Фелицата Гюллень-Сор

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Танцовщица и балетмейстер Большого театра Фелицата Гюллень-Сор

Фелицата Виржиния Гюлле́нь-Сор (фр. Fèlicitè Hullin Sor; настоящая фамилия Ришар (Richard[1]; Félicité Virginie Richard[2]); 9 марта 1805, Париж — около 1850—1860 гг., Москва; Российский Энциклопедический словарь называет дату смерти 1850[3], английский Словарь псевдонимов — 1860[2], остальные словари не столь категоричны) — балерина, балетмейстер, балетный педагог; представительница французской школы классического танца; сыграла огромную роль в формировании Московской школы русского балета, первая женщина-балетмейсмер русского театра.

Содержание

[править] Происхождение

Фелицата Ришар родилась в артистической семье. Отец — известный французский танцовщик и балетмейстер Жан Гюллень (Jean-Baptiste Hullin)[4] (по настоящей фамилии Ришар) был учеником Ж. Ж. Новерра[5], работал в основном в провинции[6] и на разных европейских сценах — это было нормой для европейских артистов: обычно подписывался контракт на один или пару сезонов, а дальше артист искал работу в других театрах, а там уж — как повезет. Он стал первым балетным педагогом своей дочери; затем её педагогом стал прославленный классический танцовщик Ж. Ф. Кулон, преподаватель школы при Парижской Гранд-Опера.

[править] Начало балетной деятельности

Там же, в Парижской Опере юная балерина дебютировала в 1812 году, сразу взяв псевдоним отца и очень скоро заявив о себе как о талантливой танцовщице. Она исполняла чаще всего лирико-комедийные роли, требовавшие выразительной пантомимной игры[7].

В 1816 году вместе с семьёй переехала в Лондон, там на лондонской балетной сцене она тоже проявила свой яркий талант, став солисткой королевского балета. Контракт в Англии принес балерине изменения в личной жизни: она вышла замуж за известного испанского гитариста и композитора Фернандо Сора (Fernando Sor) (1778—1839), тоже недавно, в 1815 г., поселившегося в Лондоне (он оказался эмигрантом в связи с вторжением французских войск в Испанию в 1808 году и началом войны за независимость, занимая патриотическую позицию). Выйдя замуж, балерина не изменила своему псевдониму, взятому ещё её отцом, а дополнила фамилией мужа, став Гюллень-Сор (фр. Hullin Sor). Супруги представляли собой чету знаменитостей: он — виртуозный гитарист и композитор, она — прима балета.

[править] Приглашение в Российскую империю

В эти же годы в России стремительно шло развитие театрального искусства; европейских профессионалов приглашали работать в Императорские театры Российской империи, суля огромные гонорары и предоставляя широкие творческие возможности. Молодая танцовщица получила приглашение от Ф. Ф. Кокошкина в московскую балетную труппу. По всей видимости, приглашение работать в России получила вся семья. Фернандо Сор, муж балерины, был намного старше ее и к этому времени уже давно приобрел немалую известность в Европе. Но несметные гонорары, которые сулили европейским гастролерам в России и слухи о которых будоражили воображение европейских артистов, возымели свое действие.

В 1823 году чета Соров, вместе с еще одним французским танцовщиком, тоже приглашенным Кокошкиным, Жозефом Ришаром (1788—1867)[5], отправилась в Москву.

Жозеф Ришар, судя по фамилии, был близким родственником Фелицаты (скорее всего дядя — младший брат отца), но точных сведений пока разыскать не удалось, хотя известно, что он тоже навсегда остался в России и принял российское подданство, служил солистом в Московском императорском балете, начал называться по русской традиции Осип Яковлевич Ришард, женился на солистке Московской балетной труппы Дарье Сергеевне Лопухиной (1806—1855, в замужестве Ришар) и стал отцом балерины Зинаиды Ришар.

О работе Фернандо Сора в Москве известно немного. Но несмотря на то, что он оказался в самом центре культурной жизни России, а собственная супруга ставила балеты на его музыку, ему там не понравилось — можно догадываться, что его свободолюбивой натуре не подошел крепостнический режим России. Да и в семье разладилось. Через три года, в 1827 году (или через два, в 1826 году[8]), он покинул Россию, решив прожить остаток жизни в Париже; он еще много выступал в разных городах Европы с концертами и пользовался немалой славой в европейских музыкальных кругах, а в память о пребывании в России сочинил «Воспоминание о России» для дуэта гитар (ор.63), где использованы мелодии русских песен. Виделись ли еще Фернандо Сор и Фелицата Гюллень, — неизвестно. Однако официально их брак все это время продолжался; уж слишком трудны были в то время бракоразводные процессы.

Карьера же Фелицаты Гюллень-Сор навсегда осталась связана с Россией и Москвой, где она прожила до конца своих дней, приняв российское подданство[5]; вся ее дальнейшая судьба была неразрывна с историей Московского балета: сразу покорив своим искусством русскую рублику, она стала танцовщицей, балетмейстером и педагогом.

[править] В Московской императорской труппе

Когда французская семья прибыла в Москву, здание Большого театра ещё только строилось (Ю. А. Бахрушин считает, что именно готовясь к открытию Большого театра, театральное начальство и приглашало в Москву европейских артистов[5]), и представления давались на небольших площадках, где выступали артисты московской императорской труппы, в частности в Театре на Моховой (флигель дома Пашкова), в особняке на Знаменке и попросту где придётся — в домах русской аристократии, в которых нередко строились залы со сценами и имелись собственные крепостные труппы.

[править] Начало работы в Москве

Прибыв в Россию, балерина включилась в работу Московской императорской труппы. Оба — и брат, и сестра — если они действительно брат и сестра — тут же занялись и педагогической работой в Московском театральном училище, и выступлениями[5]. Известный литератор С. Т. Аксаков восторженно писал о первом же её исполнении: «Она восхитила нас, мы ни в ком не видывали такого счастливого соединения силы и приятности, чистоты и выразительности. Все движения её исполнены жизни». Журнал «Вестник Европы» (1823, октябрь, № 18) отмечал: «Госпожа Гюллень-Сор смело выдержит сравнение с нашими ученицами Терпсихоры, которые, однако ж, и сами не испугаются сравнения в некоторых пунктах, хотя, впрочем, они же не сочтут излишним кое-что и перенять у парижской гостьи…»[7].

Она исполняла заглавные партии, а вскоре проявила сама за ту же зарплату готовность поставить балеты[5] и проявила себя как талантливый балетмейстер, став первой в России женщиной-балетмейстером[1]. Она совместно с артистом московской балетной труппы И. К. Лобановым поставила балет на музыку мужа «Сандрильона», по сюжету известной сказки о Золушке, взяв за основу хореографию Ф. Альбера (в постановке Альбера она сама исполняла главную роль). Премьера прошла 31 января 1824 в Театре на Моховой[9]. Постановка прошла с успехом, и балерина вскоре совсем перешла на должность хореографа, поставив несколько балетных спектаклей.

[править] Открытие Большого театра

В день открытия московского Большого театра, 6 (18) января 1825 года, балет «Сандрильона» давался вторым отделением[10] вместе со специально поставленным к открытию спекталем-прологом «Торжество муз», шедшим в первом отделении, и где Гюллень-Сор исполняла роль музы Терпсихоры, а кроме того она же поставила все танцы ко всему представлению в целом[6]. Сюжет в аллегорической форме рассказывал, как Гений России, объединившись с музами, из развалин сгоревшего Большого Петровского театра Медокса создал новый. Известны восторженные отзывы об этом представлении музыкального критика В. Одоевского: «Блеск костюмов, красота декораций, словом, все театральное великолепие здесь соединилось, как равно и в прологе»[10]. Такая высокая оценка всего представления, в том числе и балетного, немало говорит о его уровне и возможностях постановщиков. На следующий день, 7 января 1825 года, та же самая программа была повторена.

[править] Значение деятельности в Московской труппе

Заняв положение примы Московской балетной императорской труппы, Ф. Гюллень-Сор сыграла огромную роль в становлении и формировании Московского балета. До этого московская императорская труппа ставила балеты, уже прошедшие в петербургском отделении императорских театров, и занимала вторичное место в русском балете. Фелициата Гюллень-Сор стала переносить на московскую сцену балеты европейских постановщиков, в которых она танцевала в Париже и Лондоне. По ее требованию московская императорская труппа отказалась от перенесения на московскую сцену спектаклей петербургского театра, сменив его прямыми контактами с западноевропейской балетной сценой, её новым и старым репертуаром.[11][12]

Особое развитие московский балет получил с началом реакции на восстание декабристов в Петербурге в 1825 году. После восстания приближенный ко двору Петербург еще долго испуганно расценивал любое проявление свободы и самоличные контакты с Европой как «вольнодумство» и «смуту», в то время как удаленная от царедворцев Москва жила собственной жизнью и сохраняла определенные свободы. Возможности Московской императорской труппы оказались значительно шире, её сцена использовала новые балетные достижения, европейские сценические новшества и все то, что категорически не допускала Петербургская.

«Различия в направленности петербургского и московского балета приобретают все более резкий характер, приводя зачастую к полному расхождению во взглядах на одно и то же сценическое произведение, на толкование одного и того же образа. Отсюда возникли те противоречия между Петербургом и Москвой, которые в значительной степени нарушали планомерное развитие русского балета» — писал балетный теоретик Ю.Бахрушин[5]. Так же считает и педагог балета Диана Хазиева: «В менее чопорной Москве сильнее проявлялись, так сказать, демократические тенденции: ставились, например, комические балеты из крестьянской жизни, которые в северной столице были редкостью»[13].

Возможности, предыдущий опыт и европейские связи Ф. Гюллень-Сор оказались как нельзя кстати в создавшейся ситуации. Неоднократно она ездила в европейские театры, где ее помнили, результатом поездок становились новые постановки на сцене московского Большого театра; впервые на московской балетной сцене в ее постановках стали проявляться черты начинающегося в балете романтизма, поэтому отечественная балетная критика называет ее хореографом предромантического направления, хотя и относит к классической хореографии[14]. В 1836 г. совместно Гюллень-Сор ездила в Париж и ее ученица Е.Санковская, которую она знакомила с европейским балетом и искусством балерин М. Тальони, К. Гризи, Ф. Эльслер[9].

Помимо переноса на сцену Большого театра европейских балетных спектаклей она немало постановок осуществила самостоятельно.

[править] Педагогическая работа

Одновременно со службой в Большом театре Ф.Гюллень-Сор была педагогом и балетмейстером в крепостном театре графа Н. Б. Юсупова, где работала с 1824 года[15].

Преподавала Московском театральном училище с 1825 по 1838 гг., среди учениц: Г. И. Воронина (будущий педагог П. П. Лебедевой), Т. С. Карпакова, Е. А. Санковская[16]. Причем с Екатериной Санковской, видя ее исключительный талант, она по собственной инициативе занималась еще и дополнительно. Говоря о значении ее педагогической деятельности, Балетная энциклопедия сообщает: «Пластика и техника балета эпохи романтизма стали известны благодаря балерине и педагогу Ф. И. Гюллень-Сор»[17].

[править] Последние годы

Оставила сцену в 1835 году, закончила педагогическую деятельность в училище в 1838 году.

В 1839 году, после смерти Ф. Сора, вышла замуж за учителя Гертеля и в официальных бумагах обозначалась Гюллень-Гертель. В конце жизни преподавала в Екатерининском институте[12].

Среди московских адресов Ф.-В. Гюллень-Сор — Петровка, 15 (дом не сохранился)[16]. Кроме того, выяснено, что какое-то время она проживала в доме № 8 по Большой Дмитровке, который числился за Дирекцией Императорских театров в начале 1830-х годов и где жили воспитанники Московской театральной школы и ее преподаватели.

Точная дата смерти этой выдающейся балерины, оставившей огромный след в истории развития Московского балета, неизвестна. Дирекции императорских театров не было дело до старой женщины, отдавшей весь свой талант России. Европа ее за эти годы тоже успела забыть — на сценах европейских театров заблистали новые звезды.

[править] Перечень работ

Все балеты, в которых выступала Фелицата Гюллень-Сор, установить невозможно. Но что-то историей сохранено.

Среди исполненных партий: выступала в постановках балетмейстеров П. Гарделя («Амур и Психея»), Ж. Омера («Поль и Виргиния»), Ф. Альбера («Сандрильона»);

в Большом театре:

Среди постановок в качестве балетмейстера:

[править] Источники

  1. 1,0 1,1 Энциклопедический словарь. Гюллень-Сор Фелицата Виржиния
  2. 2,0 2,1 Dictionary of Pseudonyms
  3. Гюллень-Сор Фелицата Виржиния
  4. Hullin, Jean-Baptiste (17..-18.. ; maître de ballet)
  5. 5,0 5,1 5,2 5,3 5,4 5,5 5,6 История русского балета. М., Сов. Россия, 1965, 249 с. // Глава: Появление романтических сюжетов в балете и возникновение русской национальной школы классического танца (автор Юрий Алексеевич Бахрушин)
  6. 6,0 6,1 6,2 Фелицата Гюллен-Сор
  7. 7,0 7,1 Русский театр. Набор и обучение
  8. Фернандо Сор /Fernando Sor/
  9. 9,0 9,1 9,2 Энциклопедия балета (страница 48)
  10. 10,0 10,1 Музыка и театр России, 19 век
  11. Энциклопедия «Москва». Гюллень-Сор Фелицата Виржиния
  12. 12,0 12,1 Энциклопедия балета (страница 18)
  13. Русский классический балет // автор Диана Хазиева
  14. Большая советская энциклопедия. ТАНЕЦ. БАЛЕТ
  15. Большая российская энциклопедия: Русский балет
  16. 16,0 16,1 Энциклопедия «Москва». Гюллень-Сор Фелицата Виржиния // автор Н. Ю. Чернова
  17. МОСКОВСКОЕ ХОРЕОГРАФИЧЕСКОЕ УЧИЛИЩЕ (Источник: Русский балет. Энциклопедия. БРЭ, «Согласие», 1997)
  18. Театральная реликвия; автор Б. ЗАБОЛОТСКИХ
  19. Балетная и танцевальная музыка
  20. Театральная энциклопедия. КАРПАКОВА
Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты