Али Шамилевич Расизаде

Материал из Циклопедии
(перенаправлено с «Расизаде, Али Шамилевич»)
Перейти к: навигация, поиск

Али Шамилевич Расизаде

А.Ш.Расизаде в 2000 году на паспорте США
Дата рождения 21 мая 1947 года
Место рождения Нахичевань (СССР)





Научная сфера история ХХ века
Место работы Flag of the United States.svg США
Учёная степень доктор ист. наук
Учёное звание профессор истории
Альма-матер Истфак БГУ и МГУ
Научный руководитель Н.В.Сивачёв (СССР) Светоховский (США)
Известен как автор концепции Алгоритм Расизаде


Сайт Записки Обломова Собирание России и её развал



Али Шамилевич Расизаде (англ. Alec Rasizade, азерб. Əli Rasizadə) — советский и американский историк-марксист азербайджанского происхождения, доктор исторических наук, профессор. В СССР специализировался по истории США, преподавал всемирную историю ХХ века. После эмиграции в США — исследователь-советолог, автор более 200 теоретических работ по истории России, Кавказа и Средней Азии после распада Советского Союза. Получил известность по одноимённому алгоритму, в котором выявил, описал и сформулировал типологию поэтапной последовательности неизбежных явлений в закономерном процессе обнищания, деградации и падения жизненного уровня государств, благосостояние которых зависит от экспорта сырьевых ресурсов.

Содержание

[править] Научная деятельность

[править] Советский период

А.Ш.Расизаде родился 21 мая 1947 года в городе Нахичевань-на-Араксе Азербайджанской ССР. Внук и сын видных государственных деятелей Азербайджана Алирзы и Шамиля Расизаде.[1] По окончании бакинской средней школы № 6,[2] поступил в 1965 году на исторический факультет Азербайджанского государственного университета, который закончил с отличием в 1969 году. В 1969-1970 годах служил в частях противоракетной обороны Московского округа ПВО СССР. В 1970—1974 годах учился в аспирантуре исторического факультета Московского государственного университета на кафедре новой и новейшей истории, специализируясь по истории США,[3] где и защитил кандидатскую диссертацию по теме «Доктрина Трумэна в Турции (1947—1952)».[4] По окончании аспирантуры был приглашён на работу в Институт США и Канады АН СССР, однако, не имея столичной прописки, был вынужден вернуться в Баку.[5]

В Баку Расизаде работал в 1975—1980 годах сначала доцентом, затем профессором кафедры всеобщей истории исторического факультета Азербайджанского государственного университета, где преподавал общий курс новой и новейшей истории стран Европы и Америки. Организовал (впервые в Азербайджане) т. н. «Школу американистики» с приглашением американских преподавателей по различным программам научного обмена между СССР и США.[6] Помимо подготовки первых кадров азербайджанских американистов в университете, профессор Расизаде одновременно вёл курсы истории США в других высших учебных заведениях столицы Азербайджана: Бакинской высшей партийной школе, Азербайджанском государственном педагогическом институте и Азербайджанском государственном институте иностранных языков. Однако систематические препятствия, чинимые местными органами госбезопасности, заставили его прекратить преподавательскую деятельность.[7]

Исходя из сложившейся ситуации и ради продолжения научной работы, Расизаде уходит в 1981 году из университета в Институт востоковедения Академии наук Азербайджанской ССР, где переквалифицируется в турколога и продолжает тему своей кандидатской диссертации по внешней политике Турции после второй мировой войны. В отличие от университета, дирекция этого академического института (З.М.Буниятов и сменившая его А.Н.Имангулиева) создала ему все условия для плодотворной научной работы, а с 1983 года, по инициативе президента АН Аз.ССР Г.Б.Абдуллаева, он отправляется в московскую докторантуру при Институте востоковедения Академии наук СССР. Там он задержался надолго вследствие того, что был включён тогдашним директором института академиком Е.М.Примаковым в группу специалистов, составлявших аналитические справки для ЦК КПСС и МИД СССР.[8] В 1990 году А.Ш.Расизаде завершил, наконец, докторантуру защитой докторской диссертации по теме «Турция в системе НАТО (1952—1990)».[9]

[править] Американский период

После распада Советского Союза А.Ш.Расизаде выезжает в 1991 году на преподавательскую работу в США по приглашению декана исторического факультета Южно-Флоридского университета в городе Тампа профессора Д.М.Белолавека (одного из американских профессоров, преподававших в созданной им в Баку Школе американистики) в качестве приглашённого профессора. Здесь он ведёт курс лекций и семинаров о перестройке в СССР и развале Советского Союза, ввиду популярности которого срок приглашения неоднократно продлевается.[10] Одновременно, в качестве профессора программы Фулбрайта, он читал по семестрам тот же курс лекций в 1990-е годы на исторических факультетах отделений Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе и Беркли, университетов Брауна и Джонса Гопкинса, Стэнфордского, Гарвардского и Колумбийского университетов.[11] Осел, наконец, в Монмоут-колледже (ныне университет в штате Нью-Джерси) на должности адъюнкт-профессора. Этот период преподавательской деятельности А.Ш.Расизаде завершился защитой в 1995 году докторской диссертации по совокупности прочитанного им курса лекций «Перестройка и развал СССР».[12]

В 1996 году А.Ш.Расизаде приглашается профессором-советологом Т.Светоховским в Институт Гарримана (по изучению СССР) при Колумбийском университете в Нью-Йорке для участия в проекте исследования уникальных особенностей развития (и деградации) постсоветских государств Закавказья и Средней Азии.[13] После публикации неутешительных итогов исследования он был приглашён в 2000 году в вашингтонский Центр стратегических и международных исследований, где работал в группе известного советолога З.Бжезинского, которая готовила аналитические справки для государственных учреждений и общественных организаций США.[14] Однако, считая составление справок ниже своей научной квалификации и желая продолжать академическую работу, Расизаде переходит в 2004 году в созданный тогда при Национальной академии наук США т. н. Центр исторических исследований,[15] где и были написаны его наиболее значительные научные труды.[16] После прекращения финансирования и закрытия этого Центра в 2013 году он вышел на пенсию и поселился в вашингтонском пригороде Сильвер Спринг.[17] Периодически выступает с лекциями и интервью по актуальным вопросам, а также состоит в редакционных коллегиях ряда научных журналов по своей тематике.[18]

[править] Вклад в советологию

А.Ш.Расизаде получил фундаментальное марксистское образование в СССР, чем и объясняется теоретическая база его подхода к явлениям, конфликтам и процессам, происходившим на постсоветском пространстве. Отсюда вытекали и его научные споры с советологами традиционной американской школы, и опровержение им основных оценок разведывательных и внешнеполитических ведомств США, в итоге чего развитие событий блестяще доказало верность его прогнозов. Зная, в отличие от них, практические особенности СССР и его мусульманских республик изнутри, Расизаде доказывал в своих трудах (исходя из теории и терминологии марксизма) полную закономерность происходивших там после развала империи процессов: деиндустриализации экономики, социального расслоения и деградации общества, всеобщего обнищания, ужесточения тирании, этнических войн, массовой эмиграции, культурного одичания и ползучей исламизации. Ниже следуют основные тезисы его теоретических обобщений.

[править] Историческая усталость

Развал СССР, по его мнению, был совершенно закономерным историческим процессом распада многонациональной империи, сопротивляться которому было бесполезно.[19] Точно так развалились и прочие империи, не обладавшие чётко выраженным единым национальным характером. Фатальная ошибка при формировании СССР была заложена уже при его создании самим Лениным, который отказался в 1922 году от принципа унитарности российского государства в пользу формирования федерации России с созданными ею же национальными республиками и даже с приданием им чисто русских губерний, исходя из пролетарского интернационализма, в то время как Сталин предлагал их вхождение в РСФСР на правах национальных автономий.[20] После того, как в этих республиках были подготовлены русскими же специалистами национальные кадры, сформировавшаяся местная элита логично потребовала государственного самоопределения, в результате чего СССР мирно распался в 1991 году.[21]

Более того, он считает распад СССР лишь первым этапом продолжающегося процесса развала многонационального российского государства, вслед за которым последует развал Российской Федерации.[22] И дело тут не только в отсутствии по-прежнему унитарности этого государства (в отличие, например, от унитарности других не менее многонациональных бывших советских республик Украины и Казахстана), но и в отсутствии чётко выраженного русского национального характера России, в отличие от всех остальных бывших республик СССР, где шовинизм является господствующей идеологией.[23] К тому же Россия более не является одной из двух сверхдержав, но продолжает претендовать на роль великой державы, не имея для этого достаточных ресурсов, что истощает её скудные силы.[24] Этот процесс усугубляется и деиндустриализацией экономики России в ходе приватизации, когда были уничтожены, ради сиюминутной прибыли, базовые отрасли промышленности, оставшиеся от СССР, с переходом государственного бюджета на неустойчивые доходы от экспорта природных ресурсов и импорту всего необходимого, что сделало страну уязвимой к международным санкциям.[25]

Далее, по мнению Расизаде, сама русская нация давно прошла пик своей экспансии (пассионарности) и продолжает сокращаться как численно, так и в ареале своего расселения, в массовом порядке покидая столетиями заселённые ею территории не только из русских областей, отошедших к Украине и Казахстану, но и с окраин самой России, откуда её вытесняет более плодовитое нерусское население и мигранты из Средней Азии.[26] Поэтому он приходит к выводу: у русского народа нет ни сил, ни желания, ни возможности удерживать доставшуюся от предков огромную империю, что выражается в переизбрании им на протяжении последних десятилетий только её могильщиков, совершенно точно отражающих это его нежелание.[27] Именно в этом истинная причина массовой поддержки русским народом таких лидеров — ни один из них не удержался бы у власти, если бы не отражал молчаливое согласие русского народа на мирную сдачу империи. Иначе наблюдались бы протесты русской общественности (депутатов, генералов, писателей, академиков, журналистов, буржуазии, священников, чиновников, студентов, интеллигенции), чего в России не наблюдается даже среди политических партий — ни одна из них не выступает за собирание потерянных русских земель.[28]

Это явление Расизаде и называет (впервые в советологии) «исторической усталостью» (historic fatigue) русского народа, так и не сформировавшегося в единую нацию (в отличие, например, от молодой украинской нации). Причинами такой усталости стали бесконечные завоевательные и гражданские войны с многомиллионными жертвами; революции и сопутствующий им классовый террор (красный, сталинский, контрреволюционный), истребивший наиболее сознательную, активную и созидательную часть русского общества; изматывающая гонка вооружений ради сохранения статуса великой державы; дотационное поднятие уровня национальных окраин до общероссийского за счёт истощения русских областей и отправляемых туда русских специалистов; запрет (как в советский период, так и после него) на выражение русского национального самосознания и даже на самоназвание русской нации, заменённых идеологическими суррогатами вроде «россиянства» и «евразийства». Всё это не могло не привести к вырождению русского народа и выхолащиванию самой идеи русского национального государства.[29]

Исходя из описанных тенденций, а также из исторического опыта развала многонациональных империй, Расизаде предсказывает неизбежность ужатия России до границ государства Ивана Грозного XVI века в результате дальнейшего сокращения численности и оттока русского народа в эти границы, её экономического отставания, усиления и экспансии соседних государств, национального самоопределения российских автономий и международных санкций на любые попытки воссоединения русских земель.[30] Как показал опыт развала СССР (более сильной во всех отношениях державы, чем Россия), она распадётся скорее всего изнутри, а не в результате войны, ибо для этого правящей олигархией созданы все предпосылки — это колосс на глиняных ногах, который рухнет под грузом внутренних проблем и ударов окрепших соседей и автономий, что было продемонстрировано её бессилием перед Украиной и Чечнёй. Удержание империи в её нынешних границах является непосильной ношей для русского народа — он не в состоянии даже её элементарно заселить. Поэтому он считает, что только после полного завершения процесса распада многонациональной империи и консолидации русской нации в границах унитарного русского государства, возможно возрождение и развитие России в качестве европейской страны с чётко выраженным национальным характером, не претендующей на расплывчатую многонациональность и дорогостоящий статус великой державы.[31]

[править] Ползучая исламизация

Ещё одним понятием, введённым Расизаде в научный оборот, стала, по его выражению, «ползучая исламизация» (creeping Islamization) бывших республик и автономий СССР.[32] Речь идёт не об откровенном исламофашизме (Халифат, Талибан) или политике официально исламских государств (Иран, Пакистан, Египет, Турция, Индонезия), а о бывших советских республиках Средней Азии и Азербайджана, российских автономиях Кавказа и Поволжья (Дагестан, Чечня, Татария, Башкирия и другие), а также о прогрессирующей исламизации самой России и Европы. Причины исламизации последних общеизвестны: массовая иммиграция и высокая рождаемость мусульман, поощряемые либеральной политикой принимающих их правительств. Причины исламофашизма также широко освещены в периодической и научной литературе, как и вполне логичная политика исламизации тех государств, где у власти стоят исламские партии и вожди. Но почему происходит ползучая исламизация в формально светских республиках Кавказа, Средней Азии и Поволжья — уже вопрос из области советологии, на который он и попытался ответить в своих исследованиях.[33]

По его мнению, с одной стороны дело сводится (после демонтажа советской системы образования) к ограниченности мировоззрения местного мусульманского населения, брошенного на произвол судьбы уехавшими, выдавленными или подстроившимися под эти настроения представителями более или менее образованной русскоязычной интеллигенции и технических кадров, как русских, так и национальных. Оставшейся невежественной массе населения неведомы европейские политические идеи и ценности (народная демократия, социализм, либерализм, консерватизм, клерикализм или даже фашизм, анархизм и коммунизм), а потому, в поисках социальной справедливости, гарантий личной безопасности, обеспечения общественного порядка и соблюдения законности, они обращаются к единственно известным им нормам шариата. Поэтому они избирают (при свободных выборах) или поддерживают (в авторитарных режимах) только тех лидеров, которые говорят на понятном им языке шариата и вводят исламские порядки во всех сферах жизни, от правосудия до стиля одежды.[34]

С другой стороны, исламизация (введение исламских норм государственного устройства и общественной морали) выгодна и правящему классу этих стран и автономий: эти нормы и понятия прекрасно оправдывают их авторитаризм или даже тиранию, упрощают систему правления и социальной иерархии, обеспечивают общественный порядок и устанавливают идеологическое единомыслие, нарушение которого сурово карается по исламским законам.[35] Получается взаимовыгодный симбиоз интересов верхов и низов исламского общества, что и является главной движущей силой ползучей исламизации. По его мнению, остановить этот процесс невозможно: для этого пришлось бы заменить всё население (или религию) этих стран, либо установить диктатуру просвещённого вождя нации (вроде М.К.Ататюрка в Турции, Г.А.Насера в Египте и М.Р.Пехлеви в Иране). В доказательство достаточно привести примеры прихода к власти, в результате совершенно свободных демократических выборов, исламских режимов в Иране, Египте, Пакистане и Турции (причём после 80 лет светского кемализма в последней).[36]

После длительных научных споров и 15 лет войны в Афганистане и Месопотамии это мнение, высказанное Расизаде ещё в самом её начале,[37] возобладало и в Вашингтоне с избранием Д.Трампа на пост президента США. Новый президент сожалел о свержении таких исламских тиранов, как Саддам и Каддафи, удерживавших мусульман в ежовых рукавицах, что развязало в регионе такую вакханалию террора и зверств, с которой невозможно справиться европейскими методами ведения войны и цивилизованного обращения с местным населением. Поэтому Расизаде предлагает западным державам вспомнить о методике правления Британской империи в Индии и Российской в Средней Азии: вместо насаждения в исламских странах демократии (что неизбежно приведёт к победе исламофашизма и теократии), им следует действовать через контролируемых местных деспотов (вроде Кадырова в Чечне или Рахмонова в Таджикистане), которые легко удерживают мусульман в русле цивилизации самыми жестокими исламскими же мерами, уже доказавшими свою эффективность в ХХ веке — остальные методы, как показало прямое вмешательство СССР и США в исламских странах, бессмысленны и слишком дорого обходятся.[38]

Именно это и наблюдается сейчас во всех исламских государствах Средней Азии, Закавказья и мусульманских автономиях Российской Федерации: с одной стороны — молчаливое одобрение великими державами авторитарных, деспотических и династических режимов, установленных в этих странах после развала СССР, а с другой — всесторонняя исламизация этими режимами подвластных им территорий. Это взаимовыгодный процесс: перефразируя Киплинга, белый человек сбрасывает с себя бремя продовольственных, гуманитарных, экономических, военных, политических, межнациональных и прочих проблем на плечи правящих в этих странах режимов, от которых требуется только одно — обеспечение внутреннего спокойствия в своей стране и международного порядка в своём регионе. С другой стороны, исламизация общества, идеологии и политической жизни способствует укреплению самих этих режимов, оправдывая отмену демократических свобод нормами шариата, а преследование инакомыслящих принципом исламского единомыслия, не допускающим свободу совести, что легитимизирует их собственное правление и распределение материальных благ.[39]

[править] Алгоритм деградации

 → Алгоритм Расизаде

Наиболее известным научным достижением А.Ш.Расизаде, получившим всемирное признание, стал выведенный им алгоритм поэтапной последовательности неизбежных явлений в процессе обнищания, деградации и падения жизненного уровня государств, благосостояние которых зависит от экспорта сырьевых ресурсов, когда одно падение влечёт за собою другое по принципу домино. Он был сформулирован в статье, опубликованной оксфордским научным журналом «Contemporary Review» в 2008 году на пике роста мировых цен нефти и газа, когда никто не предполагал их скорого падения и наступления мирового экономического кризиса с необратимыми для стран-экспортёров нефти последствиями.[40] Именно это и произошло в 2008 году, когда цена нефти рухнула со 147 долларов за бочку в середине года до 32 долларов к его концу, то есть на 75 процентов.[41] Появление статьи было настолько своевременным, что сформулированный в ней алгоритм падения был подхвачен в научной литературе как «алгоритм Расизаде» по имени автора теории.[42]

До этого эффект роста цен и объёма экспорта полезных ископаемых, оказываемый на укрепление национальной валюты и социально-экономическое вырождение стран-экспортёров в результате нефтебума описывался только теорией т. н. «голландской болезни».[43] Однако эта теория не описывала дальнейший ход событий после того, как цена нефти на мировом рынке начала бы падать: чем бы это обернулось для нефтезависимых стран по окончании в них нефтебума? На этот вопрос и отвечает «алгоритм Расизаде» — типологическая модель цепной реакции, объясняющая последовательность процесса деградации на примере второго бакинского нефтяного бума 2005-2014 годов. Как и автор теории «голландской болезни» М.Корден, взявший для примера небольшую Голландию, A.Расизаде тоже взял для иллюстрации процесса пример небольшого Азербайджана, где закономерности наблюдались в наиболее чистом виде, так как в этой стране зависимость экономики от притока нефтедолларов была выражена напрямую без каких-либо привходящих факторов, корректирующих такую зависимость.[44]

На примере Азербайджана было отчётливо видно, что поскольку сырая нефть сама по себе является конкурентоспособным продуктом на мировом рынке и не нуждается в обработке в стране её добычи, отпадает надобность в сохранении и модернизации нерентабельной местной индустрии, продукция которой не востребована на рынке, как мировом, так и местном — всё необходимое, причём лучшего качества, дешевле импортировать за вырученные от экспорта сырья нефтедоллары. В Азербайджане это привело к демонтажу почти всей тяжёлой, лёгкой и большей части пищевой промышленности, оставшейся в стране после распада СССР. Их оборудование было распродано на металлолом, а на месте снесённых заводов и фабрик построены роскошные гостиницы, торгово-развлекательные центры и помпезные офисные здания, которые не имеют никакой производственной ценности. Более того, ввиду дешевизны импортируемых продуктов питания, стало нерентабельным и местное сельскохозяйственное производство, а оставшиеся не у дел крестьяне устремились в столицу, где можно было как-то прокормиться. В результате население бакинской городской агломерации выросло в несколько раз, со всеми сопутствующими этому проблемами.[45]

Вследствие этого страна лишилась индустриальной базы и появилась армия безработных, три миллиона которых (треть населения) выехали на заработки за пределы страны. Нефтебум привёл, с другой стороны, к обогащению местной олигархии и чиновничества, имевшего доступ к текущим в страну нефтедолларам, к резкому классовому расслоению и выдавливанию населения столицы на окраины вследствие массового сноса и застройки её центра недоступными по цене новостройками. Фактически за несколько лет второго нефтебума весь центр Баку был отстроен заново (как и в годы первого нефтебума начала ХХ века, когда был построен весь центр города). Строительство и торговля стали единственными видами экономической деятельности в Азербайджане, который был не в состоянии утилизировать поступающие миллиарды нефтедолларов. Грандиозное строительство развернулось потому, что при отсутствии производства эти нефтедоллары никуда более не имело смысла вкладывать, а в результате торгового оборота тех же нефтедолларов развернулась бешеная инфляция и Баку превратился в один из самых дорогих для проживания городов мира, что ещё более углубило пропасть между богатыми и бедными.[46]

Таким образом, благосостояние страны попало в полную зависимость от поступления в казну нефтедолларов. Это чётко проявилось в 2014 году, когда с падением цены нефти синхронно сократились все статьи доходов и расходов госбюджета и началось падение жизненного уровня населения, продолжающееся уже вследствие последующего падения самого объёма нефтедобычи в Азербайджане ввиду исчерпания месторождений. Дальнейшее происходило в последовательности, описанной в алгоритме. Первым делом была девальвирована местная валюта, чтобы получать в бюджет прежнее количество денег в обмен на сократившееся количество нефтедолларов. Далее началось падение по принципу домино вследствие падения покупательной способности населения. После первого цикла сокращений, увольнений и упразднений наступает второй цикл, когда государство ещё более девальвирует свою валюту, сокращает ещё большее количество служащих, ещё более урезает социальные программы, свёртывает строительство, сокращает импорт, отменяет госзаказы, ассигнования на инфраструктуру, гонку вооружений и всё прочее, что ещё сильнее ударяет по частному сектору, который тоже увольняет своих работников, что ещё более сокращает налоговую базу, и так далее по спирали вниз. Алгоритм переходит тем самым в политическую плоскость. Чем это чревато для правящего режима зависит от конкретного общества и государства.[47]

Схематически алгоритм можно представить так: падение нефтедобычи или цены нефти и газа — синхронное падение притока в казну нефтедолларов — девальвация местной валюты — обвал доходов и расходов госбюджета в долларовом исчислении — сокращение штатов и учреждений госаппарата — падение покупательной способности населения — снижение цен на продукты, товары, услуги и недвижимость в долларовом эквиваленте — сокращение импорта и таможенных сборов — повальные увольнения и банкротства в частном секторе — сжимание налоговой базы — дальнейшее урезание зарплат бюджетников и социальных пособий — массовая безработица и обнищание населения — нарастание недовольства народа, элиты и силовых структур — смена режима с перераспределением собственности — повторение всего цикла до окончательного падения данного государства на его исторически законное и экономически закономерное место среди стран третьего мира без нефтедолларовой накачки. Далее происходит постепенная социально-экономическая и культурно-политическая энтропия (приспособление) этого государства к уровню жизни третьего мира, и в таком устойчивом состоянии оно может существовать бесконечно долго (как видно из истории таких стран).[48]

[править] Библиография

Полный список опубликованных работ, монографий, научных трудов, статей, лекций и докладов А.Ш.Расизаде приведён в азербайджанской Википедии.

[править] См. также

[править] Источники и примечания

  1. Для полноты информации сюда следует включить и его ближайших родственников: выдающегося азербайджанского драматурга Гусейн-Джавида Расизаде и премьер-министра Азербайджана Артура Расизаде.
  2. Эта школа (более известная как «Шестая спортивная» под руководством замечательного педагога Л.Э.Юрфельда) славилась в те времена тем, что в ней учились дети всей тогдашней азербайджанской элиты, в том числе и будущий президент республики И.Г.Алиев.
  3. Научным руководителем аспиранта Расизаде был назначен академик Г.Н.Севостьянов, но фактически его подлинным наставником стал профессор-американист Н.В.Сивачёв.
  4. А.Ш.Расизаде. Установление военно-политического союза США и Турции в 1947—1952 годах (автореферат кандидатской диссертации). Издательство МГУ, Москва, 1974, 24 стр.
  5. Приглашение работать в Институте США и Канады исходило лично от его директора академика Г.А.Арбатова, причём тут учитывался не столько научный потенциал молодого учёного-американиста Расизаде, а скорее то обстоятельство, что академик Арбатов был в то время депутатом Верховного Совета СССР от Шемахинского избирательного округа, расположенного в Азербайджанской ССР.
  6. А.Ш.Расизаде. Школа американистики в Азербайджане (концепция). = Учёные записки АГУ (Баку), 1978, номер 4, стр.70-98.
  7. Ввиду постоянной слежки местных органов государственной безопасности (КГБ Аз.ССР), доносов коллег и студентов о буржуазной пропаганде в лекциях, распространении положительной информации о вражеском государстве в годы «холодной войны», а также общения с американскими учёными и дипломатами (что было обычной практикой в Москве, но не в Баку), перед провинциальным учёным-американистом Расизаде были поставлены неодолимые барьеры для дальнейшей научной работы в этой области, включая негласный запрет на творческие отпуска и научные командировки с выездом в московские библиотеки, отказы в регулярных и обязательных для преподавателей советских вузов курсах повышения квалификации, действовавших при МГУ, а тем более полный запрет на его выезд за рубеж для участия в научных конференциях и годичных стажировках в американских вузах по программе научного обмена между СССР и США (хотя приезд в Баку преподавателей из США происходил по этой программе регулярно на базе созданной им же самим Школы американистики).
  8. В эти же годы, по рекомендации академика Примакова (вырвавшись из-под мелочной опеки КГБ Азербайджанской ССР), А.Ш.Расизаде выступал по линии АН СССР и общества «Знание» с лекциями и докладами по международной обстановке и внешней политике СССР в вузах, воинских частях и организациях Москвы, Петербурга, Казани, Киева, Ташкента и Новосибирска.
  9. А.Ш.Расизаде. Турция в системе НАТО (докторская диссертация). Издательство Наука (АН СССР), Москва, 1990, 389 стр.
  10. После обретения Азербайджаном независимости, Расизаде попытался возродить в Баку свою Школу американистики: в 1994 году, совместно с местным профессором математики Р.С.Садырхановым и американским профессором истории Т.Светоховским, он выступил с инициативой создания т. н. «Американского университета в Баку» (см. одноимённую статью в газете «Бакинский рабочий» за 2.Х.1994). Однако проект, поддержанный посольством США в Баку, был перехвачен местной чиновничьей плутократией, а его инициаторы выдавлены из созданного ими в 1995 году университета. Просуществовав 5 лет, эта пародия на высшее американское учебное заведение бесславно закрылась в 2000 году из-за дальнейших интриг, коррупционных схем, некомпетентности местных кадров и несоответствия стандартам высшего образования США. = O.Matthews. The backlash against American universities. Newsweek (New York), 31.VII.2009.
  11. Lectures of A.Rasizade at the University of California (Berkeley).
  12. Alec Rasizade. Perestroika and breakup of the USSR (PhD dissertation). USF dissertation series: University of South Florida Press, Tampa, 1995, 257 pages.
  13. Central Asia in transition to the Third World. (Working papers of the Harriman Central Asia program). Columbia University Press, New York, 1999, 725 pages.
  14. Приглашение от профессора Бжезинского объяснялось тем, что выводы, сделанные в работах Расизаде о неизбежности распада СССР, совпадали с мнением самого Бжезинского, которое тот (будучи советником президента США по национальной безопасности) на протяжении многих лет безуспешно пытался доказать внешнеполитическим ведомствам США, не предвидевшим столь скорый и мирный развал такой мощной сверхдержавы.
  15. A.Rasizade at Kennan Institute (Washington).
  16. См. аннотации этих работ и их цитирование в академическом каталоге Research Gate.
  17. A.Rasizade at Foreign Policy Research Institute (Philadelphia).
  18. A.Rasizade on advisory board of a Routledge published journal (London).
  19. А.Ш.Расизаде. Нужна ли России империя? (Размышления историка). = Гласность (Москва: Самиздат), 1989, номер 4, стр.74-91.
  20. В.И.Ленин. К вопросу о национальностях или об «автономизации» (31 декабря 1922 года). = Полное собрание сочинений (пятое издание): том 45. Госполитиздат, Москва, 1970, стр.356-362.
  21. Alec Rasizade. Perestroika and breakup of the USSR (PhD dissertation). USF dissertation series: University of South Florida Press, Tampa, 1995, 257 pages.
  22. Alec Rasizade. Putin’s mission in the Russian Thermidor. = Welt Trends: Zeitschrift für internationale Politik (Potsdam), May-June 2008, number 60, pages 53-60.
  23. Alec Rasizade. A propos of the Georgian war: reflections on Russia’s revanchism in its near abroad. = Journal of Balkan and Near Eastern Studies (London: Taylor & Francis), March 2009, volume 11, number 1, pages 9-27.
  24. Alec Rasizade. The "sick man of Europe" resurges. = Contemporary Review (Oxford), Autumn 2007, volume 289, number 1686, pages 273—287.
  25. По данным на 2017 год, ВНП России уступает ВНП каждого из трёх штатов США (Калифорнии, Техаса и Нью-Йорка), чего совершенно недостаточно не только для развития и освоения 1/8 части земной суши (17 млн. кв. км территории) во всех отношениях, но и для её удержания (от развала) и защиты (от экспансии соседей). = Comparison between U.S. states and countries by GDP.
  26. Alec Rasizade. Chechnya: the Achilles heel of Russia. = Contemporary Review (Oxford) in three parts: 1) April 2005 issue, volume 286, number 1671, pages 193—197; 2) May 2005 issue, volume 286, number 1672, pages 277—284; 3) June 2005 issue, volume 286, number 1673, pages 327—332.
  27. Alec Rasizade. Putin’s place in Russian history. = International Politics (London: Palgrave-Macmillan), September 2008, volume 45, number 5, pages 531—553.
  28. Более подробно о «русском вопросе» см. очерки в основанном А.Ш.Расизаде журнале «Собирание России и её развал».
  29. Alec Rasizade. Putin’s mission in the Russian Thermidor. = Communist and Post-Communist Studies (Amsterdam: Elsevier publishers for the University of California), March 2008, volume 41, number 1, pages 1-25.
  30. Alec Rasizade. Russian irredentism after the Georgian Blitzkrieg. = Contemporary Review (Oxford), Spring 2009, volume 291, number 1692, pages 11-25.
  31. Alec Rasizade. The historic significance of Putin’s revanchism. = Contemporary Review (Oxford), Summer 2006, volume 288, number 1681, pages 137—156.
  32. Alec Rasizade. Entering the old ‘great game’ in Central Asia. = Orbis (Philadelphia: Pergamon Press for Foreign Policy Research Institute), Winter 2003, volume 47, number 1, pages 41-58.
  33. Alec Rasizade. Dictators, Islamists, big powers and ordinary people: the new ‘great game’ in Central Asia. = Internationale Politik und Gesellschaft (Bonn: F.Ebert Stiftung), July 2002, number 3, pages 90-106.
  34. Alec Rasizade. Na Afghanistan het nieuwe Grote Spel in Centraal-Azië (translated into Dutch by G.J.Telkamp). = Internationale Spectator (The Hague: Netherlands Institute of International Relations), October 2002, volume 56, number 10, pages 494—500.
  35. Alec Rasizade. Turkmenbashi and his Turkmenistan. = Contemporary Review (Oxford), October 2003, volume 283, number 1653, pages 197—206.
  36. Alec Rasizade. The new ‘great game’ in Central Asia after Afghanistan. = Alternatives: Turkish Journal of International Relations (Istanbul), Summer 2002, volume 1, number 2, pages 125—134.
  37. Alec Rasizade. The specter of a new ‘great game’ in Central Asia. = Foreign Service Journal (Washington), November 2002, volume 79, number 11, pages 48-52.
  38. Alec Rasizade. Washington and the ‘great game’ in Central Asia. = Contemporary Review (Oxford), May 2002, volume 280, number 1636, pages 257—270.
  39. Alec Rasizade. The new ‘great game’ in Central Asia after Afghanistan. = September 11 and World Politics (edited by G.Bacik & B.Aras). Fatih University Press, Istanbul, 2004, chapter 8: pages 127—143.
  40. A.Rasizade. The end of cheap oil. = Contemporary Review (Oxford), Autumn 2008, volume 290, number 1690, pages 273—284.
  41. World oil market chronology from 2003. = Wikipedia article.
  42. См. например: K.M.Morrison. Oil, nontax revenue and the redistributional foundations of regime stability. = International Organization (Cambridge University Press), January 2009, volume 63, number 1, pages 107—138; O.J.Blanchard & J.Galí. The macroeconomic effects of oil price shocks. = International Dimensions of Monetary Policy (University of Chicago Press), Summer 2009, pages 182—203; J.D.Hamilton. Causes and consequences of the oil shock of 2007—2008. = University of California at San Diego, 2009, 69 pages; R.Torvik. Why do some resource-abundant countries succeed while others do not? = Oxford Review of Economic Policy, July 2009, volume 25, issue 2, pages 241—256.
  43. The Dutch disease. = The Economist (London), 26.XI.1977, pages 82-83.
  44. A.Rasizade. Azerbaijan and the oil trade: prospects and pitfalls. = The Brown Journal of World Affairs (Brown University Press), Summer-Fall 1997, volume 4, number 2, pages 277—294; A.Rasizade. Azerbaijan, the US and oil prospects on the Caspian Sea. = Journal of Third World Studies (Association of Third World Studies), Spring 1999, volume 16, number 1, pages 29-48; A.Rasizade. Mythology of the munificent Caspian bonanza and its concomitant pipeline geopolitics. = Comparative Studies of South Asia, Africa and the Middle East (Duke University Press), 2000 double issue, volume 20, numbers 1-2, pages 138—152; A.Rasizade. The great game of Caspian energy: ambitions and the reality. = Journal of Southern Europe and the Balkans (London: Taylor & Francis), April 2005, volume 7, number 1, pages 1-17.
  45. Alec Rasizade. Azerbaijan after a decade of independence: less oil, more graft and poverty. = Central Asian Survey (London: Taylor & Francis), December 2002, volume 21, number 4, pages 349—370.
  46. Alec Rasizade. Azerbaijan after Heydar Aliev. = Nationalities Papers (London: Taylor & Francis), March 2004, volume 32, number 1, pages 137—164.
  47. Alec Rasizade. Azerbaijan in transition to the new age of democracy. = Communist and Post-Communist Studies (Los Angeles), September 2003, volume 36, number 3, pages 345—372.
  48. Научный аппарат данной теории из независимых авторитетных источников представлен в основной статье: Алгоритм Расизаде.

[править] Ссылки

Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты