Пламя Парижа (балет)

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Здесь краткое содержание балета. 24 марта 2012 года на Новой сцене Большого театра. Хореография Aлексея Ратманского с использованием оригинальной хореографии Василия Вайнонена. Смысл этой постановки, что никакая революция, никакая великая идея не может оправдать жестокость. Получился антиреволюционный балет. Исполнители: Екатерина Крысанова — Жаннa, Денис Савин — Жером, Вячеслав Лапатин — Филипп, Анастасия Сташкевич — Аделина, Руслан Скворцов — Маркиз
"Flames of Paris" 24-7-2013. Жанна — Оксана Бондарева, Филипп — Иван Васильев, Гаспар — Роман Петухов
Большой театр, Москва - 2010. «Пламя Парижа» - Б.Асафьев (фрагменты) - 1/3
«Пламя Парижа» - Б.Асафьев (фрагменты) - 2/3
«Пламя Парижа» - Б.Асафьев (фрагменты) - 3/3

«Пламя Парижа, или Триумф республики» — советский балет в 4 актах композитора Б. В. Асафьева по сценарию В. В. Дмитриева и Н. Д. Волкова. Впервые был поставлен: 6[1] или 7[2] ноября 1932 г. (постановка В. Вайнонена; режиссер С. Радлов; художник В. Дмитриев), Ленинградский театр оперы и балета (после убийства С.М. Кирова в 1934 году театр получил в своем названии его имя, став Ленинградский театр оперы и балета им. Кирова, а вообще это бывшая и нынешняя Мариинка)[2].

Путаница с датой официальной премьеры возникла из-за того, что только один 3-й акт балета был показан одновременно в Ленинграде и Москве: в Ленинградском ГАТОБ’е после торжественного заседания Ленсовета, посвященного пятнадцатилетию Октябрьской революции 6 ноября 1932 года, и этот же третий акт в исполнении артистов Московского Большого театра (в ленинградской постановке) был показан в тот же день в Москве, после торжественного заседания Моссовета. А на следующий вечер, 7 ноября в Лениградском ГАТОБ’е под управлением Засл. арт. В. А. Дранишникова состоялась официальная премьера полного балета «Пламя Парижа»[3]. Что именно считать премьерой — первую демонстрацию одного акта или целиком спектакля, — на усмотрение каждого по его собственному видению.

Содержание

[править] Литературная основа

Новая советская власть со своим воцарением требовала своих идеологических балетных постановок. Это понятно. Но где ж их взять, если весь классический балетный репертуар строился на старых имперских традициях? Ответ понятен: нужно было создавать новый советский репертуар.

Центром балетной жизни в это время были два основных оплота: бывший Мариинский театр (Ленинград) и Большой театр (Москва).

С 1919 года должность советника по репертуару в Мариинском театре занимал Борис Владимирович Асафьев, на него и ложилась вся ответственность за репертуар. Он, собственно, и старался: к 1930 году стал автором семи балетов[4].

С 1930 года в балетной труппе Ленинграда начались большие пертурбации: по указу от Сталина часть труппы переводилась в Москву — в надежде, что такая мера заставит создать новый советский репертуар (конечно, при желании можно вспомнить басню И. А. Крылова: «А вы, друзья, как ни садитесь…», но по поводу именно данного глагола у Иосифа Виссарионовича было свое собственное мнение). Об этом периоде вспоминал в своих мемуарах Игорь Моисеев: его знаменитый ансамбль родился именно благодаря тому, что московские артисты балета были фактически отстранены от сцены Большого театра[5].

К 15-летию Октябрьского переворота намечалось большое государственное торжество. На советский балет тоже возлагались соответствующие задачи: необходимо было создать балетный спектакль на революционную тематику. Начались поиски сюжета, соответствующего духу и устремлениям.

Еще в 1929 году «Красная газета» в течение нескольких номеров публиковала роман французского писателя Феликса Гра (фр.: Félix Gras; 1844—1901) «Марсельцы». И этот роман, и сам его автор как нельзя более подходили новой советской власти. Сам писатель являлся сыном крестьянина, и его постоянной литературной темой был трудовой народ с его тяжелой жизнью. А уж что касается данного литературного произведения — то это было счастье, свалившееся на деятелей советского балета с новых атеистических небес. «Марсельцы» — это детская книга о времени Великой французской революции — 1792 год, — сюжет которой — в угоду советским деятелям — оказался прост и примитивен и рассказывал детям в доходчивой форме о героическом походе батальона марсельских добровольцев на север Франции для оказания помощи восставшему Парижу. Главный герой — бедный подросток, натерпевшийся горя от богатых аристократов, вступил в батальон добровольцем и идет сражаться за свободу. Автор расписывал поход на Тюильри, чему и посвящена книга. А в конце на гильотине гибнут самые главные злодеи, иначе говоря — добро торжествует[6].

Роман «Марсельцы» был принят за основу для либретто нового советского балета, отвечающего всем нормам нарождавшегося социалистического реализма с единением народного духа и романтической героики.

За разработку взялись двое: театральный художник Владимир Владимирович Дмитриев (1900—1948) и театральный критик Николай Дмитриевич Волков (1894—1965). Подошли они к процессу творчески, то есть убрали долгий поход шагавшего батальона и некоторых персонажей, ввели новых действующих лиц и различные перипетии, связанные с ними. И честно говоря, от первоначальной сюжетной основы вообще мало что осталось.

[править] Музыка

Сочинением музыки к новому балету занялся сам советник по репертуару Ленинградского театра композитор Борис Асафьев. Однако на самом деле он приступил к работе значительно раньше, еще на уровне написания сценария, в котором тоже принял немалое участие, в том числе, по его же словам, «не гнушаясь методов современного исторического романа»[4], то есть отходя в разные стороны от точного и конкретного историзма.

Композитор, создавая музыку, использовал знаменитые песни эпохи Великой Французской революции — «Cа ira», «Марсельезу» и «Карманьолу», а также фольклорный материал и отрывки из некоторых произведений композиторов того времени: Адажио II акта — из оперы «Альцина» французского композитора М. Маре (1656—1728), Марш из того же акта — из оперы Ж. Б. Люлли (1632—1687) «Тезей»; Похоронная песнь из III акта звучит на музыку Э. Н. Мегюля (1763—1817), в финале использована Победная песнь из увертюры «Эгмонт» Бетховена (1770—1827). Отличительной особенностью балета явилось и введение хора, интонирующего революционные песни[4].

В целом балет «Пламя Парижа» решен как народно-героическая драма. Главным являются не психологические характеристики героев, которые вообще очень мало обозначены — и драматургически, и музыкально. Основной сюжет построен на противопоставлении аристократии и народа, и этим обеим группам даны соответствующие музыкальные и пластические характеристики.

[править] Либретто

Действующих лиц — множество: Гаспар, крестьянин. Жанна и Пьер, его дети. Филипп и Жером, марсельцы. Жильбер. Маркиз Коста де Борегар. Граф Жофруа, его сын. Управляющий имением маркиза. Мирейль де Пуатье, актриса. Антуан Мистраль, актер. Амур, актриса придворного театра. Король Людовик XVI. Королева Мария-Антуанетта. Церемониймейстер. Тереза. Оратор-якобинец. Сержант национальной гвардии. Марсельцы, парижане, придворные, дамы. Офицеры королевской гвардии, швейцарцы, егеря[7][1].

Сюжет. Крестьянин Гаспар с детьми Жанной и Пьером собирают хворост в лесу возле Марселя. Но лес принадлежит богатому маркизу Коста де Борегару, сын которого граф Жофруа в это самое время охотится там же со своими слугами. Увидев Жанну, юный граф немедля хочет над ней поглумиться путем обнимания. Прибежавший на ее крик отец пытается спасти дочь, но силы неравны, и слуги уводят крестьянина в тюрьму, что показывает следующая сценическая картина. Марсельцы видят, как в тюрьму безвинного крестьянина, и, возмущенные этим, принимаются штурмовать тюрьму, освобождая Гаспара. Тут откуда ни возьмись появляется отряд национальной гвардии с плакатом: «Отечество в опасности!», и волонтеры — а среди них Жанна и Пьер — записываются в отряды, направляющиеся под звуки «Марсельезы» на помощь восставшему Парижу. Тем временем жизнь королевского дворца в Версале идет своим праздным чередом: там балы, театральные представления, банкеты с яствами, король с королевой. Офицеры пишут важный документ: обращение к королю с просьбой разрешить им расправиться с революционным народом — в соответствии с их клятвой верно служить французскому трону. Но как и положено отрицательным персонажам, они заносчивы и забывчивы и оставляют документ на самом видном месте, где его и находит бедный артист Мистраль. Маркиз де Борегар, увидев это, убивает бедного артиста Мистраля, но тот перед смертью успевает передать документ бедной актрисе Мирейль де Пуатье, а та бежит к народу. Воодушевленные рассказом бедной актрисы Мирейль де Пуатье о том, что офицеры хотят выйти против революционеров, те нападают на королевский дворец под бодрые революционные гимны. Среди народа — Жанна и Пьер. Жертвуя несколькими жизнями, революционеры отнимают у офицеров свое трехцветное знамя. Победа! Народ ликует[7][1].

Общий сюжет либретто абсолютно соответствовал догмам советского искусства: богатые аристократы — отрицательные персонажи, беднота — положительные.

Но театр придает любому действию условность, ведь недаром он называется игрой. И если абстрагироваться от реальных исторических событий с их конкретной трагедийностью и неоднозначностью и использовать только сам сюжет в отрыве от конкретных фактов, то получится сказка о Добре и Зле — просто сказка, в которую поверить заставляет волшебство театральных подмостков, где правят музыка и танец.

[править] Премьеры

[править] Третий акт

Путаница с точной датой премьеры — 6 или 7 ноября 1932 года — возникла из-за того что, как было сказано выше, третий акт был показан одновременно в Ленинграде и Москве 6 ноября 1932 года специально для городских партийных властей (см. начало данной статьи)[3].

На следующий день 7 ноября 1932 года в Лениградском ГАТОБ’е под управлением Засл. арт. В. А. Дранишникова состоялась премьера целиком балета «Пламя Парижа»[3].

[править] Премьера в Ленинграде

Полная премьера нового балета состоялась на сцене Ленинградского музыкального театра 7 ноября 1932 года в юбилей советской власти — 15 лет со дня Октябрьской революции.

Балетмейстер В. И. Вайнонен, режиссер С. Э. Радлов, художник Дмитриев, дирижёр В. А. Дранишников; Жанна — О. Г. Иордан, Мирейль де Пуатье — Н. М. Дудинская, Тереза — Н. А. Анисимова, Жером — В. М. Чабукиани (затем П. А. Гусев), Мистраль — К. М. Сергеев, Людовик XVI — Н. А. Солянников.

Как символ Французской революции — все положительные герои-революционеры опоясаны поясом-флагом — триколором цвета Французской республики.

[править] Премьера в Москве

Через семь месяцев, 6 июля 1933, та же постановка была перенесена в московский Большой театр (куда к этому времени уже была переселена некоторая доля бывшей петербургской труппы): балетмейстер Вайнонен, художник Дмитриев, дирижёр Ю. Ф. Файер; Филипп — В. М. Чабукиани (затем А. Н. Ермолаев, по другим данным — именно А.Ермолаев исполнял эту партию на премьере полного спектакля в Москве[3]), Жанна — А. И. Абрамова, Диана Мирейль — Варвара Буткина[3], Тереза — Н. А. Капустина, Жером — В. И. Цаплин, Антуан Мистраль — Алексей Жуков, Гаспар — Владимир Рябцев, Амур — Ольга Лепешинская[3][2].

Задание партии и правительства было выполнено — балет «Пламя Парижа» стал любимым балетом Сталина[8], он сам почтил своим зрительским визитом этот спектакль, как минимум, 15 раз и наградил его создателей премией собственного имени первой степени[9], что, правда, впоследствии не спасло его создателей от гнева вождя (так было с выдающимся режиссером Сергеем Радловым).

Спектакль был объявлен выдающимся советским балетом и не сходил со сцены несколько лет. Среди следующих исполнителей в московском Большом театре, куда постепенно переводили труппу Ленинградского театра оперы и балета: Жанна — Суламифь Мессерер (1933), Минна Шмелькина (1933), Викторина Кригер (1933), Ольга Лепешинская (1936); Филипп — Асаф Мессерер (1933), Александр Руденко (1933); Диана Мирейль — Вера Васильева (1933), М. Т. Семёнова (1933), Нина Подгорецкая (1935), Галина Петрова (1937); Мистраль — Владимир Голубин (1933), Лев Поспехин (1933), Александр Руденко (1935); Тереза — Тамара Ткаченко (1933), Викторина Кригер (1935); Жером — А. Н. Ермолаев (1933), Александр Царман (младший) (1933), Петр Гусев (1936); Гаспар — Александр Чекрыгин (1933)[3][2].

[править] Фотографии первых спектаклей

[править] В других театрах

Революционная постановка, полностью отвечавшая решениям партии и правительства, вскоре получила жизнь и в других городах и весях советской социалистической страны.

В 1935 году балет вошел на сцену Харьковского театра оперы и балета, постановка В. И. Цаплина[10].

[править] Вторая редакция

Балет из-за своей ярко выраженной идеологической подоплёки в театральный репертуар включался часто. И пользовался успехом на всех уровнях — как в партийно-номенклатурной группе, так и у зрителей.

Тем не менее композитор решил переделать какие-то сцены. Так появилась вторая редакция балета. Вторая редакция была сделана Асафьевым в 1936 году, ее постановка прошла в Ленинграде в том же 1936 году; Жанна — Фея Балабина, Филипп — Николай Зубковский[11].

[править] Следующие постановки

Весной 1947 года в Большом театре была осуществлена новая редакция балета, сделанная самим композитором (сокращение в партитуре и перестановка отдельных номеров[4]).

Народ: Николай Харитонов, Ольга Лепешинская, Георгий Соловьев, Георгий Фарманянц, Юрий Выренков (Москва, 1947)

В премьерном спектакле участвовали: Гаспар — Лев Поспехин, Жанна — Ольга Лепешинская, Филипп — Алексей Ермолаев, Жером — Виктор Цаплин, Диана Мирель — Софья Головкина, Антуан Мистраль — Вячеслав Голубин, Тереза — Надежда Капустина, Актёр — Александр Лапаури, Амур — Татьяна Бессмертнова.

Среди следующих исполнителей: Жанна — Суламифь Мессерер, Муза Готлиб; Филипп — Асаф Мессерер; Диана Мирейль — Софья Головкина, Ирина Тихомирнова, Валентина Лопухина, Елена Чикваидзе; Антуар Мистраль — Вячеслав Голубин; Жером — Александр Царман; Тереза — Тамара Ткаченко, В. Ф. Галецкая, Сусанна Звягина; Гаспар — Николай Гербер, Александр Радунский, Леонид Мацкевич; Людовик XVI — Алексей Булгаков, Лев Лащилин; Мария-Антуанетта — Елена Ильющенко; Амур — Наталия Орловская[3] и др.

Эта редакция балета успешно держалась в репертуаре Большого театра до 1964 года, а всего спектакль на сцене ГАБТа прошел 111 раз[9].

В Ленинграде среди первых исполнителей новой редакции 1947 года были Жанна — Фея Балабина, Филипп — Николай Зубковский.

Спектакль возобновлялся на обеих — Ленинградской и Московской — сценах и ставился в музыкальных театрах советских городов: Свердловск (1950), Харьков (1954), Пермь (1954), Новосибирск (1971), а кроме того, обошел сцены социалистических стран: Будапешт (1950), Братислава (1952), Кошице (1952), Лейпциг (1953), Прага (1956), Брно (1956).

В 1953/1954 г. фрагменты из балета «Пламя Парижа», наряду с фрагментами из балетов «Лебединое озеро» и «Бахчисарайский фонтан» как величайшие шедевры советского балетного искусства вошли в фильм режиссёра Герберта Раппопорта «Мастера русского балета» (см. фрагменты балета в начале данной статьи).

Но вот советская власть пала. Казалось бы, балет должен пасть вместе с Советским Союзом и всем социалистическим реализмом. Безусловно, так оно и должно быть, если видеть в революции — революцию, в короле — короля, а в батальонах марсельцев — всего лишь батальоны… Но искусство на то и искусство, чтобы перемешать все по-своему и дать всему совсем иные имена: Добро и Зло — как и положено в сказке. И неважно, что в реальной жизни они перемешаны, а основной сюжет — Великая Французская революция — трактуется по-разному, и время давно уж расставило отношение к тем событиям по своим местам и дало однозначную оценку: зло. Мир сказки и сказочных образов уведет от реальных исторических действий. Не про Францию там, не про Людовика и аристократов — там про другое… Там — театр.

[править] Новое рождение балета

3 июля 2008 г. в Большом театре состоялась премьера восстановленного балета композитора Бориса Асафьева «Пламя Парижа»[12]. Дирижер-постановщик — Павел Сорокин, художники-постановщики — Илья Уткин, Евгений Монахов.

Авторами либретто стали Александр Белинский и Алексей Ратманский, создавшие свое новое видение старого балета на основе и с использованием оригинального либретто Николая Волкова и Владимира Дмитриева. Балетмейстер восстановленного балета Алексей Ратманский.

Новая постановка Ратманского теперь уже насчитывала не четыре действия, а два[13], но основой все равно оставалась первая хореография Василия Вайнонена. Правда, от той первой редакции почти ничего не осталось — маленькие обрывки пленок с фрагментами не давали полной картины. Помогали ветераны театра, восстанавливая по памяти какие-то сцены[9].

Постановка А. Ратманского, хоть и основана на первой редакции балета, несла совсем иной пафос — гуманистический, выступая против жестокости и насилия как таковых. Она создана в другое время, когда Россия прошла определенный путь после революционного и социалистического террора и переосмыслила исторические события.

Новую постановку нисколько не ухудшает романтическая интонация революционного пафоса, декорации баррикад, героическая патетика — все то, что было значимо в первоначальной постановке. И реклама гласит, что за все это по-прежнему «не жаль отдать жизнь. Почти полторы сотни артистов играют на сцене и воссоздают этот великий идеологический опус»[12]. Да нет же: не надо отдавать свои жизни ни за что — ни за какие революции, на за какие великие идеи — они не стоят жизней. Этот спектакль не про Французскую революцию, ни про идеи, он — балет про балет. И зрителям остается созерцать блистательно красивый «костюмный» спектакль, где задействованы триста костюмов и сто сорок четыре артиста[8][9].

[править] Фрагменты из балета

Иван Васильев — «Пламя Парижа»
Па де де из балета «Пламя Парижа». Н.Осипова и И.Васильев
Mariya Alexandrova, Ivan Vasiliev - Flames оf Paris


[править] Источники

[править] Ссылки

Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты