Наталья Сергеевна Аполлонская

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Apolonskaya.jpg

Наталья Сергеевна Аполлонская (1819—1900) — артистка балета.

Имя русской балерины Петербургской императорской труппы Натальи Аполлонской связано не столько с искусством балета, сколько с императором Николаем Первым, высокое внимание которого привлекла юная красавица еще будучи ученицей балетного класса театрального училища[1]. Известно, что император Николай Павлович любил балет, но еще более того он любил балерин.

Содержание

[править] Происхождение

Отцом Натальи Аполлонской был Аполлон Александрович Майков (1761 — 20 декабря 1838/1 января 1839) — дворянин, действительный статский советник, поэт, с 1802 года — член Дирекции зрелищ и музыки и заведующий труппами петербургского императорского театра, в течение четырех лет в 1821—1825 гг. — директор императорских театров[2][3], представитель известного рода Майковых: он был племянником драматурга В. И. Майкова, старшим братом поэта М. А. Майкова, отцом живописца Н. А. Майкова и дедом поэта А. Н. Майкова.

Так что Наталья Сергеевна Аполлонская имела отношение к известному роду, однако похвастать этим особо не могла — она была внебрачной дочерью могущественного сановника, а следовательно, по законам той эпохи, никакого отношения к собственному отцу и его родне не имела.

Осчастливленный ее рождением отец зафиксировался в ее фамилии — был обычай незаконным детям дворянских отпрысков давать фамилии по имени отца, в результате девочка стала Аполлонской. Отчество же часто давалось по крестному.

Через некоторое время, воспользовавшись своим служебным положением и должностью уже к тому времени бывшего директора императорских театров, русский литератор Аполлон Александрович Майков пристроил дочь Наталью Аполлонскую в театральное училище при императорской труппе, где та обучалась в балетном классе и проживала за казенный кошт. Таким образом отец решил, что пристроил ребенка, полностью обеспечив будущее, и мог спокойно удалиться от дальнейшего участия и воспитания.

[править] Начало балетной карьеры

В декабре 1831 года одиннадцатилетняя Наталья Аполлонская изображала Арлекина в спектакле и маскарадном марше в Зимнем дворце. Очевидно, именно тогда она поразила в самое сердце русского императора Николая Павловича: за участие в этом представлении уже новый директор труппы А. М. Гедеонов преподнес начинающей танцовщице золотые серьги с каменьями «во изволение монаршего благословения»[1][4].

Дальше последовали новые роли в новых спектаклях, в которых Аполлонская прекрасно смотрелась — в 1834 годy она участвовала в школьном спектакле «Волшебная флейта», который поставил для своего бенефиса мимический артист и педагог Шарль Лашук[5]. На сцене петербургского Большого театра она блистала среди сверстниц, отличаясь от них «общим развитием».

Ученицей же она исполнила партию одной из островитянок (1837 г. — «Дикий остров», хореограф Антуан Титюс).

В сезоне 1838/1839 гг. она, еще будучи ученицей, дебютировала в главной балетной партии оперы «Фенелла». 23 ноября 1838 года она, ученицей же, вышла на сцену в премьерном балетном спектакле Ф. Тальони «Гитана, испанская цыганка», в 1839 — участвовала в балете Ф. Тальони «Тень», причем А. Плещеев, ссылаясь на материалы критики, писал, что она успешно танцевала па-де-труа вместе с прославленными Марией Тальони и Николаем Гольцем[6].

Историк театра А. Вольф писал по этому поводу, что воспитанница Аполлонская «обратила на себя внимание не столько мимическим талантом, сколько красотою и особенно античными формами»[1][4][7]. Но чье же внимание обратила на себя античными формами эта юная балерина? — да немного-немало все того же русского императора.

В 1841 году Наталья Сергеевна закончила учебу[8] и тут же были принята в императорскую труппу.

[править] Порядки

Порядки в русской императорской труппе не отличались высокими моральными устоями. Развлекаться с актрисами не только не было зазорным, а стало в какой-то степени нормой дворянского сословия. Чему, в свою очередь, вполне соответствовала реакционная политика Николая Первого, испуганного после декабристского восстания 1825 года и запрещавшего любые реформы и любое общественное движение: молодым людям некуда было себя девать, их таланты и благородные устремления оказались в эту эпоху не нужны, невостребованы, а потому уступили место разврату и духовной низости. Россия — в очередной раз — скатывалась в своем развитии (сколько этих «очередных разов» еще будет!). И деградация касалась всех аспектов жизни. К юным артисткам высокопоставленные сановники относились, как к собственному гарему. А те довольно быстро и хорошо усваивали: чтобы чего-то добиться для себя в жизни — надо соответствовать окружающей атмосфере, заступников у молодых девочек не было, все они происходили, как правило, из самых низких слоёв российского общества.

Эту проблему и гаремные порядки в императорской труппе поднимала в своих мемуарах еще Авдотья Яковлевна Панаева (1820—1893); сама дочь драматического артиста Я. Г. Брянского, она проходила обучение в императорской театральной школе и хорошо знала закулисную среду императорских театров первой половины 19 века[9]. Этой же теме посвящена книга современного автора Ольги Ковалик «Повседневная жизнь балерин русского императорского театра» (издательство «Молодая гвардия», серия «Живая история. Повседневная жизнь человечества», 2011).

От государевого внимания Наталья Аполлонская не отказывалась — в конце концов, заступников у нее не было, а тут вдруг объявился самый высокопоставленный во всем государстве кавалер. Так что расчетливость в житейских делах взяла верх над ненужными и немодными моральными устоями[1].

Алексей Михайлович Максимов I (1813—1861), официальный супруг

[править] Личная жизнь

Таким образом артистическая судьба балерины Натальи Сергеевны Аполлонской была нерасторжимо связана с личной, в коей первое место было отведено государю.

Николай Первый вполне благородно озаботился и будущим своей наложницы и в нужный момент пристроил замуж. Избранником (очевидно, не столько самой невесты, сколько императора) стал драматический артист той же петербургской императорской труппы Алексей Михайлович Максимов (1813—1861; он же Максимов I, поскольку в труппе служили еще Максимовы, в том числе его младший брат Гавриил — Максимов III), за что ему лично было пожаловано 40 тысяч рублей приданого, причем деньги отпустила дирекция Императорских театров. Артист А. М. Максимов — один из величайших русских артистов — был человеком нрава разгульного, много времени проводил в кутежах и попойках, допивался до белой горячки[10] и потому в деньгах остро нуждался. А кроме того, артист А. М. Максимов до конца своих дней пользовался милостями и особыми расположениями: он неоднократно удостаивался ценных подарков от государя, ему за государев счет оплачивалось лечение за границей. Так что женитьба обернулась для него весьма успешным предприятием. Правда, подорванному кутежами здоровью лечение мало помогло: он дожил до 48 лет, умерев от чахотки[10].

Надо сказать, что в дальнейшем, пристраивая своих любовниц замуж, император не был столь щедр, и последующие мужья уже не получали таких огромных сумм[4]. За Софью Дранше (можно сказать, почти официальная первая — не хронологически, а по «табели о рангах» — любовница Его Величества) ее официальному мужу В. В. Самойлову в 1835 году император определил выписать всего-то три тысячи рублей[4], а уж следующие мужья стали котироваться еще дешевле[4].

[править] На сцене

Наталья Аполлонская прослужила танцовщицей императорской труппы немногим менее двадцати лет: в 1841—1859 гг.[1], однако послужной список ее ролей установить не удалось.

Правда, хроникер петербургской императорской труппы А. И. Вольф уверяет, что время от времени роли она исполняла. Например, в сезоне 1842/1843 гг. она вышла на сцену в бенефис своего официального супруга Максимова 1-го и сыграла драматическую роль в спектакле «Обойщик»[11].

Аполлонская занимала в театре привилегированное положение и на сцену выходила редко, зато исправно получала хорошее жалованье, которое сохранила и после завершения карьеры. А. Я. Панаева по этому поводу заметила: «Такое счастье, впрочем, обусловливалось особыми причинами»[1]. Эти причины были всем хорошо известны и связаны с личным вниманием императора Николая Павловича.

Сама же Наталья Сергеевна Аполлонская, закончив 1859 г. не слишком утомлявшую танцовщицу артистическую деятельность, прожила безбедную жизнь, скончавшись в 1900 году.

[править] Источники

  1. 1,0 1,1 1,2 1,3 1,4 1,5 Биографии деятелей балета. Аполлонская Наталья Сергеевна
  2. Словарь русских писателей XVIII века. Вып. 1-3 // МАЙКОВ Аполлон Александрович
  3. Большая биографическая энциклопедия 2009. Аполлонская, Наталья Сергеевна
  4. 4,0 4,1 4,2 4,3 4,4 Изящные императорские игрушки
  5. Санкт-Петербургская государственная театральная библиотека
  6. Александр Плещеев // Наш балет
  7. Годовыя обозрѣнія русской и французской драматической сцены, оперы и балета (Перваяя часть, стр. 74)
  8. Академия русского балета им. Вагановой. Выпускники
  9. Авдотья Панаева (Е-Я.Головачева) ВОСПОМИНАНИЯ. Исправленное издание под редакцией и с примечаниями Корнея Чуковского / «Academia» Ленинград 1927
  10. 10,0 10,1 Антракт (Петербургский театральный журнал, 1998, № 16)
  11. А. И. Вольф. Хроника петербургских театров. Годовыя обозрѣнія русской и французской драматической сцены, оперы и балета (стр. 102)
Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты