Мышление (психология)

Материал из Циклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Гордон — Диалоги [156] Мышление о мышлении

Мышление — процесс преобразования фактов, информации, эмоций и т. д. в целостное и упорядоченное знание.

Мышление является фундаментальным свойством человека, и из-за этой фундаментальности ему трудно дать определение, опираясь на простые понятия. Консенсуса относительно того, как определить и понимать мышление нет.

Диалектический материализм, используя ленинскую теорию отражения[1], определяет мышление как процесс опосредованного и обобщенного отражения в мозге человека предметов объективной действительности в их существенных свойствах, связях и отношениях, в результате которого формируется интеллект личности[2].

Понимание мышления, его физических и метафизических аспектов: зарождение, функционирование, было и остается целью различных академических дисциплин: лингвистики, философии, психологии, нейронаук, исследований в области искусственного интеллекта, биологии, социологии, когнитивной науки.

Мышление помогает анализировать опыт, формировать и организовывать в мыслях модель мира, делать предсказания и планировать действия. Способность человека к абстрактному мышлению стала существенным преимуществом в эволюционном процессе[3][4].

Понятие «мышления» в истории философии[править]

Понятие мышления находится в тесной связи с понятиями «бытие», «материя», «человек», «познание», «знание», «идея» и т. д. Оно является фундаментальным в концептуальных системах знаний философов прошлого и современности. Понятие мышления (греч. — разум) и взаимосвязанные с ним понятия — «отражение», «образ», «ощущение», «понятие», «знание» — были сформированы античными философами (Гераклит, Анаксагор, Демокрит, Эпикур, Сократ, Платон, Аристотель и другими).

В концептуальных системах представителей классической немецкой философии (Иммануил Кант, Иоганн Готлиб Фихте, Фридрих Вильгельм Йозеф фон Шеллинг, Георг Гегель) мышление рассматривается как акт самодеятельности субъекта, который порождает различные интеллектуальные, мнимые феномены — понятия, принципы, законы, идеи, идеалы, то есть знания.

Иммануил Кант отмечал спонтанность актов мышления, априорный характер его деятельности, направленность на познание с помощью понятий, выделил уровни мышления — интуиция, рассудок, разум; типы и виды мышления — формально-логическое (благоразумное) и диалектическое (разумное), конкретное и абстрактное, практическое и теоретическое. Кант определил односторонность, ограниченность рассудка и антиномичность ума, установил связи «чистого» мышления с чувственностью, с внешним миром.

Георг Гегель определяет мышление как деятельность субъекта, направленную на познание мира в форме понятий (категорий). Высшей формой познания является наука (философия), которая познает Абсолютный дух. Мышление является познанием в понятиях (категориях) Абсолютного духа, вследствие чего формируется всеобщее знание

Современные концепции мышления[править]

На современном этапе мышление человека является объектом исследования многих наук: психологии, социологии, логики, теории искусственного интеллекта и других.

  • Психологическая концепция мышления строится на принципах единства деятельности и мышления, социоисторической и культурной детерминации, развития, системности, отражения. Современная психология выделяет в мышлении интеллектуальные процессы (планирование, проектирование, оценка, понимание и т. д.) и интеллектуальные операции (анализ, синтез, сравнение, обобщение и т. д.).
  • Социологическая и социально-психологическая концепция мышления.
  • Логико-философская концепция мышления.
  • Информационно-кибернетическая концепция мышления.
  • Эвристическая концепция мышления.

См. также[править]

Источники[править]

  1. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 29, стр. 195.
  2. http://psuhologia.in.ua/images/dustan/kzp5.pdf
  3. (2000) «The revolution that wasn’t: a new interpretation of the origin of modern human behavior». Journal of Human Evolution 39: 453–563. DOI:10.1006/jhev.2000.0435. PMID 11102266.
  4. (2003) «The Origin of Modern Human Behavior: Critique of the Models and Their Test Implications». Current Anthropology 44 (5): 627–651. DOI:10.1086/377665.