Кровавое воскресенье (9 января 1905 года)

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Секретные материалы. Кровавое крещение

Кровавое воскресенье — расстрел демонстрации рабочих в Петербурге 9 января (по новому стилю 22 января) 1905 года правительственными войсками

Содержание

[править] Предпосылки

"Объективно рассуждая нельзя не признать его заслуг перед революцией: он проявил недюжинную политическую негибкость и сделал достаточно необдуманных шагов… без активного участия Николая II революция в России была бы невозможна". Зимовский А. Николай II и II съезд РСДРП// СБ Беларусь сегодня 26. 07. 2008. №137 с.8

"Во все времена на всех флотах мира корабельных бунтовщиков вешали на реях... Но Российская империя была уж слишком либеральна. На том и сгорела". В. Суворов. Очищение.

Причинами подъема политической активности российского общества осенью-зимой 1904 г. определенно были трудности в экономике и неудачи в войне с Японией. Это, в свою очередь, обострило проблему нерешенности ряда других вопросов политики, экономики и национально-религиозного аспекта в России. Политическая оппозиция стала обретать вес в обществе. Это было время, когда любой клуб по интересам мог превратиться в политическую партию. Созданная в 1904 г. священником Г. А. Гапоном культурно-просветительская организация профсоюзного типа "Собрание русских фабрично-заводских рабочих" также была втянута в этот процесс. Но не следует думать, что эта организация, насчитывавшая тысячи членов и сочувствующих, сразу превратилась в политическое движение.

Первоначально контакты с политической оппозицией и идея составления рабочей петиции царю имели место в основном в «верхах» Собрания, которое составляли Гапон и его окружение. И они ждали удобного момента, чтобы заявить о себе, как о политическом движении. Гапон позднее вспоминал: «…наша рабочая петиция должна быть подана только в один из критических моментов вроде падения Порт-Артура, поражения эскадры Рожественского, казавшегося неизбежным, но и при таких обстоятельствах необходимо было поддержать ее соединенными усилиями рабочего класса» (см.1, c.75).

21 декабря 1904 г. пал Порт-Артур, а во время рождественских праздников на Путиловском заводе Петербурга были уволены четверо рабочих — членов Собрания. Этим шагом дирекция завода бросила вызов Собранию. Историки-марксисты усматривают в этом явную провокацию: дирекция Путиловского завода, якобы, хотела подорвать влияние Собрания в среде рабочих. Либералы и консерваторы, включая монархистов, обходят этот вопрос стороной. Однако более логичным представляется, что дирекция Путиловского завода просто не подумала о последствиях. Гиганту оборонной промышленности воюющей страны вовсе не нужны были конфликты с рабочими. Увольняя четырех путиловцев, администрация завода, по-видимому, рассчитывала, что им помогут материально их товарищи по Собранию. К тому же директор Путиловского завода Смирнов был человеком несговорчивым (за что его убили в 1917 г.) Он не пошел на уступки, когда это была еще возможно. Когда же администрация завода решилась принять обратно троих из четырех рабочих, было уже поздно: рабочие стали требовать большего (см.2, c.103).

Итак, в ответ на отказ дирекции Путиловского завода принять обратно рабочих и уволить мастера, который их рассчитал, 3 января началась забастовка. В обстановке всеобщего недовольства эта стачка охватила весь рабочий Санкт-Петербург за несколько дней. Причем требования бастовавших носили уже 6олее широкий характер: введение восьмичасового рабочего дня, установления минимума заработной платы и т.п. Члены Собрания во главе с Г. А.Гапоном решили изложить свои экономические и политические требования царю в форме петиции.

Едва ли автором петиции, выражавшей основные требования того времени был один человек. Но видится, что на содержание ее положений оказала влияние и либеральная интеллигенция, и социал-демократы (см. 3, c.86). Возможно, Гапону принадлежат наиболее "эмоциональные" части петиции, например, вступительные слова, и заключение, а собственно требования, изложенные по пунктам, вероятно, формулировал кто-то из его помощников. Возможно, что Гапон редактировал всю петицию, добавляя в формулировку положений документа эмоциональные формулировки, несвойственные официально-деловому стилю. Например, требования 6-7 раздела 3 «Меры против гнета капитала над трудом» звучат так: «Нормальная заработная плата – немедленно. Непременное участие рабочих в выработке законопроектов о государственном страховании рабочих – немедленно» В рабочей петиции излагались требования созыва Учредительного Собрания, установления демократических свобод и широких социальных реформ (см. 4).

Как уже было упомянуто выше, петиция была веянием времени. Гапон провозглашал то, что российская общественность хотела бы услышать, но делал это так, как не смог бы никто другой. Даже его эмоциональная окраска петиции как юридического документа давала ему преимущество: такой язык больше нравился рабочим, чем юридическая терминология; к тому же политическая неграмотность Гапона отделяла его от политической оппозиции, то есть от «врагов царя». 5-6 января, когда петиция еще дорабатывалась, уже шла активная пропаганда Гапоном и Собранием идеи похода с ней к Зимнему дворцу (см. 3, c.89). После того, как была напечатана петиция, 8 января Гапон встречался с министром юстиции Муравьевым, написал письма царю и министру внутренних дел Святополк-Мирскому и, таким образом, дал властям понять, что шествие к Зимнему дверцу состоится непременно. У царя оставался выбор: либо принять делегацию Гапона, а значит -- сесть за стол переговоров с политической оппозицией, либо разогнать шествие любой ценой, а значит – «нет у нас больше царя», как позднее выразился Гапон.

Почему власти не предотвратили шествие? Историк-монархист С. Ольденбург приводит «слабость полицейского аппарата» как довод в защиту царя (см. 5, c.265). К тому же 6 января градоначальник Петербурга Фуллон распорядился расклеить объявления предупреждения не принимать участия в каких-либо «многолюдных сборищах», так как к устранению всякого массового беспорядка будут приняты предписанные законом решительные меры» (см. 6, с.69 цит. по: 3, c.21). Но всего этого было уже недостаточно: народ был буквально одержим идеей шествия к царю с петицией (см. 7, c.34). Кордоны войск, оцепившие рабочие кварталы не смогли бы устрашить демонстрантов, которые были «готовы принять и мученическую смерть» (см. 7, c.34).

Что касается «слабости полицейского аппарата», о которой говорит Ольденбург, то он ссылается на пример кишиневского еврейского погрома как оправдание действий властей. Но кишиневский погром произошел на Пасху, когда полиция и армия не были в боевой готовности, кишиневский губернатор был в растерянности от происходившего (см. 5, c.203). В отличии от гражданских беспорядков в Кишиневе, в Санкт-Петербурге события разворачивались на глазах у властей и правительство могло подготовиться к ответным действиям. К тому же с трудом верится, что у государства, в котором правил абсолютный монарх, был слабый полицейский аппарат, при этом способный финансировать организации Зубатова и Гапона.

[править] Шествие и расстрел

9 января шествие пошло четырьмя колоннами к Зимнему дворцу в форме крестного хода. Царя в городе не было. Перед армией и казаками, стянутыми в город была поставлена задача остановить шествие. Ни холостые залпы, ни попытки казаков рассеять колонны демонстрантов не остановили его. Кровь пролилась и у Нарвской заставы, где шествие возглавлял Гапон, и на Шлиссельбургском тракте, и на Выборгской стороне, и на Васильевском острове. По официальным данным погибло и умерло от ран 130 человек и 299 получили несмертельные ранения (см. 8 цит. по: 2, c.129). Американский историк Р. Пайпс говорит о 200 убитых и 800 раненых (см. 7, c.35). Ленин, опираясь на данные журналистов, утверждал, что пострадало более 4600 человек (см. 9, c.227). Разумеется, при таких обстоятельствах трудно подсчитать точное число жертв и потерпевших. Но наиболее правдоподобными видятся цифры, приведенные официальными источниками. В задачу армии и казаков входило остановить шествие, а не перебить его участников. Иначе бы Гапону не удалось уйти живым после стрельбы у Нарвской заставы, а он возглавлял демонстрацию. Цифры официальных источников, приведенные в докладе директора департамента полиции Лопухина содержат по меньшей мере две причины, по которым их можно считать достоверными: во-первых правительственному чиновнику нет необходимости, да и опасно, лгать главе государства, во-вторых в докладе сообщается сколько человек погибло сразу, а сколько – умерло от ран и когда.

Есть основания считать, что во время волнений, вызванных расстрелом этой демонстрации, жертв не было или почти не было. В своем докладе царю директор департамента полиции Лопухин сообщал об избиениях толпой отдельных полицейских и военных в тот же день после расстрела (см. 8 цит. по: 2, c.129). Если бы были новые жертвы, царю об этом было бы доложено. Сообщения о крупных баррикадных боях 9-11 января приводил в ряде своих статей Ленин. Однако под глубокое сомнение ставят приведенную им информацию такие его фразы как: «Рабочие захватили, говорят, сестроререцкий оружейный склад» (см.9, c.202). Ленин цитирует письмо анонимного очевидца, сообщение газету «Таймс» и некого французского корреспондента, достоверность которых проверить трудно (см.9, c.226, 228-229, 243). А также использует общие фразы, вроде: «Вопреки лживым правительственным сообщениям, кровь льется во многих и многих частях столицы» (см.9, c.202). Причем единственное правительственное сообщение о сооружении и защите баррикад на Шлиссельбургском тракте и в других местах Санкт-Петербурга 10 января, приведенные Лениным в этой серий статей, не содержит данных о кровопролитии (см.9, c.228).

Лопухин упоминает, что во время шествия 9 января «…на Васильевском острове незначительная группа рабочих, руководимая действительными революционерами, сооружала баррикаду из телеграфных столбов и проволоки и водружала на ней красный флаг». Далее он признает, что эта акция революционеров не вызвала ожидаемого ими народного волнения (см. 8 цит. по: 2, c.128)

Среди погибших 9 января были двое полицейских. По одной из версий объяснения случившегося их убили солдаты во время расстрела у Нарвской заставы (эти полицейские, по объяснению Гапона, шли во главе колонны и расчищали путь шествию) (см.1, c.96-97). Но это может и не означать, что власти выделили полицейских для того, чтобы привести демонстрантов «на убой». Полиция могла сопровождать колонну для предотвращения давок на дороге и, возможно, чтобы не допустить проникновения в ряды демонстрантов революционных агитаторов. Вероятно, они были убиты шальными пулями, когда солдаты открыли огонь на поражение, чтобы остановить шествие. Есть также версия, что одного из них застрелил неизвестный студент, но это не меняет всей картины произошедшего.


[править] Последствия

"Разочарованный жизнью бывший жандармский полковник писал, что «не может больше находиться наедине со своей измученной душой». В следующем роковом 1917-м году Сергей Зубатов покончит с собой". Гельман З. Любимая женщина полковника Зубатова//Союз Беларусь-Россия 23.10.2008. №40, с.4

Революционные события 1905-1907 гг., последовавшие за «кровавым воскресеньем» показали, что неправомерно обвинять во всех бедах Российской империи Гапона или политическую оппозицию, подобно тому, как неразумно винить в развале СССР только последних его руководителей. Экономический кризис, поражение в войне с Японией, нерешенность ряда социальных, этнических и иных вопросов способствовали росту интереса к политике в народных массах, и в какой-то степени, склонили население России к борьбе с самодержавной властью. В принципе если бы не были допущены многолетние просчеты династии Романовых, а не только одного Николая ІІ, то, возможно, Россия не пережила бы Гражданскую войну и последовавшие за ней политические репрессии. Однако историю создают несовершенные люди, работающие в команде с другими несовершенными людьми. Поэтому даже те начинания, которые видятся прогрессивными, могут приводить к большим трагедиям. Именно трагедией, которую никто не желал, стало событие, вошедшее в историю под названием «кровавое воскресенье».

Кстати 19 января 1905 г. царь принял другую рабочую делегацию (участников которой, согласно некоторым данным, подбирала полиция) и пообещал делегатам выплатить 50 000 рублей жертвам «кровавого воскресенья» (см.10, c.245). Этот жест со стороны царя показывает как его характерологическую нерешительность, так и то, что власти не хотели кровопролития. И в целом, при Николае II казнили нечасто. Исключение – в период революции 1905-07 гг., когда писатель Вл. Короленко заметил, что казнь перестала быть событием.

Анализируя политику правительства последнего императора России, вышеупомянутый американский историк Р. Пайпс отмечает сочетание «уступок и репрессий» как обычную реакцию царского режима на политические волнения. Он пишет, что «Первая русская революция была тоже, в конце концов, остановлена ценой крупных политических уступок, фатально ослабивших русскую монархию.» (см.7, c.13) Другими словами, власть вела себя непоследовательно: хотела сохранить самодержавие, но и была не готова бороться за статус-кво ценой любой крови, как это делали Ирод Великий, Иван Грозный, Сталин и др. А уступки власти политической оппозиции действительно «фатально ослабили русскую монархию». В действительности, без расстрела мирной демонстрации в «кровавое воскресенье» не могло быть победы Февральской революции, когда Николай II не позволил верным ему военным частям подавить волнения в Петрограде, а, в конце концов, без боя отдал власть – отрекся от престола.

[править] Литература

1. Гапон Г. А. История моей жизни. Ростов н/Д, 1990

2. Ардамадский В. И. Перед штормом (роман-хроника). М., 1989

3.Ксенофонтов И. Н. Георгий Гапон: вымысел и правда. М., 1996

4. Петиция петербургских рабочих 9 января 1905 г.//www.magester.msk.ru./library/trotsky/trotl196

5. Ольденбург С. С. Царствование императора Николая II., т. 1, М., 1992

6. Безбах С. А. Великий урок. Л., 1934

7. Пайпс Р. Русская революция., ч. 1, М., 1994

8. Доклад директора департамента полиции Лопухина царю о событиях 9 января 1905 г.//ГАРФ ф. 826, д. 47

9. Ленин В. И. ПСС., т. 9

10. Очерки по истории СССР. Хабаровск, 1941

Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты