Семён Соломонович Каплан

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
SemKaplan2.jpg

Семён Соломонович Каплан (урождён. Семён Шлёмович Каплан; 25 декабря 1911 (7 января 1912), Санкт-Петербург — 21 января 1983, Ленинград) — советский артист балета.

Заслуженный артист РСФСР (1947), лауреат Сталинской премии второй степени (1949)[1][2].

Современники называли этого артиста не иначе как блистательный Семен Каплан; выдающийся танцовщик, он исполнил множество классических партий за 30 лет своей трудовой деятельности, но всегда оставался во втором составе[3]. Причина этому была одна — талантливому артисту не повезло с местом и временем.

Содержание

[править] Биография

[править] Детство

Семен Каплан родился в семье еврейского портного.

Среди клиентов ателье его отца был великий русской певец Фёдор Иванович Шаляпин, он-то и подсказал[4] отвести 10-летнего Сёму в бывшее императорское балетное училище (театральная школа при императорских театрах), по случаю новой власти переименованное в Ленинградский хореографический техникум.

При старом православном режиме путь иудеям на императорские подмоски был закрыт, вопрос решался вполне по-христиански: или меняй вероисповедание, или проваливай за черту оседлости! Но дело происходило в 1921 году, и новая власть объявила об интернационализме, отделив церковь от государства. И мальчика повели в Ленинградский хореографический техникум. Строгие экзаменаторы сразу разглядели в 10-летнем худеньком претенденте великий талант. Семен Каплан был принят. «Ну вот, теперь евреев стали принимать!» — воскликнула инспектриса балетной школы Варвара Ивановна Лихошерстова[4].

Сколько раз придется выслушивать артисту эту фразу! А если не выслушивать, — то все равно осознавать. Но тогда, в первые годы после революции, вся страна была устремлена вперед, к счастью и равенству всех.

Юный Семен Каплан начал учебу, его основным педагогом стал В. И. Пономарёв[1][2]. В те годы атмосфера в балетном училище еще была прошлая, традиционная — детей приучали к культуре и красоте, обучали аристократическим манерам, поведению — всё это необходимо было артистам. Воспитанники пользовались серебряными столовыми приборами, донашивали форменную одежду предшественников и, как встарь, чинно гуляли парами по набережной Фонтанки и по аллеям Екатерининского сада. Дортуары мальчиков и девочек находились на разных этажах, но за партами уже сидели вместе, а о школьной церкви, ликвидированной вместе с «Законом Божьим», успели забыть. Зато носили красные галстуки, распевали пионерские песни и верили в победу мирового пролетариата. А еще участвовали в репетициях и самых настоящих спектаклях — будущих артистов таким образом с самых ранних лет приучали к сцене. То был неповторимый гибрид монастыря и коммуны[4], в который попал Семен Каплан.

А пока учился, он рос, взрослел, мужал — и вырос в удивительно красивого юношу. Кто-то прозвал его «еврейским Аполлоном», это прозвище и приросло к начинающему артисту[4].

[править] Театр им. Кирова

Закончив учебу, Семен Каплан был принят на сцену бывшего Мариинского театра — в Ленинградский государственный академический театр оперы и балета.

С.Каплан — Марселец. «Пламя Парижа». Фото из музея Академии русского балета им. А.Вагановой
С.Каплан — Филипп. «Пламя Парижа»
Г.Уланова — Одетта, С.Каплан — Граф. «Лебединое озеро»
С.Каплан — Солор, Н.Дудинская — Никия. «Баядерка»
С.Каплан — Базиль. «Дон Кихот». Фото из музея Академии русского балета им. А.Вагановой

С 1930 по 1959 годы (то есть тридцать лет[3]) Семен Каплан танцевал в Театре оперы и балета им. С. М. Кирова[1][2].

Начав с массовых сцен и маленьких партий, он очень быстро обратил на себя внимание и упругим прыжком, и великолепной внешностью. Балетмейстеры стали назначать его на главные партии. Но… время опять изменилось.

Новая советская власть, как накипь, выдвинула наверх всю «пену» неучей и шпаны, зато с правильным пролетарским происхождением. Эти полуграмотные решали вопросы по-своему, по-революционному легко и просто. В стране вызревал государственный антисемитизм. Если при царизме, повязшем в православии, он носил в большинстве случаев (в большинстве случаев!) религиозный характер, то теперь полуграмотные люди, проникшие во власть и отринувшие церковные догмы, не зная ни истории, ни вообще наук, цеплялись за то, что могли понять или припомнить из собственного неграмотного детства и прошлого. Еврейская фамилия Каплан раздражала партийных чиновников, боровшихся за чистоту — чего? — да они и сами толком не знали. Семен Каплан на сцену при премьерах не выходил — это были официозные мероприятия с телевидением, с большим количеством партийных и чиновных гостей; зато когда официозы заканчивались и зрительные залы наполняли просто зрители, купившие билеты на представления в театральных кассах, на сцену под громкие аплодисменты выходил блистательный (именно так его называли) Семен Каплан. А сами работники театра бежали за кулисы и в проемы, не видимые зрителями из зала, тоже наблюдали за танцем выдающегося артиста балета.

Главным козырем Семена Каплана был большой прыжок с зависанием в воздухе — так называемый «баллон». Такими «летучими» танцовщиками, подобными Каплану, природа одаривает человечество крайне редко[4].

Он исполнил огромное количество партий классического репертуара. Но видеозаписей с его участием почти не сохранилось — нечего было сохранять: телевидение снимало премьеры и официальные театральные встречи. Остался только короткий фрагмент в несколько секунд из балета «Гаяне»[4], вошедший в фильм «Концерт мастеров искусств» (фильм-спектакль, 1952 г.), режиссеры: Александр Ивановский, Герберт Раппапорт.

Артист получал и достойные звания, и награды, но прижизненной народной славы, которая должна была бы быть у мастера такого уровня, Семен Каплан не имел.

Ныне Энциклопедия балета скупо подытоживает: «Классич. танцовщик, К. обладал блестящей техникой, полётным прыжком»[1].

[править] Отзывы

Но сохранились другие отзывы, непосредственных свидетелей:

К. М. Сергеев (Страницы календаря: Семьдесят пять лет со дня рождения Семена Соломоновича Каплана, заслуженного артиста РСФСР, лауреата Государственной премии СССР // Советский балет. 1987. № 4. С. 57-58): Каплан «добивался огромного эффекта… Он буквально парил в воздухе, взмахивая руками, без видимых усилий отрываясь от земли и так же мягко, эластично опускаясь на нее»[4].

Розенфельд С. («Тщетная предосторожность». Премьера в Ленинградском академическом театре имени С. М. Кирова // Звезда, Молотов. 1943. 2 июля): «Артист орденоносец Каплан — классический танцовщик большого плана. У него сильные и красивые ноги спортсмена, исключительно высокий и стильный прыжок, превосходная техника, делающая его танец всегда интересным и эффектным»[4].

Никита Долгушин: «Каплан владел секретом сценичности. Его движения и жесты заполняли пространство плавно, „округло“ без острых углов, стыков, „заусениц“, не оставляя „пустым“, необжитым ни одного милиметра. Ничего не делал ради эффекта, но все — полновесно, мощно, „маслянисто“. В нем было горение души и неподдельная искренность. Ни тени премьерской напыщенности, безапелляционности — органика просто божественная!»

Сергей Викулов, ученик Семена Каплана, бывший премьер Кировского Театра: «У него уникальные физические данные. Никто из нас такими никогда не обладал. Ему все было легко. Он взлетал над планшетом, парил»[3].

Олег Соколов: «Каплан потрясающе выглядел на сцене. Какая выправка, чувство позы! Вообще прежние мастера умели держаться, владеть манерами, носить костюм. Это видно даже по фотографиям. Каплан—Базиль в „Дон Кихоте“ — старомодный костюм: колет с буфами, какие-то торчащие из-под него панталоны, на голове парик. Но какая импозантность, невероятное достоинство, какая потрясающая органика! В искусстве Каплана был великолепный рационализм — и в танце и в пантомиме. Ни одного лишнего жеста, шага, пробежки по сцене, даже дистанция между партнерами соблюдалась неукоснительно. Лаконизм средств при живописной пластичности. Это был стиль, культура, интеллигентность и образность. Каплан — совершенный академический классик»[4].

Нонна Ястребова: «Каплан был мужчина и в жизни и на сцене — воспитанный, интеллигентный, галантный. Бесподобный партнер — сильный, надежный, удобный, с потрясающе чуткими руками, всегда подстраховывавшими партнершу»[4].

Юрий Гамалей: «Каплан был академичен, все делал так, как его научили в школе. В первое время был не достаточно выразителен, но, поработав с балетмейстерами (Чабукиани и Лавровским) при постановке „Сердца гор“ и „Ромео и Джульетты“, заметно вырос как актер. После войны танцевал „Спящую красавицу“ не хуже Сергеева. Не знаю, кто из сегодняшних премьеров может быть так актерски наполненным в „Лебедином озере“, как Каплан»[4].

Алексей Андреев: «Темпераментный танцовщик героического склада, Каплан умел передавать характерность образа через классику. Он был незаслуженно отодвинут на второй план, мог бы больше сделать, если бы имел больше премьер. Конечно же, Каплан, а не Сергеев должен был танцевать премьеру „Гаяне“. В основном он и танцевал и имел большой успех — особенно в танце с факелами, насыщенном виртуозной техникой»[4].

Могила С.С. Каплана

[править] Последние годы

Но и закончив карьеру танцовщика, Семен Каплан продолжил работу в балете: с 1959 по 1964 годы — репетитор балета Ленинградского Малого театра[1].

А в 1964 году Семен Соломонович опять вернулся на родную сцену: в течение 1964—1978 гг. он — репетитор Театра оперы и балета им. С. М. Кирова[1][2].

В 1975 году Семен Каплан как балетмейстер возобновил в Ленинградском Кировском театре «Ромео и Джульетту» Сергея Прокофьева в постановке Л. Лавровского[1][2].

Скончался 21 января 1983 года в Ленинграде.

Похоронен в Ленинграде на Киновиевском кладбище[5].

[править] Педагогическая деятельность

Он начал преподавать еще будучи молодым танцовщиком, через шесть лет после того, как сам окончил хореографическое училище.

С 1936 по 1970 и с 1978 по 1983 годы преподавал классический танец в Ленинградском хореографическом училище[1].

Ученики: Олег Соколов, Сергей Викулов, Сергей Бережной, Реджеп Абдыев, Эльдар Алиев, Валерий Панов, Борис Бланков, Юрий Фатеев,Марат Даукаев[6] и мн.др.

[править] Автор либетто

Автор либретто балета «Тарас Бульба» в 1940 г. (первая редакция) и второй редакции в 1955 г.[2]

[править] Память

К 100-летию выдающегося мастера балета Мариинский театр (Ленинградский театр им. Кирова при советской власти) показал балет «Баядерка», в котором много раз блистал Семен Каплан — 12 марта 2012 года этот спектакль был посвящен его памяти и шел в его честь[3][6][7].

[править] Роли

[править] Источники

Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты