Алексей Акакиевич Церетели

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Алексей Акакиевич Церетели
Имя при рождении:

Алексей Акакиевич Церетели

Дата рождения:

1864

Место рождения:

Санкт-Петербург

Дата смерти:

1942

Место смерти:

Париж

Профессия:

антрепренёр

Гражданство:

Российская империя

Амплуа:

оперные спектакли

Князь Алексей Акакиевич Церетели (1864, Петербург — 1942, Париж) — оперный антрепренёр.

Содержание

[править] Происхождение

Родился в семье известного грузинского поэта, князя А. Р. Церетели, мать Наталия Петровна Базилевская[1]. Несмотря на то, что отец семьи был видным грузинским деятелем, сам Алексей рос в Петербурге, где получал такое же воспитание и образование, что и его сверстники из русской аристократии, был человеком русской культуры и русской ментальности, а грузинского языка даже не знал — во всяком случае сохранившиеся его письма к родителям на русском языке[1].

[править] Начало предпринимательства

Получив профессию инженера, Алексей Церетели не забросил своего увлечения — оперы. Более того, оперное искусство занимает его все больше. В конце концов он решает заняться развитием оперной антрепризы.

В столицах — в Петербурге и Москве долгое время существовала монополия Императорских театров, но в связи с её отменой в 1882 году происходит бум частных театральных трупп. Сразу открыть новую оперную антрепризу в Петербурге молодой предприниматель не берется, а начинает свою деятельность в Харькове в сезон 1896/97[1]. В 1897 году А.Церетели приглашает в качестве дирижёра В. И. Сука, под руководством которого работает оркестр. Многие театральные и музыкальные критики не преминули отметить в прессе первые удачи новой труппы.

Репертуар антрепризы быстро пополнялся: «Риголетто», «Лючия ди Ламмермур», «Гугеноты», «Андре Шенье» У.Джордано (1897; этой опере был закрыт путь на императорскую сцену), «Садко» (1898), «Царская невеста» (1899; это была вторая постановка, прошедшая сразу после премьеры в Опере С. Мамонтова), «Борис Годунов» (1901).

Труппа Церетели успешно гастролировала в Одессе, а позднее в Петербурге (Панаевский театр) и Москве (театр «Эрмитаж»).

[править] «Новая опера»

Когда антреприза достаточно окрепла, А. Церетели уже чувствуя себя уверенно для работы в столице, перевел ее в Петербург, дав название «Новая опера».

«Новая опера» проводила театральные сезоны 1904/05 и 1905/06 годов в Петербурге, в помещении Театра консерватории. Сезон 1904/05 года открылся 3 октября премьерой оперы Н.Римского-Корсакова «Пан воевода», среди исполнителей: А.Антоновский (Пан воевода), М.Инсарова (Мария), Н.Большаков (Чаплинский). Отмечается, что сам композитор остался доволен постановкой[1].

Кроме того, репертуар труппы А. Церетели пополнился операми: «Отелло» (с Н.Фигнером), «Мадемуазель Фифи» Ц.Кюи, «Самсон и Далила» Сен-Санса (с А.Вяльцевой), «Африканка» Мейербера (с Ф.Маркони), «Германия» А.Франкетти, «Адриенна Лекуврёр» Ф.Чилеа (заглавную партию исполняла Ливия Берленди, это была единственная постановка оперы в России[1]).

В труппе, кроме перечисленных, работали дирижер Э. Купер, певцы Н.Ермоленко-Южина (дебютировала на оперной сцене в 1900 году в Петербурге в антрепризе А.Церетели), Д. Южин, М.Кузнецова (дебютировала в 1904 году в партии Маргариты оперы «Фауст» Ш. Гуно в Петербурге в антрепризе А. А. Церетели[2], с которой позже, уже в эмиграции Церетели будет совместно работать и конфликт с которой приведет к бесславному концу), Камионский, Л.Балановская (дебютировала в 1905, срочно заменив заболевшую итальянскую певицу Л. Берленди на сцене петербургской «Новой оперы» А. А. Церетели[3]), Л. Клементьев, М.Медведев, Г. А. Боссе, К.Тугаринова, Н. А. Большаков[4], И. А. Светлов и др.

Антреприза А. Церетели стала настолько известна, а критика столь не скупилась на ее хвалу, что привлекала все большее внимание не только зрителей, но и именитых исполнителей.

Несмотря на революционную ситуацию 1905 года, из Италии специально для нескольких спектаклей в антрепризе Церетали прибыл Титта Руффо и успешно выступил там в «Паяцах», «Сельской чести», «Демоне», «Риголетто»[1].

[править] Организация гастролей

В 1907/08 А.Церетели организовал гастроли Ф.Шаляпина в Америке, в 1908 году труппа отправилась на гастроли в Берлин (для гастролей Церетели пригласил М. Фигнер, Е. Збруеву, К. Кайданова, А.Боначича, А.Давыдова, исполняли оперу «Жизнь за царя» М. Глинки в полной версии[5]).

[править] В эмиграцию

В 1917 году А. А. Церетели покинул Россию[6].

К самому началу 1920-х годов в Париже осела большая часть русской эмиграции, начавшей возрождение и становление русской культуры за рубежом. Немалая роль на этом поприще принадлежала А. А. Церетели. Пожалуй, вся русская театрально-музыкальная интеллигенция, оказавшаяся в эмиграции в Париже, сотрудничала с ним.

[править] Возобновление антрепризы

В 1921 году он вместе с французским агентом А. Каном организует театральное бюро по найму артистов. Так начался новый этап оперной труппы А.Церетели[6], в работе которой участвовали К.Кайданов, Е.Садовень, Г.Поземковский, С.Белина-Скупевский, К.Запорожец, Е. И. Попова, К.Петраускас и др.; в 1924 году в эмиграцию и труппу прибыла Ермоленко-Южина, когда-то начинавшая свою вокальную карьеру в петербургской труппе Церетели и вот теперь вновь вернувшаяся к этому антрепренеру. В 1920-х годах в труппу пришел эмигрировавший певец Я.Горский. В конце 1926 года присоединилась еще одна новая эмигрантка — М.Давыдова. В отдельных постановках участвовали дирижеры С.Кусевицкий, А.Коутс, режиссер А.Санин. Среди оперного репертуара: «Борис Годунов», «Хованщина», «Сказка о царе Салтане», «Садко», «Сорочинская ярмарка», «Князь Игорь» и др.

Церетели работал в сотрудничестве с В. Г. Воскресенким, антрепренером балетной зарубежной труппы, известным в русской иммиграции под псевдонимом полковник де Базиль[7].

В 1926 году А. Церетели пригласил гастролировавшего по Европе советского певца (ставшего советским!) П. И. Цесевича на исполнение главных партий в операх «Борис Годунов» и «Князь Игорь» — представления проходили в парижском театре «Гранд-Опера», — на что тот с радостью согласился, и спектакли получили заслуженное одобрение критики, писавшей о Цесевиче как о «втором Шаляпине»[8].

6 июля 1926 года в Париже в Гранд-Опера прошла премьера оперы «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии» с дирижированием Э. Купера, организованная А. А. Церетели[6]. Причем на главные партии Февронии и Гришки Кутерьмы были приглашены солисты из СССР Ксения Держинская (это было ее единственным выступлением за границей) и Николай Большаков[1]. Советский режим тогда еще не окреп и не мог проявлять свою диктаторскую сущность повсеместно — и антрепренеру А. А. Церетели каким-то образом удалось провести эти спектакли со ставшими советскими артистами. А кроме того, Церетели привлек к участию в спектакле многих русских певцов-иммигрантов[6].

Однако работа русских артистов, несмотря на повсеместный зрительный успех, осложнялась конкуренцией аналогичных предприятий — другой оперной труппой, состоящей из русских артистов, в первую очередь, труппой, организованной певицей Марией Кузнецовой (когда-то она работала сама под руководством Алексея Церетели) вместе со ее очередным мужем миллионером Альфредом Массне (фр.: Alfred Massenet[9]), племянником выдающегося композитора.

[править] «Русская опера в Париже»

Певицу-предпринимателя тоже не устраивала конкуренция с труппой А. Церетели. Так возникла идея объединения. Две труппы смешались и уже работали вместе.

27 января 1929 года в Париже оперой «Князь Игорь» п/у Э. А. Купера в Театре Елисейских полей (Théâtre des Champs-Élysées) открылось новое предприятие — «Русская опера в Париже» — l’Opera Russe à Paris, — создателями которого стали певица Мария Кузнецова, Жюль Массне и Алексей Церетели[2]. К своей работе в разных спектаклях они привлекали и других русских эмигрантов: В. Г. Воскресенкого (полковник де Базиль) с балетной труппой[7], дирижера Э.Купера, режиссеров Н.Евреинова, А.Санина, художников И.Билибина и К.Коровина, балетмейстеров и танцоров М.Фокина, Б. Нижинскую; некоторое время здесь успешно работал балетмейстер Борис Георгиевич Романов (1891—1957)[7]. В состав вокалистов вошли певцы труппы Церетели. С «Русской оперой в Париже» сотрудничали певцы Федор Шаляпин (с ноября 1930 года[6]), Дмитрий Смирнов, Александр Мозжухин, Марианна Черкасская, Нина Кошиц, Евгений Ждановский, Я. Лукин, А. Оксанский, Е. А. Третьяков, Ж. Турель, А. Е. Яковлева, П. Райчев и еще многие русские деятели культуры, оказавшиеся изгнанными из своей страны. Миллионы Альфреда Массне делали свое дело — в распоряжении организаторов «Русской оперы в Париже» был превосходный оркестр (т. н. «Оркестр Страрама»). Успех первых же постановок был огромен, и новая труппа продолжила работу в Париже и гастроли по Европе и Америке, совершала турне даже в Южную Америку — выступали в Бразилии (в том числе Буэнос-Айресе), Аргентине, Уругвае, Чили[2].

Своего помещения труппа не имела, зато ее гастрольным турне радовались другие театры разных городов и стран: постоянные аншлаги знаменовали собой не только культурный, но и коммерческий успех.

Как-то на гастролях в Лондоне Ф. И. Шаляпин в одном спектакле оперы «Князь Игорь» исполнял одновременно две роли — Галицкого и Кончака (даты спектакля варьируются по-разному: 1933 год[9] или 5 июня 1931, лондонский театр «Лисеум»[10]); успех этого спектакля вошел в историю оперного искусства (много позже этот опыт повторил прославленный болгарский бас Борис Христов, которого многие называли преемником Шаляпина[6]).

Однако ничего не бывает вечным. Через какое-то время сборы перестали себя оправдывать, хотя спектакли продолжались с неимоверным успехом. Владельцы антрепризы выход из создавшегося положения искали каждый по-своему. Мария Кузнецова требовала немедленно продолжить гастроли с новыми турне, а Алексей Церетели считал это глупой авантюрой, так как вначале требуется провести рекламную кампанию и потратиться, а иначе гастроли обречены на провал. Пока шли споры, Кузнецова отправила артистов в новое турне — а там случилось все, как пророчествовал Церетели: неподготовленность к спектаклям привела к их срывам.

В результате владельцы антрепризы разругались и подали свои претензии в суд. Антреприза распалась.

[править] Конец

Церетели еще пробовал собрать средства и возможности для новых спектаклей, поставил «Князя Игоря», «Русалку» (Мельник — Ф.Шаляпин, Наташа — Н.Ермоленко-Южина, Князь — Дм. Смирнов), 14 января 1931 года состоялась премьера «Бориса Годунова» (Борис — Шаляпин, Самозванец — Смирнов, Марина — Садовень, Шуйский — Поземковский) и др. Однако достичь былых высот больше не суждено было.

По воспоминаниям М.Давыдовой (Давыдова М. С. Мои артистические годы за границей: Воспоминания — рукопись, 1966; ныне хранится в ГЦММК им. М. И. Глинки), А. А. Церетели перед смертью завещал весь реквизит своей труппы «театру будущей свободной Грузии». Но завещание не было признано действительным и имущество пошло с торгов[1].

Князь Алексей Акакиевич Церетели скончался в 1942 году в оккупированном гитлеровцами Париже[9].

[править] Источники

  1. 1,0 1,1 1,2 1,3 1,4 1,5 1,6 1,7 ГРУЗИНСКИЙ КНЯЗЬ И РУССКАЯ ОПЕРА, автор Евгений Цодоков
  2. 2,0 2,1 2,2 Пружанский А. М. Отечественные певцы. 1750—1917: Словарь. — Изд. 2-е испр. и доп., электронное. — М., 2008 // Кузнецова-Бенуа Мария Николаевна
  3. Пружанский А. М. Отечественные певцы. 1750—1917: Словарь. — Изд. 2-е испр. и доп., электронное. — М., 2008 // Балановская Леонида Николаевна
  4. Отечественные певцы. — 2008 // Большаков Николай Аркадьевич
  5. Отечественные певцы. — 2008 // Боначич Антон Петрович
  6. 6,0 6,1 6,2 6,3 6,4 6,5 Русская опера в изгнании; автор Евгений Левин
  7. 7,0 7,1 7,2 Полковник В. Г. Воскресенский — Колонель де Базиль (16 сентября 1888 — 27 июля 1951)
  8. Легенда классического оперного и камерного искусства: Платон Иванович Цесевич. Автор Фенина Земфира Николаевна
  9. 9,0 9,1 9,2 en: Russian Opera in Exile
  10. Большая биографическая энциклопедия. 2009 // Давыдова Мария Самойловна

[править] Статьи в других языковых разделах

Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты