Царская невеста (опера)

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
← другие значения
«Царская невеста», фильм-опера (1964), режиссер Владимир Гориккер, дирижер Евгений Светланов
«Царская невеста». Опера (Россия, ГТРК, 2007). Режиссер-постановщик Иван Поповски (Македония). Музыкальный руководитель постановки Владимир Федосеев.

«Царская невеста» — опера в 4-х действиях композитора Николая Андреевича Римского-Корсакова по одноименной драме Льва Мея.

Автор либретто: И. Ф. Тюменев (при участии композитора).

Время создания: 1898 г.[1].

Премьера: 22 октября (3 ноября) 1899 года в московском театре частной оперы С. И. Мамонтова Московское товарищество частной русской оперы[2][3].

Содержание

[править] Русская опера

Опера «Царская невеста» продолжает традиции специфически русского направления жанра Это не значит, что сюжет обязательно обращен к русской истории. Это значит определенное музыкальное направление, характерное русским композиторам, объединившимся под скромненьким названием «Могучая кучка» — так уж, без ложной скромности, они себя проиндексировали. И оказались правы. Этой музыке, построенной целиком на общеевропейской, свойственна особо яркая драматичность и насыщенность действия, народный мятежный дух. Современный музыкальный критик Виктор Коршиков подытожил в статье об опере «Каменный гость» «А. С. Даргомыжский „Каменный гость“» (По книге: Виктор Коршиков. Хотите, я научу вас любить оперу. О музыке и не только. Москва: Студия ЯТЬ, 2007): «Без „Каменного гостя“ нельзя представить себе развитие русской музыкальной культуры. Именно три оперы — „Иван Сусанин“, „Руслан и Людмила“ и „Каменный гость“ создали Мусоргского, Римского-Корсакова и Бородина. „Сусанин“ — опера, где главным героем является народ, „Руслан“ — мифический, глубоко русский сюжет, и „Гость“, в котором драма превосходствует над сладкой красотой звучания»[4]. Именно народность придала этому музыкальному направлению специфические черты, отличившие ее от западно-европейской оперы 19 века, предназначенной в первую очередь для сладостного слушания и впитывания музыкальных красот.

Опера «Царская невеста» по сюжету направлена к русской истории — времени Иоанна Грозного. Опера стала не первым обращением композиторов «Могучей кучки» к русской истории. Пожалуй, высшей точкой этой тематики стали оперы М. П. Мусоргского «Борис Годунов» (время создания: 1868—1874 гг.) и «Хованщина» (время создания: 1872 — не завершена). Однако в отличие от этих двух произведений М. Мусоргского, являющихся народными драмами и составляющими эпическую картину Руси определенных исторических периодов, опера «Царская невеста» лишь по тематике обращена к истории, Н. А. Римский-Корсаков использовал историческую основу как фон, внимание автора сосредоточено на коллизиях личной драмы, а не на событиях исторической жизни Руси XVI века[1].

[править] Литературная основа

В 1849 году русский литератор Лев Александрович Мей написал драму «Царская невеста». Сюжет ее основан на реальных исторических событиях, когда одна из жен (третья хрологолически) царя Иоанна Грозного, дочь коломенского дворянина Марфа Собакина, избранная самим царем-женихом на смотринах девиц из благородных семей, через две недели после свадьбы умерла. По Москве немедленно пошла молва об отравлении. И молва, по всей видимости, была основана на вполне реальных криминальных фактах, такое уже бывало, когда царь на подобных смотринах выбирал не ту красавицу, которая устраивала бы его приближенных, отвергая их кандидатуру.

Царская невеста со свахами. Реконструкция костюма. Платья, сшитые из тяжелых парчевых, бархатных или шелковых тканей всегда считались престижными и указывали на знатность и богатство. Длинная женская верхняя одежда — летник — с очень широкими рукавами (накапками) одевалась на опашень — легкую одежду с длинными, сужающимися к запястью рукавами. На голове замужняя женщина носила кокошник или очелье, которые обшивались сверкающими позументами или плотным шитьем золотой нитью; на лоб спускалась не длинная, но многослойная бисерная или жемчужная ряска. Такие традиции в одежде устойчиво держались, пренебрегая западными модами, несмотря на давнюю связь с Европой, вплоть до Петровской реформы[5]

По смерти понравившейся красавицы Марфы царь не на шутку осерчал, повелел казнить штук двадцать добрых молодцов из своего окружения, что и было исполнено, а сам сочетался браком с Анной Колтовской, которая на тех же смотринах, где царь углядел Марфу Собакину, получила «второе место». Правда, и эта «семейная лодка разбилась о быт», и очередная царица была пострижена в монахини[6].

Эта история была записана Н. М. Карамзиным, попав в его «Историю государства Российского», издававшуюся в 1803—1826 гг. Эта работа Карамзина пользовалась огромной популярностью, ею зачитывались все кто был в то время в России грамотным. Вот как описал эти события сам Н. М. Карамзин: «Скучая вдовством хотя и не целомудренным, он (Иван Грозный) уже давно искал себе третьей супруги… Из всех городов свезли невест в Слободу, и знатных и незнатных, числом более двух тысяч: каждую представляли ему особенно. Сперва он выбрал 24, а после 12… долго сравнивал их в красоте, в приятностях, в уме; наконец предпочел всем Марфу Васильеву Собакину, дочь купца новгородского, в то же время избрав невесту и для своего старшего царевича, Евдокию Богданову Сабурову. Отцы счастливых красавиц из ничего сделались боярами (…) Возвысив саном, их наделили и богатством, добычею опал, имением, отнятым у древних родов княжеских и боярских. Но царская невеста занемогла, начала худеть, сохнуть: сказали, что она испорчена злодеями, ненавистниками Иоаннова семейного благополучия, и подозрение обратилось на ближних родственников цариц умерших, Анастасии и Марии (…) Не знаем всех обстоятельств: знаем только, кто и как погиб в сию пятую эпоху убийства (…) Злобный клеветник, доктор Елисей Бомелий (…) предложил царю истреблять лиходеев ядом и составлял, как уверяют, губительное зелье с таким адским искусством, что отравляемый издыхал в назначенную тираном минуту. Так Иоанн казнил одного из своих любимцев Григория Грязного, князя Ивана Гвоздева-Ростовского и многих других, признанных участниками в отравлении царской невесты или в измене, открывшей путь хану к Москве (крымскому хану Девлет-Гирею — А. М. / Александр Майкапар). Между тем царь женился (28 октября 1572 гoдa) на больной Марфе, надеясь, по eгo собственным словам, спасти ее сим действием любви и доверенности к милости Божией; через шесть дней женил и сына на Евдокии, но свадебные пиры закончились похоронами: Марфа 13 ноября скончалась, быв или действительно жертвою человеческой злобы, или только несчастною виновницею казни безвинных»[2].

Рассказ про Марфу Собакину взволновал русского литератора Льва Мея (1822—1862), и он создал свою версию тех событий — причем в стихах.

Л. Мей с самого начала отошел от точных исторических фактов, он писал свое оригинальное поэтическое драматическое произведение, а отнюдь не историческое исследование. Какие-то неточности допустил и сам Н. Карамзин. На самом деле избранницей царя могла быть только дочь аристократических родителей, и настоящая Марфа Собакина и была дочерью костромского дворянина, а не купеческая дочь. Не мог царь выбирать царицу из низкого сословия. А Иоанн, как известно, стал первым русским царем, объявившим себя таковым в 1547 году, до того должность именовалась: великий князь Московский и всея Руси. Но эти подробности не слишком влияют на основной сюжет драматического произведения. Не стоит требовать и от художественного произведения досконального следования фактическим событиям. Литературная Марфа Васильевна Собакина, дочь новгородского купца Василия Степановича Собакина, оказалась в центре любовных интриг с ярыми страстями, с заговорами, с ядами да отравленными зельями и поножовщиной.

Л. Мей, выводя в своей драме исторические персонажи, допустил и некоторые ошибки: например, он называл Григория Грязного по отчеству Григорьевичем, полагая, что он был родным братом известноrо во времена Ивана Грозного опричника Василия Григорьевича Грязнoгo; а в действительности отчеством этого Грязного было Борисович, а прозвище — Большой[2].

Л. Мей на фоне личных передряг дал и картину страны: тут и борьба Иоанна за государственное объединение, и быт московской Руси, и деспотизм царя, и жестокая опричнина[2] — все то, чем характеризовалось историческое время. Сам драматург подчеркнул в комментариях к своей пьесе: «Понятно, что такой характер, как характер Грязного, мог вылиться в эту эпоху смут, козней и казней… Без раскаяния, без сожаления погубил он Лыкова, земского — врага по сердцу и по долгу; не пощадил прежней полюбовницы, но не пощадил и себя…»[1].

Читать: Мей Лев Александрович. Царская невеста.

Стихотворная история, придуманная Л. Меем в 1849 году, нашла немалый спрос у читающей аудитории.

[править] История создания

В поисках сюжета для своих музыкальных произведений Н. А. Римский-Корсаков просматривал немало литературы. Еще в 1868 году его старший товарищ и учитель, музыкант М. А. Балакирев обратил внимание Н. А. Римского-Корсакова на пьесу Мея «Царская невеста», предложив использовать как сюжет для оперы[2]. Но как-то так получилось, что интерес обоих музыкантов — и Балакирева, и Римского-Корсакова — тогда вызвала другая пьеса Л. Мея — «Псковитянка». Сам М. Балакирев был занят в то время написанием симфонии «Тамара» по стихотворению М. Ю. Лермонтова, которая продвигалась у него долго, М. Балакирев находился в тяжелой депрессии[7], сам за сочинение опер не хотел браться, а предложил своему ученику Н. А. Римскому-Корсакову. В результате тот и взялся за сочинение новой оперы, первая редакция которой появилась в течение 1871—1872 гг. — «Псковитянка»[2][8].

Однако и идея «Царской невесты», хоть и откладывалась в течение нескольких лет, но не ушла. И спустя 30 лет (!) композитор взялся наконец за эту тему. «Царская невеста» — девятая опера Н. А. Римского-Корсакова[2].

Поручив всю текстовую и сюжетную работу И. Тюменеву, сам Н. Римский-Корсаков сосредоточился на музыкальной части, это и естественно, но современный автор Марина Рахманова, готовя материалы по опере для последней постановки в московском Большом театре, нашла документы, утверждающие, что для написания «Царской невесты» композитор внимательно изучал музыкальное построение оперы П. И. Чайковского «Пиковая дама»[9].

Н. И. Забела-Врубель — Марфа («Царская невеста» Н. Римского-Корсакова). 1899

Опера изначально сочинялась композитором для антрепризы С. Мамонтова[9], а партия Марфы предназначалась для исполнения Н. И. Забелой-Врубель[8], поэтому при музыкальном анализе необходимо учитывать специфику творчества певицы. Этот образ Марфы Римский-Корсаков создал не просто положительным — как жертва преступлений, — но еще и очень светлым, чистым, проникновенным[8], уместив в нем всю символику женского образа эпохи — слабость, беззащитность, искренность, доброту и, конечно, красоту. Как композитор Римский-Корсаков исходил из образа, казавшегося ему схожим, — Снегурочки из его же оперы 1881 года. И через 18 лет он как бы заново партией Марфы вернулся к такому же характеру: обе они — и Снегурочка, и Марфа — бессмысленно гибнут. Эту схожесть композитор подтвердил письмом к Забеле-Врубель: «Царская невеста вовсе не фантастична, а Снегурочка очень фантастична, но и та и другая весьма человечны и душевны»[10].

Композитор не обошел вниманием и других исполнителей партий.

Для А.Секар-Рожанского, исполнителя роли Ивана Лыкова, Римский-Корсаков специально создал вставную арию в третьем акте[11][12] — правда, не сразу, а через некоторое время после премьерного спектакля[10].

[править] Создание либретто

В качестве помощника для создания либретто по пьесе Л. Мея Николай Андреевич Римский-Корсаков пригласил И. Ф. Тюменева (1855—1927).

Созданное либретто, хоть и внесло свои изменения по сравнению со стихотворной драмой Л. Мея, но не слишком существенные: основной сюжет мало изменился[2]. Правда, часть персонажей драмы в либретто не вошла, зато в либретто появилось новое по сравнению с литературной драмой действующее лицо, хотя и бессловесное — сам царь Иоанн Васильевич[13][8].

[править] Действующие лица

Певец Гавриил Морской. Ария Боярина Лыкова из оперы Н.А. Римского-Корсакова "Царская невеста"
Валерия Барсова - Ария Марфы (Царская невеста)
Лариса Руденко - Песня Любаши (1954)
  • Василий Степанович Собакин, новгородский купец — бас
  • Марфа Собакина, его дочь — сопрано
  • Григорий Григорьевич Грязной, опричник — баритон
  • Григорий Лукьянович Малюта Скуратов, опричник — бас
  • Боярин Иван Сергеевич Лыков — тенор
  • Любаша, любовница Грязного — меццо-сопрано
  • Елисей Бомелий, царский лекарь — тенор
  • Домна Ивановна Сабурова, купеческая жена — сопрано
  • Дуняша, её дочь, подруга Марфы — контральто
  • Петровна, ключница Собакиных — меццо-сопрано
  • Царский истопник — бас
  • Сенная девушка — меццо-сопрано
  • Молодой парень — тенор
  • Два знатных всадника
  • Опричники, песенники и песенницы, плясуньи, бояре и боярыни, сенные девушки, слуги, народ

Время действия: осень 1572 года.

Место действия: Александровская слобода[2].

[править] Краткое содержание

Содержание строится на интригах с ужасающими страстями, коих, на взгляд современного зрителя, явный переизбыток.

Действие I. Пирушка

Горница в доме опричника Григория Грязного. В глубокое раздумье погружен Григорий: горячо полюбил он Марфу, дочь купца Собакина, но она просватана за молодого боярина Ивана Лыкова. Чтобы забыться Грязной решил устроить пирушку, на которую пригласил царского лекаря Бомелия; к нему у Грязного есть важное дело. Приходят гости: опричники во главе с Малютой Скуратовым — другом Грязного, Иван Лыков и долгожданный Елисей Бомелий. Лыков рассказывает о чужих краях, откуда он недавно вернулся. Гусляры и песенники веселят гостей песней и пляской «Яр-хмель». Громко провозглашают гости славу своему государю Ивану Грозному. Во время пирушки Малюта вспоминает о Любаше. «Кто это… Любаша?» — спрашивает Бомелий. «Любовница Грязного, чудо-девка!» — отвечает Малюта. Грязной зовет Любашу, и она по просьбе Малюты поет песню о горькой доле девушки, вынужденной идти замуж за нелюбимого. Кончается пир, расходятся довольные гости. Григорий задерживает Бомелия. Любаша, почуяв недоброе, подслушивает их разговор. Грязной просит у Бомелия приворотного зелья — «чтоб девушку к себе приворожить». Лекарь обещает помочь.

После ухода Бомелия Любаша горько упрекает Григория в том, что он разлюбил ее. Но Грязной не слушает Любашу. Ни на минуту не покидает его тоска по красавице Марфе. Звонят к заутрене. Григорий уходит, оставляя Любашу в смятении. Она клянется отыскать разлучницу и отворожить ее от Грязного.

Действие II. Приворотное зелье

Улица в Александровской слободе. Из монастыря после вечерни выходят прихожане. Приходят опричники, народ сторонится их. Из монастырских ворот выходит Марфа с Дуняшей и ключницей Петровной. Марфа рассказывает подружке о женихе Иване Лыкове. Вдруг кто-то в черном монашеском одеянии появляется из ворот монастыря и сталкивается с Марфой. Она не узнает в чернеце царя Ивана Грозного, но его пристальный взгляд приводит Марфу в ужас. Лишь увидев отца и жениха, направляющихся к дому, Марфа успокаивается. Собакин приглашает Лыкова в дом, девушки идут вслед за ними. Темнеет. У дома Собакиных появляется Любаша. Она хочет видеть свою соперницу. Но, заглянув в освещенное окно, Любаша, успокоенная, отходит: «…Это Марфа?.. От сердца отлегло: разлюбит скоро Григорий эту девочку!» Лишь снова заглянув в окно, Любаша понимает, что она ошиблась: за Марфу она приняла Дуняшу. Любаша поражена красотой Марфы: «…Эту не разлюбит. Зато и я ее не пощажу!» В отчаянной решимости она бросается к Бомелию и просит его продать зелье, которое могло бы извести человеческую красоту. Бомелий соглашается на это в обмен на ее любовь. Возмущенная Любаша хочет уйти, но лекарь грозит рассказать о ее просьбе Грязному. Доносящийся из дома Собакиных смех Марфы заставляет Любашу согласиться на условие Бомелия.

Из дома Собакиных выходит Лыков, его провожает сам хозяин. Узнав из их разговора, что Григорий завтра будет в доме Марфы, Любаша настойчиво требует зелья у Бомелия. Лекарь пытается втащить обессиленную девушку в свой дом… Слышится песня опричников. Любаша бросается было навстречу этой песне, но останавливается, вспомнив, что Григорий разлюбил ее. Бомелий, притаившись, ждет ее у дверей. Любаша идет к лекарю, как на казнь. На улице появляются опричники. Во главе с Малютой направляются они на расправу с крамольными боярами. В доме Бомелия гаснет свет.

Действие III. Дружка

Горница в доме купца Собакина. Хозяин рассказывает Лыкову и Грязному о том, что Марфа вместе с Дуняшей и другими боярскими дочерьми вызвана во дворец к царю на смотрины.

Встревожен Лыков, встревожен и Грязной. Собакин пытается успокоить жениха. Грязной, вторя ему, вызывается быть дружком на свадьбе у Лыкова, но в голосе его звучит насмешка…

Входит Домна Сабурова — мать Дуняши — и рассказывает о смотринах невест у царя. Царь едва взглянул на Марфу, но зато был очень ласков с Дуняшей. Лыков облегченно вздыхает. Григорий наливает две чарки — поздравить жениха и невесту. В чарку Марфы он незаметно подсылает приворотное зелье. Как только Марфа входит в горницу, Григорий поздравляет нареченных, подносит им чарки. Марфа по старинному обычаю выпивает свою чарку до дна. Сабурова запевает величальную песню, которую подхватывают подружки невесты.

Вдруг в горницу вбегает Петровна и падает в ноги Собакину: «К тебе идут бояре с царским словом!» Собакин поражен: «Ко мне? Да ты рехнулась!» Торжественно появляется Малюта с боярами и объявляет волю Грозного — Марфа должна стать его женой.

Действие IV. Невеста

Царский терем, в котором в ожидании свадьбы живет Марфа — невеста царя. Тяжелый неведомый недуг томит ее. Горькие мысли о дочери не дают покоя Собакину. Напрасно пытается Домна Сабурова обнадежить его. Грязной рассказывает Собакину: «…лиходей ее во всем сознался, и государев чужеземный лекарь берется излечить ее недуг». Собакин не знает, кто этот лиходей, но идет сказать об этом дочери. В смятении вбегает в терем Марфа. Она понимает, что виновником ее недуга считают Лыкова, и хочет спасти его, отрицая свою болезнь: «Я здорова, я совсем здорова!» Но Грязной отвечает, что Лыков якобы покаялся в своем намерении извести Марфу зельем, и что, по приказу царя, он, Грязной, собственноручно казнил Лыкова. Узнав о смерти любимого, Марфа в беспамятстве падает на пол. Очнувшись, она никого не узнает: принимает Грязного за Лыкова, ласково заговаривает с ним, вспоминая проведенные с женихом счастливые дни. Потрясенный Грязной сознается, что оклеветал Лыкова и сам погубил Марфу, поднеся ей приворотное зелье. Но Марфа не слышит его: вновь вспоминает она свое детство, проведенное в Новгороде, жениха… Грязной в отчаянии. Но перед тем как отдать себя в руки опричников, он хочет «разведаться» с обманувшим его Бомелием. «Разведайся со мною», — говорит ему появившаяся Любаша. Она рассказывает, что подменила отравой приворотное зелье. Грязной бросается к Любаше и ударом ножа убивает ее.

Грязной прощается с Марфой и отдает себя в руки опричников. Но Марфа ничего не замечает. Все ее мысли в прошлом, с Лыковым. С его именем на устах она умирает.[14]

[править] Психологические характеристики

Музыкальный критик Виктор Коршиков (Виктор Коршиков. Хотите, я научу вас любить оперу. О музыке и не только. Москва: Студия ЯТЬ, 2007) проанализировал оперу с точки зретия психологических характеристик персонажей:

«ЦАРСКАЯ НЕВЕСТА» ОДНА ИЗ САМЫХ ИЗВЕСТНЫХ РАБОТ РИМСКОГО-КОРСАКОВА. Несмотря на безусловное легкомыслие сюжета, в опере есть все необходимое для типично «римско-корсаковского» произведения. Полусказочный-полуреалистический сюжет, причем экстремальный и в том, и в другом смысле, исторические лица, народные сцены и роль для каждого голоса. Как и многие оперы Римского-Корсакова, в «Невесте» нет определенного стиля. Часть оперы состоит из речитативных сцен, а часть из мелодичных арий и законченных музыкальных номеров.

Трудно ответить и на другой вопрос: кто главный герой? Собакин, Грязной, Любаша и Марфа вполне могут считаться главными из действующих лиц. По мнению автора, это и Грязной, и Любаша.

Грязной — не отрицательный герой. В некотором смысле его можно сравнить с Андреем Хованским — вспыльчивость, непоколебимость и любовь к женщине, которая к нему равнодушна, и полное игнорирование искренней любви — самые заметные черты характера обоих героев.

Любаша более интересный образ, чем Марфа. Марфа — это очень хорошая смесь итальянских Джильды («Риголетто» Дж. Верди), Лючии («Лючиа де Ламермур» Дж. Л Доницетти) и русской Антониды («Иван Сусанин» М. Глинки). А вот Любаша — это первая в своем роде драматическая партия. Обычно «красна-девица» не умоляет о любви, стоя на коленях, так как «красна-девица» и не любит. Любаша совершает наиболее логические поступки во всей опере — она узнает, в кого Грязной влюблен, разыскивает ее и мстит ей. Именно она и Грязной наиболее реалистические персонажи.

Собакин — первый бас, и этим все сказано. Высокий, толстый, щедрый и важный. А к тому же в арии из четвертого действия есть низкое фа. Скуратов — второй бас, и этим тоже все сказано. Громкий, грубоватый голос, низких нот больше, чем высоких, всегда на сцене, но не имеет ни одного сольного номера.

«Царская невеста» — еще одно доказательство гения Римского-Корсакова. На неинтересный сюжет с плоскими персонажами он сумел написать прекрасную музыку, которая по красоте не уступает итальянцам, по продуманности — немцам, но в каждой ноте есть неистребимое русское звучание. Конечно, «Садко» (…), «Майская ночь» или «Золотой петушок» имеют более интересные сюжеты и психологические портреты, но ни одна другая опера так не охватывает творчество Римского-Корсакова, как «Царская невеста»[4].

[править] Музыка

«Царская невеста» — реалистическая лирическая драма, насыщенная острыми сценическими ситуациями. При этом, как отмечал музыковед М. Друскин, «отличительной ее чертой является преобладание закругленных арий, ансамблей и хоров, в основе которых лежат красивые, пластичные и проникновенно-выразительные мелодии»[2]. А определенный национальный колорит придают всему произведению включение мелодий, близких по стилистике русской народной музыке. Однако эти народные мелодии и напевы представляют лишь фон действия, полного накала и страстей[1].

Тяжело звучат в басах начальные интонации русской народной песни «Слава», сопровождаемые мятущимися пассажами скрипок[10], как бы перемешивая все чувства, страсти, добро и зло.

Вся музыка проникнута духом единого драматического нарастания, ведущего от печали к бурному смятению.

Вместе с тем, как отмечает музыковед Евгений Цодоков, «Царская невеста» — одна из самых проникновенных опер Римского-Корсакова, и ее появление вызвало ряд критических упреков в отходе от «кучкизма» (то есть обшество «Могучая кучка», в которое входил и Н.Римский-Корсакова): сподвижники даже посчитали ее отходом в старые традиции мелодичности[2]. В «Царской невесте» действительно превалирует песенная основа[8], особенно в женских партиях — у Марфы и Любаши[1]. Римский-Корсаков упорно возражал критикам, разъясняя, что возврат к пению не может быть шагом назад, что нельзя в погоне за драматизмом и «жизненной правдой» следовать только путем мелодекламации. Словно оправдываясь, композитор в отчаянии писал: «…Многие, которые или с чужих слов, или сами по себе были почему-либо против „Царской невесты“, но прослушали ее раза два или три, начали к ней привязываться…»[9]. Но тут была и доля истины: Н. А. Римский-Корсаков стал искать, — еще только пробуя, — новые пути развития русской оперной музыки[9].

Как бы то ни было, Н. А. Римский-Корсаков в этом сочинении ушел вперед, к следующим этапам развития русской музыкальной культуры, подойдя близко и тем самым проложив мост к оперной эстетике Чайковского[2] — композитору следующего поколения и направления (хотя и трагедийно очень рано ушедшего).

[править] Премьера

Премьера прошла 22 октября (3 ноября) 1899 года в московском театре частной оперы «Товарищество частной оперы» С. И. Мамонтова, Москва.

Сцена смерти Марфы. Марфа — Надежда Забела-Врубель. «Товарищество частной оперы» С. И. Мамонтова, Москва, 1899

Дирижёр М. М. Ипполитов-Иванов, режиссер В. П. Шкафер, художник М. А. Врубель; исполнители: Собакин — Н. В. Мутин, Марфа — Н. И. Забела-Врубель (на нее и писалась партия[8]), Грязной — Н. А. Шевелев, Малюта Скуратов — В. П. Тарасов, Лыков — А. В. Секар-Рожанский, Любаша — А. Е. Ростовцева (в последующих спектаклях В. Петрова-Званцева, дебютировавшая в труппе этой партией), Бомелий — В. П. Шкафер, Сабурова — С. Н. Гладкая, Дуняша — В. И. Страхова.

Успех постановки превзошел все ожидания[8].

И хотя товарищи по «Могучей кучке» нашли темы для споров, общая театральная критика уверенно адресовала восхваления композитору и его новому произведению.

[править] Постановки

И. В. Тартаков — Грязной. «Царская невеста» Н. Римского-Корсакова. 1901, Мариинский театр
Л. М. Сибиряков — Василий Собакин в опере «Царская невеста». 1901, Мариинский театр
М. А. Славина — Любаша («Царская невеста» Н. Римского-Корсакова). С.-Петербург. Мариинский театр, 1901

В том же году, то есть сразу после премьерного спектакля, новая опера была исполнена в Харьковской оперной труппе в антрепризе А. А. Церетели (среди исполнителей: Григорий Грязной — О. И. Камионский[15], Домна Сабурова — Р. Е. Радина[16], Иван Лыков — Д. Х. Южин, Григорий Малюта-Скуратов — Н. П. Чистяков, Бомелий — И. С. Томарс).

Через два года опера была принята в репертуар Петербургской императорской труппы; премьера новой постановки прошла 30 октября 1901 в Мариинском театре; дирижёры Э. Ф. Направник и Ф. М. Блуменфельд, художники Иванов и Ламбин; исполнители: Собакин — Л. М. Сибиряков, Марфа — А.Больска, Грязной — И. В. Тартаков (композитор считал лучшим исполнителем партии[17]), Малюта — А. П. Антоновский, Лыков — Ф. Г. Орешкевич, Любаша — М. А. Славина, Бомелий — В. А. Даверин-Кравченко, Сабурова — С. Н. Гладкая.

Следующая постановка прошла в Хельсинки (1906). В 1911 — во Франции, в парижском театре Сары Бернар (в партии Марфы — Н. Т. Ван-Брандт).

Только через 17 лет после своего появления, 2 февраля 1916 года, в бенефис хора, «Царская невеста» была поставлена в Московской императорской труппе, Большой театр[3]: дирижёр Э. А. Купер, режиссер П. С. Оленин, художники К. А. Коровин, Г. Голов и Дьячков; балетмейстер А. А. Горский[3]; исполнители: Собакин — В. Петров, Марфа — А.Нежданова, Грязной — Л.Савранский, Малюта Скуратов — П.Цесевич, Лыков — М.Куржиямский, Любаша — О.Павлова, Бомелий — Ф.Эрнст, Дуняша — К.Антарова. Московская театральная критика незамедлительно обругала дирижера: его упрекали в произвольности нюансов, в том, что он шел «вразрез с намерением автора и общим характером произведения» и что оркестр заглушал не только солистов, но и хор. Так же отрицательно было принято исполнение партии Любаши О. Павловой. Зато не менее единодушной была восторженная оценка исполнения роли Марфы А. Неждановой, которую Ю. Сахновский, известный театральный деятель, назвал «бесценным драгоценным камнем» в спектакле; высокую оценку получило также яркое исполнение роли Грязного Л. Савранским, который, по мнению Н. Обуховой, и до настоящего времени остался лучшим Грязным во всей сценической истории оперы в Большом театре[3].

Н. А. Обухова — Любаша («Царская невеста»). Большой театр, 1931 г.

После премьеры 1916 года «Царская невеста» стала репертуарной оперой Большого театра и четыре раза возобновлялась на его сцене — уже в советский период.

Первое возобновление оперы состоялось 4 мая 1931 года. Художественным руководителем этой постановки были дирижер Н. Голованов (сменивший Купера еще в сезоне 1922/23 года), режиссер В. Нардов (младший брат драматической актрисы О.Л. Книппер-Чеховой), балетмейстер Е. Долинская. Спектакль оформил художник Ф. Федоровский. Центральные партии исполняли: Собакин — В. Петров, Марфа — А. Нежданова, Грязной — Л. Савранский, Любаша — Н. Обухова.

Вторично «Царская невеста» была возобновлена в Большом театре 16 мая 1937 года. Дирижировал оперой Л. Штейнберг, режиссер В. Раппопорт, балетмейстер В. Вайнонен. Декорации и костюмы были осуществлены по эскизам художника Б. Кустодиева. Основные партии исполняли: Собакин — В. Лубенцов, Марфа — Г. Жуковская, Грязной — В. Политковский, Любаша — М. Максакова, Лыков — А. Алексеев.

Следующая постановка «Царской невесты» в московском Большом театре, осуществленная режиссером Б. Покровским, была приурочена к столетию со дня рождения Н. Римского-Корсакова и состоялась 23 марта 1944 года[3].

И позже история постановок этой оперы на сцене Большого театра продолжилась…

Среди других постановок оперы:

Опера входит в репертуар многих музыкальных театров мира[18][19][20][21].

[править] Дискография

Дискография оперы огромна. Среди аудиозаписей:

  • Н. Римский-Корсаков. «Царская невеста». Собакин — Максим Михайлов, Марфа — Наталья Шпиллер, Грязной — Пётр Медведев, Лыков — Анатолий Орфёнов, Любаша — Мария Максакова, Сабурова — Софья Панова, Дуняша — Варвара Гагарина, Бомелий — Василий Яковенко, Петровна — Мария Левина; хор и оркестр Большого театра, дирижёр Лев Штейнберг, 1943 год. Музыкальный сайт «Погружение в классику» о записи: Представляет большой интерес как историческое, культурное событие, так и потому что участие в этом проекте принял баритон Петр Медведев — обладатель выдающегося голоса. Вот как вспоминает о нём Иван Иванович ПЕТРОВ (КРАУЗЕ): «…Среди других певцов-баритонов мне очень нравился Петр Михайлович Медведев. Сначала он работал в пекарне, был простым пекарем, но увлекся пением, участвовал в самодеятельности, ему посоветовали пойти учиться, и он действительно стал настоящим оперным певцом. У Петра Михайловича был настоящий драматический баритон, который особенно красиво звучал в верхнем регистре. Он прекрасно пел Томского, Демона, Вильгельма Телля, Грязного, Амонасро. Меня удивило, что выходец из народа, который добился в своем искусстве такого мастерства, покинул сцену, не получив никакого звания. Мне было очень обидно за него и непонятно, как это могло случиться…»[22].
  • Н. Римский-Корсаков. «Царская невеста». Собакин — Александр Ведерников, Марфа — Елизавета Шумская, Грязной — Алексей Иванов, Лыков — Андрей Соколов, Любаша — Вероника Борисенко, Сабурова — Татьяна Тугаринова, хор и оркестр Большого театра, дирижёр Евгений Светланов, 1958 год.
  • Н. Римский-Корсаков. «Царская невеста». Собакин — Борис Гмыря, Марфа — Елизавета Чавдар, Грязной — Михаил Гришко, Лыков — Петр Белинник, Любаша — Лариса Руденко, Сабурова — Вера Любимова, Дуняша — А. Сопова, Царский истопник — В. Бабенко, Сенная девушка — И. Трофимова, Молодой парень — И. Клякун, хор и оркестр театра оперы и балета им. Т. Шевченко УССР, дирижёр Владимир Пирадов, 1960 год (прослушать)[23].
  • CD — Le Chant du Monde. Дир. Мансуров, Собакин (Нестеренко), Марфа (Вишневская), Грязной (Валайтис), Малюта Скуратов (В. Морозов), Лыков (Атлантов), Любаша (Архипова), Бомелий (Соколов), Сабурова (Андреева)[2], 1975 год
  • CDM Russian Season. Дир. Чистяков, Собакин (Глубокий), Марфа (Кудрявченко), Грязной (Верестников), Малюта Скуратов (Низиенко), Лыков (Мишенькин), Любаша (Терентьева), Бомелий (Кудряшов), Сабурова (Удалова)[2].
  • Н.Римский-Корсаков. «Царская невеста». В.Верестников, П.Глубокий, Е.Кудрявченко, Н.Терентьева, А.Мишенькин, В.Кудряшов, Н.Низенко и др. Хор имени Юрлова и оркестр Большого театра, дирижер А.Чистяков. 1991. Музыкальный критик Виктор Коршиков о записи: «В спектакле нет „звезд“ (в то время на такие роли в Большом их просто не было), но есть великолепный дирижер, хорошие (в большинстве случаев) солисты и атмосфера командной работы, которой так не хватает в спектаклях Мариинского театра. Разочарованием может считаться лишь сопрано Екатерина Кудрявченко (Марфа). Она обладает красивым голосом, но настолько слабым, что порой она не может перекрыть даже Дуняшу Елены Околышевой. Драматический талант певицы не намного сильней ее голоса. Среди певцов выделяются Владислав Верестников и Нина Терентьева, которые показывают себя как драматические актеры. Молодой Аркадий Мишенькин и ветеран труппы Владимир Кудряшов хорошие тенора, а известный характерный певец Петр Глубокий в очередной раз доказывает, что он прекрасно справляется и с такими сложными ролями, как Собакин. Николай Низенко — громкий твердый бас — идеальный Малюта Скуратов, и остальные роли исполнены на не менее пристойном уровне. Дирижирование Андрея Чистякова великолепно во всех отношениях. Его скорости строго совпадают с теми, которые значатся в партитуре, а все его звуковые решения строго соответствуют действиям»[4].

и мн. др.

[править] Экранизация

В 1965 году на Рижской киностудии (СССР), был снят фильм-опера «Царская невеста» (латыш. Cara līgava), режиссер Владимир Гориккер[24] — см. видеоролик в верхней части данной статьи.

Кроме того, существует множество видеозаписей различных спектаклей.

[править] Статьи на других языках

[править] Источники

  1. 1,0 1,1 1,2 1,3 1,4 Римский-Корсаков Н. «Царская невеста»
  2. 2,00 2,01 2,02 2,03 2,04 2,05 2,06 2,07 2,08 2,09 2,10 2,11 2,12 2,13 Опера Римского-Корсакова «Царская невеста»
  3. 3,0 3,1 3,2 3,3 3,4 Об опере «Царская невеста» (1958 г.).
  4. 4,0 4,1 4,2 книга: В.Коршиков. Хотите, я научу вас любить оперу. О музыке и не только. — М., ЯТЬ, 2007. — 246 с.
  5. Коллекции : История костюма — летопись бытия Москвы : Царская невеста со свахами
  6. Почему царские невесты оказывались в Сибири?
  7. Балакирев. «Тамара»; Л. Михеева
  8. 8,0 8,1 8,2 8,3 8,4 8,5 8,6 История создания оперы «Царская невеста». В. Ф. Никонов. «Вопросы Истории», 1965, № 4.
  9. 9,0 9,1 9,2 9,3 «Опера эпохи fin de siecle» (О «Царской невесте» Римского-Корсакова)
  10. 10,0 10,1 10,2 Оперные шедевры // Царская невеста
  11. Пружанский А. М. Отечественные певцы. 1750—1917: Словарь. — Изд. 2-е испр. и доп., электронное. — М., 2008. Секар-Рожанский Антон Владиславович
  12. СЕКАР-РОЖАНСКИЙ (Источник: Музыкальная энциклопедия, 1973—1982)
  13. Мей Лев Александрович. Царская невеста
  14. Царская невеста // Краткое содержание
  15. Отечественные певцы. — 2008 // Камионский Оскар Исаевич
  16. Отечественные певцы. — 2008 // Радина Ренэ Ефимовна
  17. Пружанский А. М. Отечественные певцы. 1750—1917: Словарь. — Изд. 2-е испр. и доп., электронное. — М., 2008. // Тартаков Иоаким Викторович
  18. Михайловский театр. Царская невеста
  19. Царская невеста — Мариинский театр
  20. Н. А. Римский-Корсаков «Царская невеста» — Новая Опера
  21. Калининградский областной музыкальный театр. Царская невеста
  22. Римский-Корсаков: ЦАРСКАЯ НЕВЕСТА. 1943 г
  23. Римский-Корсаков. Опера «Царская невеста». Записи в mp3
  24. Царская невеста
Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты