Отто фон Бисмарк

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Отто фон Бисмарк

Деятель страны
Bundesarchiv Bild 146-2005-0057, Otto von Bismarck.jpg
Bismarcks Wappen.gif






Монарх Вильгельм I
Фридрих III
Вильгельм II


Предшественник должность учреждена
Преемник Лео фон Каприви







Монарх Вильгельм I


Предшественник должность учреждена
Преемник должность упразднена







Монарх Вильгельм I
Фридрих III
Вильгельм II


Предшественник Адольф цу Гогенлоэ-Ингельфинген
Преемник Альбрехт фон Роон








Монарх Вильгельм I
Фридрих III
Вильгельм II


Предшественник Альбрехт фон Бернсторф
Преемник Лео фон Каприви







Партия Свободно-консервативная партия
Образование Гёттингенский университет


Гражданство Flag of the Kingdom of Prussia (1803-1892).svg ПруссияFlag of Germany (1867–1918).svg Германия
Дата рождения 1 апреля 1815 года
Место рождения Шенхаузен, Пруссия
Дата смерти 30 июля 1898 года
Похоронен Мавзолей Бисмарка
Род Бисмарки



Супруга Иоганна фон Путткамер
Дети Мария цу Ранцау,
Герберт фон Бисмарк,
Вильгельм фон Бисмарк



Автограф
Награды
Ord.Aquilanera.png D-PRU Pour le Mérite.png Орден Святого Иоанна Иерусалимского (Пруссия)
Железный крест 1-го класса||Железный крест 2-го класса||PRU Rettungsmedaille.png
Кавалер Большого креста ордена Вюртембергской короны Ludwig Order (Hesse) - ribbon bar.png Кавалер ордена Серафимов
Order of the Golden Fleece Rib.gif Ordine Supremo del Cristo Rib.png Кавалер Высшего ордена Святого Благовещения
Орден Святого апостола Андрея Первозванного

Отто фон Леопольд фон Бисмарк-Шёнхаузен (нем. Otto Eduard Leopold von Bismarck-Schönhausen), князь с 1871 года; 1 апреля 1815, Шёнхаузен — 30 июля 1898, Фридрихсру) — немецкий государственный и политический деятель. Премьер-министр Пруссии (1862—1890), канцлер Северогерманского союза (1867—1871), первый рейхсканцлер Германской империи (1871—1890). Благодаря дипломатии реальной политики и сильному управлению получил прозвище «железный канцлер». Его считают национальным героем Германии.

В Прусском королевстве Бисмарк заслужил среди консерваторов славу представителя интересов юнкеров, служил дипломатом (1851—1862 годы) во время реакции. В 1862 году назначен премьер-министром Пруссии. Во время конституционного кризиса выступал против либералов в защиту монархии. Будучи министром иностранных дел, превратил Пруссию в господствующую силу в Германии после немецко-датской войны 1864—1866 годов. Во франко-прусской войне 1870—1871 годов выступал движущей силой решения германского вопроса в малонемецком смысле и участвовал в создании Второго Рейха. Будучи рейхсканцлером и, за исключением короткого перерыва, прусским премьер-министром, он имел значительное влияние на политику вновь созданного Рейха вплоть до своей отставки в 1890 году. Во внешней политике Бисмарк придерживался принципа баланса сил (или европейского равновесия, см. Система союзов Бисмарка)

Во внутренней политике время его правления с 1866 года можно разбить на две фазы. Сначала он заключил союз с умеренными либералами. В этот период состоялись многочисленные внутренние реформы, например, внедрение гражданского брака, который был использован Бисмарком для ослабления влияния католической церкви. Начиная с конца 1870-х годов Бисмарк удаляется от либералов. В течение этой фазы он прибегает к политике протекционизма и государственного вмешательства в экономику. 1880-е годы стали свидетелем внедрения антисоциалистического закона. Разногласия с тогдашним кайзером Вильгельмом II привели к отставке Бисмарка. В последующие годы Бисмарк играл заметную политическую роль через критику своих преемников. Благодаря популярности мемуаров — «Gedanken und Erinnerungen» — Бисмарку удавалось длительное время влиять на формирование собственного образа в общественном мнении.

К середине XX века в немецкой исторической литературе доминировала безусловно положительная оценка роли Бисмарка, политика, ответственного за объединение немецких княжеств в единое национальное государство, что частично удовлетворяло националистическим целям. После смерти возводились многочисленные памятники в его честь, как символы сильной личной власти. Были убеждения, что им была создана новая нация и воплощены прогрессивные системы социального обеспечения; Бисмарк, будучи верным королю, усилил государство сильной, хорошо подготовленной бюрократией, возглавляемой наследственной монархией. После Второй мировой войны стали громче звучать критические голоса, которые обвиняли Бисмарка, в частности, в свертывании демократии в Германии. Больше внимания уделялось к недостаткам его политики, а деятельность рассматривалась в тогдашнем контексте.

Содержание

[править] Ранние годы

[править] Молодость

Отто фон Бисмарк родился 1 апреля 1815 года в Шенхаузене на Эльбе (ныне Саксония-Анхальт), был вторым сыном в семье, принадлежавшей к династии Бисмарков. Его отец, Карл Вильгельм Фердинанд фон Бисмарк (нем. Karl Wilhelm Ferdinand von Bismarck; 1771—1845), был ротмистром и происходил из семьи юнкеров из Альтмарка. Мать, Луиза Вильгельмина, урождённая Менкен (нем. Luise Wilhelmine, geb. Mencken; 1790—1839), была дочерью высокопоставленного чиновника из Берлина и имела хорошее образование.

В 1816 году молодая семья переехала из поместья в Шенхаузене в имение Нифоф в округе Наугард (Новогард) в восточной Померании, где Отто фон Бисмарк провел первые годы своего детства.

Отличие социального происхождения родителей имело выдающиеся последствия для дальнейшей жизни Бисмарка. От отца он унаследовал гордость за родину, а от матери — стремление к успеху. Мать хотела, чтобы ее дети не просто стали юнкерами, а стали на государственную службу. Как впоследствии писал Бисмарк, именно из-за рационально целенаправленного обучения его матери он никогда не чувствовал себя комфортно в родительском доме. И хотя его отношения с матерью были прохладными, к отцу он относился с любовью. Впрочем, Бисмарк был благодарен матери за то, что мог получить образование, что было нетипично для выходца из села[1].

[править] Начальное образование

В отличие от обязательного для сельской знати обучения в кадетском корпусе, по настоянию матери в 1821 году шестилетнего Бисмарка был отправлен в интернат Пламана в Берлин. Этот интернат, в который стремились отправить своих детей чиновники, был основан в духе Иоганна Генриха Песталоцци. На время обучения Бисмарка эпоха реформ уже давно завершилась, а воспитание опиралось на муштрования и немецкий национализм. Переход от детских игр в родном селе к жизни в интернате со строгой дисциплиной и принуждением дался Бисмарку чрезвычайно трудно. В это время четко оказалось его нежелание подчиняться авторитету[2].

В 1827 году Бисмарк переходит в гимназию имени Фридриха Великого, с 1830 года и до выпуска в 1832 году учится в берлинской гимназии «У серого монастыря». Кроме древнегреческого, который Бисмарк считал слишком сложной, в учебе он проявил способности к изучению языков, хотя и не всегда был прилежным[3].

[править] Религиозное воспитание

Бисмарк принадлежал к лютеранской конфессии. Религиозное воспитание он получил от Фридриха Шлейермахера, который конфирмовал шестнадцатилетнего Бисмарка в берлинской церкви Святой Троицы. В то время Бисмарк почти не занимался вопросами религии, и считал, что на его взгляды повлияли Гегель и Спиноза, а в воспоминаниях видел себя скорее деистом или пантеистом, чем верующим христианином. Однако он никогда не был атеистом, даже тогда, когда окружение его считало безбожным шутником. Во время своей стажировки в 1836 году в письме своему брату Бернарду он писал: «мне кажется, что ты считаешь меня не очень рассудительным, когда называешь атеистом.» Вера вошла в его жизнь после неожиданной смерти подруги Марии фон Таден-Триглаф[4].

[править] Высшее образование

19-летний студент Отто в Геттингене.

10 мая 1832 года, после завершения учебы в гимназии, в возрасте 16 лет Бисмарк поступает в Геттингенский университет где изучает юриспрунденцию (1832—1833). Он последовательно избегал политических недоразумений из-за Июльской революции 1830 года, поэтому не случайно, что Отто присоединился не к оппозиционному в то время студенческому братству Бурш (нем. Burschenschaften), а к Керс Ганновер Геттингену. Впоследствии, анализируя собственные наблюдения он пришел к выводу, что здесь речь шла о сочетании утопичности и нехватки воспитания. С другой стороны, он отвергал влияние на себя идей прусского монархизма. Он с увлечением изучал историю и литературу, юриспруденция интересовала его меньше. Единственным академическим преподавателем, который имел на него влияние, был историк Арнольд Герман Людвиг Геерен (нем. Arnold Hermann Ludwig Heeren), который в своих лекциях очертил схему международных отношений. Близкие отношения сложились у Бисмарка с Джоном Мотли (англ. John Lothrop Motley), который стал американским дипломатом и остался близким другом будущего немецкого канцлера на всю жизнь[5].

В ноябре 1833 года Бисмарк продолжил обучение в Берлинском Университете Фридриха Вильгельма. В 1835 году он сдал первые государственные экзамены. Затем устраивался аускультатором в Берлинский городской суд. По собственному желанию перешел из юридической работы на государственную службу. Проходя практику (нем. Referendariat) в Аахене в 1836 году, он принадлежал к компании, которая собиралась вокруг новеллиста Карла Боремау Кюнцера (нем. Carl Borromäus Cünzer) в пивной Kaiserlichen Krone. Бисмарк скучал из-за офисной обыденности во время практики в Аахене (в те времена — изысканный международный курорт), в августе 1836 года он влюбился в Лауру Рассел, племянницу Герцога Камберленгского. После романа с француженкой пожилого возраста летом 1837 года Бисмарк путешествовал по Германии с молоденькой англичанкой, подругой Лауры. Из-за путешествия он пропустил работу на несколько недель больше установленного 14-дневного отпуска и был освобожден из практики.

Бисмарк был расстроен затратами на женщин и вдобавок попал в долги из-за игр в казино. На несколько месяцев он оставил свои служебные дела. Впоследствии попытался продолжить практику в Потсдаме, но через несколько месяцев уволился с государственной службы. Этот эпизод из своей жизни Бисмарк объяснил тем, что не хотел быть винтиком в большой бюрократической машине: «я хотел бы заниматься или музыкой, которую я хорошо знаю, или вообще ничем»[6].

В 1838 году, как летний доброволец (нем. Einjährig-Freiwilliger), Бисмарк поступил на военную службу: сначала в егерский батальон Garde-Jäger-Bataillon, а весной перевелся в егерский батальон Jäger-Bataillon Nr. 2 в Грайфсвальде в западной Померании.

[править] Исправный хозяин

После смерти матери в 1839 году Бисмарк переехал в имение в Нифоф (Дальняя Померания) и начал заниматься сельским хозяйством. Вместе со старшим на пять лет братом Бернардом он руководил родительскими имениями Нифоф, Кюльц и Ярхлин в округе Наугард. После избрания Бернарда фон Бисмарка в совет округа в 1841 году братья поделили хозяйство: Бернард работал только в Ярхлине, Отто в Кюльце и Нифофе. После смерти отца в 1845 году Отто стал вести хозяйство в родовом имении Шенхаузен вблизи Штендала.

Бисмарк быстро научился управлять хозяйством. За десять лет, когда он руководил родительскими поместьями, ему удалось не только привести их в порядок, но и расплатиться за свои долги, которые он накопил за предыдущие годы.

С одной стороны, ему понравилось ни от кого не зависеть, а с другой, сельское хозяйство и жизнь в деревне ему были не по душе[7]. В свободное время он интенсивно, но систематически изучал философию, искусство, религию и литературу. В 1842 году Бисмарк осуществил путешествие с учебными целями во Францию, Англию и Швейцарию. Стремление вернуться на государственную службу он оставил в 1844 году, и снова из-за отвращения ко всему связанному с бюрократией. В это время он был желанным гостем на всех общественных мероприятиях в своем округе. Он участвовал в бесчисленных охотах и ​​в развратных попойках. По собственным наблюдениям, у него даже развилось нечто вроде сопротивления опьянению. Это и склонность на культурных мероприятиях попадать в центр внимания, дало ему славу «неистового Бисмарка»[8].

[править] Муж и отец

Благодаря Морицу фон Бланкенбургу, школьному другу из Берлина, Бисмарк познакомился с Адольфом фон Тадден-Триглафом, в дочь которого, Марию, влюбился Мориц. Мария фон Тадден и Бисмарк чувствовали себя родственными душами. И молодая девушка и предположить не могла о расторжении помолвки, и в октябре 1844 года она вышла замуж за Морица фон Бланкенбурга. На свадьбе Мария посадила 20-летнюю Иоганну фон Путткамер за один стол с Бисмарком. Летом 1846 года супруги Бланкенбург, Бисмарк и Иоганна вместе путешествовали в Гарц. После неожиданной смерти Марии 10 ноября 1846 года в теперь известном письме Бисмарк просил Генриха Путкамера руки его дочери и получил отказ. Бисмарк поехал к родителям Иоганны в Рейнфельд вблизи Руммельсбурга в Дальней Померании и лично убедил их дать разрешение. Свадьба состоялась 1847 года в Райнфельде (Округ Румельсбург). С тех пор вера в личного Бога играла для Бисмарка большую роль.

В семье Отто и Иоганны Бисмарков родилось трое детей:

  • Мария (1848—1926)
  • Герберт (1849—1904)
  • Вильгельм (1852—1901)

Иоганна подчинила свои желания служению своему мужу и одновременно между ними образовалась крепкая эмоциональная связь, которой Бисмарк не мог достичь с матерью. Переписка супругов стала достоянием литературной переписки XIX века.

[править] Начало политической карьеры

[править] Сторонник консерваторов

Бисмарк начал политическую карьеру на местном уровне. Проживая в имении в Нифофе, он был избран депутатом от района Наугард в 1845 году в совет провинции Померания[9][10], где в редких случаях поддерживал своего брата в Земельном совете (нем. Landrat). Благодаря своим знакомым в 1843/1844 годах, Отто познакомился с влиятельными консерваторами, особенно с братьями Эрнстом Людвигом и Фридрихом Леопольдом Герлахами. Не в последнюю очередь из-за желания укрепить это знакомство в 1845 году он сдал в аренду имение и переехал в Шенхаузен. Это село находилось ближе к Магдебургу, тогдашнему месту службы Людвига фон Герлаха. Бисмарк получил первую должность на государственной службе в 1846 году после назначения главным инспектором плотин в Йерихове.

Главной целью Бисмарка в это время было стоять на защите господствующего положения землевладельческой аристократии в Пруссии. Консервативные политики отвергали идею абсолютистско-бюрократического государства и мечтали о возрождении соправления классов, аристократии в первую очередь. Вместе с братьями Герлах Бисмарк, например, выступал за сохранение усадебных судов (нем. Patrimonialgericht).

Будучи преемником в саксонском провинциальном совете, в 1847 году Бисмарк стал представителем рыцарства провинции Саксония в Объединенном земельном совете (нем. Vereinigter Landtag).

В этой коллегии, где доминировала либеральная оппозиция, уже после первой речи Бисмарк показал себя строго консервативным политиком, когда выступил против внедрения либеральных реформ вследствие Войны шестой коалиции. В «Еврейском вопросе» (нем. Judenfrage) он однозначно высказался против политического уравнения в правах евреев. Эти и подобные заявления вызвали среди либералов сильное возмущение. В это время Бисмарк нашел в политике такое поле для деятельности, которое соответствовало его предпочтениям: «Это дело захватывает меня намного сильнее, чем я думал»[11].

Бисмарк (справа) и король Фридрих Вильгельм IV. 1848 г. (Рисунок Германа Людерса).

Из-за увлечения политической борьбой он не имел времени даже на сон и еду. По завершению собрания Бисмарк получил себе имя в консервативных кругах. Также на него обратил внимание король. И хотя Бисмарк упорно отстаивал консервативные принципы, он был прагматиком, готовым учиться у своих политических оппонентов. В частности, у него появилась идея создать консервативную газету в противовес либеральной «Deutschen Zeitung».

Бисмарк был кардинально против Мартовской революции. Когда к нему добрались сообщения об успехе беспорядков в Берлине, он предложил вооружить крестьян Шенхаузена и выступить вместе с ними на Берлин. Однако командующий в Потсдаме генерал Карл фон Притвиц отверг это предложение. Также Бисмарк попытался убедить принцессу Августу, жену будущего короля Вильгельма I, в необходимости контрреволюции. Августа отвергла эти предложения как интригантские и нелояльные. Из-за поведения Бисмарка будущая королева длительное время относилась к нему с антипатией. После признания революции Фридрихом Вильгельмом IV контрреволюционные планы Бисмарка потерпели поражение.

Бисмарк не был избран в Прусские национальные собрания. Вместо этого он принял участие в внепарламентском собрании консерваторов. Летом 1848 года политик принимал участие в создании и внутреннем наполнении газеты «Neuen Preußischen Zeitung» (из-за креста на первой полосе также называли «Kreuzzeitung»). Для этой газеты он написал большое количество статей. В августе 1848 года Бисмарк стал одним из инициаторов так называемого «юнкерского совета» (нем. Junkerparlament). На этот совет собирались сотни аристократов-землевладельцев, чтобы выразить протест против вмешательства в их частную собственность[12].

Эта деятельность привела к тому, что консервативное окружение короля Фридриха Вильгельма IV стало все больше уважать Бисмарка. Надежды Отто получить должность премьер-министра после контрреволюции ноября 1848 года не исполнились, поскольку даже в консервативных кругах его воспринимали как слишком радикального. На полях письма с соответствующим предложением король записал: «воспользоваться только там, где штык бесконечно правит».

[править] Реальная политика

 → Реальная политика

Заседание Эрфуртского союзного парламента в зале Церкви Августа 1850 г.

В январе и июле 1849 года Бисмарк был избран во вторую палату прусского парламента. Тогда он решил полностью посвятить себя политике и переехать с семьей в Берлин. Так он стал одним из первых профессиональных политиков Пруссии[13]. В парламенте он выступал рупором радикальных консерваторов. Вопрос национализма был для него на втором плане, на первом — сохранение власти Пруссии.

Союзную политику Йозефа фон Радовица и стремление короля получить единство немцев сверху Бисмарк воспринимал как нереалистичные и бессмысленные. В прусском парламенте он свое критическое отношение не скрывал. Речь 6 сентября 1849 года изменила отношение в политических кругах к нему. Благодаря взвешенным и гибким аргументам в рядах консерваторов его стали воспринимать не только как острослова. Таким образом, Бисмарку впервые было предложено занять высокую должность на государственной или дипломатической службе. Несмотря на критику проекта немецкого союза, Бисмарк был избран в Эрфуртский союзный парламент и служил там секретарем.

Хотя Бисмарк был противником парламентаризма, в Эрфурте он стал одним из самых влиятельных спикеров того времени, к речам которого прислушивались и политические оппоненты.

После краха Эрфуртского союза Бисмарк взял на себя трудную задачу защиты Ольмутского договора в Прусском парламенте. Его подход заключался в том, чтобы защищать консервативные принципы, не обращаясь к любым идеологиям:

«Единая здоровая основа великого государства, чем она отличается от маленького государства, заключается в государственном эгоизме, а не романтике, и великой державе не к лицу переживать делами, которые не принадлежат ее интересам.»[14]

Опираясь на государственность, политику власти и преследование интересов, Бисмарк отдалился от традиционного консерватизма, (скорее из защитных позиций) который возник как протест против современного, централизованного, бюрократизированного и абсолютного государства[15].

[править] Дипломат

[править] Посланник в Бундестаге

18 августа 1851 года, несмотря на отсутствие дипломатического образования, по настоянию Леопольда фон Герлаха Бисмарк был отправлен Фридрихом Вильгельмом IV как посланец от Пруссии в Бундестаг во Франкфурте. Должность во Франкфурте, по его оценке, была весомой среди дипломатических представительств Пруссии. Назначение Бисмарка было воспринято общественностью как признак победы социальной и политической реакции и как признак капитуляции Пруссии перед Австрией[16]. Во Франкфурте Бисмарк действовал очень самостоятельно. Иногда он оказывался даже в оппозиции к политике руководства в Берлине[17].

В первую очередь Бисмарк доказал, что, будучи депутатом, он остается человеком крайне консервативных взглядов. Его поведение во время дебатов 25 марта 1852 года привело к дуэли на пистолетах с депутатом-либералом Георгом фон Винке, в результате которой оба остались невредимыми[18].

По завершению деятельности Эрфуртского союза Бисмарк не желал, чтобы австрийский премьер-министр Феликс цу Шварценберг ставил Пруссию как «младшего партнера» Австрийской империи. Ему и руководству в Берлине было важно добиться признания Пруссии равноправным партнером. Поэтому Бисмарк все время искал поводы для споров с представителем Австрии Фридрихом фон Тун-Гогенштайном (нем. Friedrich von Thun-Hohenstein), подвергал Вену острой критике, а иногда срывал работу Бундестага, чтобы показать ограниченность возможностей Австрии во Франкфурте. За его деятельность Австрия также отказалась от вступления в Германский таможенный союз[19].

Решение Прусского правительства 1854 года (на фоне Крымской войны) обновить оборонительный и военный союз с Австрией натолкнулось на критику со стороны Бисмарка. После объявления войны Австрей против России в 1855 году, с помощью изощренных маневров Бисмарку удалось помешать мобилизации вооруженных сил федерации против России. Этот успех усилил его репутацию дипломата. После поражения России в Крымской войне он начал агитацию в различных изданиях за оказание помощи русскому царю и Франции в надежде ослабить таким образом Австрию. Наиболее полно он описал свое видение внешней политики в так называемом «письме высоты» ({{lang-de|PrachtschriftЪЪ) 1856 года. Его взгляды привели к глубокому конфликту с консервативным окружением братьев Герлах, которые воспринимали Наполеона III Бонапарта как представителя революции и видели в нем «естественного врага». В ответ Бисмарк заявил, что легитимность государственного руководства его не интересует. Зато в международных отношениях его интересуют не консервативные принципы, а интересы государства. Такие взгляды усилили в состоянии консерваторов его репутацию эгоистического оппортуниста[20].

[править] Посланник в Петербурге и Париже

Катерина Орлова.

Конфликт с братьями Герлах имел и внутриполитические причины. Консерваторы потеряли влияние после восшествия на трон принца Вильгельма в 1857 году; зато добавился вес либерально-консервативной коалиции. В начале периода «новой эры» (нем. Neuen Ära) Бисмарк попытался сохранить свое влияние, держась на расстоянии от радикальных консерваторов. В пространных статьях он теперь размышлял о «национальной миссии» Пруссии и о союзе с национально-либеральным движением. Поэтому он обратился к заметным изменениям в политическом курсе. В частности, борьба за единство немцев не была для него основной целью, его целью было воспользоваться немецким национализмом для усиления власти Пруссии[21].

Не исполнились ожидания Бисмарка, которые тот возлагал на смену политического климата в Пруссии. В январе 1859 года он был отправлен дипломатом в Санкт-Петербург. Сам Бисмарк говорил о том, что его заморозили, отправив к Неве. Переезд дался семье очень трудно, поскольку супруга Бисмарка пережила во Франкфурте самый счастливый период своей жизни. На новой должности Бисмарк, в первую очередь, усовершенствовал свои дипломатические навыки и наслаждался доброжелательностью российского двора и императорской четы. Однако сам он стремился высоких должностей в Пруссии. Он наблюдал с надеждой течение конституционного кризиса в Пруссии, тщетно надеясь получить пост премьер-министра в апреле 1862 года. Вскоре Бисмарк был отправлен в Париж, и эту работу он с самого начала воспринимал как временную.

В это время у Бисмарка случился роман с княгиней Екатериной Орловой, женой русского посла в Бельгии Николая Алексеевича Орлова. Это была последняя легкомысленная затея Бисмарка, после которой он посвятил себя исключительно политике[22].

[править] Премьер-министр Пруссии

[править] Назначение

Между тем, в Берлине укрепилось негативное отношение либералов к запланированной военной реформе. Никто не отрицал необходимость этой реформы. По сравнению с другими великими державами, численность прусской армии оставалась на уровне 1815 года. Даже по сравнению с Австрией, военные силы Пруссии были гораздо слабее. Официально установлена ​​обязательная служба в армии была только на бумаге, и уже долгое время велись попытки присоединить Ландвер к регулярной армии. В принципе, союз с либералами относительно военной реформы был возможен, однако Вильгельм I считал, что вынужденные уступки слишком сильно ослабят власть короля[23].

Как следствие, либералы обострили критику, а палата депутатов отказалась выделять необходимые для реформы средства. В марте 1862 года парламент был распущен, и сформировано новое правительство. В этом правительстве наибольшее влияние имели уже не либералы «Новой эры», а консерваторы, например, министр военных дел Альбрехт фон Роон. На перевыборах победителем оказалась только созданная Прогрессивная партия, а консерваторы потеряли места в парламенте.

В такой безвыходной ситуации Вильгельм I рассматривал возможность отречься от престола в пользу своего сына, будущего императора Фридриха III. После совещания с министрами, правительство подготовило проект акта отречения от престола[24].

Генерал Роон видел в назначении Бисмарка премьер-министром единственную возможность помешать смене престола и избежать прихода к власти либерального принца. Телеграммой «Periculum in mora. Dépêchez-vous» («Колебания опасны. Спешите!») он позвал Бисмарка назад. После 25 часового переезда железной дорогой 20 сентября 1862 года Бисмарк снова был в Берлине. Через два дня король встретился с Бисмарком в замке Бабельсберг. О содержании и ходе разговора известно только из воспоминаний Бисмарка, которые, в отличие от остальных его воспоминаний, с достаточно высокой вероятностью верны по сути. Бисмарку удалось получить поддержку короля, показав себя его верным сторонником. Он обещал осуществить военную реформу и отметил фундаментальную важность достижения согласия относительно нее. Речь шла о борьбе за «правление короля или парламентаризм». Чтобы помешать последнему, Бимарк попросил разрешения на «период диктатуры.» Король спросил, готов ли Бисмарк осуществить военную реформу в полном объеме, даже вопреки решению большинства в парламенте. Получив согласие, король под влиянием решимости Бисмарка отметил: «тогда мой долг продолжить вместе с вами борьбу, я остаюсь на престоле». Бисмарк был назначен королем на должность премьер-министра и министра иностранных дел.

[править] Сотрудничество с королем

Инаугурационная речь легла в основу необычных отношений между Бисмарком и королем в последующие десятилетия. Бисмарку удалось завоевать чрезвычайное доверие Вильгельма I. Несмотря на то, что за следующие годы случались разногласия во взглядах, но они не разрушили взаимное доверие между королем и Бисмарком[25].

В некоторых случаях Бисмарку удалось получить чрезвычайные полномочия, которыми он впоследствии воспользовался. В частности, ему было гарантировано, что его министры будут докладывать королю только с его согласия[26].

Бисмарк оставался консервативным и, прежде всего, прагматичным политиком ограниченным идеологическими доктринами. Идеалы, теории, принципы не играли для него первостепенного значения; все, что имело для него значение, это интересы государства. Поэтому укрепление власти Пруссии было важной целью. С точки зрения Бисмарка, статус сверхдержавы Пруссия могла получить только получив господствующее положение в Европе за счет Австрии и другие государства с этим должны были смириться. Для него речь шла не о национализме в общепризнанном смысле, а о реализме в международных отношениях. Он понял, что внешнеполитические успехи будут помогать и во внутренней политике. Бисмарк хотел сохранить монархию и авторитарное государство так же, как и особое положение военных и аристократии. Однако, на первом месте стояла сила государства. Этому служил и временный союз с националистическим и либеральным движениями[27].

[править] Конституционный конфликт

Бисмарк на посту премьер-министра

Сначала, в широких политических кругах, даже среди консерваторов, отношение к Бисмарку было осторожным, его все еще воспринимали как радикального реакционера. Ему оказалось сложно найти министров для своего правительства: «нам повезет, если удастся найти и удержать восемь человек.» Первое правительство Бисмарка состояло преимущественно из второстепенных фигур, в частности Карл фон Бодельшвинх, Генрих Фридрих фон Иценплиц и Густав фон Ягов. В своих воспоминаниях Бисмарк признал, что некоторые из министров его кабинета «были не в состоянии управлять своими министерствами». За исключением Роона они не имели понимания общей политической ситуации, некоторые даже были «ленивыми и склонными к развлечениям».

На этом фоне Бисмарк выступал тем, кто должен был решать все вопросы. По сообщению одного министра, Бисмарк играл главную роль в решении споров с либералами.

Сначала Бисмарк попытался ослабить оппозицию не только через угрозы, но и через уравновешивание ее влияния. Эти попытки оказались неудачными, поскольку своими заявлениями он возобновил свою славу радикального консерватора. Распространенным стал фрагмент его речи:

«Германия смотрит не на прусский либерализм, а на ее силу. […] Большие вопросы времени будут решаться не путем разговоров и резолюциями большинства […] — но железом и кровью»[28]

На самом деле, речь «Железом и кровью» была задумана как предложение союза либералам и националистам. Хотя либеральное большинство парламента было согласно с тем, что «Германский вопрос» не может быть решен без насилия, речь Бисмарка была оценена как прямой призыв к насилию и внешнеполитическая жалоба. Как следствие, за Бисмарком закрепилась слава склонного к насильственной политике деятеля. В дальнейшем Бисмарк отказался от курса на сближение и боролся против либералов всеми доступными средствами. Заседания парламента были перенесены. Поэтому осенью 1862 года Бисмарк остался без официального бюджета. На 1863 год было вновь созван парламент. Бисмарк оправдывался популярной, но очень противоречивой теорией пробела. Согласно ей, нормальный политический процесс в государстве основывается на поиске компромиссов между королем, верхней и нижней палатой. Если одна из сторон отказывается от сотрудничества, возникает конфликт, «а конфликты, поскольку жизнь государства нельзя останавливать, превращаются в вопросы власти; тот, кто имеет в руках власть, должен делать свое дело, поскольку ни при каких обстоятельствах жизнь государства не может останавливаться.»

Бисмарк считал, что безысходный конфликт между королем и парламентом не урегулирован Конституцией. И этот пробел должен быть восполнен в пользу короля. Такой вариант прочтения конституции, по мнению многих современников, был неконституционным. По мнению Максимилиана фон Шверин-Пуцара, этот вариант означал, что «Власть более закон». До сих пор прусская знать и король опирались на принцип «Закон более власть (лат. Justitia fundamentum regnorum!). Этот лозунг прусских монархов, а он хочет подвинуть его как можно дальше.»

Чтобы мобилизовать своих сторонников против либералов, Бисмарк обратился к реализации различных планов. В частности, он пошел на союз с социал-демократами. В 1863 году он несколько раз встречался с Фердинандом Лассалем однако без практических последствий.

Несмотря на сильное сопротивление — даже открытую критику со стороны наследника престола — и общее ожидание отставки правительства, Бисмарку удалось выдержать кризис. К высокопоставленным либералам, в том числе депутатам, он применил репрессивные меры. В то же время, вопреки конституции, свобода прессы была практически отменена. В 1865 году Бисмарк вызвал на дуэль профессора Рудольфа Вихрова (члена нижней палаты парламента), которую тот проигнорировал, поскольку не считал ее современным способом выяснения отношений.

Конституционный кризис продолжился в 1866 году и превратился в затяжную окопную войну. Бисмарк попытался ослабить оппозицию. Долгое время не проводились заседания парламента. 9 мая 1866 года парламент снова был распущен. Сначала Бисмарк размышлял о государственном строе без выборов и без конституции. Чем дальше, тем больше такие идеи получали поддержки среди консерваторов, но не у Бисмарка, поскольку такой порядок был не способен гарантировать длительную стабильность.

Среди прочего, Бисмарк попытался давить на оппозицию внешнеполитическими успехами. Сначала, эти планы имели относительно слабый успех. Первое международное соглашение, конвенция Альвенслебена от 8 ноября 1863 года на поддержку России в подавлении восстания в Польше, натолкнулась на сопротивление среди консерваторов в Пруссии. Давление со стороны Великобритании и Наполеона III лишили конвенцию смысла.

[править] Австро-прусско-датская война

 → Австро-прусско-датская война

Вопросы федеральной реформы отошли на второй план из-за кризиса мирового порядка. После смерти короля Дании Фредерика VII, разгорелся спор вокруг будущего обоих графств, Шлезвига и Гольштейна. Фридрих VIII требовал их себе. Немецкие национальные группировки поддержали его и предложили вступление объединенных графств как отдельного государства к Германскому союзу. Новый датский король Кристиан IX, который испытывал давление немецких национальных движений у себя в стране, выступал против того, чтобы интегрировать Шлезвиг в государственный союз.

На удивление национального и либерального движений, Бисмарк не стал поддерживать Фридриха VIII. В то же время, он был и против датского предложения и пытался добиться присоединения обоих графств к Прусской сфере влияния. В это время кризис было невозможно решить средствами международной политики. Поэтому Бисмарк, как и Австрия, был заинтересован в создании нового государства. Австрийцы видели в «национальном решении» вопроса Шлезвиг-Гольштейна угрозу собственному многонациональному государству. На этом фоне сотрудничество двух великих держав было еще возможно.

Политика Бисмарка относительно кризиса Шлезвиг-Гольштейна, как и во многих других случаях, не опиралась на какой-то четкий план. Он исходил из того, что обстоятельства будут способствовать больше тому, кто позволил им вести себя и искал решение вместо попыток подчинить их себе.

Бисмарк выступил как защитник народных прав и потребовал от Дании вернуться в Лондонский протокол 1852 года. Этим он успокоил европейские сверхдержавы. Австрия стала на сторону Пруссии. Остальные немецкие государства Германского союза и Бундестаг тем самым были отброшены на обочину. Бисмарк и посланник от Австрии Алайос Кароли совместно заявили в Берлине, что обе сверхдержавы оставляют за собой право игнорировать постановления Бундестага. Тем самым был поставлен под вопрос дальнейшее существование Союза Пруссии и Австрии.

Конфликт вокруг Шлезвига и Гольштейна в феврале 1864 года перерос в войну между Данией и Германским союзом. В отличие от предыдущих войн, руководил армии не король, а премьер-министр, политическим расчетам которого была подчинена деятельность военных. Главнокомандующий Фридрих фон Врангель был уволен по настоянию Бисмарка после того, как обратился к самовольной деятельности.

18 апреля 1864 года после победы Пруссии в битве при Дюббёле в Лондоне начались первые переговоры по урегулированию конфликта, что противоречило планам Бисмарка. Война продолжалась, и союзные силы Пруссии и Австрии захватили Ютландию. Дания потерпела поражение. Война была завершена подписанием Венского мирного соглашения от 30 октября 1864 года. Дания отказалась от графств Шлезвиг и Гольштейн. Непродолжительные попытки создать собственную федеративное государство под властью Аугсбурга потерпели поражение, поскольку Бисмарк пытался это государство превратить в нечто вроде прусского протектората. Зато оба графства были подчинены общему руководству Австрии и Пруссии. Для Бисмарка такая конструкция была лишь временным решением. Не в последнюю очередь из-за собственного стремления получить контроль над обеими графствами, он снова спровоцировал прусско-австрийское противостояние.

Во внутренней политике успех в Дании никоим образом не усилил либеральные партии в Прусском парламенте. Либералы оказались в обороне, например, выступая против развития ВМС, вопреки пожеланиям большинства. В либеральном движении бывшие критики премьер-министра, например Генрих фон Трейчке, стали менять свое отношение к нему. Либералы распались на два лагеря: тех, кто верил в возможность объединения Германии только за прогрессивным правительством, и тех, кто предполагал объединение при правлении консерваторов.

Австрия увидела слабость в положении Бисмарка, и попыталась провести реформу Немецкого союза в пользу Габсбургов. Лишь с большим трудом Бисмарку удалось уговорить короля взять его на запланированный съезд во Франкфурте. Премьер-министр предложил в ответ на предложения Австрии видение союзной реформы со стороны Пруссии. Как и раньше, он предлагал уравнять в правах Австрию и Пруссию. Новостью было предложение «национального представительства». Это было не что иное, как идея, связанная с национализмом, который был соединён в то время с либерализмом. Из-за конституционного кризиса Бисмарку не удалось воспользоваться этим моментом, поскольку он не был союзником либералов. На следующих выборах в конце октября 1863 года оппозиции удалось сохранить свои позиции.

[править] Австро-Прусская война

 → Австро-прусская война

По завершению немецко-датской войны Бисмарк еще некоторое время искренне верил в возможность прусско-австрийского союза под консервативными лозунгами. Когда стало понятно, что утвержденная Людвигом фон Бигелебеном политика Австрии по отношению к Пруссии не предусматривает усиление последней, Бисмарк вернулся к идее союза с либералами и националистами ради развязки в малонемецком смысле[29]. Следует отметить, что с самого начала он не исключил возможность военной развязки конфликта. Он собирался раскрыть карты стремлением получить полный контроль над Шлезвигом и Гольштейном. Разделение произошло согласно Гаштейнской конвенции в августе 1865 года. Гольштейн был отдан Австрии, а Шлезвиг — Пруссии. Герцогство Лауэнбург было подчинено Пруссии. В награду Бисмарк получил титул графа. Для него спор с Австрией остался отложенным на будущее.

Покушение на Отто фон Бисмарка.

Бисмарк согласился на войну, поскольку надеялся с ее помощью преодолеть конституционный кризис и усилить раскол среди оппозиционеров. Основной поворотный момент пришелся на заседание Королевского совета. 28 февраля 1866 года Бисмарку удалось убедить короля в необходимости развязывания войны.

Бисмарк обратился ко всем возможным средствам изолировать и провоцировать Австрию. Однако, он оставлял открытой возможность отступления на случай, если такой курс приведет к сопротивлению со стороны сверхдержав. Большим успехом для Бисмарка был нейтралитет Наполеона III. Поддержку Италии удалось достичь с помощью ограниченного союзного договора. Он попал под критику со стороны консерваторов, когда ради провокации Австрии запустил в игру немецкий парламент, который избирался на прямых выборах. Даже Людвиг фон Герлах удалился от него. Либералы все еще считали Бисмарка ненадежным, и отказались от союза с ним. Также в общественном мнении братоубийственная война среди немецких государств была крайне непопулярной. 7 мая 1866 года Фердинанд Кохен-Блинд даже покушался на Бисмарка, лишь бы предотвратить войну.

Когда 1 июня 1866 года Австрия решила передать вопрос о будущем Шлезвиг-Гольштейна на рассмотрение Бундестага, стало ясно, что введение прусской армии в Гольштейн нарушает Гаштейнскую конвенцию. В ответ Бундестаг по требованию Австрии объявил мобилизацию федеральной армии. Пруссия назвала союзный договор недействительным, и 16 июня 1866 года начала военную операцию против королевств Ганновер, Саксония и Гессен-Кассель. Победа Пруссии была под большим вопросом. Многие современники, в частности Наполеон III, рассчитывали на победу Австрии. То есть, Бисмарк поставил все на одну карту.

«Если мы проиграем […], я сюда не вернусь. Я погибну в последней битве.»[30]

Бисмарк стремился держать военную кампанию под собственным контролем. Это противоречило планам главы генерального штаба Гельмута фон Мольтке, который собирался превратить кампанию в неограниченную войну. Угроза того, что армия может выйти из-под политического контроля из-за короткой продолжительности кампании была небольшой. По разным причинам, в частности, из-за распыленности войска Германского союза, стратегическое применение железной дороги и новой тактики на поле боя, Прусская армия 3 июля 1866 года одержала убедительную победу в битве при Садове.

В отличие от Вильгельма I и военных, желающих разграбить Вену и наложить на Австрию жесткие репарации, Бисмарк настоял на умеренных репарациях поскольку рассчитывал в будущем на поддержку Габсбургов.

Так, Пражский мирный договор от 23 августа 1866 года не требовал от Австрии никаких территориальных уступок, зато Австрия могла согласиться на роспуск Германского союза и создание Северогерманского союза, в котором должна доминировать Пруссия. Шлезвиг-Гольштейн, так же как Ганновер, Гессен-Кассель, Нассау и Вольный город Франкфурт были аннексированы Пруссией. Южные немецкие государства остались независимыми.

В награду за успех на войне Бисмарк получил в 1867 году дотацию в размере 400 000 талеров для имении в Варчине. В честь этого Бисмарк приказал построить бумажную фабрику в Кемпице, которая впоследствии стала крупнейшим предприятием Дальней Померании, и другие бумажные фабрики. Тем самым был заложен фундамент общины Хамермюле (нем. Hammermühle), современного польского города Кемпице.

[править] Завершение конституционного кризиса

Война привела к тому, что, в частности, консерваторам удалось усилить свои позиции в прусском ландтаге. Чтобы наконец разрешить конфликт с либералами, Бисмарк объявил о намерении ходатайствовать в ландтаге о «индемнитете» и согласиться на надлежащее утверждение будущих расходов. Этим он признал то, что начиная с 1862 года правительство действовало без утвержденного бюджета. Однако, Бисмарк собирался предотвратить превращения этого признания в признание вины. С точки зрения конституционного права, по мнению историка Генриха Августа Винклера, позиции правительства были очень слабыми.

Произошли никем не ожидаемые изменения в политических партиях. Вопрос согласования на предложение Бисмарка привел к расколу либералов. Одни предлагали сотрудничать с Бисмарком ради национального единства, зато другие считали, что права и свободы должны преобладать над проблемой национального единства. Этот конфликт привел к выходу умеренных и националистически настроенных либералов из Прогрессивной партии и созданию Национал-либеральной партии. Подобные изменения происходили и в лагере консерваторов. От преданных идеологов старых консерваторов, таких как Леопольд фон Герлах, которые удалились от Бисмарка накануне войны 1866 года откололись реалистично настроенные сторонники Бисмарка, которые образовали Свободно-консервативную партию. В последующие годы Бисмарк мог опираться на национал-либералов и свободных консерваторов.

[править] Революция сверху

Учредительное заседание Северогерманского Рейхстага 24 февраля 1867 года; Бисмарк стоит прямо под кафедрой председателя Совета.

Победа в Австро-Прусской войне изменила отношение в прусском обществе к Бисмарку. Современники назвали такие изменения «революцией сверху». Сам Бисмарк писал:

«Если революция должна произойти, лучше сделать ее нам, чем пережить.»[31]

Еще раньше он сказал:

«Революции в Пруссии дело Королей.»

Во время аннексии Бисмарк вообще не обратил внимание на основной принцип консерваторов: легитимность монархической власти. Рейхстаг новообразованного Северогерманского союза избирался на демократических началах. Основные аспекты Союзной конституции были утверждены лично Бисмарком, хотя на консультациях в парламенте он должен был идти на некоторые уступки. Поэтому конституцию, большие части которой остались и в Германской империи, называют также Конституция Германской империи. Основной задачей было закрепить ведущую роль Пруссии на длительное время. Внедренную конституцией должность федерального канцлера, а во времена Империи — рейхсканцлеру, Бисмарк заранее готовил для себя. Занимая должность председателя прусского правительства и министра иностранных дел, Бисмарк был одним из самых влиятельных политиков. В парламентских совещаниях после завершения первых выборов в Рейхстаг, национал-либералам удалось навязать Бисмарку дополнительные условия.

Однако, армия была выведена из-под парламентского контроля, как и остальные министерства. Парламент не имел полномочий отправить в отставку ни канцлера, ни остальных членов правительства. В итоге, Бисмарк сделал много уступок либеральным принципам, однако он сделал все от него зависящее ради того, чтобы не допустить создания парламентской системы в конституции.

Внутриполитические изменения вышли за рамки конституции. Они коснулись общего правопорядка, экономического и социального законодательства, вплоть до властных структур. Следует отметить, что при всех недостатках, за короткое время под руководством Бисмарка, которого считали радикальным консерватором, был создан современный, в то время, государственный аппарат. Во многих аспектах он отвечал либеральным принципам. Однако, важные рычаги влияния находились в других руках, в частности Рудольф фон Делбрюк был одним из влиятельных политиков. Но вклад Бисмарка не следует недооценивать. Историк Лотар Гал считает создание современного бюрократически централизованного государства в середине Европы с важными для развития индустриального общества правовыми нормами и учреждениями заслугой Бисмарка.

[править] Франко-Прусская война и создание Империи

[править] Путь к войне

В противоположность предыдущему функциональному отношению к национальным вопросам, начиная с 1866 года понятие нации превращается для Бисмарка в основной фактор интеграции. Бисмарк пришел к выводу, что монархия и связанное с ней государство может выжить в отдаленной перспективе только тогда, когда Пруссия окажется во главе национального движения. В то же время, на основе политической борьбы за власть он был заинтересован в присоединении южнонемецких государств к Северогерманскому союзу. Целью стояло малонемецкое решение германского вопроса под прусским руководством.

Хотя с южнонемецкими государствами были заключены оборонные и военные союзы, Северогерманский союз не стал тем магнитом, который бы привлек к себе, как надеялся Бисмарк, другие германские государства. Победу на выборах 1868 года в совет таможенного союза в Баварии и Вюртемберге получили противники аншлюса.

Бисмарк считал, что только внешняя угроза способна изменить отношение к аншлюсу в его пользу. Вообще, он не пытался собственноручно создать такую ситуацию. Однако он считал вероятным, что единство немцев должно быть достигнуто путем применения насилия, но

«следствием необоснованного, основанного на субъективных суждениях вмешательства в ход истории всегда приводит к незрелым плодам; а то, что единство немецкого народа пока еще не созрело, видно невооруженным глазом.»[32]

Во внешней политике Бисмарк рассчитывал на мощное сопротивление со стороны Франции к созданию национальной немецкого государства. Со стороны Франции под лозунгом «Месть за Садову» были выдвинуты территориальные претензии, которые привели к Люксембургскому кризису. Нейтрализация Люксембурга решила проблему в мае 1867 года. Бисмарк воспользовался случаем, чтобы усилить антифранцузские настроения речами в парламенте и статьями в прессе. Наполеон III рассматривал результат конфликта как поражение, и делал все от него зависящее для ослабления прусских амбиций. Не ясно, был готов Бисмарк вообще принять приобретение Люксембурга Францией но помешали обстоятельства, или решение кризиса отвечал его расчетам. Независимо от того, отношения между Северогерманским союзом и Францией оказались в глубоком кризисе[33].

Возможность решить внутриполитический застой благодаря внешнеполитическому кризису произошёл в 1869/1870 гг. из-за кандидатуры представителя католической ветви правящей в Пруссии семьи Гогенцоллернов Леопольда на трон короля Испании. Бисмарк воспользовался кандидатом на престол как раздражителем для Франции; его целью было сделать так, чтобы в будущей войне Франция обязательно была агрессором. Только в этом случае Бисмарк мог надеяться на общегерманскую войну. В том, что премьер-министр рассчитывал на войну, нет никаких сомнений, однако, как и раньше, он имел ряд запасных вариантов.

Во Франции кандидатура Гогенцоллерна и страх попасть в окружение стран под властью Гогенцоллернов произвели необходимый для Бисмарка эффект. Кризис только усилился из-за отречения принца Вильгельма I, однако, он отверг требования Франции отказаться от выдвижения подобных кандидатур в будущем. Король сообщил об этом Бисмарку в Эмсской депеше[34]. Бисмарк отредактировал телеграмму так, чтобы исказить смысл и еще больше обострить ее, и передал прессе. Наполеон III был унижен на весь мир. Из-за реакции французского общества ему не осталось другого выбора, чем объявить войну Пруссии. Таким образом, как и надеялся Бисмарк, Франция оказалась агрессором. В Германии общественное мнение сплошь было на стороне Пруссии, а южные государства потребовали присоединиться к союзу. Зато Франция оказалась в международной изоляции[35].

[править] Война и создание Империи

 → Франко-прусская война

Сначала казалось, что война продлится недолго и вскоре закончится. После взятия в плен Наполеона III в битве под Седаном Вторая французская империя распалась. Однако, быстро заключить мирное соглашение не удалось, так как Германия с Бисмарком во главе, потребовала отделения Эльзас-Лотарингии. Эти территориальные требования были выдвинуты и из-за давления общественного мнения в Германии. В короткой перспективе это привело к тому, что новое французское правительство не просто продолжило войну, а превратило ее в общенациональное сопротивление. В отдаленной перспективе немецко-французские отношения сильно ухудшились из-за Эльзас-Лотарингии. Ослабление Франции стало основной целью внешней политики Бисмарка[36].

Рисунок Антона фон Вернера:прокламация Императора Вильгельма I (Основание Германской империи) 18 января 1871 года и другие с Бисмарком (в белой форме) в зеркальном зале Версаля.

В течение войны премьер-министр неоднократно вмешивался в решения военных. Это приводило к ожесточенным конфликтам с военным руководством, которые достигли пика при рассмотрении вопроса целесообразности осады или обстрела Парижа[37]. Бисмарк настаивал на обстреле города.

Война заставила перейти к обороне противников объединения Германии в южнонемецких государствах. Начиная с середины октября 1870 года в Версале начались переговоры между Бисмарком и делегациями южнонемецких стран. Во время переговоров Бисмарк отказался от прямого давления, зато отметил преимущества объединения. В итоге, ему удалось воплотить свои планы[38].

Первыми о присоединении к Северогерманскому союзу объявили Баден и Гессен-Дармштадт. Вюртемберг и Бавария открыли путь к созданию Германской империи, когда им были гарантированы особые права. Бисмарк собственноручно написал «Императорское письмо», в котором Людвиг II фон Байерн просил Вильгельма I согласиться стать императором[39]. В благодарность Бисмарк заплатил Людвигу деньгами из Вельфского фонда. С трудом удалось Бисмарку убедить Вильгельма I, который опасался потери веса Прусского королевства, стать императором.

18 января 1871 года в зеркальном зале Версаля состоялось «провозглашение императора». Этим было зафиксировано основание Германской империи. Через несколько дней Париж объявил капитуляцию. Франко-прусская война завершилась 10 мая 1871 года подписанием Франкфуртского мирного соглашения.

Бисмарк оказался на вершине своей политической карьеры. Ему был пожалован титул герцога, также Вильгельм I подарил ему Саксенвальд неподалеку от Гамбурга. Бисмарк стал одним из крупнейших землевладельцев Империи и состоятельным благодаря искусному распоряжению его деньгами Герсоном Бляйрьодером. Бисмарк приобрел бывший отель в Фридрихсру в «Саксонском лесу» и приказал его перестроить. После 1871 года Фридрихсру превратился в центр его личной жизни[40].

[править] Рейхсканцлер

Новообразованная Империя унаследовала большую часть Конституции Северогерманского союза. Занимая должности рейхсканцлера, председателя Федерального совета (Бундесрата), премьер-министра Пруссии и министра иностранных дел, Бисмарк остался самым влиятельным политиком. Кроме того, он мог опираться на свой авторитет основателя Империи. С его авторитетом считался и Вильгельм I, благодаря чему Бисмарку обычно удавалось получить согласие на свои инициативы от германского императора. Вильгельм жаловался, что «совсем не просто жить под правлением такого канцлера.»[41]

[править] Семья и семейные дела

Из-за пристрастия к политике и постоянной борьбе за власть, Бисмарк был рад иногда сбросить с себя вес этих обязанностей. Уже в 1872 году он жаловался: «мои силы исчерпаны, я больше не могу.»[42] За время пребывания на посту канцлера Бисмарк не только физически истощился, его здоровье также ухудшилось. Все чаще он должен оставаться в своих имениях месяцами. Он пил и ел в меру. Его вес все время увеличивался, и 1879 году он уже весил 247 фунтов (112 кг). У него появилось много болезней, некоторые из них стали хроническими, в частности ревматизм, воспаление вен, нарушение пищеварения, геморрой и прежде всего бессонница, вызванная несдержанностью. Кроме злоупотребления алкогольными напитками и курения табака, современники рассказывали об употреблении морфия. Только Эрнсту Швенингеру удалось убедить Бисмарка в 1880-е придерживаться здорового образа жизни.

В личной жизни Бисмарка семья имела очень большой вес. Но и здесь он диктовал свои условия. Ему удалось помешать сыну, Герберту в 1881 году жениться на графине Элизабет цу Каролас-Бойсен, католичке, которая дружила и была родственницей многих противников Бисмарка, например Марии фон Шляйниц, сначала пригрозив исключить сына из завещания, а потом пообещав покончить с собой. Герберту пришлось примириться, но с тех пор он оставался очень печальным[43].

[править] Внешняя политика

Основание Германской империи существенным образом изменило баланс сил в Европе. Новая империя находилась за пределами пентархии, которая сложилась в последние сто лет, и имела крайне отличные от меньшей Пруссии военно-политические свойства. Поэтому Империя стала раздражителем международного порядка. После длительного обучения Бисмарк понял, что недоверие остальных государств в Германию может быть преодолено лишь самоограничением и отказом от дальнейшего территориального расширения. Поэтому он выступил с заверением, что Империя уже достаточно наполнена. «Мы преследуем не политику получения, а безопасности» он объяснил в 1874 году.

Основной целью внешней политики для Бисмарка осталось ослабление Франции. Для этого он решил поддерживать хорошие отношения с Австрией и Россией, но не предоставляя преимущества одной из них. В результате этой политики был создан Союз трех императоров 1873 года. То, как сложно было для Германской империи удерживать свое положение за счет Франции, показал спровоцированный «кризис Krieg-in-Sicht» 1875 года. Попытка построить немецкую гегемонию относительно Франции потерпела неудачу.

Хотя Бисмарк хотел только угрожать Франции, война оказалась для него очень поучительной. Война показала, что нельзя исключать возможности сближения Франции и России. Возможность создания союза между обеими странами добавила хлопот на остальные его пребывания у власти. Однако и Англия дала понять, что дальнейшее усиление Германии для нее неприемлемо. В случаях неуверенности, основные европейские государства пытались всеми силами предупредить нарушения военно-политического равновесия.

[править] Система союзов

По опыту кризиса Krieg-in-Sicht Бисмарк сделал вывод, что оборона — это единственная реалистичная политика для Германии. Из-за нахождения в середине Европы Империя может быть втянута в большой вооруженный конфликт европейских стран. На основе этого вывода Бисмарк разработал дипломатическую концепцию, согласно которой конфликты между основными европейскими странами должны решаться на периферии, чтобы избежать вооруженных конфликтов в середине Европы. Впервые эта концепция была воплощена в жизнь во время Балканского кризиса 1875—1878 годов. С одной стороны, Бисмарк провоцировал противостояния между государствами, а с другой, удерживал конфликт под контролем. Соответствующая внешнеполитическая стратегия была сформулирована им в 1877 году в Киссингенских тезисах. В частности он стремился, к «общеполитической ситуации, когда все государства кроме Франции благодаря их взаимоотношениям по возможности воздерживаются от коалиций против нас.»

На Берлинском конгрессе по завершению Балканского кризиса в 1878 году, Бисмарк сыграл роль «честного посредника». Это подняло его внешнеполитический престиж за рубежом, но также и показало ограничения его концепции. Царь Александр II возложил на Бисмарка ответственность за то, что достижения России оказались незначительными. Это побудило Бисмарка усилить сотрудничество с Австрией. Что привело к подписанию Австро-Германского договора 1879 года. На основе этого договора был создан оборонительный союз против России, который повлиял на внешнюю политику империи. Бисмарк собственноручно представил союз как нечто похожее на возрождение Немецкого союза и как «гарантию мира на долгие годы».

Бисмарку также удалось преодолеть разногласия между Россией и Германией благодаря чему в 1881 году вновь был создан Союз трех императоров. Этот союз должен был помешать созданию союза между Россией и Францией. Система союзов была расширена в 1882 году благодаря Тройственному союзу между Германией, Австро-Венгрией и Италией, а также вхождением в 1883 году Румынии в союз с Австрией.

[править] Проявления империализма

К середине 1880-х годов Бисмарку удалось обеспечить безопасность империи дипломатическими средствами. Однако понятие наполненности империи ставилось под сомнение империалистическими движениями того времени. Сам Бисмарк выступал против создания колоний.

Однако в Германии усилилось имперское движение, представители которого стремились к получению колоний. Бисмарк не мог все время сопротивляться давлению со стороны этого движения. Различные внутри- и внешнеполитические факторы привели к изменению мнения рейхсканцлера. К этому добавился страх перед восхождением на трон либерального, дружественного к Великобритании будущего императора Фридриха III. Поскольку колонизация могла ухудшить отношения с Великобританией, колонисты были призваны «только вбить клин между кронпринцем и Англией.»

В 1884 и 1885 гг. началась экспансия в Африку и на Тихий океан. После того, как внутриполитические обстоятельства во Франции и Англии изменились, Бисмарк потерял интерес к немецкой колониальной политике. Она осталась лишь эпизодом в истории.

[править] Кризис союза

Во второй половине 1880-х годов внешнеполитическая система союзов Бисмарка оказалась под угрозой. Начиная с 1886 года во Франции усилились идеи реваншизма. Временно даже возникла угроза франко-русского союза и риск войны на два фронта для Германской империи. Бисмарк воспользовался кризисом в отношениях с Францией для воплощения своих планов усиления армии.

Почти одновременно появился новый кризис на Балканах. Бисмарк делал тщетные попытки урегулировать спор между Австрией и Россией. Союз трех императоров распался. В России усилились голоса за союз с Францией. Протекционистская политика Бисмарка еще больше обострила ситуацию. В Германии зазвучали призывы влиятельных представителей армии и дипломатов, таких как Фридрих фон Гольштейн, Гельмут фон Мольтке и Альфред фон Вальдерзее начать превентивную войну против России. Бисмарк решительно отвергал такие идеи. Он и в дальнейшем считал, что войны можно избежать. Как политик-реалист националистические и социал-дарвинистические идеи не имели для него никакого значения.

И хотя старая система союзов Бисмарка распалась, ему все же удалось преодолеть кризис. На Балканах он отказался «вытягивать каштаны из огня» для Англии и Австрии. Хотя и ценой разрыва с Австрией, ему удалось предотвратить открытой войны. В феврале 1887 года Бисмарк был за кулисами создания Средиземноморской Антанты между Англией, Австрией и Италией. Цель союза заключалась в ограничении распространения российского влияния. Вскоре Бисмарк заключил с Россией договор перестрахования чтобы вновь присоединить ее к Германии.

[править] Внутренняя политика

[править] Либеральная эра и культуркампф

Бисмарк в униформе кирасиров, около 1875 года

Как и во времена Северогерманского союза, в производстве внутренней политики Бисмарк опирался в первые годы существования Германской империи на союз между свободными консерваторами и национал-либералами. Это дало существенный толчок унификации, созданию и модернизации экономического и правового порядка как в империи, так частично и в Пруссии. Бисмарк еще не опасался повторения конфликта с консерваторами. Когда Прусская палата депутатов в 1872 году отказалась поддержать земельную реформу, Бисмарк предложил Вильгельму I прислать новых депутатов в парламент, воспользовавшись соответствующим полномочием (нем. Pairsschub). Возмущение среди консерваторов было очень сильным, и Роон даже призвал к общегосударственной забастовке. Из-за требований Роона, Бисмарку пришлось уйти с поста премьер-министра Пруссии. Поскольку Роон оказался недостаточно опытным для этой должности, Бисмарк вскоре вернулся на пост премьер-министра.

Во многих случаях стали проявлять себя границы сотрудничества Бисмарка с либералами. Больше всего споров вызвали с 1873 года вопросы реорганизации армии. Национал-либералы не могли согласиться на предложенное Бисмарком фактическое устранение парламента от контроля расходов армии. Решение было найдено в 1874 году благодаря компромиссному предложению Йохана Миквеля. Отныне расходы должны быть утверждены раз в семь лет («септената»). Несмотря на этот относительный успех, Бисмарк очертил либералам пределы своего желания к сотрудничеству, хотя они и дали ему фактически восемь лет свободы деятельности. В то же время усилилась поддержка отношения Бисмарка к армии в парламенте[44].

Национал-либералы и Бисмарк были едины во враждебном отношении к католической партии. Для Бисмарка также имело значение то, что основанная в 1870 году партия Центра была новой, неподконтрольной ему консервативной католической партией. Центру удалось объединить работников-католиков, господ и Церковь. Для Бисмарка это свелось к угрозе ультрамонтанства[45]. По результатам федеральных выборов 1871 года Центр занял второе место. Зато результаты национал-либералов существенно ухудшились, особенно среди католиков. Культуркампф имел для Бисмарка, в первую очередь, политические цели, хотя Людвига Виндхорста, ведущего представителя Центра, он считал личным врагом:

«Мою жизнь поддерживают и украшают две вещи, моя жена и Виндхорст. Первая для любви, а второй — для ненависти.»[46]

Бисмарк обрисовал католиков как врагов Империи — также для ослабления критики его управления. Начиная с 1872 года в рамках так называемого Культуркампфа были приняты, а затем усилены различные законы против католиков. В разгар конфликта права и положения Церкви были ослаблены имперскими и местными законами (Закон о проповедниках, Закон о корзине хлеба), а также внедрением гражданского брака. В связи с этим в одной из речей в Рейхстаге прозвучали известные слова Бисмарка:

«Не бойтесь, мы не пойдем в Каноссу, ни телом, ни душой.»

Первый, самый отъявленный этап культуркампфа завершился в 1878 году. В этом году умер Папа Пий IX, его преемник Лев XIII дал знать Бисмарку о готовности отказаться от поддержки Центра. Прямая связь со Святым Престолом вредила партии и ухудшила ее образ среди католического населения. Однако, канцлеру не удалось достичь поставленных целей. Католическая основа и католическая партия не распались, наоборот, агрессивное отношение государства к ним способствовало укреплению единства и созданию католической среды (нем. Katholischen Milieus). Кроме того, католическая пресса поддерживала партию, благодаря чему она получила еще несколько кресел в Рейхстаге. Последней каплей для Бисмарка был окончательный разрыв с национал-либералами. У него появилась идея привлечь Центр r своей политике и создать «сине-черную» коалицию с консерваторами.

Культуркампф завершился в апреле 1887 года принятием второго закона о примирении (нем. Friedensgesetz). Обе стороны сделали свой вклад для примирения. Среди последствий культуркампфа, которые существуют и по сей день, являются гражданский брак и государственные школы. Для будущей политической деятельности Бисмарка было важным то, что Виндхорст не был горячим сторонником ультрамонтанства. Он критически относился к Пруссии, но был прагматиком и сторонником конституционализма, что открыло Бисмарку новые возможности.

[править] Министерский кризис и изменение курса

Основа для сотрудничества Бисмарка с либералами становилась все слабее. С началом кризиса грюндерства (нем. Gründerkrise) с крупных землевладельцев и промышленников требовали установить защитные пошлины. Бисмарк надеялся, что вопросы экономической политики приведут к расколу среди либералов. Хотя открыто на эту тему он не высказывался, он поспособствовал выходу представителей промышленности. В новой Немецкой консервативной партии Бисмарк видел возможного союзника; партийная программа была утверждена самим Бисмарком. Признаком будущего конфликта с либералами послужила отставка в 1876 году Рудольфа фон Делбрюка с должности главы администрации Рейхсканцлера. Делбрюк был воплощением сотрудничества Бисмарка с либералами, а также основным представителем экономического либерализма.

Учитывая ожидаемую смену престола, либералы представляли для Бисмарка угрозу. В царствование императора Фридриха III ожидалось назначение либерального правительства, по образцу британского правительства премьер-министра Уильяма Гладстона. Бисмарк попытался в 1877 году вывести из игры глову ВМС Альбрехта фон Стоша, поскольку он мог быть следующим канцлером, назначенным новым императором. Когда сделать это не удалось, Бисмарк пригрозил собственной отставкой и переехал на некоторое время в имение в Варчине. Попытка получить оттуда поддержку национал-либералов благодаря различным предложениям, например, обещанием министерской должности Рудольфу фон Бенигсену потерпела неудачу. В ответ ему поступали предложения, которые шли вопреки попыткам ослабить парламентаризм. На основе этих соображений, он решил прекратить сотрудничество с национал-либералами.

Предложение национал-либералов реформировать конституцию с целью существенного усиления парламентаризма перешло границу, которую Бисмарк не был готов переходить. По этому поводу он высказался в Рейхстаге в 1879 году: «какая-то фракция может поддерживать правительство и иметь определенное влияние на него, но когда она хочет руководить правительством, тогда правительство действует в ответ.»[47] Учитывая взаимную блокаду Бисмарк был вынужден прибегнуть к наступлению. В речи в Рейхстаге 22 февраля 1878 года он выступил за изменение внутриполитического курса. Предложенная им идея создания государственной табачной монополии противоречила основам экономического либерализма. Сторонники либеральных идей в правительстве увидели в этом первые признаки коренного изменения экономической политики. Генрих фон Ахенбах и Отто фон Кампхаузен подали в отставку. Назначенные вместо них министры не имели партийных связей и имели очень незначительное политическое влияние.

[править] «Исключительный закон против социалистов» и защитные пошлины

Имперский вестник законов от 21 октября 1878 года с текстом «Закона против общественно опасных течений социал-демократии».

После речи 1871 года Августа Бебеля в Рейхстаге о Парижской коммуне, Бисмарк стал видеть в социал-демократах опасных революционеров. Уже тогда он очертил принципы будущей политики: «1. Взаимопонимание с желаниями рабочего класса, 2. Препятствовать опасной для государства агитации запретами и наказаниями.»[48]

По мнению Бисмарка, социальные проблемы вызванные кризисом грюндерства усиливали угрозу революции. Два покушения на Вильгельма I в 1878 году послужили хорошей возможностью принять Исключительный закон против социалистов, направленный против Социалистической рабочей партии Германии. Он стремился к «войне на уничтожение путем принятия законов против социал-демократических объединений, собраний путем ограничения свободы (из-за возможности депортации и заключения).»[49]

В борьбе с социал-демократией покушения позволили Бисмарку, ввиду отсутствия поддержки в парламенте, перейти в наступление ради формирования нового большинства. Против первого проекта закона выступило подавляющее большинство Рейхстага. После второго покушения Бисмарк распустил парламент. Он надеялся, таким образом, вернуть поддержку национал-либералов и сдвинуть базу правительства еще правее. По результатам выборов обе консервативные партии вместе оказались сильнее национал-либералов.

В новом Рейхстаге национал-либералы, наконец, поддержали антисоциалистический закон с некоторыми дополнениями. Срок действия закона несколько раз продлевался, он остался в силе до 1890 года. Этим законом запрещалась социалистическая агитация, хотя политическая деятельность представителей социал-демократов в парламенте им не касалась. Закон не достиг поставленных целей, наоборот, он способствовал формированию социалистической среды и распространению марксизма. Следует отметить, что в своих воспоминаниях Бисмарк ни словом не упоминает эту тему.

На фоне экономического кризиса 1878 года стали громче звучать призывы крупных землевладельцев и промышленников внедрить защитные пошлины. Когда в Рейхстаге образовалось большинство в поддержку этих предложений, высказался и Бисмарк, который надеялся на увеличение налоговых поступлений, в известном «рождественском» (нем. Weihnachtsbrief) письме 15 декабря 1878 года в пользу совместного проведения налоговой реформы и протекционизма. Его идею поддержали лишь несколько представителей национал-либералов. Зато, Бисмарк нашел поддержку среди немецких консерваторов, свободных консерваторов-центристов. Таким образом, либеральная эра была завершена. Бисмарк подчеркивал важность государства, как гаранта национального единства и сделал ставку на национально-консервативное движение вместе с центром. Однако, прочной парламентской поддержки такой партийный союз без участия национал-либералов предложить не мог. Многие политические инициативы Бисмарка остались в последующие годы бесплодными.

Переход от свободной торговли к протекционизму происходил в течение последующих лет в несколько этапов. Бисмарк надеялся, что пойдя на встречу требованиям объединения «Хлеба и железа» (нем. Roggen und Eisen) он сможет получить политический капитал, необходимый для развития консервативной основы в Империи и укрепления собственной позиции[50].

[править] Социальная помощь

Отто фон Бисмарк в рабочем кабинете, 1886 год

Учитывая сложную ситуацию с поддержкой в парламенте Бисмарк попытался ослабить тогдашнее влияние партий. Полем столкновения была избрана социальная и экономическая политика. Поэтому в 1880 году он занимает должность Министра торговли, на которой он остается до 1890 года. Чтобы увеличить влияние на экономическое законодательство, он попытался создать Совет по экономическим вопросам Пруссии, в который входили бы представители предпринимательских ассоциаций, с которыми парламент должен был иметь дело. Эта попытка натолкнулась, в первую очередь, на сопротивление партий[51].

Основная цель социальной политики Бисмарка заключалась в создании прочной связи граждан с государством. Таким образом партии могли потерять связь со сторонниками. Скрыть собственную цель Бисмарку, однако, не удалось. Сначала было запланировано создание системы страхования от несчастных случаев, впоследствии были созданы системы медицинского, пенсионного страхования, и страхование от инвалидности. Эти системы должны были контролироваться государством, и поэтому иногда Бисмарк вспоминал государственный социализм. Он стремился, таким образом, «пропагандировать среди большой массы малоимущих граждан консервативные взгляды, которые дают ощущение от права на пенсию.»

Личные мотивы Бисмарка, а не предложенные им системы страхования, натолкнулись на мощное сопротивление. Как следствие, парламент вычеркнул из проекта закона о страховании от несчастных случаев все «государственно-социалистические моменты». Не смогли расчеты Бисмарка бороться за симпатии избирателей после роспуска Рейхстага лозунгами о «социальном королевстве» и антипарламентской кампании. Особенно левые либералы выиграли от выборов. В такой ситуации Бисмарк собирался отступить от своих планов, но впоследствии передумал и продолжил воплощать системы социального обеспечения.

Законами о социальном страховании были заложены основы современного государства всеобщего благосостояния, однако они не помогли Бисмарку достичь своих политических целей. Попытка «подрезать крылья» социал-демократии провалилась так же, как и планы построения авторитарного государства для ослабления партий. Поэтому Бисмарк потерял интерес к законам о социальном обеспечении.

[править] Закон о медицинском страховании 1883 года

Закон о медицинском страховании был первым из пакета законов, принятых в 1883 году. С точки зрения Бисмарка этот закон был наименее весомым и наименее политически проблемным. Программа должна была предоставить медицинское обеспечение большей части немецких работников. Были созданы медицинские службы на местном уровне, взносы должны делаться как рабочими, так и работодателями. Работодатели должны оплачивать 1/3 взноса, а работник 2/3 установленного взноса. Также были закреплены минимальные выплаты по больничному до 13 недель. Местные службы находились под руководством выборного совета, а из-за пропорционально больших взносов работников, большинство в этих советах получили их представители. Благодаря преимуществу в членстве работников, социал-демократам удалось закрепиться на государственной службе.

[править] Закон о страховании от несчастных случаев 1884 года

Правительство Бисмарка разработало и подавало три проекта закона, пока один из них был принят рейхстагом в 1884 году. Сначала Бисмарк предлагал, чтобы федеральное правительство платило часть взноса в фонд страхования от несчастных случаев. Намерение Бисмарка заключалось в том, чтобы показать желание правительства облегчить жизненные трудности работников, и отвлечь их внимание от левых партий, в первую очередь, социал-демократов. Национал-либералы считали эту программу формой государственного социализма, против которого они были категорически против. Партия центристов опасалась, что эта программа приведет к необоснованному расширению власти федерального правительства за счет прав Земель. Как следствие, был принят закон, согласно которому работодатель должен платить полный взнос. Чтобы помочь воплощению этой системы, Бисмарку удалось договориться о том, чтобы администрирование этой программы находилось в руках «Отраслевой организации работодателей» (нем. Der Arbeitgeberverband in den beruflichen Korporationen). Организация создала администрации на федеральном уровне, а в некоторых случаях и на уровне Земель. Программа должна была оплачивать медицинские расходы начиная с 14-й недели. Также оплачивались медицинские расходы и пенсия в размере до 2/3 от зарплаты в случае полной недееспособности работника. В 1886 году программа была распространена и на сельских рабочих.

[править] Закон о пенсионном страховании и от инвалидности 1889 года

Система пенсионного обеспечения по возрасту получала средства через налог на работников, и могла предоставлять годовые выплаты работникам старше 65 лет. Средняя продолжительность жизни в Пруссии тогда равнялась 45 годам. В отличие от страхования от несчастных случаев и медицинского обеспечения, изначально система пенсионного обеспечения распространялась на работников промышленности, сельского хозяйства, ремесленников, государственных служащих. Также, в отличие от двух предыдущих систем, то, что федеральное правительство также делало вклад, было принято без возражений. Система страхования от инвалидности должна распространяться на недееспособных. Эта система находилась под непосредственным наблюдением государств и провинций.

[править] Протекционизм и национализм как инструменты внутренней политики

Бисмарку и министру внутренних дел Роберту фон Путткамеру удалось заставить прусских госслужащих безоговорочно поддерживать политику правительства. В этом помогло то, что среди национал-либералов, под руководством Йохана фон Миквеля, действовали сторонники протекционизма. Они поддерживали основные аспекты политики Бисмарка. Не в последнюю очередь из-за желания удовлетворить материальные интересы консервативных избирателей, Бисмарк предложил в 1885 году ввести протекционистские пошлины, которые существенно ограничили импорт.

Чтобы воспользоваться националистическими чувствами Бисмарк обострил антипольскую политику[52] в восточных регионах Пруссии. Депортацией поляков непрусского происхождения с 1885 года и принятием закона о поселении (нем. Ansiedlungsgesetz) в 1886 году началась кампания интенсивной германизации. Французское реваншистское движение использовало Бисмарка для демонизации и представления всех критиков, как предателей, которые работают на воплощение его военных планов. После роспуска Рейхстага националистическая агитация была вновь усилена.

По результатам выборов в Рейхстаг в феврале 1887 года правящая коалиция консерваторов и национал-либералов получила подавляющее большинство мест. Вместе с союзническими партиями Бисмарк имел такую ​​поддержку, о которой он только мечтал предыдущие десять лет. Теперь он мог воплощать военно-политические замыслы и предоставлять преференции партнерам по коалиции.

Учитывая положения Бисмарка, восхождение на трон Фридриха III в марта 1888 года уже не играло никакой роли. Когда только коронованный смертельно больной император отказался продлить срок работы парламента и действие исключительного закона, Бисмарк сказал императрице, что монарх «как таковой не является стороной в законодательстве».

[править] «Лоцман оставляет лодку»

Карикатура в газете Punch англ. Dropping the Pilot (обычно в Германии переводят как «лоцман оставляет лодку»: нем. Der Lotse geht von Bord) сэра Джона Тениеля, посвящённая увольнению Бисмарка в 1890 году.

Бисмарк делал все от него зависящее, чтобы устранить возможных преемников, но в конце 1880-х стали появляться признаки заката его политического лидерства. В политических дебатах стали раздаваться призывы отказаться от сдержанной дипломатии Бисмарка в пользу динамичной и рискованной внешней политики. После непродолжительного правления Фридриха III, рядом с Бисмарком новый император Вильгельм II был совсем другим человеком. Бисмарк считал Вильгельма незрелым и готовым взять на себя ответственность. Бисмарк считал, что Вильгельм «Горячий, не может держать рот закрытым, подвергается воздействию подхалимов и может толкнуть Германию в войну, даже этого не поняв и не собираясь.» Зато Вильгельм считал Бисмарка человеком из прошлого, и дал понять, что стремится вернуть себе политическое влияние: «я дам шесть месяцев старому перевести дыхание, а потом я буду руководить сам.»

На этом фоне Бисмарк видел в обострении внутриполитической ситуации возможность убедить нового императора в собственной непреступности. Ему был нужен новый, еще более острый, и неограниченный во времени антисоциалистический закон, который бы поссорил союзнические партии и был бы неприемлемым для национал-либералов. Вильгельм, который не желал начинать свое правление с конфликта, выступил против планов канцлера. На заседании королевского совета 24 января 1890 года они оба поссорились. В течение следующих месяцев Бисмарк отчаянно пытался удержать свой пост и вернулся к теме государственной социальной помощи, но в расчете на плотное сотрудничество между центром и консерваторами.

15 марта 1890 года император Вильгельм лишил из-за конфликтного курса Бисмарка окончательной поддержки. Заявление об отставке Бисмарка датировано 18 марта 1890 года. Общественность восприняла эту новость преимущественно с облегчением. Теодор Фонтане написал: «нам повезло избавиться от него. Он имел привычку править вместо короля, делал что ему вздумается, и требовал все больше преданности. Он опирался на свое величие.» Преемником Бисмарка император назначил политически неискушенного генерала Лео фон Каприви.

[править] После отставки

Герцог Отто фон Бисмарк, портрет Франца фон Ленбаха, 1894 год

Расстроенный Бисмарк возвращается к Фридрихсру, но из политики он окончательно не уходит. «Нельзя от меня требовать, после сорока лет посвященных политике вдруг вообще ничего не делать».[53]

Уже через день после возвращения, Бисмарк решил сложить свои воспоминания и издать мемуары. Эта идея была поддержана Лотарем Бухером, без поддержки которого работа вряд ли была когда-нибудь завершена. Бухер жаловался не только на быструю потерю интереса Бисмарком к написанию мемуаров, но и на то, как старый канцлер намеренно искажал факты: «он не хотел участвовать во всех делах, которые потерпели неудачу, и никому не позволял воспользоваться своими успехами.»[54] После смерти Бухера Бисмарк еще немного дорабатывал рукописи, но работа не продвигалась вперед. Первые два тома были напечатаны в 1898 году и имели большой успех. Третий том вышел в свет в 1921 году.[55]

Бисмарк попытался не только повлиять на формирование своего образа для потомков, но и продолжал вмешиваться в современную политику. Сразу после отставки он начал активные кампании в прессе. Особенно газета «Hamburger Nachrichten» превратилась в его рупор. Прежде всего, Бисмарк подвергал острой критике своего преемника — Каприви. В косвенную он подвергал критике императора, которому не мог простить своего увольнения. Летом 1891 года по инициативе молодого Дидриха Хана Бисмарк согласился принять участие в выборах в Рейхстаг от Северного Ганновера. Вильгельм II даже поверил в возвращение Бисмарка в политику. Однако, Бисмарк никогда не участвовал в работе своего 19-го избирательного округа в Ганновере, ни разу не воспользовался своим мандатом, и в 1893 году по требованию Дидриха Хана сложил свои полномочия.

Кампания в прессе была успешной. Общественное мнение склонилось в пользу Бисмарка, особенно после того, как Вильгельм II стал открыто его атаковать. Авторитет нового рейхсканцлера Каприви особенно пострадал тогда, когда он попытался помешать встрече Бисмарка с австрийским императором Францем Иосифом. Путешествие в Вену превратилось в триумф Бисмарка, который заявил, что не имеет никаких обязательств перед немецкими властями: «все мосты сожжены.»

Вильгельм II был вынужден пойти на примирение. Несколько встреч с Бисмарком в 1894 году были хорошо восприняты, но не привели к настоящей разрядке в отношениях. То, как непопулярен был Бисмарк в Рейхстаге показали ожесточенные бои вокруг утверждения поздравлений по случаю его 80-летия. Из-за обнародования в 1896 году сверхтайного договора перестрахования он привлек к себе внимание немецкой и иностранной прессы.

Смерть жены в 1894 году стала сильным ударом по здоровью Бисмарка. Начиная с 1896 года его здоровье значительно ухудшается и он становится прикованным к коляске. Заболевание гангреной и другие болезни, которые он скрывал как от общественности, так и от собственного окружения, привели к его смерти 30 июля 1898 года. Похоронили его в мавзолее вместе с женой в Фридрихсру.

[править] Память о Бисмарке

После отставки Бисмарка в Германии набрал обороты процесс возвеличивания Бисмарка, который после смерти старого канцлера только усилился. Многие местные советы предоставили ему звание почетного гражданина, например, в 1895 году все города в герцогстве Баден. Его бюст установили в мемориале Валгалла. Многие улицы были названы в честь бывшего канцлера.

В немецких колониях в Африке и Тихом Океане географические местности получили имя канцлера (Архипелаг Бисмарка, Горы Бисмарка, гора Бисмарк, ледник Бисмарк, море Бисмарка и т. д.). Также в Соединенных Штатах некоторые поселения были названы в честь Бисмарка, как, например, с 1873 года столица штата Северная Дакота.

В Германии стали появляться кружки имени Бисмарка. После его смерти во многих городах были построены, как правило, на пожертвования общины, памятники, часто в виде башен Бисмарка. Первая, еще прижизненная статуя Бисмарка была установлена в 1877 году в районе Хаузен города Бад-Киссинген, где начиная с 1874 года он многократно был на лечении. Самая большая статуя Бисмарка в Германии установлена в 1906 году в Гамбурге.

В художественном искусстве наряду со стилизованными под старину портретами (например, Франца фон Ленбаха и Кристиана Вильгельма Алерса) появлялись также возвеличивающие портреты, посвященные созданию империи. Также множество патриотических стихов было посвящено Рейхсканцлеру[56].

[править] Историография

За более чем 150 лет со дня рождения Бисмарка возникло много различных вариантов отношения к нему как к человеку, так и к его деятельности, некоторые из них взаимно противоречивы. До окончания Второй мировой войны в немецкоязычной литературе преобладали писатели, точка зрения которых находилась под влиянием собственного политического и религиозного мировоззрения. Историк Карина Урбах отметила в 1998 году: «его биографию преподавали менее шести поколениям, и можно с уверенностью сказать, что каждое второе поколение узнавало о другом Бисмарке. Ни один другой немецкий политик не был использован и искажен так сильно, как он.»

[править] Имперские времена

Споры вокруг фигуры Бисмарка были еще при его жизни. Уже в первых биографических изданиях, иногда многотомных, подчеркивалась сложность и неоднозначность Бисмарка. Социолог Макс Вебер в 1895 году критически оценил роль Бисмарка в процессе объединения: «Дело его жизни заключалось не только во внешнем, но и внутреннем единении нации, но каждый из нас знает: этого достичь не удалось. Этого невозможно достичь его методами.» Теодор Фонтане в последние годы своей жизни написал литературный портрет, в котором сравнил Бисмарка с Валленштейном. Оценка Бисмарка с точки зрения Фонтане существенно отличается от оценки большинства современников: «он великий гений, но маленький человек».

Негативная оценка роли Бисмарка долгое время не находила поддержки. Частично это произошло благодаря мемуарам Бисмарка. Они стали почти неисчерпаемым источником цитат для его поклонников. В течение десятилетий книга лежала в основе представления о Бисмарке патриотически настроенными гражданами. Одновременно это ослабило критический взгляд на основателя империи. При жизни Бисмарк имел личное влияние на свой образ в истории, поскольку контролировал доступ к документам, а иногда исправлял рукописи. После смерти канцлера, контроль за формированием образа в истории взял на себя его сын, Герберт фон Бисмарк.

Профессиональная историческая наука не могла избавиться от влияния роли Бисмарка в объединении немецких земель и присоединилась к идеализации его образа. Генрих фон Трейчке изменил свое отношение к Бисмарку от критического к преданному поклоннику. Основание Германской империи он называл ярким примером героизма в истории Германии. Трейчке и другие представители малогерманско-борусской школы истории были очарованы силой характера Бисмарка. Биограф Бисмарка Эрих Маркс написал в 1906 году: «по правде должен признать: жить в те времена было таким огромным опытом, что всё, что имеет к тому отношение составляет ценность для истории.» Однако Карл Маркс, вместе с другими историками времен Вильгельма, такими как Генрих фон Зибель, отмечали второстепенность роли Бисмарка по сравнению с достижениями Гогенцоллернов. Так, к 1914 году в школьных учебниках основателем Германской империи называли не Бисмарка, а Вильгельма I.

Решающий вклад в возвеличивание роли Бисмарка в истории произошло в Первую мировую войну. По случаю 100-летия рождения Бисмарка в 1915 году были опубликованы статьи, в которых даже и не скрывали свою пропагандистскую цель. В патриотическом порыве историки отмечали обязанности немецких солдат оборонять добытое Бисмарком единство и величие Германии от иностранных захватчиков, и в то же время, умалчивали о многочисленных предупреждениях Бисмарка о недопустимости такой войны посреди Европы. Исследователи Бисмарка, такие как Эрих Маркс, Мак Ленц и Хорст Коль изображали Бисмарка как проводника немецкого воинственного духа.

[править] Веймарская республика и Третий Рейх

Поражение Германии в войне и установление Веймарской республики не изменили националистического образа Бисмарка, поскольку элита историков осталась верна монарху. В таком беспомощном и хаотичном положении Бисмарка изображали как ориентир, отца, на гений которого следует равняться, чтобы преодолеть «Версальское унижение». Если и высказывалась какая-то критика его роли в истории, то она касалась малогерманского пути решения германского вопроса, а не военного или навязанного «сверху» объединения государства. Традиционализм уберегал от появления инновационных биографий Бисмарка. Обнародование очередных документов в 1920-е годы помогло подчеркнуть дипломатическую ловкость Бисмарка. В пророческой монографии 1921 года Отто Йолингер впервые проанализировал антисемитизм Бисмарка. Историк отмечал, хотя в реакционных кругах канцлер допускал недоброжелательных высказываний, но в его личном отношении к евреям доминировал прагматизм. Популярную в то время биографию Бисмарка написал в 1926 году Эмиль Людвиг, в которой были представлены критически-психологический анализ, по которому Бисмарк был изображен фаустовским героем в исторической драме XIX века.

При нацизме часто изображалась историческая преемственность между Бисмарком и Адольфом Гитлером чтобы закрепить за Третьим Рейхом ведущую роль в движении германского единства. Эрих Маркс, пионер исследования Бисмарка подчеркнул эти идеологизированные исторические интерпретации. В Великобритании также изображали Бисмарка как предшественника Гитлера, стоящего в начале особого пути Германии. В течение Второй мировой войны вес Бисмарка в пропаганде несколько уменьшился; с 1941 года уже упоминалось его предупреждения о недопустимости войны с Россией. Зато консервативные представители движения сопротивления увидели в Бисмарке своего проводника.

В 1944 году была напечатана работа Арнольда Оскара Майерса Бисмарк. Человек и государственный деятель. (нем. Bismarck der Mann und der Staatsmann), в которой Бисмарк был изображен в национальных и народнических красках. В этой книге традиция восхваления Бисмарка в имперском стиле достигла наивысшей точки. Из-за поражения во Второй мировой войне и последующего разделения Германии, политизированная интерпретация Майерса уже не имела большого влияния на переоценку Бисмарка в профессиональной исторической науке.

Важную критическую работу обнародовал немецкий юрист в эмиграции Эрих Эйк, написавший биографию Бисмарка в трех томах. Он приписывал Бисмарку макиавеллиевские методы работы и пренебрежение к праву, осудил циничное отношение к демократическим, либеральным и гуманистическим ценностям и возложил ответственность за разрушение демократии в Германии. Система союзов была очень ловко построена, но из-за своей искусственности была обречена на распад от рождения. Однако и Эйк не мог не удержаться от восторга фигурой Бисмарка: «но никто, где бы ни стоял, не может не согласиться с тем, что он [Бисмарк] был главной фигурой своего времени, что своей необузданной энергией и силой указал путь. Никто не может не удержаться от восторга силой привлекать этих людей, которые всегда уникальны и важны.»

[править] Послевоенное время и до 1990 года

После Второй мировой войны, влиятельные немецкие историки, в частности Ганс Ротфельдс и Теодор Шидер, придерживались хоть и разнопланового, но все же позитивного взгляда на Бисмарка. Много профессиональных рецензий на биографию авторства Эйка, которые стали появляться в 1950-е годы, соответственно, были крайне критичными. Герхард Ритер приписывал Эйку, среди прочего, использование антигерманских клише. Кроме того, Фридрих Майнеке, бывший сторонник Бисмарка, доказывал в 1946 году в книге «Немецкая катастрофа» (нем. Die deutsche Katastrophe), что болезненное поражение немецкого национального государства перечеркнуло все восхваления Бисмарка в обозримом будущем.

Американский историк Отто Пфланце выпустил между 1963 и 1990 годами многотомную биографию Бисмарка, в которой, в отличие от других, на первый план была поставлена ​​личность Бисмарка, исследованная средствами психоанализа. Пфланце подверг Бисмарка критике за его обращение с политическими партиями и подчинение конституции собственным целям, что создало негативный прецедент для подражания. Согласно Пфланце, образ Бисмарка как объединителя германской нации исходит от самого Бисмарка, который изначально стремился лишь к усилению власти Пруссии среди основных государств Европы.

[править] Библиография

  • Gedanken und Erinnerungen. Herbig, München 2007 (1898—1919), ISBN 978-3-7766-5012-9.
  • Die politischen Reden des Fürsten Bismarck. Historisch-kritische Gesamtausgabe besorgt von Horst Kohl. 14 Bände. Cotta, Stuttgart 1892—1905.
  • Bismarckbriefe 1836—1872. 6., stark verm. Auflage. Hrsg. von Horst Kohl. Velhagen & Klasing, Bielefeld und Leipzig 1897.
  • Gesammelte Werke. Briefe, Reden und Aktenstücke. Ges. und hrsg. von Bruno Walden. 4 Bd. Fried, Berlin 1890.
  • Die politischen Berichte des Fürsten Bismarck aus Petersburg und Paris (1859—1862). Hrsg. von Ludwig Raschdau. Bd. 1: 1859-1860. Bd. 2: 1861-1862. Hobbing, Berlin 1920.
  • Bismarcks Briefwechsel mit dem Minister Freiherrn von Schleinitz. 1858—1861. Cotta, Stuttgart und Berlin 1905.
  • Bismarck und der Staat. Ausgewählte Dokumente. 2. Aufl. Eingeleitet von Hans Rothfels. Wiss. Buchgesellschaft, Darmstadt 1953 (1925).
  • Die Ansprachen des Fürsten Bismarck 1848—1894. Hrsg. von Heinrich von Poschinger. Dt. Verlags-Anstalt, Stuttgart [u. a.] 1895.
  • Fürst Bismarcks Briefe an seine Braut und Gattin. Hrsg. von Fürst Herbert von Bismarck. Cotta, Stuttgart 1900.
  • Bismarcks Briefe an seine Gattin aus dem Kriege 1870/71. Cotta, Stuttgart und Berlin 1903.
  • Briefe Ottos von Bismarck an Schwester und Schwager Malwine von Arnim geb. v. Bismarck u. Oskar von Arnim-Kröchlendorff 1843—1897. Hrsg. von Horst Kohl. Dieterich, Leipzig 1915.
  • Bismarck. Briefe, Berichte, Denkschriften, Erlasse, Gespräche, Reden, Verträge. Hrsg. von Karl Mielcke. Limbach, Braunschweig 1954.
  • Bismarcks spanische «Diversion» 1870 und der preußisch-deutsche Reichsgründungskrieg. Quellen zur Vor- und Nachgeschichte der Hohenzollern-Kandidatur für den Thron in Madrid 1866—1932. 3 Bd. Hrsg. von Josef Becker unter Mitarbeit von Michael Schmid. Schöningh, Paderborn [u. a.] 2003—2007.
  • Otto von Bismarck — Werke in Auswahl. Hrsg. von Alfred Milatz. Wissenschaftliche Buchgesellschaft, Darmstadt 1981.

[править] См. также

[править] Источники

  1. Christopher Clark: Preußen. Aufstieg und Niedergang 1600—1947. Deutsche Verlags-Anstalt, Stuttgart 2007, ISBN 3-421-05392-8, С. 592 f.; Lothar Gall: Bismarck. Der weiße Revolutionär. 2. Auflage. Ullstein, Berlin 2002, ISBN 3-548-26515-4, С. 27-30; Volker Ullrich: Otto von Bismarck. Rowohlt, Reinbek bei Hamburg 1998, ISBN 3-499-50602-5, С. 14 f. (нем.)
  2. Ullrich: Bismarck. С. 17; Gall: Bismarck. С. 29.
  3. Ullrich: Bismarck. С. 16-20.
  4. Ludwig Reiners: Bismarcks Aufstieg 1815-64. C.H. Beck, München 1956 (нем.)
  5. Ullrich: Bismarck. С. 23; Gall: Bismarck. С. 33-36. (нем.)
  6. Цитата из Ullrich: Bismarck. ст. 26.
  7. Ullrich: Bismarck. С. 27.
  8. Ullrich: Bismarck. С. 27; Gall: Bismarck. С. 42-49.
  9. Theodor Wengler: Der Provinzialverband Pommern. Verzeichnis der Mitglieder des Provinziallandtages. Veröffentlichungen der Historischen Kommission für Pommern, Reihe V, Band 44. Böhlau Verlag, Köln Weimar Wien 2008, ISBN 978-3-412-20109-8, С. 159. (нем.)
  10. Eberhard Kolb: Bismarck. C.H. Beck Wissen, München 2009, ISBN 3-406-56276-0, С. 13 (Google bücher) (нем.)
  11. Ullrich: Bismarck. С. 36.
  12. Ullrich: Bismarck. С. 38 f.
  13. Gall: Bismarck. С. 83.
  14. Ullrich: Bismarck. сс. 39-45 (45).
  15. Thomas Nipperdey: Deutsche Geschichte 1800—1866. Bürgerwelt und starker Staat. 6., durchgesehene Auflage. C.H. Beck, München 1993, ISBN 3-406-09354-X, С. 316, 673. (нем.)
  16. Gall: Bismarck. С. 123.
  17. Gall: Bismarck. С. 141 f.
  18. Gall: Bismarck. С. 148.
  19. Ullrich: Bismarck. С. 48.
  20. Ullrich: Bismarck. С. 46-52; Gall: Bismarck. С. 161 f.
  21. Ullrich: Bismarck. С. 52.
  22. Ullrich: Bismarck. С. 53-58.
  23. Gall: Bismarck. С. 201.
  24. Ullrich: Bismarck. С. 59; Gall: Bismarck. С. 242.
  25. Gall: Bismarck. С. 246 f.
  26. Otto von Bismarck: Gedanken und Erinnerungen, insbesondere Teil III (erst 1919 erschienen)
  27. Nipperdey: Bürgerwelt. С. 759 f.
  28. Zit. n. Ullrich: Bismarck. С. 61. — (GHDI-Document) Auszug aus Bismarcks "Железом и кровью"-Rede (1862)
  29. Gall: Bismarck. С. 324.
  30. «Wenn wir geschlagen werden […] werde ich nicht hierher zurückkehren. Ich werde bei der letzten Attacke fallen.» Ullrich: Bismarck. С. 75.
  31. «Soll Revolution sein, so wollen wir sie lieber machen als erleiden.». Ullrich: Bismarck. ст. 79.
  32. «ein willkürliches, nur nach subjektiven Gründen bestimmtes Eingreifen in die Entwicklung der Geschichte hat immer nur das Abschlagen unreifer Früchte zur Folge gehabt; und daß die deutsche Einheit in diesem Augenblick keine reife Frucht ist, fällt meines Erachtens in die Augen.» Gall: Bismarck. С. 415 f. (нем.)
  33. Gall: Bismarck. С. 406.
  34. Die ursprüngliche und die von Bismarck bearbeitete Fassung der Emser Depesche (GHDI-Document). (нем.)
  35. Ullrich: Bismarck. С. 87-89.
  36. Gall: Bismarck. С. 438.
  37. Beispieldokument zur Auseinandersetzung zwischen Bismarck und dem Militär(Dezember 1870) (GHDI-Document). (нем.)
  38. Gall: Bismarck. С. 447 f.
  39. Schreiben Bismarcks an Ludwig II. von Bayern (27. November 1870) (GHDI-Document). (нем.)
  40. Ullrich: Bismarck. С. 90-94; Gall: Bismarck. С. 461 f.
  41. Ullrich: Bismarck. С. 102 f.
  42. «Mein Öl ist verbraucht, ich kann nicht mehr.» Ullrich: Bismarck. С. 111. (нем.)
  43. Vgl. Philipp zu Eulenburg, Die Tragödie Herbert Bismarcks, in: Aus fünfzig Jahren, Berlin 1923, С. 81-107, також Ullrich: Bismarck. С. 111—114. (нем.)
  44. Wilfried Loth: Das Kaiserreich. Obrigkeitsstaat und politische Mobilisierung. Dt. Taschenbuch-Verl., München 1996, ISBN 3-423-04505-1, С. 44-50. (нем.)
  45. Rudolf Morsey: Bismarck und das Zentrum. In: Lothar Gall (Hrsg.): Bismarck und die Parteien. Paderborn 2001, С. 43-72, hier: С. 48-51. (нем.)
  46. «Mein Leben erhalten und verschönern zwei Dinge, meine Frau und Windthorst. Die eine ist für die Liebe da, der andere für den Haß.» Цитата из Ullrich: Bismarck. С. 105; Loth: Kaiserreich. С. 53; Gall: Bismarck. С. 473.
  47. «Eine Fraktion kann sehr wohl die Regierung unterstützen und dafür einen Einfluss auf sie gewinnen, aber wenn sie die Regierung regieren will, dann zwingt sie die Regierung, ihrerseits dagegen zu reagieren.» Ullrich: Bismarck. С. 108.
  48. Gall: Bismarck. С. 497.
  49. «Vernichtungskrieg führen durch Gesetzesvorlagen, welche die sozialdemokratischen Vereine, Versammlungen, die Presse, die Freizügigkeit (durch die Möglichkeit der Ausweisung und Internierung) […] träfen.» Ullrich: Bismarck. С. 106.
  50. Ullrich: Bismarck. С. 108.
  51. Gall: Bismarck. С. 604.
  52. Подробнее об отношении Бисмарка к полякам: Deutsche-und-Polen.de (нем.).
  53. «Aber das kann man nicht von mir verlangen, dass ich, nachdem ich vierzig Jahre lang Politik getrieben, plötzlich mich gar nicht mehr damit abgeben soll.» Ullrich: Bismarck. С. 122.
  54. «Bei nichts, was misslungen ist, will er beteiligt gewesen sein, und niemand lässt er neben sich gelten.» Ullrich: Bismarck. С. 7.
  55. Ullrich: Bismarck. С. 7 f.
  56. 6. Absatz in: Zur Geschichte des Liedes «Der Gott, der Eisen wachsen ließ» von Ernst Moritz Arndt (1769—1860). (нем.)

[править] Ссылки


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты