Алексис Блаш

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Алексис Сципион Блаш (фр.: Alexis-Scipion Blache; 1792, Марсель — 1852, Бордо) — французский танцовщик и балетмейстер.

Родился в артистической семье, был младшим сыном французского танцовщика и хореографа Жана-Батиста Блаша (Jean-Baptiste Blache; 1765—1834)[1], главного балетмейстера музыкального Большого театра в Бордо, сменившего на этом посту выдающегося хореографа Жана Доберваля. Сыновья Ж.-Б. Блаша — Фредерик-Огюст (Frédéric-Auguste Blache 1791—1853) и Алексис-Сципион — наследовали профессию отца, который стал для них первым педагогом.

Алексис Блаш работал в качестве балетмейстера в разных европейских театрах. В 1821 году он занял место отца в должности главного балетмейстера в театре в Бордо. Затем работал в других театрах Франции.

А в самом начале 1832 года был приглашен дирекцией русских императорских театров занять место главного балетмейстера в Санкт-Петербурге, заменив собою только что ушедшего в отставку выдающегося хореографа Шарля-Луи Дидло. Предложение было заманчиво по всем пунктам: и материальном — русская казна не скупилась в привлечении иноземных талантов на русскую почву, заработки европейцев в несколько раз превышали работавших на той же сцене русских артистов, и — главное — заменить самого Дидло, признанного мирового таланта! Алексис Блаш не замедлил явиться в Санкт-Петербург. По первой части — в смысле заработков — его надежды полностью оправдались. А вот со второй частью — заменить собою Дидло — надежды претерпели полный крах.

Шарль Дидло возглавлял петербургский императорский балет в течение нескольких десятилетий (с небольшими перерывами, когда Дидло был выслан из России как француз перед началом войны с Наполеоном[2]). Летом 1801 года директор императорских театров Петербурга граф Николай Борисович Юсупов пригласил Шарля Дидло возглавить Петербургскую балетную труппу Российских императорских театров, в сентябре того же года Дидло с женой-балериной прибыл в Петербург — Розе Дидло тоже нашлось место в императорской труппе (она вскоре оставила сцену и занялась преподаванием танцев, причем слыла в великосветском Петербурге одним из лучших и дорогостоящих преподавателей, обучала Великих княжон и была учительницей танцев в Смольном монастыре[3]). Какое-то время он руководил труппой совместно с И. Вальберхом, какое-то время правил единолично. Надо сказать, что по своим человеческим характеристикам Дидло был создан для крепостнической России: он явно и умело льстил титулованным особам, выказывая им всяческую поддержку, а уж отыгрывался за все унижения на своих подопечных: артистах и учениках, главным аргументом воспитания которых служила палка[4][5]. Но кого можно было удивить в крепостнической России подобными педагогическими методиками. А уж что было неоспоримым фактом: в его лице Россия получила выдающегося балетного руководителя, поднявшего уровень императорской труппы до европейского. Всего им было поставлено более 40 балетов, не считая танцевальных композиций и фрагментов к другим спектаклям, большая часть которых приходилась на сцены Петербурга. Но всему наступает конец. Последняя премьера спектакля Шарля Дидло, балет «Разрушенный кумир» прошел на сцене Большого Каменного театра в 1831 году в бенефис примы труппы, его ученицы Авдотьи Истоминой. Дальше балетмейстер стал готовиться к следующей постановке — «Сумбека, или Покорение Казанского царства» на музыку Катарино Кавоса, — приуроченной к открытию нового Александринского театра — открытие было назначено на последний день лета 1832 года, — он уже даже завершил постановку первого действия[6]. Но произошло непредвиденное: ссора с директором императорских театром князем Гагариным. Александр Алексеевич Плещеев (1858—1944, Париж, эмиграция) в своих хрониках «Наш балет 1673—1896» пишет об этом так: «Мотивом недоразумения князя Гагарина — которого П.Каратыгин называет гордым и недоступным для подчиненных — с Дидло было следующее обстоятельств: однажды затянули долго антракт; князь приказал начать действие скорее и поторопить танцовщиц одеваться. Дидло равнодушно отнесся к строгому замечанию, вследствие чего князь велел посадить его под арест. Дидло повиновался, но подал на другой день в отставку, которая была принята. Он, вероятно, забыл свою любимую поговорку: „Не нужно спорить с начальством, которого нельзя убедить“. Арестованного держали, по словам Зотова, в конторе. Сцена навсегда потеряла Дидло — этого замечательного деятеля в области хореографии, человека редкого вдохновения и творчества»[7]. Результат происшествия не замедлил сказаться на всей императорской труппе: Шарль Дидло был отправлен в отставку, через год в 1833 году следом за ним ушел его основной помощник талантливый артист Огюст Пуаро[8] — таким образом императорская труппа лишилась сразу двух мастеров, к открытию Александринского театра решено было дать другую постановку, а на место главного балетмейстера труппы следовало немедленно искать новую кандидатуру.

Выбор дирекции императорских театров пал на Алексиса Блаша, работавшего на тот момент в Бордо[9], он и прибыл в Санкт-Петербург в самом начале 1832 года для прохождения действительной службы в высокой должности.

Новый начальник тут же принялся за работу — постановку сразу несколько балетных спектаклей и преподавание в балетных классах при императорской труппе[10]. Первым делом он был «брошен» на открытие Александринского театра. С большим балетом к открытию не поспевали. В результате 31 августа (12 сентября) 1832 года Александринский театр открылся давно идущей на петербургской сцене трагедией М. В. Крюковского «Пожарский, или Освобожденная Москва» и небольшим новым дивертисментом Блаша «Испанский праздник»[6].

А Алексис Блаш стал вовсю заниматься другими постановками. Среди прочего он взялся и за незавершенный балет «Сумбека, или Покорение Казанского царства», доделав по своему вкусу и возможностям 2-е, 3-е, 4-е действия[1][6], первое действие было сделано еще Шарлем Дидло и его помощником Огюстом Пуаро. Блаш в своей работе руководствовался записями, оставленными Дидло, что ему очень помогло. Балет действительно прошел на сцене нового Александринского театра 3 ноября 1832 года и даже пользовался немалым успехом[6]. В главной роли казанской царицы Сумбеки блистала великая русская балерина Истомина, которая, помимо всего, еще слыла одной из первых красавиц Петербурга.

Затем там же, на сцене нового Александринского театра, Блаш поставил еще один спектакль: «Дон Жуан, или Поражённый безбожник» с музыкой И. Сонне (исполнители: Луиза Круазет — Донна Эльвира, Лаура Пейсар — Серафима, Вера Зубова — Лауретта, Николай Гольц — Дон-Жуан, Фредерик — Дон Карлос[11]), а кроме того, ставил балеты на постоянной музыкальной сцене — в Большом Каменном театре. Всего Алексис Блаш за время своего пребывания в Петербурге поставил 14 балетов с пышными декорациями, большим количеством действующих лиц, но с посредственными танцами и слабо выстроенным сюжетом[6]. Очень скоро стало ясно: в сравнении с предыдущим главным балетмейстером дар Алексиса Блаша был весьма скромен — стремительное падение уровня императорской труппы свидетельствовало об этом весьма красноречиво. Новому главному балетмейстеру явно требовался помощник. А еще вернее — заместитель, который и займет освободившийся пост главного балетмейстера Петербургской императорской труппы.

Дирекция императорских театров вновь бросилась на поиски достойного. На этот раз им оказался Антуан Титюс, заменивший Алексиса Блаша. В некоторых источниках утверждается, что Алексис Блаш работал в должности главного балетмейстера аж до 1836 года[1], а Титюс, хоть и прибыл в Россию в 1832 году, долгожданный пост занял лишь в 1837[12]; во многих других называется дата прибытия в Петербург на пост руководителя императорского балета Антуана Титюса именно в 1832 году[13][14], а Блаш, хоть и продолжал до 1836 года работу в Петербурге, данный пост уже не занимал, переместившись на должность очередного балетмейстера-постановщика.

Как бы то ни было, опыт работы Алексиса Блаша в России оказался невелик, да и не слишком удачлив. Среди его русских постановок: «Дон Жуан, или Поражённый безбожник» (1832), «Сумбека, или Покорение Казанского царства» (2-е, 3-е, 4-е действия) И. Сонне (1832), «Телемак на острове Калипсо» (по хореографии Ж. Доберваля, 1832), «Амур в деревне, или Крылатое дитя» (1833, к открытию Михайловского театра), «Марс и Венера, или Вулкановы сети» Шнейцхоффера (по хореографии его отца Ж. Б. Блаша, 1833), «Амадис, или Паж и Волшебница» (1833), «Фюльберт, или Маленький матрос» Сонне (1833); «Дафнис, или Клятвопреступник» Ф. Ш. Лефевра (по хореографии его отца Ж. Б. Блаша, 1834), «Дон Кихот и Санчо Панса, или Свадьба Гамаша» на музыку Ф. Ш. Лефевра (по хореографии Л. Ж. Милона, 1834); «Альмавива и Розина, или Обманутый опекун» на музыку Р. Крейцера (совместно c О. Пуаро, по хореографии Ж. Б. Блаша); «Шотландцы» (1836)[1].

После России он работал во Франции.

[править] Источники

  1. 1,0 1,1 1,2 1,3 Блаш в балетной энциклопедии (Источник: Русский балет. Энциклопедия. БРЭ, «Согласие», 1997)
  2. Большая биографическая энциклопедия: Дидло, Карл Людовик
  3. О. Ю. Захарова, Светские церемониалы в России. 2003
  4. Петербургские страсти, 9/6/2008 // автор Евгений АНИСИМОВ
  5. Большая биографическая энциклопедия. Рахманов, Сергей Ефимович
  6. 6,0 6,1 6,2 6,3 6,4 Сумбека, или покорение Казанского царства
  7. Наш балет (1673—1896)
  8. Российский гуманитарный энциклопедический словарь: Пуаро Огюст
  9. По следам Сююмбикэ в Петербурге
  10. История танца — Классический танец — история и современность (Любовь Дмитриевна Блок)
  11. Годовыя обозрѣнія русской и французской драматической сцены, оперы и балета. By А. И. Вольф (стр.32)
  12. ТИТЮС (Источник: Русский балет. Энциклопедия. БРЭ, «Согласие», 1997)
  13. Antoine Titus (Antoine Tetus Doschi), ante 1780 — post 1850
  14. Российский гуманитарный энциклопедический словарь: Титюс
Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты