Ариадна Александровна Скрябина

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Ариадна Скрябина

Sara Knout - Cropped.jpg


Дата рождения 26 октября 1905 года
Место рождения Италия
Дата смерти 22 июля 1944 года
Место смерти Тулуза, Франция


Род деятельности поэт



Язык творчества русский



Ариадна Скрябина и Довид Кнут. Париж, осень 1939 года.

Ариадна Александровна Скрябина (также Сарра Фиксман или Сарра Кнут, урождённая Ариадна Александровна Шлёцер, также имела подпольную кличку Регина, фр. Régine) — русская поэтесса, участница французского Сопротивления, во время Холокоста спасшая сотни еврейских детей[1].

Содержание

[править] Ранние годы

Ариадна Скрябина родилась 26 октября 1905 года в Больяско в Италии в семье русского композитора А.Н. Скрябина и пианистки немецкого происхождения Т.Ф. Шлёцер.

[править] Еврейская деятельница

В начале 1924 года вышла заму за композитора и дирижёра «Театра Старой голубятни» еврея Даниэля Лазарюса, от которого родила двух дочерей Татьяну-Мириам и Жильбер-Элизабет-Бетти.

В 1934 году (по другим данным, ещё с первой половины 1920-х годов) начала встречаться с поэтом Довидом Кнутом и стала ярой сионисткой и защитницей евреев от антисемитизма, усиливавшегося в 1930-х годах в Европе. Так она заявила:

Антисемитизм извечен, как ненависть лакея к своему господину. Эта ненависть обращена на всякого, кто имеет какие-нибудь преимущества перед другими. А цивилизованный мир живёт духовными богатствами иудаизма. Поэтому, само собой, он может только ненавидеть евреев.

Ариадна Скрябина считала, что надо искоренять антисемитизм, как пишет В. Хазан:

Еврейство явилось к ней не в виде абстрактной идеи, а как необоримая страсть, поглотившая все существо. О том, с какой непримиримостью относилась Ариадна к малейшим проявлениям антисемитизма, свидетельствуют многие мемуаристы. Однажды кто-то в ее присутствии заподозрил в антисемитизме поэта Г<еоргия> Иванова. «Следует раздавить его, как клопа, поставить к стенке».

Андрей Седых писал:

Ариадна не знала полумер,​ не умела останавливаться на полпути. Она полюбила Довида Кнута, полюбила еврея и сама перешла в еврейство. Как все прозелиты, в своей новой вере она была необычайно страстна, порой даже нетерпима. Однажды Кнут пришел с ней в редакцию «Последних новостей». Возник беспорядочный разговор, и кто-то рассказал в шутку еврейский анекдот. Как разволновалась Ариадна! Слезы брызнули из ее глаз. Мы с Довидом долго старались ее успокоить, а она все не могла простить нам этот еврейский анекдот.

В разговоре с переводчиком и сионистским деятелем Лейбом Яффе, она сформулировала, что видит только два способа «решить арабскую проблему»: выгнать арабов с нашей земли или перерезать им всем горло.

Ариадна Скрябина считала «Протоколы сионских мудрецов» подлинным руководством, как надо «организовывать подпольную работу».

Описан и такой случай: уже после начала Второй мировой войны, в доме Кнутов оказался бежавший из оккупированной Польши писатель Юлиан Тувим с женой Стефанией. Они оба были евреями, но Стефания стеснялась своего еврейства и не признавалась в нём. В разговоре Стефания сказала, что еврейские лица редко бывают красивыми из-за слишком длинных носов. Ариадна возразила, что по ее мнению «гойские лица похожи на задницу».

С мужем придерживалась идей ревизионизма в политическом сионизме.

Рассказывают, что она по-солдатски встала навытяжку, встретив Зеэва Жаботинского в каком-то кафе.

В начале 1939 года соорганизовала выпуск газет Affirmation («Утверждение»), которая была направлена на пробуждение национального самосознания евреев.

В августе 1939 году с Кнутом, и Евой Киршнер — получили приглашение в Женеву на XXI Сионистский конгресс, посвящённый Белой книге; как члены редколлегии Affirmation они были допущены на все заседания конгресса.

1 сентября 1939 года Кнута мобилизовали во французскую армию.

30 марта 1940 года Довид Кнут и Ариадна поженились, а в мае Ариадна прошла гиюр, окунулась в микву и приняла иудаизм, получив имя Сарра и фамилию Кнут.

Были и негодовавшие по поводу перехода православной женщины в иудейство, и даже Зинаида Гиппиус написала:

Гуляли поздно, встретили Кнута с его противной женой (б<ывшей> Скрябиной). Эта жена его уже десятая. Перешла в жидовство, потому что Кнут стал не столько поэтом, сколько воинствующим израильтянином. «Кровь Его на нас и детях наших».

После разгрома немецкими войсками Франции, Сарра Кнут с мужем бежали в Тулузу.

К концу 1941 года Сарра и Давид Кнуты написали брошюру под названием «Что делать?» (фр. Que faire?), посвящённую проблемам евреев вообще и текущему положению дел в частности; в этом труде обосновывалась необходимость создания еврейской подпольной организации. Кнут позвал нескольких сионистов Тулузы и прочитал им брошюру. Присоединиться лишь Авраам Полонский, но затем, за 4 года работы к организации присоединилось 1 952 человека.

Сначала подпольную организацию назвали Bnei David («потомки Давида»), но в июне 1944 года переименовали в Organisation Juive de Combat («Еврейская армия», OJC, ЕА). Членов OJC вербовали среди инженеров фирмы Полонского, студентов Тулузского университета и в синагогах.

Новобранка Анна-Мари Ламбер так описала ритуал посвящения:

Я оказалась в тёмной, как ночь, комнате, напротив меня кто-то сидел, но я видела только резкий свет фонаря, направленный прямо мне в лицо. На столе лежал флаг, а рядом – Библия. Я должна была повторять слова присяги, не снимая руки с Библии. «Клянусь оставаться верной Е(врейской)А(рмии) и подчиняться её командирам. Да здравствует мой народ! Да возродится Эрец-Исраэль! Свобода или смерть!» – услышала я свой голос. В темноте кто-то произнёс: «Отныне и впредь вы в Е(врейской)А(рмии)». Зажёгся свет, и я увидела, что напротив сидит Ариадна и что флаг сшит из двух простыней —​ белой и голубой. На всех нас сильнейшее впечатление производило ощущение некой мистической силы по другую сторону стола.

Сарра активно участвовала в подпольной работе, и поэт Клод Виже говорил о ней:

Фанатичная, как все истинные неофиты, она покрывала позором язычников и христиан, заставляла своего мужа <…> строго соблюдать ритуалы, от которых он давным давно отошёл, <…> мечтала о полном возрождении наследия иудаизма, о возвращении в Сион, о воплощении в жизнь мистического предвидения израильских пророков. Она следовала жестким правилам раввинистического учения, <…> невзирая на огромные внешние трудности и на внутренние конфликты её неистовой натуры.<…> Она выражала то презрение к неевреям, которое свойственно христианским женщинам, недавно перешедшим в иудаизм.

Поначалу члены OJC занимались тем, что приносили интернированным из Германии еврейским беженцам продукты.

Сарра Кнут считала главными врагами евреев британцев, а не немцев: ведь это английская полиция в Эрец-Исраэль поддерживала арабских боевиков, не давала вооружаться евреям, не пускала евреев в страну.

Когда правительство Виши стало издавать антисемитские законы, декреты и циркуляры, стало известно об облавах, чистках и их депортации, Сарра Кнут и OJC стала рассматривать немецкий национал-социализм и местный коллаборационизм как главного врага.

Подпольщики OJC добывали оружие и секретную информацию, укрывали еврейских детей, ортодоксальных евреев, а также переправляли еврейских беженцев в Швейцарию и Испанию, распределяли полученную через Швейцарию помощь от международных еврейских организаций, выпускали газету «Кан мэм», совершали диверсии против оккупантов и их пособников.

Самой трудной и опасной задачей была переправка детей, чьих родителей депортировали в концлагеря. Этой работой Сарра Кнут занималась одна или с помощницей. В каждую группу входило до 30 детей от 7 до 12 лет, переправляли их в поездах. По железной дороге, перевозили и оружие.

OJC проводили и боевые операции. В районе Чёрных гор под Тулузой англичане регулярно сбрасывали оружие для французских партизан (маки). Но французы не всегда приходили к назначенному месту, и тогда это оружие доставалось еврейским подпольщикам. В основном бойцы ЕА занимались устранением «физиогномистов» — агентов гестапо, высматривающих и выслеживающих евреев на улицах. После нескольких успешных акций OJC, желающих пополнять ряды «физиогномистов» не оказалось, и эта сеть осведомителей закончила своё существование.

Сарра стала привлекать к подпольной борьбе свою дочь Бетти, которую отговорила принимать католичество.

В ноябре 1942 года полиция арестовала Арнольда Манделя — члена OJC. Манделю было поручено встретиться в Лурде с аббатом, якобу сочувствующим еврейскому подполью. Но аббат заманил Манделя в ловушку. В полиции Мандель выдал имя и адрес Кнута. Подпольщики узнали об этом через своих осведомителей, и когда полицейские нагрянули с обыском, никаких доказательств подпольной деятельности Кнута они не обнаружили. Тем не менее, оставаться во Франции Кнуту было опасно. Было решено отправить его в Швейцарию. Кнут просил Сарру уехать вместе с ним, тем более, что она была на 2 месяце беременности. Ариадна отказалась — нужно было переправлять за границу чужих детей. Кнут уехал один. На посту командира OJC его сменил Авраам Полонский.

22 мая 1943 года родила сына Иосифа, про которого сказала: «Этот ребёнок узнает свободу. Он будет жить в еврейском государстве!»

Пока Кнут был далеко, в 1944 году Сарра, как говорили, изменила ему с молодым бойцом Еврейской армии Раулем Леоном.

22 июля 1944 года погибла в Тулузе оказавшись застигнутой оккупантами (Рауль Леон был в ходе боя тяжело ранен, но выжил, репатриировался в Израиль): её расстреляла полиция оккупационного режима Виши.

Была посмертно награждена Военным крестом с Серебряной звездой и Медалью Сопротивления.

[править] Потомки (от разных браков)

Сын, Иосиф (Йоси) Кнут (родился 22 мая 1943 года) действительно репатриировался в Израиль, служил в Цахале, изучал французскую литературу в Тель-Авивском университете, писал книги, стихи.

Дочь, Бетти Кнут, стала бойцом Лехи.

Сын Эммануил Межан (Эли Маген; родился 28 июня 1935 года) в 1945 году репатриировался в Израиль, жил в кибуце Гева. Окончил мореходное училище в Хайфе, стал моряком ВМС Израиля. Демобилизовавшись, до 1960 года служил в торговом флоте, затем выучился игре на гитаре в Тель-Авиве, поселился в Рош-Пинне, преподавал игру на гитаре.

Её внук Елиша Абас стал пианистом.

Дочь Татьяна-Мириам Деган (Корнман; родилась 3 февраля 1925 года) вышла замуж за композитора и пианиста Роберта Корнмана, была соавтором некоторых музыкальных проектов мужа, написала книгу «Благотворная жажда» — беллетризованные воспоминания о своей матери и Довиде Кнуте.

[править] Источники

[править] Литература

  • Томпакова О. М. Бесподобное дитя века. Ариадна Скрябина. — М.: Музыка, 1998. — 32 с. — ISBN 5-7140-0663-1.
Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты