Остап Бендер

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Андрей Миронов в роли Остапа Бендера

Остап Бендер — литературный персонаж, герой романов Ильфа и Петрова «12 стульев» и «Золотой теленок».

Биография персонажа[править]

В сюжете, который Валентин Катаев предложил писателям, Остап Бендер как персонаж отсутствовал. Л. Кацис отмечает, что «Бендер вырос на событиях, из спутника героя, из традиционного слуги, разрешающего традиционные затруднения основного героя, Бендер сделался стихией романа, мотивировкой приключений»[1].

Персонаж родился в конце XIX или начале XX века (точная дата неизвестна). Детали биографии не сообщаются, из прошлого сообщается:

Из своей биографии он обычно сообщал только одну подробность: «Мой папа, — говорил он, — был турецко-подданный»

По собственным словам, учился в частной гимназии, затем занимался деятельностью, близкой к противозаконной. В начале романа о 12 стульях предстаёт в виде, характерном для небогатого мошенника или человека, недавно побывавшего в местах лишения свободы.

Известен как «великий комбинатор», то есть выдающийся мошенник, знающий более четырёхсот способов отнять деньги для личного обогащения. До событий, описанных в произведениях Ильфа и Петрова, несколько раз попадал в места лишения свободы. В книге он впервые предстает в следующем виде:

У него не было даже пальто. В город молодой человек вошёл в зелёном, узком, в талию, костюме.

В «Золотом телёнке» Остап Бендер исполняет свою мечту — завладеть миллионом, забрав этот миллион у подпольного миллионера Корейко, которого приходится выслеживать и разоблачать, но деньги не приносят счастья Остапу.

Прототипом Остапа Сулеймана Берта Мария Бендер-бея (как персонаж сам себя назвал) предположительно послужил Осип Беньяминович Шор, брат которого принадлежал к одному литературному кругу с авторами. Происхождение имени «Остап Бендер» вызывает много противоречивых предположений.

Язык[править]

Языковые характеристики персонажа, по словам М. М. Бахтина, таковы, что по лингвориторическим параметрам речь Остапа Бендера стоит в одном ряду с предшественниками мировой литературы: Жиль Блазом Лессажа, Труффальдино Гольдони Фигаро Бомарше и Скаленом Мольера, от которых Остап «унаследовал особенности совершенной, убедительной, украшенной, эффективной, привлекательной речи плута-оптимиста» и «поставлен по ту сторону всякого пафоса», выступая носителем «весёлого обмана», направленного против «ортодоксальных» ценностей. По словам профессора Щеглова, Остап Бендер «прямо не посягает на „ортодоксию“ советской действительности; он её просто игнорирует, творя „весёлый обман“ и искусную псевдологию».

Остап Бендер является инструментом сатиры, которого авторы романа выдумали и сконструировали «в рамках определенной литературной типологии», в которой литературный герой развивает «темы свободы и морального выживания человека в условиях разного рода принудительных систем». Традиционный центральный персонаж в романе находит актуальное применение, которое авторы отразили в форме философского уровня индивидуального подхода к жизни и точки зрения на нее, сделав позицию Бендера авторской иронией и поместив «бюрократизм и обывательщину в своего рода космическую перспективу, способствуют их издевательской релятивизации»[2]

Речь Остапа Бендера в романе и авторская речь — это игра, отражающая бюрократическо-идеологическую новоречь, в которой явственно проступают неуклюжие попытки персонажей применить ее как «клише и сакральные формулы» в реалиях нового времени и ситуациях, наименее подходящие для этого. По словам Л. Кагана, юмор соавторов зиждется «на фиксации тех или иных примелькавшихся, ставших обыденными трафаретов нашего быта». Выражения, состоящие из расхожих клише, цитатно-стилизаторских метафор наподобие «гвоздь вопроса», «не поддаваться панике», «дьякон Самообложенский» или «Иван Грозный отмежевывается от сына» показывают глупые попытки экспансии новых выражений в различные сферы жизни, не подходящие для этого[2].

Критика[править]

В многочисленных критических работах о романах Ильфа и Петрова по мнению Ю. К. Щеглова, отмечались, как правило, социальная незрелость Бендера, жульническая направленность его деятельности и в то же время, присущие ему черты духовного аристократизма, интеллектуальности, остроумия, а также превосходства над толпой. В то же время, главное амплуа героя Ильфа и Петрова — плутовство, по мнению доктора филологических наук Л. Ф. Кациса, критиками было более или менее единодушно признано, что позволило роману избежать упреков в идеологическом плане, поскольку нельзя ожидать от деклассированного элемента приверженности «линии партии». Вероятно, именно поэтому Остапа ни разу не арестовывает милиция, и он избегает каких-либо политических подозрений в свой адрес[3].

Памятники[править]

Остапу Бендеру поставлен ряд памятников на Украине и в России.

См. также[править]

Примечания[править]

  1. Кацис Л. Ф. Как «Великий комбинатор» Осман Ибрагимович стал Остапом-Сулейман-Берта-Мария Бендер-беем (рус.) // Литература в системе культуры. Сборник статей. — 2018. — Т. 77. — № 2. — DOI:10.31857/S241377150001112-6
  2. 2,0 2,1 Щеглов, Ю. К Романы Ильфа и Петрова. — СПб: Спутник читателя, 2009. — С. 18-46. — 655 с. — ISBN 5-85220-456-0.
  3. Кацис Л. Ф. История русского формализма (рус.). Известия РАН. Проверено 21 августа 2022.

Ссылки[править]