Война вайнахов против монголов

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Война вайнахов против монголов

Военный конфликт


Конфликт Война вайнахов против монголов
Дата 1222−1405 годы
Место Кавказ
Причина вторжение монголов
Итог Включение Северного Кавказа в состав Монгольской Империи.
Стороны
Командующие
Силы
неизвестно
20000 экспедиционный корпус
Потери
неизвестно
неизвестно

Война вайнахов против монголов — военные действия вайнахов (чеченцы и ингуши) против армии монголов.

Содержание

[править] Война против Чингисхана

После завоевания Китая и Хорезма верховный владыка монголов Чингизхан послал на разведку «западных земель» сильный кавалерийский корпус под командованием Джэбэ и Субедея. Они прошли по южному берегу Каспийского моря, затем, после разорения Северного Ирана, проникли в Закавказье, разбили грузинскую армию в 1222 году и, продвигаясь на север вдоль западного берега Каспийского моря, встретили на Северном Кавказе объединённое войско вайнахов (чеченцев и ингушей), половцев, лезгинов, черкесов и аланов. Произошёл бой, который не имел решительных последствий.

Тогда завоеватели внесли раскол в ряды неприятеля. Они одарили половцев и обещали их не трогать. Последние стали расходиться по своим кочевьям. Воспользовавшись этим, монголы легко разбили аланов, лезгинов и черкесов, а затем разбили по частям и половцев, вайнахам же удалось избежать полного поражения, найдя убежище в горах.

[править] Продолжение войны

Плано Карпини, побывавший на Кавказе в 1246 году, указывает на «некую часть аланов, оказавших мужественное сопротивление и доселе не подчиненных им (монголам)». Далее он говорит, что монголы уже 12 лет ведут осаду «одной горы в земле аланов» и не могут её взять[1].

Французский посол в Монгольскую империю Гильом Рубрук, в 1253-1254 годах побывавший проездом на Северном Кавказе, писал, что живущие в горах черкесы, аланы и лесги «всё ещё не покорены», и, что на блокирование ущелий аланов выделена пятая часть войска Сартака (сына Бату). Согласно арабским источникам, в «стране асов» постоянно находился 10-тысячный монгольский тумен[2].

Ряд чеченских преданий говорит об ожесточенных схватках с монголами, пытавшимися проникнуть в ущелья. Предки ауховских чеченцев зафиксировали факты борьбы с захватчиками в арабоязычных хрониках. Указываются и имена предводителей ауховцев — Таймасха, Янбек, Маьда[3].

Борьбу предков чеченцев против золотоордынских феодалов возглавили, по народной памяти, Махцур, Идиг из Нохч-Мохка, Алдаман Гlеза из Ч1ебарлоя и др.

Одним из лидеров чеченцев был Идиг (13 в.). Чеченцы не покорялись отрядам монгольских полководцев Субедея и Менгу. Так, из Плано Карпини известно, что горцы в течение 12 лет удерживали позиции в горах Тюллой Лам (Тебулос Мта). Оборону возглавлял Идиг.

Таймасхан (Таймасха) был главным главным руководителем ауховских сил в войне с монголами. Первые столкновения вооружённых отрядов ауховцев с монголами произошли в притеречных землях Ауха. По хронике (Ауховский общеродовой тептар) Тамсахан погиб в битве на реке Терек.

Русские летописи сообщают под 1278 год о крупном восстании на Северном Кавказе в 1277 году и осаде монголами, с привлечением дружин русских князей, аланского города Дедякова. Вероятно, сюда были привлечены силы со всей Золотой Орды, и командовал ими сам хан Менгу-Тимур (1266-1280). «Славный ясский город Дедяков» пал в феврале 1278 года. Он был сожжён и разграблен. Ряд исследователей полагают, что под Дедя-ковым надо понимать Верхне-Джулатское городище в Северной Осетии, другие считают, что Дедяков надо искать на реке Сунжа.

Янбек — также аккинский вождь в войне против войск Золотой Орды. В конце 14 в. Янбек и его сын Маадий (Майда; Маьда) в союзе с дагестанским правителем шамхалом Казикумухским, сумели нанести ряд ощутимых ударов по вторгшимся на Кавказ войскам среднеазиатского завоевателя Тимура Тамерлана. "Последователи" Таймасхана, см.

Янбек погиб в сражений под Амарка и руководство перешло к его сыну Маадию.

Из ауховской исторической Хроники известно о пяти отдельных боях с монгольскими регулярными войсками, последний из которых датирован периодом конца 14 в. (последние 25 лет). Наиболее жестокими и кровопролитными стали третья и пятая битвы, произошедшие около гор «Амир-Куьрте» (выше с. Кешне) и «Гебак-Г1ала» (у с. Дылым). В них помощь ауховским силам оказывали кумухские отряды. Перед последней битвой к сражающимся ауховцам прибыл некий «расул» (посланец, гонец) от «мусульманского государства» (очевидно: от Тимура, враждовавшего тогда со своими монгольскими «родственниками» — золотоордынцами в лице хана Тохтамыша). В этой битве монгольские ордынцы понесли тяжелое поражение и «больше в Аухе не появлялись». Лезгины не воевали с Чеченцами и Адыгами вместе, они воевали на территории Дагестана (Дербент)

[править] Война против Тамерлана

Гаюр-хан — правитель государства Симсир, — осколка Хазарского каганата, нынешняя Чечня.

В 1386 и 1394 годами Тимур Тамерлан совершил несколько походов на Кавказ. Он огнем и мечом прошел Северный Иран и Закавказье (Азербайджан, Армению, Грузию). В грузинских источниках приводится несколько сведений о действиях Тимура в Грузии, о политике исламизации страны и взятии Тбилиси, о грузинонахском боевом содружестве и т. д. Царь Георгий VII к 1394 году сумел накануне очередного нашествия провести оборонительные мероприятия — он собрал грузинское ополчение, к которому присоединил кавказских горцев, включая и нахов (в частности, из районов, прилегающих к Дарьялу). Вначале объединенное грузино-горское войско имело некоторый успех, они даже смогли отбросить передовые отряды завоевателей. Но, в конечном счете, подход Тимура с основными силами решил исход войны. Разбитые грузины и нахи отступили на север в горные ущелья Кавказа. Учитывая стратегическую важность перевальных дорог на Северный Кавказ, в особенности, естественной крепости — Дарьяльского ущелья, Тимур решил захватить его. Однако огромная масса войск настолько смешалась в горных теснинах и ущельях, что оказалась небоеспособной. Оборонявшиеся сумели убить столь много людей в передовых рядах врагов, что, не выдержав, «повернули... воины Тимура».

В начале 1395 года было принято решение о походе на Золотую Орду, и армия Тимура, возросшая за счет отрядов вассальных правителей до 300 тысяч человек, сосредоточилась у Дербента, затем прошла прикаспийский Дагестан, сбила передовые отряды Тохтамыша на Сулаке и вошла в Чечню. Переправившись через реку «Сундж» (Сунжа), а затем и Терек (на левый берег), полчища Тимура столкнулись с племенной армией Тохтамыша, собранной со всей Орды. Здесь были татаро-монголы, черкесы, аланы, генуэзцы и, возможно, нахи, так как в данной ситуации это была оборонительная война, а нахская область Симсим, где правил Гаюр-хан, непосредственно прилегала к театру военных действий.

Развернув свои войска на левом берегу Терека, Тимур 15 апреля 1395 года открыл генеральное сражение с Тохтамышем, силы которого не уступали войску Тимура, если не превосходили его. В трехдневной битве, таким образом, с обеих сторон сражалось не менее полумиллиона человек. Как говорит современник, «ручьями лилась кровь по степи». Сражение, вылившееся в жестокое побоище, закончилось полным поражением ордынского войска. Тохтамыш бежал на Волгу, а один из его эмиров Утурку укрылся в горах Центрального Кавказа.

Тимур начал планомерное истребление остатков войск Тохтамыша и золотоордынских владений. Очистив степи, он в том же 1395 году принялся за Северный Кавказ, последовательно покоряя область за областью. Так, он разорил область черкесов — Северо-Западный Кавказ («ограбили весь улус черкесский»), затем захватил страну западно-аланских правителей Буриберди и Буракана (предположительно, Карачаево-Черкесия и Пятигорье), причем, сам Тимур «с целью джихада взошел на гору Эльбруз». Неприступные крепости Кули и Тауса, расположенные в горах Северной Осетии и Балкарии, пали в ходе штурмов горных твердынь, затем наступила очередь Пулада, владевшего районами, охватывавшими часть Осетии и Ингушетии — область «Ихран», «Иркувун» (здесь же скрывался чингизид Утурку). После разгрома Пулада и пленения Утурку Тимур дал очередной отдых войскам, значительно потрепанным в ходе ожесточенных боев в горных условиях. Очередной поход, в том же 1395 году, Тимур, по мнению X. А. Хизриева, направил на страну Симсим (Чечня и,редположительно, восточная часть Ингушетии). Самые известные переправы через Сунжу и Терек находились в районе Гудермеса и Брагунов. Кстати, именно в конце XV в. прекратило здесь существование крупное Гудермесское городище, возможно, уничтоженное армией Тимура. Другая переправа через Сунжу находилась в районе современного Грозного. Народное предание именно эту переправу связывает с именем Тимура.

Темирлан в октябре 1395 года разорил город Алмак: «Эмир Тимур, покорив кумыков, обитающих между Тереком и Сулаком, прошел по земле Мичикич на город Алмак (ныне деревня в Салатавском округе), который имел 7 тысяч домов. Он взял город после сильного сопротивления и разорил его»[4].

Правитель Симсима / Хазарии / Чечни Гаюр-хан («Кюр-бек» некоторых источников) так и не изъявил покорности Тимуру, несмотря на то, что огромные полчища стояли у границ страны.

Судя по отрывочным данным, Симсим имел удельное деление, население одной из областей было, по-видимому, исламизировано. Так, сына Гаюр-хана звали Мухаммед, и он имел в своем управлении «иль» (область) и подданных.

Тимур вошел на Чеченскую равнину, скорее всего, в районе современного Грозного, где и переправился через Сунжу. Судя по сведениям персидских летописцев Шами и Иезди, основное сражение Тимура с ополчением Симсима состоялось на плоскости. По прибытии Тимура в Чечню сын Гаюр-хана Мухаммед перешёл со своим илем на сторону завоевателя и, «удостоившись чести целования ковра, вступил в число слуг двора».

В связи с действиями Тимура на Сунже возникает вопрос о городе Магас (Алхан-Кала). Есть основания полагать, что в 14 в. он возродился, а в 1396 году был взят среднеазиатским завоевателем, который даже долго стоял здесь лагерем. Недаром же, даже в 16 в. русские источники называют Алхан-Калинское (Куларинское) городище «город Темир-Аксака».

После случившегося поражения равнинное население укрылось в горах, однако сопротивление нахов только начиналось. Видимо, было совершено и несколько дерзких вылазок, после чего «Тимур лично отправился против них...» в горы. Придворные историографы сообщают, что здесь было много неприступных мест, башен и крепостей, которые завоеватели захватывали и разрушали, сбрасывая при этом плененных жителей в пропасти. X. А. Хизриев считает, что действия Тимура в горах затронули горные селения современных Назрановского, Сунженского, Ачхой-Мартановского и Шатойского районов Чечни и Ингушетии. Другие исследователи полагают, что Тимур вошел в горы через Аргунское ущелье, а затем двинулся с запада на восток, пока не дошел до Андийского хребта.

Накал боев в горной Чечне был столь велик, что отряды Тимура в пылу боев забирались в такие места, что ни конному, ни пешему нельзя было затем спуститься, «а следовало оттолкнуться и скользить вниз». Придворные хронисты вынуждены были отметить, что и сам Тимур «подвергался этим ужасам и опасностям» в горах Симсима. Уничтожая «все церкви и капища их», завоеватель достиг Аксая, спустился на плоскость (между Сулаком и Тереком), где «напал на иль и улус этой равнины». Это могли быть районы, населенные нахами-ауховцами и кумыками. Здесь, согласно преданиям, ауховцы выдержали ряд битв с отрядами Тимура, а затем смогли даже оказать помощь дагестанским собратьям, подвергшимся нашествию, в частности, лакцам.

Тимур, сделав «набег на предгорье горы Аухар», затем пошел на восток, громя дагестанские селения. Где-то на правобережье Сулака войска эмира взяли штурмом город Алмак, имевший 7-8 тысяч домов. Отдельные отряды рассыпались по окрестным горам и ущельям.

Производительные силы края были основательно разрушены нашествием Тимура. Его воинство вырубало леса, уничтожало сады, растаптывало поля, разрушало города, села, башни, «храмы и капища». Захваченное в плен население, как то было и в период татаро-монгольского нашествия, частью уничтожалось, частью угонялось в рабство, скот и материальные ценности присваива лись.

Поход Тимура на Чечню был настолько чудовищным по своим последствиям, что память о нем надолго запечатлелась в устном творчестве народа. Многочисленные легенды и предания об «Аксак-Тимуре», топонимика и ономастика, связанные с событиями того времени, прочно запечатлели нашествие «властелина вселенной».

Зимой 1395/1396 ставка эмира перемещается в низовья Кумы; войска Тимура вновь ринулись в степи, сожгли золотоордынские города на Волге (Сарай-Берке и Хаджи-Тархан), разграбили Северный Прикаспий, а весной 1396 году продолжили завоевание горного Дагестана, воздвигая «из убитых холмы». В том же 1396 армия Тимура ушла через Дербент на дальнейшее завоевание Закавказья, Сирии и Малой Азии.

Всего было совершено семь разорительных походов войск Тимура на Кавказ и Грузию. И только в 1404 году грузинский царь Георгий VII признал власть Тимура. В 1405 году во время подготовки похода на Китай Тимур умер, а его империя вскоре распалась.

Согласно древнегрузинской поэме «Алгузиани», Гаюрхан (К1аирхан) пережил нашествие Тимура и погиб несколько позже, в междоусобной войне с грузинскими или осетинскими феодалами; в этом произведении он назван чеченским царём[5][6].

[править] Чеченцы при монголах

В монгольской администрации и армии также были чеченцы. Например Аздин Вазар (1395–1460) — чеченский историк, мусульманский учёный и проповедник. Отец его, Вазар был одним из военачальников монгольского войска. Начальное образование Аздин Вазар получил в городе Сарай-Бату. Для продолжения учёбы он выехал в Египет, Иран, Турцию. Аздин Вазар без успеха попытался проповедовать ислам среди вайнахов. Рукопись его была найдена историком из Иордании Абдул-Гани Хасаном аль-Шашани[7].

[править] Источники

Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты