Морская битва у Дрепана (249)

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
← другие значения

Морская битва у Дрепана

Военный конфликт


Конфликт Первая Пуническая война
Дата 249 г. до н. э.
Место Воды близ Дрепана, Сицилия
Итог Победа Карфагена
Стороны
Командующие
Силы
120 (?) кораблей
210 кораблей
Потери
нет потерь в кораблях
93−137 кораблей
8 тысяч человек убитыми
20 тысяч человек пленными
Битва у Дрепаны

Морская битва у Дрепана — сражение на море между Карфагеном и Римом во время Первой Пунической войны.

Содержание

[править] Предыстория

Битва произошла в 249 г. до н. э., незадолго перед рейдом на Панорм[1].

Осада Лилибея затянулась, и в 249 г. до н. э. консул Публий Клавдий решил напасть на карфагенский флот, охранявший город.

Судовые экипажи римлян принимали деятельное участие в осаде и понесли значительные потери; обстоятельство это было известно карфагенскому адмиралу Адгербалу, стоявшему с флотом в Дрепане.

Перед началом битвы флоты противников насчитывали примерно по 200 кораблей[2]. По другим данным, флот римлян насчитывал 123 корабля, по данным Диодора, римляне имели 210 кораблей.

Для пополнения экипажей к Лилибею римлянами было прислано сухим путём 10 тысяч матросов, которых консул Публий Клавдий Пульхер, принявший главное командование в Сицилии, распределил по всем кораблям. Публий Клавдий рассчитывал воспользоваться моментом, пока Адгербал ещё не узнал, что римский блокадный флот снова пополнил свои экипажи и приобрёл (как он полагал) полную боеспособность, и уничтожить неприятельский флот внезапной атакой его в Дрепане. С этой целью Публий Клавдий вышел ночью со 123 кораблями (некоторые авторы называют гораздо большую цифру) из Лилибея, рассчитывая пройти вдоль берега в кильватерной колонне и на рассвете войти в гавань Дрепана, отстоявшую всего в 14 морских милях; однако отряд сильно запоздал[3].

[править] Битва

Клавдий сделал ошибку, поставив свой флагманский корабль в самом хвосте длинной колонны, том числе лишился возможности иметь общее наблюдение и фактически выпустил управление эскадрой из рук. Вследствие этого, хотя наступление римского флота действительно озадачило Адгербала, тем не менее, карфагенский адмирал успел посадить людей на суда; Адгербал стал во главе своего флота, и, чтобы не быть атакованным в тесном месте, повёл его в кильватерной колонне из гавани, вдоль тянущихся к западу отмелей и островков, в открытое море; затем он повернул влево и пошёл к югу, вдоль берега, параллельно шедшей к северу римской кильватерной колонне, и прошёл мимо всей этой колонны до последнего её корабля.

Тем временем корабль, возглавлявший колонну, не руководимый консулом и следуя полученному ранее приказанию, вместо того, чтобы атаковать карфагенян или идти за ними, стал входить через узкий проход в тянущуюся к востоку гавань. Клавдий заметил, наконец, что рассчитанный им удар не удался и что карфагенский флот, вместо того, чтобы оказаться запертым в гавани, грозит обойти и атаковать его в море, приказал повернуть кругом и выстроиться против неприятеля в боевом порядке; но тут, при попытке выйти из тесной гавани через узкий проход, в то время, как другие корабли продолжали ещё входить в неё, произошло большое замешательство, вызванное тем, что на веслах работало большое число новых неумелых людей. Корабли сталкивались друг с другом так, что некоторые из них ещё до начала сражения вышли из строя. Между тем, корабли ещё не вошедшие в гавань стали выстраиваться развернутым фронтом у самого берега, очень отлого спускавшегося в море, причём, корма их оказалась так близко к берегу, что при малейшем движении назад корабли должны были неминуемо сесть на мель; выходившие из гавани корабли, насколько было возможно пристраивались к этому фронту. Раньше, чем закончилось это построение, Адгербал повернул свои корабли одновременно на 8 румбов (90 градусов) влево и атаковал римлян. Сближение противников произошло, таким образом, штевнями; если бы строй был в полном порядке и при нормальных обстоятельствах, римляне имели бы возможность отразить неприятеля посредством абордажных мостков, как это случилось ранее при такой же обстановке; но во-первых, правый фланг их находился в беспорядке, и некоторые корабли уже были повреждены, что повлияло на их способность маневрировать; во-вторых, способность маневрирования и всех остальных римских кораблей была неудовлетворительной вследствие того, что на веслах было много новых, совершенно неумелых людей; в-третьих, римские корабли были лишены возможности приходить друг другу на помощь, и каждый из них должен был сражаться на своём месте, так как при движении вперед они подвергались неприятельской атаке со всех сторон, а при движении назад рисковали сесть кормой на мель; для того же, чтобы сделать обход сзади, не хватало места; и, наконец, в-четвёртых, не было надлежащего руководства, том числе с самого начала возникла растерянность.

Карфагеняне, наоборот, имели позади себя свободное море, могли беспрепятственно передвигаться и, по мере надобности, могли сосредотачивать свои силы; они могли входить в промежутки между неприятельскими кораблями и атаковать один корабль 2 или 3 судами одновременно с разных сторон.

Вследствие этого сражение вскоре приняло неблагоприятный для римлян оборот: несколько кораблей, которые выдвинулись вперёд для атаки, были потоплены, другие сели на мель или наткнулись на скалистые островки; больше всего пострадал правый фланг, против которого карфагеняне бросили основные силы[4].

[править] Потери сторон

Хотя консул Публий Клавдий и спасся, так как прежде всех обратился в бегство, но карфагенянами были захвачены 93 корабля, то есть более чем 3/4 осадной римской эскадры вместе с находившимися на них лучшими отрядами легионеров (вместе с экипажем 40 тысяч человек; по другим сведениям, пунийцы захватили 137 римских корабля, экипаж которых должен был доходить до 50 тысяч человек)[5].

Согласно Диодору, карфагеняне не потеряли ни одного человека убитым, было лишь несколько раненных[6].

[править] Источники


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты