Христиан Иогансон

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Christian Johansson.jpg

Христиан Петрович Иогансон (имя при рождении — Pehr Christian Johansson; 8 (20) мая 1817, Стокгольм — 12 декабря 1903, Санкт-Петербург) — артист балета и педагог, много лет работал в России в Петербургской императорской труппе.

Содержание

[править] Начало балетной деятельности

Родившись в Стокгольме, будущий артист сначала там же окончил Шведское королевское театральное училище по классу хореографии, в 1836 вышел на сцену стокгольмского Королевского театра, а затем совершенствовался в Копенгагене у Августа Бурнонвиля[1].

[править] Приезд в Россию

В 1841 году он, молодой танцовщик, прибыл в Санкт-Петербург. Причем прибыл сам, без приглашения и заключения контрактов — хотел посмотреть на гастролировавшую в те годы в Петербургской труппе великую балетную танцовщицу Марию Тальони. Посмотрел. Заинтересовался русским балетом и попросился на службу в императорскую труппу[2]. Ему разрешили показать дебют (в то время так назывался современный кастинг), дебют прошел удачно (в партнерстве с Е. И. Андреяновой[3]), и молодой танцовщик был принят на службу и определен на главные роли, став партнером столь восхищавшей его Марии Тальони.

[править] Деятельность на Петербургской сцене

Христиан Иогансон оказался великолепным классическим танцовщиком-виртуозом героического амплуа, представителем французской школы, и пользовался огромным зрительским успехом, что немало смущало его партнеров и даже партнерш, которые на его фоне выглядели не столь блестяще. Во всяком случае звезда русского балета Елена Андреянова после того, как осенью 1843 года выступала с ним в паре во время поездки в Москву в балетах «Жизель», «Гитана», «Герта»[1], больше с Иогансоном танцевать не пожелала. Источники утверждают, что она боялась выглядеть хуже своего партнера и ее партнером по «Жизели» долгое время был француз Эмиль Гредлю. Но в 1846 году Гредлю решил вернуться во Францию. Срочно потребовался новый танцовщик-европеец (русские фамилии на русской сцене не котировались). А поскольку она находилась в особых отношениях с директором императорской труппы Александром Михайловичем Гедеоновым, все капризы примы безоговорочно выполнялись. Дело кончилось тем, что из Европы срочно был выписан новый танцовщик, прибывший вместе со своим известным папой, — Мариус Петипа[2]. Вот таким совершенно случайным образом началась новая эпоха русского балета — эпоха Мариуса Петипа.

Иогансон.JPG

Но даже несмотря на такое отношение дамы сердца директора императорской труппы Христиан Иогансон прочно занимал первое положение в Петербургском балете. Он был не только технически великолепен, но и обнаружил немалое актерское дарование, создавая пантомимные насыщенно драматические роли. В этом списке — партии в постановках Жюля Перро, сыгранные им на сцене Большого Каменного театра: Колен — «Тщетная предосторожность» (1848, по редакции Шарля Дидло, который в свою очередь ставил спектакль по хореографии самого автора балета Жана Доберваля), Пьер Гренгуар — «Эсмеральда» (с 1849 года, поначалу эту же партию исполнял сам балетмейстер Жюль Перро), художник Сальватор Роза — «Катарина, дочь разбойника» (1853); в балете М. Петипа «Баядерка» — Дугманта (1877).

Критика отмечала его подчёркнутое изящество манер и позировок, что выдавало в нём приверженца эстетики ушедшего «галантного» века[3]. В 1857 году «Санкт-Петербургские ведомости» о его бенефисе писали: «Он совершенствуется с каждым годом, становится легче. В два воздушных пируэта перелетал он через всю ширину огромной сцены, и так легко, что, казалось, это не стоило ему ни малейших усилий. Легкость, мягкость, эластичность движений составляют преобладающие качества его танцев»; «Публика не раз аплодировала г. Иогансону за пируэт на воздухе, который состоит в том, что танцовщик поднимается от земли и, прежде нежели опять коснется ее, несколько раз поворачивается всем телом на собственной оси. Обе ноги танцовщика остаются в это время перпендикулярно вытянутыми к полу»[1].

Искусствовед и эссеист Аким Львович Волынский (1863—1926) делился своими воспоминаниями о Христиане Иогансоне: «Особенно выпукло рисуется нам фигура Иогансона, этого настоящего вождя мужского искусства на классической сцене. По происхождению это был человек холодного севера — швед. Сейчас преподносится мне облик его уже старых лет. У него были маленькие ноги с большим подъемом. Он одевал их в прюнелевые дамские сапожки с резинками по бокам. Это было почти смешно, но чрезвычайно трогательно в человеке, который искал в танцовщиках во всем и всегда выражения мужского духа <…> Весь насыщенный идеей движения, он казался выброшенным из музыки в мир реальности существом, для которого вне танца не было ничего. Все — танец, все — ритм, все — динамика плоти, передающей свет и бурю мужского духа»[4].

Он прослужил на сцене до 1884 г. Его артистическая деятельность была отмечена званием Заслуженный артист Императорского петербургского балета.

А преподавательскую деятельность вел до самого своего конца.

[править] Первый исполнитель партий

Христиан Иогансон исполнил множество партий в императорской труппе, перечислить все оказалось невозможным, он был занят почти во всем репертуаре. В 1843 году, в начале своей работы в России, выступая в качестве партнера Е.Андреяновой, исполнил множество партий в Москве, в том числе главную мужскую роль в балетах «Гитана, испанская цыганка» в постановке П. И. Дидье по хореографии Ф.Тальони[5], «Жизель», «Пери», «Герта» и др.

Во многих балетах стал первым в России исполнителем партий:

и др.

[править] Преподавательская деятельность

Христиан Иогансон. Шарж братьев Легат

Особое значение имела его педагогическая работа. Он преподавал женский классический танец в Петербургском театральном училище с 1860 (официально с 1869)[7], а иногда вел и выпускной мужской класс. Эти занятия были ежедневными[8]. К педагогической работе он подходил не менее творчески, чем к работе на сцене, выработав собственную методику, заключавшуюся, в первую очередь, в индивидуальном подходе к каждому ученику (в его случае — ученице). С какими-то из них он скрупулезно отрабатывал каждое классическое па, а вот своей ученице Анне Павловой, будущей звезде мирового балета, вполне прощал неумение выворотности, находя, что у нее есть иные достоинства, которые необходимо развивать.

Со своими ученицами

Он никогда не повторял собственных уроков, постоянно придумывая что-то новое, и глубоко презирал классическое обучение с его раз и навсегда установленными порядками, его уроки всегда носили импровизационный характер[9]. По некоторым источникам, даже сам Мариус Петипа посещал его уроки и использовал различные упражнения из педагогической системы Иогансона для своих дальнейших постановок[10]. Сам Христиан Петрович даже шутил по этому поводу: «Ну вот, старик Петипа опять украл у меня комбинацию и вставит ее в свой новый балет»[8].

Тамара Карсавина, ученица Х. Иогансона и также одновременно дочь его ученика Платона Карсавина, оставила свои воспоминания о Христиане Петровиче: «Это был уже очень старый человек, почти девяностолетний, слепой на один глаз. Но он еще преподавал, вел класс усовершенствования и был окружен всеобщим уважением, доходящим до благоговения. По такому случаю его сопровождали, опасаясь, что он сам не найдет дорогу. По окончании спектакля я увидела, как он уходил из партера, поддерживаемый под руки с обеих сторон братьями Легат. Среди зрителей был мой отец, он подошел поздороваться со своим бывшим учителем. Позже отец передал мне слова, сказанные ему стариком: „Предоставьте эту девочку себе, не учите ее. Ради бога, не пытайтесь отполировать ее природную грацию, даже недостатки — продолжение ее достоинств“»[1].

Рассказала о Христиане Иогансоне еще одна его выдающаяся ученица, Матильда Кшесинская: «…мне исполнилось пятнадцать лет и я перешла в класс Христиана Петровича Иогансона, уроки которого очень полюбила и потом занималась с ним, уже будучи артисткой. По происхождению он был швед, но в Петербурге успел обрусеть. Он был не просто преподавателем, а поэтом своего искусства, вдохновенным артистом и творцом. Он был мыслителем и наблюдателем и делал очень меткие замечания, которые помогали нашему художественному развитию. Его искусство было благородно, потому что было просто, да и сам он был прост, потому что был искренен. Каждое движение было у него полно смысла, выражало определенную мысль и настроение, и он старался то же передать нам. Это он дал мне основы для моего будущего развития, и я ему многим обязана в моей карьере»[11].

Среди учеников Христиана Иогансона множество выдающихся деятелей мирового балета: Платон Карсавин, Тамара Карсавина, Павел Гердт, Николай Легат, Сергей Легат, Мария Горшенкова, Прасковья Лебедева, Варвара Никитина, Мария Петипа (младшая), Матильда Кшесинская, Ольга Преображенская, Анна Павлова, Агриппина Ваганова, Евгения Соколова, Александра Вергина, Эльза Вилль, его собственная дочь Анна Иогансон.

В качестве его прощального бенефиса по распоряжению директора императорских театров В. А. Теляковского 20 января 1902 года на сцене Мариинского театра был дан балет «Дон Кихот», перенесенный из Московской труппы его хореографом А. А. Горским — это была петербургская премьера балета, с триумфальным фурором шедшего в Москве[12].

А как педагог Христиан Иогансон еще продолжил службу. Он работал в школе до самого конца своих дней[3][13].

Христиан Петрович Иогансон скончался 12 декабря 1903 года, отдав весь свой огромный талант России, где он появился однажды как зритель и где остался навсегда как выдающийся артист и педагог, и даже по русской традиции приобретя отчество.

Его дочь Анна Христиановна Иогансон в 1878 году[10] тоже взошла на балетную сцену Санкт-Петербургской императорской труппы.

[править] Источники

  1. 1,0 1,1 1,2 1,3 Христиан Иогансон (Christian Johansson) // Д. Трускиновская
  2. 2,0 2,1 Страницы истории балета: Новые исследования и материалы / Сост. Н. Л. Дунаева. Спб. Балтийские сезоны. 2009—312 с. ISNB 978-5-903368-45-0. Статья: Еще раз о том, как Мариус Петипа оказался в России. Автор: М. А. Ильичева
  3. 3,0 3,1 3,2 ИОГАНСОН в Балетной энциклопедии // Русский балет. Энциклопедия. БРЭ, «Согласие», 1997
  4. Блок Л. Д. Классический танец: История и современность. М.:"Искусство", 1987
  5. «ГИТАНА, ИСПАНСКАЯ ЦЫГАНКА» (Источник: Русский балет. Энциклопедия. БРЭ, «Согласие», 1997)
  6. «САЛЬТАРЕЛЛО, ИЛИ СТРАСТЬ К ТАНЦАМ» (Источник: Русский балет. Энциклопедия. БРЭ, «Согласие», 1997)
  7. Христиан Петрович Иогансон
  8. 8,0 8,1 История петербургского балета часть 1
  9. ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ БАЛЕТНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В РОССИИ (ПЕТЕРБУРГСКАЯ ТРАДИЦИЯ) Борис Илларионов, 2008.
  10. 10,0 10,1 Иогансон в энциклопедии балета (Источник: Балет. Энциклопедия, СЭ, 1981)
  11. М. Кшесинская. Воспоминания // Глава пятая. ИМПЕРАТОРСКОЕ ТЕАТРАЛЬНОЕ УЧИЛИЩЕ
  12. Теляковский В. А. Воспоминания 1898—1917. Пб., изд-во «Время», 1924
  13. Академия русского балета
Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты