Гаэтано Вестрис

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Портрет Гаэтано Вестриса. Художник Томас Гейнсборо

Гаэтано Вестрис (полное имя Гаэтано Аполлине Бальдассарре Вестриc (итал. Enrico CecchettiGaetano Apolline Baldassarre Vestris), урожденный: всё то же самое, только Вестри (без с на конце) Vestri[1][2], 18 апреля 1729 г. Флоренция —23 сентября 1808 г. Париж) — выдающийся итальянский и французский танцовщик, имя которого стало символом изящества танца.

Содержание

[править] Биография

[править] Происхождение

Отец Томмазо Марин Ипполито Вестри был человеком весьма небогатым и дать детям какое-то образование был не в состоянии; в семье выросло семеро детей, трое из которых стали знаменитыми балетными артистами: Тереза — старшая сестра Гаэтано, он сам и его младший брат Анджиоло.

Первой в семье на балетное поприще вышла Тереза, которая столь успешно выступала в Европе, что привлекла внимание коронованных особ Австрии, причем внимание это не ограничивалось только любовью к балетному искусству. Тереза была замешана в интимных связях с высокопоставленным лицом, чем вызвала недовольство императрицы Марии-Терезии, в результате красавице балерине пришлось срочно покинуть Австрию[3]. Поскитавшись по европейским театрам, Тереза Вестри осела в Париже, куда и вызвала в 1747 году младших братьев, Гаэтано и Анджиоло. С этого времени началась балетная карьера будущего выдающегося танцовщика.

[править] Начало

Гаэтано был учеником Луи Дюпре, одного из самых значимых французских балетных танцовщиков, учился в парижской Королевской академии музыки, там же в 1749 году состоялся его дебют в партии Матроса («Карнавал и безумие»)[1].

[править] Вестрис

Через три года, в 1751 году Гаэтано Вестри получил звание солиста балета Королевской музыкальной академии. Его слава парижской знаменитости стремительно росла. В скором времени, дабы еще более соответствовать положению, он переделал свою фамилию на французский лад, добавив в конце букву s — Vestris — Вестрис[3].

[править] Слава

В 1751 году он уже так прославился, что говорил о себе: «Есть только три великих человека в Европе — Фридрих II Прусский, Вольтер и я». Его успех был столь феноменальным, что его прозвали «богом танца»[2].

Г. Вестрис был великолепным актёром, мимом и мастером танца. Он был одним из первых танцоров, выходивших на сцену без маски, и своей выразительной мимикой дополнял воздействие музыки и движения.

Исполнительское искусство Вестриса отличалось величественностью и благородством, критика отмечает, что он внёс много нового в танец, придав движениям большую свободу[1]. Слава Гаэтано Вестриса превзошла всех его партнеров и даже его педагога. Его приглашали в качестве учителя в богатые семьи, где он обучал дам высшего общества, как надо изящно поклониться королю на приемах[3]. С 1753 года был членом Французской королевской академии танцев.

[править] Драка

Нрава этот знаменитый солист был необузданного. У него возник конфликт с главным балетмейстером Лани, в результате чего в 1754 году он был уволен из театра и до 1756 работал с Турине, однако в 1756 победно вернулся вновь в Парижскую оперу[1], которая без него уже просто не могла существовать.

[править] Возвращение в Академию музыки

Был актёром парижской Парижской академии музыки, танцмейстером и учителем танца французского короля Людовика XVI.

И опять его слава не знала границ.

Любовные романы следовали один за одним. Особенно известными стали его отношения с молодой танцовщицей Мари Аллар, которая родила ему сына Огюста; ему тогда было 30 лет, а юной мамаше едва исполнилось 17. Жениться на Мари Аллар Гаэтано и не собирался, но надо сказать — от сына не отказался, тот получил отцовскую фамилию (в уже переделанном виде — Вестрис) и воспитывался своим отцом — более того, под его руководством тоже стал выдающимся танцовщиком[4]. Но это было позже.

[править] Влияние Новерра

Жан Жорж Новерр — выдающийся балетный деятель, создатель балетного спектакля — оказал огромное влияние на всё искусство своего времени; Новерр первым отменил в танцах маски — его артисты стали первым танцовщиками, выходившими на сцену не в масках, как было раньше, — а показывая свои живые человеческие лица. Правда, масочные образы замещались таким слоем грима, что говорить о «живых человеческих лицах» было бы некоторым преувеличением, но ведь это был самый первый шаг отказа от масок и игры лицом.

Гаэтано Вестрис в балете «Ясон и Медея» (Библиотека Конгресса США, отдел эстампов и фотографий)

У Новерра, как у любого новатора, оказались и враги, и последовали.

Гаэтано Вертрис работал с Новерром, но это вовсе не значит, что его надо записывать в число новерровских поклонников — скорее всего, искусный танцовщик принимал участие во всем, что ему предлагалось и где платили. Он был лишь исполнителем, не беря на себя миссию теоретика балета. Но тем не менее, работая с Новерром, Г.Вестрис не мог не испытывать влияния его идей. И впоследствии сам использовал их.

Какое-то время Гаэтано Вертрис работал в разных европейских театрах, в том числе в Штутгарте 11 февраля 1763 стал первым исполнителем роли Ясона в балете Новерра «Ясон и Медея» композитора Родольфа — первый балет, где танцоры работали без масок, выражая мимикой эмоции образов[1], а в 1767 году сам повторил постановку этого балета в Вене, затем осуществлял ещё не раз возобновление этого балета по хореографии Новерра.

Возвращался опять в Париж в Академию музыки (ныне Национальная Парижская опера — Гранд Опера).

[править] Балетмейстер

В 1770 получил звание балетмейстера Парижской оперы (Королевская академия музыки) и поставил там два балета — «Эндимион» (1773) и «Птичье гнездо»[1], а также повторил постановку «Ясона и Медеи». С 1770 по 1776 год Г.Вестрис был главным балетмейстером и педагогом Национальной оперы (Список директоров балетной труппы Парижской оперы).

Однако как балетмейстер он не проявил ни таланта, ни новаторства; он лишь повторял постановки под собственным именем[4]. Но его имя уже настолько гремело и было в моде, что всё, к чему он прикасался, признавалось неоспоримым. Он оставался выдающимся танцовщиком времени.

При этом сам прославленный танцовщик был совершенно необразованным человеком, даже неграмотным — так во всяком случае отмечает Д. М. Трускиновская в своей книге «100 великих мастеров балета»[3]. Его безграмотность была столь же феноменальной, как и его балетная слава, его высказывания передавались из уст в уста и становились анекдотами. Так, однажды в 1774 году Парижская опера ставила оперу Глюка «Ифигения в Авлиде», и композитор получил задание сочинить дополнительные танцевальные фрагменты. Вестрис потребовал завершить оперу чаконой, и никакие исторические доводы не действовали — Вестрис просто не знал, что в Древней Греции ещё не было чаконы, регламентировав: «Там не было чаконы — тем хуже для них». Тем не менее значимость Гаэтано Вестриса была столь велика, что композитору пришлось сдатьcя и согласиться на чакону по настоянию этого выдающегося танцовщика — так потребовала администрация Академии музыки[3].

[править] Конец

Выступал на сцене до 1782 года[1][2]. Но конец карьеры еще не был окончательным концом. Всё, можно сказать, только начиналось. На самом деле он ещё продолжал участвовать в жизни Парижской оперы, а в 1804 году совместно с новым директором балетной труппы П. Гарделем опять повторил постановку «Ясона и Медеи» — знаменитого новерровского балета. Продолжал участвовать в работе балетных театров других стран, в частности — в Лондоне.

А в 1792 году (то есть в 63 года) Гаэтано Вестрис женился на известной немецкой танцовщице Анне Хейнель, моложе его на 25 лет.

В 71 год мастер, по случаю балетного дебюта своего внука Армана Вестриса (сын Огюста Вестриса), вновь танцевал на сцене.

Среди его учеников Ж. Перро, А. Бурнонвиль, Ф. Эльслер[5].

Гаэтано Вестрис скончался в Париже 23 сентября 1808 года, похоронен на кладбище Монмартр, там же возле него был впоследствии похоронен и его не менее выдающийся сын Огюст[6].

[править] Значение

Значение творчества Гаэтано Вестриса невозможно определить — оно поистине бесконечно.

М.Барышников - «Вестрис»

Этот полуграмотный деревенский увалень оказался мировым символом танцевального изящества. Причем этот символ, пережив и его жизнь, и еще пару веков, так и остался символом.

Продолжилась и династия — в его сыне и внуке.

В 1969 году выдающийся советский балетмейстер Леонид Якобсон поставил специально для выдающегося танцовщика Михаила Барышникова, тогда молодого 21-летнего артиста, балет-миниатюру под названием «Вестрис» на музыку Геннадия Банщикова. Этот номер, длящийся всего несколько минут, М.Барышников приготовил для участия в Первом Московском международном конкурсе балета в 1969 году, получив золотую медаль в категории солистов, а потом еще долгие годы исполнял его. Этот танец — символ изящества и грациозности — именно того, чего и стал сам Гаэтано Вестрис. Правда, этот танец-балет в постановке Леонида Якобсона использовал балетные совершенства следующих веков. Во времена Гаэтано Вестриса балет больше занимался красотой поз, а прыжков и других хореографических па еще не было, они еще попросту не были изобретены. Кстати, первым, кто ввел в мужской танец прыжки и пируэты, был сын Гаэтано — Огюст Вестрис[1].

[править] Среди балетов

  • 1755: Coronazione di Apollo e Dafne (Турин)
  • 1755: Feste di Bacco (Турин)
  • 1763 — «Ясон и Медея» композитора Ж.-Ж.Родольфа, постановка Новерра, Штутгарт — Ясон
  • 1767: Médée et Jason (Вена), возобновление балета Новерра. С этим балетом была связан большая часть творчества Г. Вестриса — он неоднократно исполнял роль Ясона в разных переносах постановки Новерра (в том числе в первой в Штутгарте на музыку Родольфа 11 февраля 1763) и сам повторял эту постановку: в 1767 — в Вене; в 1770 он повторил постановку Новерра в Париже в Королевской академии музыки, но на музыку композитора Ла Борда (среди исполнителей: Ясон — он сам, Медея — М. Аллар (мать общего сына с Гаэтано Вестрисом будущего выдающегося танцора Огюста Вестриса[4]), Креуза — М. Гимар[7]); в 1775 — там же в Парижской академии музыки Г. Вестрис повторил постановку, но с музыкой Родольфа и Бертона (фр. Pierre Montan Berton)[7]; в 1780 — вновь повторил ту же постановку; в 1804 — ещё один повтор в Париже в театре Парижской оперы, но балетмейстеров двое: П. Гардель и Г. Вестрис;
  • 1771: Le Prix de la valeur (Париж)
  • Борей — «Галантная Индия» Рамо[1]
  • Ринальдо — «Ринальдо и Армида» Кино и Люлли[1] (позже постановщик)
  • 30 декабря 1773 — «Цефал и Прокрис» (Céphale et Procris), музыка А.Гретри (Королевская опера при Версальском дворце)
  • 1773: Эндимион (Endymion) — «Сила любви» Бернара[1], собственная постановка (Париж, Парижская Опера)
  • 1781: Ninette à la cour (Лондон)
  • 1781: Les Caprices de Galatée (Лондон)
  • 1786: «Птичье гнездо» (Le Nid d’oiseau), собственная постановка (Париж)
  • 1791: «Смерть Геркулеса» (La Mort d’Hercule) композитора Ж.-Ж.Родольфа, постановка Новерра (Лондон), затем сам повторил постановку Новерра
  • 1791: La Fête du seigneur (Лондон)

и мн.др.

[править] Статьи на других языках

[править] Источники

Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты