Мелетий Смотрицкий

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
MeletijSmotrickij.jpg

Кир Мелетий Смотрицкий, в миру Максим (белор. Мялет Сматрыцкі, укр. Мелетій Смотрицький, польск. Melecjusz Smotrycki; 1572[1], Смотрич[2]27 декабря 1633, Дермань) — белорусско-украинский писатель-полемист, просветитель, церковный деятель.

Содержание

[править] Биография

[править] Образование и научная деятельность

Максим Смотрицкий родился по одним данным в 1572 году, по другим — в 1579 году. Его отцом был православный писатель-полемист Герасим Смотрицкий, впоследствии руководитель знаменитой Острожской школы и один из издателей Острожской Библии, в частности он написал предисловие к ней. Вначале Максим Смотрицкий учился в отцовской школе, потом у иезуитов в Виленской академии, после чего изучал богословие и философию в лучших католических, реформатских и лютеранских университетах Европы. В некоторых источниках также указывается на изучение им медицины и получение степени доктора в этой науке[3].

Смотрицкий ясно видел притеснения римско-католической шляхтой православного населения Речи Посполитой, но также видел крайне низкий уровень образования и духовной жизни большинства православных священников. В этот период своей жизни он пишет труд, посвящённый истории Ферраро-Флорентийского собора, его глубоко оскорбляло ходившее по рукам анонимное сочинение «Острожского клирика»[4] — пасквиль, полный лжи и фактических несоответствий. В это же время Смотрицкий занимается славянской филологией, пишет и издаёт «Ґрамматіки Славенския правилное Cѵнтаґма», данный труд на протяжении более двух веков был основным учебником церковно-славянского языка, послужил установлению и закреп­лению норм церковно-славян­ского языка и литературных языков многих славянских народов.

[править] Пострижение в монахи

Поселившись в Вильне в Свято-Духовым монастыре и приняв постриг с именем Мелетий, Смотрицкий занялся написанием сочинений направленных против Католической церкви, самым известным из них является «Фринос то есть Плач восточной церкви». Необходимость подобных работ у православных многократно возросла после Брестской унии. Тенденции развития Православной церкви Речи Посполитой привели её к серьёзному кризису в конце XVI века. С одной стороны, церковь подчинялась Константинопольскому патриарху, «рабу султана — владыки правоверных», и следовательно была зависима от враждебной христианству власти, с другой стороны, в Речи Посполитой активно распространялись идеи северо-европейской Реформации. Даже «защитник православия» и щедрый жертвователь на православное просвещение князь Константин Острожский призывал епископов «исправить таинства и другие человеческие изобретения». Реальная власть в церкви находилась в руках у так называемых братств — религиозных союзов горожан, которые под видом борьбы со злоупотреблениями духовенства регулярно вмешивались в каноническое устройство церкви вопреки прерогативам епископата. Константинопольский патриарх, вынужденный оплачивать всё новые налоги и подати, налагаемые турецким султаном, в обмен на щедрые пожертвования предоставлял братствам привилегии, часто прямо нарушавшие права епископов.

Ещё хуже было в тех случаях, когда церковь находилась под правом патроната. В лучшем случае патрон лишь взимал с прихода плату за пользование храмовым зданием, но нередко патроны грубо вмешивались в каноническое устройство подвластных приходов. Например, сын Константина Острожского — Константин Константинович, после своего перехода в кальвинизм, изгнал из патронажных церквей священников и пригласил на их место реформатских проповедников.

В такой тяжёлой ситуации епископы Киевской православной митрополии начали с Апостольским престолом переговоры о возможном соединении Церквей и возобновлении, прерванного в 1472 году Григорием Болгариновичем, канонического общения с Римской церковью. Итогом переговоров стала Брестская уния, результатом которой стало освобождение духовенства от власти братств и патронов, а также уравнение в правах православного епископата с латинским.

[править] Борьба с униатством

Долгое время у дезунитов[5] на территории Речи Посполитой не было собственных епископов. Время от времени появлялись самозванцы, объявлявшие себя епископами, поставленными кем-либо из восточных патриархов, как правило они вымогали деньги у православной шляхты на нужды церкви и скрывались в неизвестном направлении. Всё изменилось, когда в марте 1620 года Киев проездом из Москвы посетил Иерусалимский патриарх Феофан. Несколько месяцев патриарх жил в Киево-Печерской лавре и хотя он даже воздерживался от служения архиерейским чином, чтобы не вызвать недовольство короля, однако, гетману Петру Сагайдачному удалось уговорить его рукоположить нескольких епископов для нужд верующих, не признавших Унию.

Особым письмом патриарх пригласил принять посвящение в епископы виленского архимандрита Леонтия, но тот прибыл в Киев уже смертельно больным, поэтому вместо него принять посвящение приехал Мелетий. В октябре, не бывший до того даже диаконом, Мелетий возвращается в Вильню в сане архиепископа.

Монастырь Святого Духа, в котором жил Смотрицкий, находился вблизи от монастыря Святой Троицы, которым руководил Иосафат Кунцевич, активно проповедовавший на улицах идеи унии. Смотрицкий, не имевший проповеднического дара, занялся написанием памфлетов, направленных против Кунцевича. Вскоре Мелетий и Иосафат стали непримиримыми врагами, этому также способствовало назначение Смотрицкого на Полоцкую и Витебскую кафедру, которую занимал Иосафат Кунцевич.

В 1621 году состоялся сейм, на котором дезуниты потребовали ликвидации Унии, угрожая, в случае если их требования не будут выполнены, перейти на сторону Турции, с которой Речь Посполитая вела войну. На сейме также были выдвинуты обвинения в адрес Иосафата Кунцевича, в частности в том, что он якобы велел выкапывать тела умерших православных и отдавать их на съедение собакам. В качестве подтверждения обвинений были представлены анонимные письма и памфлеты. По решению короля и великого князя Сигизмунда III была сформирована трёхсторонняя комиссия для расследования обвинений. Комиссия состояла из государственных чиновников, а также представителей униатов и дезунитов, причём большинство комиссии составили представители дезунитов. В ходе расследования комиссией не было найдено ни одного подтверждения обвинений Кунцевича и он был полностью оправдан. В 1623 году новый сейм подтвердил законность поставления на епископские кафедры униатов, в том числе законность прав Иосафата Кунцевича на Полоцкую и Витебскую кафедру.

[править] Убийство Иосафата Кунцевича

На жизнь Иосафата Кунцевича многократно совершались покушения, всего известно о шестнадцати таких случаях. Также нередко совершались нападения и на других униатских епископов, в частности Ипатию Потею во время богослужения казак, пытавшийся его убить, отсёк два пальца на руке. Также дезуниты пытались подкупить униатских иерархов, обещая в случае отказа от унии богатые имения и большие деньги. Дезуниты особенно активизировали свою борьбу после сейма 1623 года. 12 ноября озверевшей толпой был убит Иосафат Кунцевич. На место убийства выехала следственная комиссия во главе с канцлером Львом Сапегой. Смотрицкий, опасаясь обвинений в подстрекательстве к этому убийству, бежал из Речи Посполитой в Константинополь.

Незадолго до своего бегства Смотрийцкий закончил написание фундаментального труда «Катехизис православной веры». Желая довести свою работу до совершенства, он хотел свериться с трудами греческих Отцов Церкви. В послесловии к своему труду «Апология» он писал:


Меня заставили путешествовать на Восток заблуждения и ереси, которую внесли в нашу Русскую Церковь её новые богословщики: Зизаний, Филарет, клирик Острожский, Ортолог[6] и др., и которыми она страждет. Эти люди в нечестии своём восстали против величия Божия, вознесли хулу на тайну Воплощения, уничтожили вслед за еретиками Святые Таинства Церкви… Арий, Савелий, Евномий, Несторий, Евтихий как еретики отлучены от Церкви, но каждый из них отрицал только один какой-то догмат веры, а наши лжеучители отвергают все догматы разом. Зизаний отвергает частный суд и блаженство праведных душ по исходе из тела и ложно учит об аде, о мучениях грешников, о ходатайстве Иисуса Христа, об опресноках. Филарет предложил Русской Церкви вместо веры систему Кальвина, не признаёт пресуществления в Евхаристии и различия между епископами и пресвитерами, усвояет мирянам право окончательного суда в делах веры. Ортолог в своём «Плаче» учит, что грешнику по смерти наказания отпускаются даром, что душа каждого человека происходит от семени родителей, отделяет в Пресвятой Троице существо от ипостасей, признаёт только два таинства — крещение и Евхаристию, и отвергает церковное Предание.

Макарий (Булгаков), Митрополит Московский и Коломенский. История Русской Церкви

Двор Константинопольского патриарха сильно разочаровал Смотрицкого, ему не смогли предложить неизвестные ему труды восточных Отцов Церкви, всюду он видел лишь крайнее невежество в богословии и протестантское влияние. Получив от патриарха Кирилла Лукариса «Катехизис или полное исповедание православной веры», Смотрицкий был поражён его содержанием:


В Царьграде с церковной кафедры и в присутствии Патриарха проповедуют реформатские учения, и сам Патриарх Кирилл — кальвинист; мне дали там в качестве православного катехизис совершенно протестантский, изданный греком Герганом.

Макарий (Булгаков), Митрополит Московский и Коломенский. История Русской Церкви

В личной беседе патриарх Кирилл также признался Смотрицкому, что не считает Евхаристию таинством, а молитвы за умерших полагает бесполезными.

Помимо Константинополя Смотрицкий также посетил Иерусалим, где общался с патриархом Феофаном и его клиром, которых нашёл абсолютно невежественными. Ещё одним разочарованием стало признания патриарха в том, что Благодатный Огонь не сходит чудесным образом, а зажигается от укрытой лампады[7].

[править] Возвращение в Речь Посполитую, присоединение к Унии

Вернувшись в Речь Посполитую Смотрицкий оказался не у дел, на Полоцкую кафедру был поставлен униатский архимандрит Анастасий Селява, все свои усилия прилагавший к миссии среди дезунитов[8].

В Полоцке в это время шёл беатификационный процесс Иосафата Кунцевича, народное почитание которого началось сразу же после его мученической смерти. Мелетий потребовал, чтобы инквизиционный трибунал, занимающийся беатификацией Кунцевича, выслушал и его. На этот раз Смотрицкий выступил не в качестве хулителя Иосафата, а ярым сторонником его святости.

Мелетий на правах настоятеля проживал в монастыре в волынском селе Дермань. Там он пишет свой труд «Апология», посвящённый подробному разбору догматических противоречий между Восточной и Римской церквями. В ходе написания этого труда Смотрицкий пришёл к выводу, что сколько-нибудь серьёзного повода для раскола с Римским апостольским престолом не существует. Свой труд Мелетий разослал как дезунитам — митрополиту Иову и Киево-Печерскому архимандриту Петру Могиле, так и униатскому митрополиту Иосифу Руцкому, с надеждой, что его труд станет фундаментом объединения церквей на Соборе в Киеве 1628 года. Благодаря некому церковному меценату Саковичу книга была издана во множестве экземпляров и распространена по всей Речи Посполитой.

Надежды Смотрицкого на «Апологию» не оправдались, на соборе православные иерархи демонстративно рвали и топтали его книгу. Под угрозой быть утопленным в Днепре Мелетий был вынужден отречься от своего труда и возложить всю ответственность за его содержание на издателя Саковича. Но вскоре после того как ему удалось сбежать от своих бывших собратьев по вере и укрыться в монастыре, он написал «Протестацию на собор 1628 года», в которой говорит о том, что ни за что не отречётся от своих убеждений, изложенных в «Апологии». Смотрицкий не оставлял надежд на новую унию и даже подал свой проект на сейм 1630 года. Особой Саковича заинтересовались в Риме, папа Урбан VIII удостоил «польского цицерона» своим посланием, а экземпляр его «Апологии» переведённый на латинский язык был помещён в Папской библиотеке.

[править] Последние годы

Смотрицкий продолжал работать над проектом новой унии до самой смерти и даже переслал его в Рим, но так и не дождался ответа. В августе 1633 года Смотрицкий слёг от болезни и умер 27 декабря того же года. Его погребение по архиерейскому чину возглавил митрополит Язеп Рутский.

[править] Примечания

  1. По другим данным в 1579 году.
  2. По другим данным в Каменец-Подольском.
  3. Мелетий Смотрицкий // Краткая литературная энциклопедия. Т. 4. — 1967
  4. Некоторые исследователи считают, что под этим псевдонимом скрывался отец Максима — Герасим Смотрицкий.
  5. Противников унии.
  6. Псевдоним Смотрицкого в период его увлечения кальвинизмом.
  7. Доброхотов Игорь Владимирович. Разоблачение Благодатного огня
  8. На сейме 1633 года было установлено, что в Полоцкой епархии не осталось ни одного дезунита.

[править] Источники

Киевская православная митрополия
Предшественник
Григорий Загорский
 Полоцкий, Витебский и Мстиславский епископ 
16201628
Преемник
Каллист Дорофеевич-Риторайский
Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты