы и балета) приступил к постановке балета «Ночь на Лысой горе» на музыку одноимённой симфонической поэмы М. П. Мусоргского, созданную 1867 г., в инструментальной обработке Н. А. Римского-Корсакова. Ольга Федорова исполняла в нем одну из главных партий: Ежи-баба[10].

В это же самое время балет на ту же музыку ставила в труппе С. Дягилева в Монте-Карло и Лондоне Бронислава Фоминична Нижинская — главную партию готовил брат Ольги Федоровой, артист Михаил Федоров. Премьера в Ленинграде прошла 26 марта 1924 г.[10]; премьера в дягилевской труппе состоялась 13 апреля 1924 г.[10][11].

Половецкие пляски. Опера «Князь Игорь». Мариинский театр. Постановщик М. М. Фокин. 1909. Слева направо: Л.Шоллар, Л.Бараш, А.Смирнова, О.Федорова.

Когда именно Ольга Федорова ушла со сцены, данные разнятся: в 1924 году[6] или в 1928 году[1].

С братом и сестрой она так никогда больше не увиделась.

Когда началась война с фашистской Германией, продолжала жить в Ленинграде, в эвакуацию не уехала. Ленинградская блокада не пощадила многих людей. Среди них была старая женщина, бывшая балерина Ольга Васильевна Фёдорова.

[править] Репертуар

[править] Источники

Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты