Дева Дуная (балет)

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
← другие значения
Костюмы к первой постановке: Мария Тальони — Флер де Шан, Жозеф Мазилье — Рудольф. Автор гравюры: Луи Малёвр (Louis Maleuvre). Источник: Национальная библиотека Франции
Лиз Нобле — Дама на празднике (балет «Дева Дуная»). Источник: Национальная библиотека Франции

«Дева Дуная» (фр. La Fille du Danube) — романтический балет в 2 актах 4 картинах[1]. Композитор Адольф Шарль Адан, автор либретто и балетмейстер Филипп Тальони.

Премьера: Парижская опера (Франция), 21 сентября 1836 года .

Это романтический балет с обязательным для этого жанра волшебным миром, уводящим от реалий действительности с ее бытовыми и социальными проблемами, когда искусство выводит в мир высоких красивых и сильных эмоций. Именно эта эстетика была присуща постановкам Ф.Тальони, которого Ю. А. Бахрушин называет романтическим балетмейстером[2]. Этот балет — впрочем, как и многие другие свои балеты, — Филипп Тальони придумал и поставил специально для своей дочери, выдающейся балерины романтического направления М. Тальони.

Содержание

[править] Сюжет

Героиня балета по имени Флёр де Шан — что значит Полевой цветок; это имя она получила, когда ее, сироту, нашли в поле среди цветов, — юная красавица, которой покровительствует Нимфа Дуная (в некоторых постановках главную героиню переименовали в Дочь Дуная[3]). Она любит и любима, ее избранника зовут Рудольф, он молодой оруженосец (или конюший[4], а еще по одной версии — сын[1]) важного и злого барона Виллибальда.

А сам барон как раз собирается жениться, но достойную невесту он пока не нашел и находится в поисках ее. Красавица Флёр де Шан привлекла его внимание, и на ней решил он остановить свой выбор. Влюбленные в отчаянии. Но никакие их мольбы на жестокого барона не действуют. И тогда, чтобы не выходить замуж за нелюбимого, юная красавица бросилась в Дунай. Рудольф, помрачившись рассудком, через некоторое время последовал за любимой. Там, на дне Дуная, они встретились. В конце концов, видя их такую великую любовь, волшебные силы возвращают влюбленную пару обратно на землю, к живым людям. Все заканчивается всеобщим счастьем.

[править] Премьера

Премьера балета прошла 29 сентября 1836 года в Парижской Опере[5].

Над постановкой работали: художники П. Л. Сисери, Э. Деплешен, Ж. Дитерле, Ш. Сешан и Л. Фёшер (декорации), А. д’Оршвиллер (костюмы); главные исполнители: Флёр де Шан — М. Тальони, Рудольф — Ж. Мазилье, барон Виллибальд — Л. С. Монжуа (Montjoie), дама на празднике — Л.Нобле[6][7], в других ролях: Амели Легаллуа (Amélie Legallois), Полин Леру (Pauline Leroux), Флорентина Гиллер (Florentine Guillier) и др.[1][8].

[править] В России

Следующая постановка прошла в России.

Это было время, когда все новейшие достижения французского балета немедленно переносились на русскую сцену[9], Россия четко впитывала культуру Франции, пытаясь не отстать ни в чем, даже знание французского языка считалось в дворянской среде более важным, чем русского.

В сентябре 1837 года отец и дочь Тальони, получив приглашение в русскую императорскую труппу с контрактом на пять лет, прибыли в Санкт-Петербург, куда на сцену Большого Каменного театра балетмейстер перенес свои спектакли «Сильфида» и «Дева Дуная». Oформителем «Девы Дуная» стал известный художник А. А. Роллер[10]. Русская премьера прошла 20 декабря 1837, в главной партии блистала Мария Тальони; Шарль Лашук — барон Виллибальд, Н. О. Гольц — Рудольф, Авдотья Овошникова (мать будущего танцовщика Ираклия Никитина) — Ирменгарда, Савицкая — нимфа Дуная, Андреянова 2 (Александра Андреянова) — молодая девушка, Эбергард — офицер барона, Артемьев (Дунай); исполнители танцевальных сцен: Эмиль Гредлю, Тальони, Андреянова 2, Шелихов 3, Самойлова, Андреянова 1 и др.[11]. Дальше в некоторых спектаклях Марию Тальони время от времени замещала Т. П. Смирнова[5].

Эта же постановка по хореографии Филиппа Тальони была перенесена в Москву на сцену московского Большого театра балетмейстером Т. Герино, поставившим балет на московскую приму Е. А. Санковскую, а сам Теодор Герино исполнил партию Рудольфа. Московская премьера была показана 18 декабря 1838 года, художник И. Браун, дирижёр Д. П. Карасёв[7]. Во втором составе партию Флёр де Шан исполняла Е. В. Сергеенко[6]. О Е. Санковской в балете «Деве Дуная» на московской сцене В. Белинский написал: «…В ее танцах столько души и грации, что восхищению зрителей нет пределов. Мы никогда не забудем этой грациозности, с какой Дева Дуная старается казаться неловкою и неуклюжею перед бароном Виллибальдом, — это очарование». А Теодор Герино заслужил от этого критика такие слова: «Г. Герино показал нам, что и мужчина мог иметь собственное значение в танцах. Он столько же превосходный актер, что и танцовщик — жесты его выразительны, танцы грациозны, лицо — говорит. Мимикою и движениями он разыгрывает перед нами многосложную драму»[4]. Журнал «Галатея» тоже восхвалял Теодора Герино: «В „Деве Дуная“ есть места, где он превосходен выражением лица: сцена безумия сыграна так, что лучше сыграть невозможно. Глаза его неподвижны; действия бессмысленны, видно только, что его преследует страх; каждое человеческое лицо обдает его ужасом. Он всегда будет в состоянии создать свои роли — у него есть воображение. Танцы его все отличаются вкусом; он умеет придать им характер местный и отличительный»[4].

Балет пользовался огромным успехом в России, в ее обеих столицах.

В 1839 году Тальони пригласил в Санкт-Петербург композитора. Адольф Адан выехал из Парижа в конце сентября и 13 октября прибыл в Петербург[12]. К дню его приезда сам император Николай I повелел дать в петербургском Большом театре балет «Дева Дуная» с Марией Тальони в главной партии и сам же со свитой посетил спектакль, а после представления был устроен официальный прием, где композитор А.Адан был лично представлен императору, и Николай Первый даже обратился к Адану с предложением сочинить кавалерийский марш для своей гвардии[12].

Дальше продолжилась успешная работа Адольфа Адана в России, начатая именно его балетом «Дева Дуная».

А вот по поводу самого Филиппа Тальони хроникер петербургской императорской труппы А. И. Вольф так высказался: «Что касается до Тальони-отца, то он как балетмейстер оказался гораздо ниже Дидло. Не будь у него такой исполнительницы для главных ролей, как дочь, имя его, конечно, осталось бы неизвестным»[13].

[править] Возвращение балета, XIX век

С тех пор прошли годы.

На петербургских сценах появлялись, сменяя друг друга, новые представления. Но память о выдающемся успехе балета «Дева Дуная» угасла не у всех. И вспомнил об этом балете император Александр II, который видел этот балет еще молодым человеком и был покорен им как зритель. Император решил вернуть на сцену когда-то восхитивший его спектакль и обратился в дирекцию императорских театров. Так началось возвращение балета на императорскую сцену.

Императорам в ту пору отказывать было не принято, и балет «Дева Дуная» вновь был поставлен в петербургской императорской труппе на той же сцене Большого Каменного театра — в 1880 году новым главным балетмейстером императосркой труппы Мариусом Петипа (в бенефис Е. Вазем), художник постановки Г. Г. Вагнер. Главные партии танцевали Е. О. Вазем и П. А. Гердт. Среди других исполнителей: Л. П. Радина — танец чардаш.

О предыстории этой постановки балета «Дева Дуная» и о воспоминаниях М. И. Петипа по этому поводу рассказывает сайт «Classic Ballet»:

В своих мемуарах Петипа рассказывает, что Александр II как-то в антракте балетного спектакля вспомнил виденный им в детстве прелестный балет с Марией Тальони, после чего директор театра немедленно заказал Петипа эту постановку. Знаменателен следующий фрагмент их диалога:
— Я хочу сделать государю приятный сюрприз и поставить «Деву Дуная».
— Превосходная мысль, ваше превосходительство.
— Знаете вы этот балет, г-н Петипа?
— Видеть не видел, ваше превосходительство, но много о нем слышал.
— Так я попрошу вас завтра же с утра быть у меня в конторе, мы все это обсудим.
Далее Петипа рассказывает, как прижимистый барон Кистер отказался от новых костюмов и декораций, использовав уже имеющиеся, и как после премьеры Его Величество император Александр Второй пришел на сцену в антракте и удостоил обратиться к нему со следующими словами: «Г-н Петипа, танцы вы поставили прелестно, но, право же, ни в одном, самом захолустном театре не увидишь таких ужасных декораций и костюмов» («Мариус Петипа. Материалы, воспоминания, статьи. Л., Искусство, 1971, с. 32»). В другом переводе это место звучит еще резче: «Но скажите, видали ли вы когда-нибудь в мизернейшем деревенском театре такое тряпье вместо костюмов и декораций?» («Мемуары Мариуса Петипа», СПб, 1996, с. 95)[7].

В целом постановка балета «Дева Дуная» относится к не самым достойным постановкам Петипа. И современная балетная критика это не замедлила отметить, хотя и восхвалила работу главных исполнителей — П.Гердта и Е.Вазем. Известный балетный журналист А. Н. Плещеев в хрониках «Наш балет…» писал, что постановка оказалось неудачной[14].

Сайт «Classic Ballet» цитирует рецензию из популярной в 19 веке газеты «Санкт-Петербургские ведомости»:

Критик «СПб Ведомостей» в своей рецензии на премьеру 1880 г. издевательски изложил либретто («Затем Дунай их благословляет и, понимая все неудобство подобного помещения для новобрачных, возвращает обоих утонувших любовников на свет Божий здравыми и невредимыми»), тоже весьма нелестно отозвался о сценографии и костюмах, и добавил: «Что нам сказать про танцы и действие вообще. Это все то же и то же, только под различными соусами. …»[7].

Нелестно отозвался об этом представлении и балетный критик 19 века К. А. Скальковский: «Этот балет, который во времена Тальони имел такой успех и обошел все сцены Европы, показался очень жиденьким, доказывая записным театралам, что, несмотря на их восхваления того, что было в старину, балет несомненно делает шаги вперед. Правда, что „Дева Дуная“ поставлена была у нас едва ли не беднее того, как в 30-х годах, машинная часть балета была ужасна и некоторые эффекты вовсе пропали…»[7].

[править] Возвращение балета, XX век

С тех пор балет надолго оказался забыт. Но — не навсегда. И почти через сто лет вновь оказался возрожденным.

В 1978 году французский балетмейстер Пьер Лакотт воспроизвел первоначальную хореографию Ф.Тальони в аргентинском театре «Колон», Буэнос-Айрес, где с исполнением главной партией Флёр де Шан прославилась одна из самых выдающихся балерин ХХ столетия Гислен Тесмар (Ghislaine Thesmar)[15], ее партнером выступил Микаель Денар (Michaël Denard). В ноябре 2006 года Пьер Лакотт перенес постановку в Токио, где она прошла с не меньшим успехом[7][8].

[править] На других языках

[править] Источники

Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты