Причины появления радикально-политического ислама в Центральной Азии

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Причины появления радикально-политического ислама в Центральной Азии — совокупность факторов, вызвавших появление религиозного фундаментализма исламского толка, нацеленного на изменение власти в государствах Центральной Азии. Формально подобный религиозный фундаментализм обычно означает стремление сохранить «в чистоте» некие базовые принципы религиозной доктрины и избавиться от «отклонений», которые появились позднее. На практике фундаменталисты могут выступать сколь угодно радикальными новаторами, по-своему толкующими религиозное учение. Критики этих организаций и власти государств Центральной Азии говорят о проявлениях радикально-политического ислама в виде экстремизма и терроризма, с которыми последовательно борются. При этом современные исследователи считают что настоящие причины появления экстремизма — столкновение реальных политических и экономических, а также социальных, этнических и конфессиональных интересов и противоречий, а не ислам сам по себе (или какая-либо другая религия).

Содержание

[править] Радикально-политический ислам как причина экстремизма

Зарождение конфликта в Центральной Азии на почве конфликта между светскими и религиозными силами относится к началу 90-х годов XX века, что вылилось в ряд ожесточенных столкновений. Власти расценивают этот конфликт как проявление проблемы экстремизма. Были даже прогнозы, что вследствие распада СССР этот регион из-за религиозного экстремизма станет одним из наиболее нестабильных во всем мире, что оказалось не совсем лишено истины. Распространению радикальных идеологических течений в Центральной Азии имеются определенные внутренние причины. Активизация экстремистских сил в Узбекистане, Киргизии и Таджикистане, как указывают эксперты, определяется в том числе, недостаточно хорошими экономическими условиями, приведших к снижению уровня жизни при общей слабости политического курса, распространенностью коррупции и недостаточно эффективным управлением в этих странах. Введение во многом «дикого» капитализма привело к разрушению и кризису традиционных моральных ценностей, особенно это заметно при сравнении тех, кто учился в советской школе и молодежи, которая не застала СССР. В условиях роста безработицы, приведшей к маргинализации значительной части молодых людей региона (которых достаточно много из-за высокой рождаемости), радикально-политический ислам стал распространяться в форме соответствующих взглядов и призывов, переходящих в действия.

В настоящее время можно отметить существование весьма существенных угроз безопасности для государств Центральной Азии в долгосрочном плане. Среди первоочередных угроз безопасности для стран этого региона на одном из первых мест находится угроза политико-религиозного экстремизма. Это доказывается как опросами общественного мнения, так и мнениями экспертного сообщества. Религиозно-политический экстремизм, в том числе в форме террористической активности, стал существенным фактором для региона. Политический ислам в Центральной Азии демонстрирует как явление следующие признаки: оппозиция светским властям, мобилизация протестного потенциала граждан региона, формирование и деятельность в рамках религиозных организаций либо партий, общественных движений; значительный спектр видов деятельности, включая как легальные, так и нелегальные. Идеология радикального ислама используется политическими силами как инструмент и средство давления или даже прихода к власти, влияет на политическую жизнь, что делает ее объектом изучения в рамках политологии.

Основной угрозой для безопасности государств Центральной Азии, как обычно считается, являются мусульманские организации радикального толка, имеющие политическую направленность. Пропаганда ими радикальных идей, имеющих целью расшатать государственную светскую власть, с прицелом на смену общественно-политического строя с применением насильственных методов, — представляется одной из самых существенных угроз для безопасности стран региона.

Предметом дискуссий в экспертном сообществе является вопрос — какие факторы или группы факторов наиболее влияют на распространение религиозно-политического ислама («исламского экстремизма») в Центральной Азии, что надо признать ключевым для появления и развития этого явления и насколько они применимы к другим регионам и ситуациям либо специфичны именно для данного региона.

Сейчас сложился консенсус, что в анализе религиозно-политического экстремизма в Центральной Азии необходимо увязывать внутренние факторы, способствующие терроризму и экстремизму с особенностями ситуации в экономической и политической жизни в целом, которая сложилась в новых республиках Центральной Азии, характеризующимися процессами маргинализации и культурной деградации части граждан, что в итоге выливается в недовольство и оппозиционную деятельность, принимающую экстремистские формы. В свою очередь внешние факторы экстремизма в Центральной Азии увязываются с соседствующими «горячими точками», ставшими центрами нестабильности, включая Афганистан, Ирак, Сирию, Кавказ, Кашмир в Индии и Синь-цзян-Уйгурский автономный район Китая. Что касается оценки платформы, на основе которой происходит развитие экстремистских идей, то здесь конкурируют две авторитетных точки зрения. Согласно одной, ключевыми являются внешние факторы и угрозы, включая такой фактор, как ставшее влиятельным террористическое образование ИГИЛ, афганская угроза, это мнение поддерживается властями государств Центральной Азии и провластно настроенными структурами. На другой позиции настаивает оппозиционно настроенные критики властей республик Центральной Азии, которые указывают на такие причины, как провалы в политике властей, гонения на легальную оппозицию, вытесняющие ее в нелегальную область.

Наиболее общее объяснение причин религиозно-политического экстремизма в простой форме путем выделения одного ведущего фактора, относящегося к экономике, внутренней или внешней политике, по-видимому невозможно и не будет научно корректным, это было бы чрезмерным упрощением комплексной проблемы радикализации ислама в регионе, поэтому представляется верным рассматривать многообразие внешних и внутренних факторов в комплексе, без выделения одного единственного в качестве ключевого.

В каждой стране к тому же наряду с общей системой внешних и внутренних факторов, способствующих религиозно-политическому экстремизму, действуют и особые местные факторы, а распространение экстремизма может проходить через свои особые этапы с важными отличиями.

Целый ряд авторов выделяют фактор «большой геополитики», который инициировал и ускорил широкое распространение в сегодняшнем мире почти всех основных видов терроризма и экстремизма. При этом применение религии и сопутствующего фанатизма для решения геополитических задач имело место в течение всей человеческой истории, и хотя и многим одно время казалось, что в эпоху просвещения этот фактор религии останется в прошлом, он не утрачивает своей актуальности.

[править] «Исламская дуга» нестабильности

Важным фактором, влияющим на обстановку в регионе, является так называемая «исламская дуга» нестабильности, которая во многом определяет внешние условия появления терроризма и экстремизма в Центральной Азии, то есть влияют находящиеся по соседству конфликтные зоны (как действующие, так и потенциальные). При этом действует рекурсия, своего рода порочный круг: уже имеющиеся региональные конфликты в мусульманских странах становятся источником для появления экстремистских формирований (в том числе вооруженных), а в свою очередь сформировавшиеся радикальные организации становятся катализаторами новых конфликтов, а также двигателями имеющихся конфликтов.

Далее отдельно перечислим некоторые ключевые конфликты, зависящие и влияющие друг на друга, и в наибольшей степени воздействующие на процессы в государствах Центральной Азии.

  • Во-первых, арабо-израильский и иракский, а в последние годы и сирийский конфликты стали глобальными факторами, влияющими влияния на становление религиозно-политического исламского экстремизма, включая Центральную Азию. Основные ведущие политологи, изучающие центральноазиатский регион и видные специалисты по исламу указывают на то, в силу многих причин именно ведущим фактором в активизации ислама во многих странах региона и их политической жизни, а также вообще в мире стал именно ближневосточный конфликт.
  • Во-вторых, это индо-пакистанский конфликт, являющийся значимым региональным фактором, который оказывает непосредственное влияние на рост религиозно-политического экстремизма, опирающегося на ислам, в Афганистане и Южной Азии. Упомянутые индо-пакистанский и арабо-израильский — самые длительные противостояния в современном мире, и отсутствуют серьезные основания для того, чтобы они были в обозримом будущем решены. Данные конфликты, вызванные во многом локальными причинами, в настоящее время имеют глобальное значение и влияние.
  • В-третьих, субрегиональным фактором, который оказывает максимальное внешнее воздействие на распространение радикально-политического ислама в современной Центральной Азии, является афганский конфликт. С самого его начала в 1970-е годы и вплоть до настоящего времени данный военно-политический конфликт имеет особое значение в ряду внешних источников для исламского религиозно-политического экстремизма в регионе, и доказывает, что этот регион по-прежнему является точкой, где сходятся геополитические интересы многих влиятельных государств, а именно радикальные формы ислама стали самым эффективным инструментом и силой, которая может способствовать реализации указанных интересов. Таким образом, в течение разворачивания афганского конфликта все страны Центральной Азии, получили ряд негативных последствий соседства с Афганистаном, с которым они граничат.

При приходе к власти талибов на территории Афганистана началась подготовка членов террористических групп по всему миру, а также Афганистан стал центром, распространяющим по миру радикальную идеологию. «Талибан» до сентября 2001 года включительно оказывал разноплановое влияние на политические процессы в Центральной Азии, затрагивающие проблематику, освещаемую в данной работе. С одной стороны, «Талибан» оказывал поддержку религиозным организациям в Центральной Азии, признанными там экстремистскими (в частности, Исламскому движению Узбекистана или сокращенно — ИДУ), способствуя их количественному увеличению и качественному росту. С другой стороны. С другой стороны, процессы, которые способствовали нарастанию угроз со стороны экстремизма в Центральной Азии, привели руководство государств усилить внимание к проблеме и принять меры, направленные на повышение безопасности в регионе. Недоведение до конца военной контртеррористической операции в Афганистане сохраняет возможность разрастания конфликтов, которые приведут к войнам и напряженности в будущем.

  • В-четвертых, возникновение феномена ИГИЛ, где терроризм — движущая сила деятельности группировки. В российских и западных политических и экспертных кругах часто говорят, что если талибы не смогли дестабилизировать Центральную Азию, то ИГИЛ («Халифат») — та самая угроза, которая может прийти в регион и нарушит стабильность режимов. В странах Центральной Азии (как и в мусульманском мире вообще) радикальные религиозные организации опираются на те слои населения, которые не встраиваются в нужной мере в общество и на затронуты переменами, связанными с модернизацией и развитием, к сожалению, идущих не так быстро, как нужно в республиках Центральной Азии. Радикальные исламистские организации привлекают к себе сторонников максимальной простотой предлагаемых ключевых решений и способов стоящих перед обществом проблем, что и является причиной популярности радикально-политического ислама у определенной части граждан центральноазиатских республик.

С учетом того, что исламистские группы выступают в оппозиционно-протестном поле, их сторонниками становятся недовольные своим положением граждане. Как и на Ближнем Востоке, именно ущемленное в материальном плане не видящее перспектив исламское население выбирают путь борьбы за справедливость и равенство, улучшение своего положения несправедливых через идеи построения нового государства под названием «Халифат», основанного не на светских, а на исламских принципах («исламское государство»), считая что это улучшит ситуацию. Соответственно эксперты указывают опасность изоляционистского пути, обрекающего на застой в развитии, ведущего к стагнации в экономике, неизбежно вызывающей ухудшение безопасности и незащищенности от целого ряда угроз, включая религиозно-политический экстремизм.

[править] Особенности деятельности радикальных организаций в регионе

В заключение, перечислим в качестве итога некоторые существенные аспекты, характеризующие деятельность исламских радикальных религиозно-политических организаций в рассматриваемом регионе (обычно трактуемых местными властями как «экстремистские»).

Общие аспекты:

  • имеется единая стратегическая цель, к которой стремятся подобные организации и на которую направлена их деятельность — это вооруженная смена власти в государствах региона и последующее провозглашение исламского государства (присоединение к Халифату) стран или возможно сначала некоторых частей — особенно это касается Ферганской долины;
  • имеется единая тактическая цель у группировок — это дестабилизировать общественно-политическую ситуацию в странах Центральной Азии, причем работа по дестабилизации происходит по одному плану так называемой «цветной революции»: сначала расшатывается обстановка, организуются массовые выступления оппозиционной антиправительственой направленности, руководство государства изгоняется или добровольно-вынужденно уходит в отставку, думая, что оно этим стабилизирует ситуацию, а затем формируется новое исламское руководство (для придания ему легитимности могут вовлекаться разнообразные оппозиционные силы другой направленности).

Существенные отличительные аспекты сводятся к следующему:

  • в регионе нет единого координирующего радикалов объединения. Поэтому исламские экстремистские группировки в Центральной Азии не могут консолидировать собственные усилия, хотя это было бы для них важно для получения ими стратегического успеха, но этого не только не происходит, но и наблюдается конкуренция между этими организациями, сопровождающаяся борьбой за власть и влияние на местных верующих мусульман;
  • существует разделение религиозно-политических экстремистских организаций по допускаемым ими методам: если первые нацелены на создание исламского государства с помощью исключительно ненасильственного протеста, то другие нацелены на вооруженную борьбу и террористические акции.

При этом на сопредельных территориях к странам Центральной Азии региона наблюдается усиление радикальных и экстремистских политических групп, которые призывают к свержению действующей власти, требуют установить архаичные режимы (типа ИГИЛ), призывают к автономии отдельных районов. Некоторая часть мусульман оказывается под влиянием зарубежных миссионеров, которые проповедуют религиозную нетерпимость, потенциально дестабилизирующую обстановку.

[править] См. также

[править] Литература

[править] Ссылки

Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты