Ганнибалы

Материал из Циклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Ганнибалы
Герб рода
Губернии, в РК которых внесён род: Псковская
Часть родословной книги: VI
Родоначальник: Абрам Петрович Ганнибал
Место происхождения: Логон (?)
Имения: Вязёмы, Максаков Бор, Петровское, Суйда
Commons-logo.svg  на Викискладе
Шекель Ганнибала Барки со слоном.

Ганнибалы — российский дворянский род африканского происхождения. Род записан в VI часть родословной книги Псковской губернии.

Наименование[править]

Названы в честь Ганнибала Барки, полководца Карфагена. Утверждается, что имя это присвоил Пётр I Ибрагиму (Абраму). «Петр назвал его Ганнибалом, — считал историк Д.Н. Бантыш-Каменский, — в воспоминание славного полководца карфагенского, полюбив крестника за расторопность, природный ум и чрезвычайную чуткость.»

Но не всё так просто. На самом деле, Пётр назвал «арапа» Петр Петрович Петров, позднее его стали называть Абрам Петров (так как «арап» настаивал, что его имя — Абрам), и только потом, через несколько десятилетий «Петров» превратилось в «Петрович». Тогда же появилось и добавление — Ганнибал.

Впервые прозвище Ганнибал зафиксировано в 1727 году, в официальном документе, связанном с приездом Абрама Петровича в Сибирь: «В декабре месяце прибыл из Тобольска лейб-гвардии, бомбардирной роты, поручик Абрам Петров, арап Ганнибал, для строения селингинской крепости».

Судя по всему, «арап» считал, или утверждал, или претендовал на происхождение от великого карфагенянина:

В посмертной биографии, написанной Адамом Роткирхом со слов А.П. Ганнибала, для возвеличивания рода сказано внушительно и определенно: «Авраам Петрович Ганнибал… был родом африканский арап из Абиссинии; сын одного из тамошних могущественных и богатых влиятельных князей, горделиво возводящего свое происхождение по прямой линии к роду знаменитого Ганнибала, грозы Рима».

Сообщается:

Родомъ былъ африканскій арапъ изъ Абиссиніи, сынъ тогдашнія времена въ сильнаго Владѣльца Абиссиніи, столь гордаго своимъ произхожденіемъ, что выводилъ оное прямо отъ Аннибала[1].

Таким образом, род «арапа» будто бы связан с Баркидами. Намёк на происхождение от Баркидов ощутим и в оформлении фамильного герба, разработанного если не самим Ганнибалом, то по его заказу. Проект был представлен на утверждение императрице Елизавете Петровне. На гербе изображён слон. Слоны в карфагенской армии играли большую роль и изображались на баркидских монетах.

Историки не склонны серьёзно обсуждать происхождение «арапа» от Ганнибала Барки, хотя бы потому, что после Второй Пунической войны род Баркидов практически не упоминается в истории. Но они упускают, что нумидийские и мавританские царьки продолжали считать себя потомками Баркидов ещё много веков спустя после гибели Карфагена. Эти североафриканские земли номинально подчинялись во времена Петра I туркам, так что выходец из местных жителей, гипотетически считающий себя потомком Ганнибала, вполне мог оказаться в Стамбуле.

Как бы то ни было, как видим, российские Ганнибалы имели претензии на происхождение от карфагенских. Стоит отметить, что подобно карфагенским «однофамильцам», российские Ганнибалы в первую очередь продвинулись на военном поприще (трое из них имели звание генерал-аншеф, фактически маршальское).

Происхождение[править]

Основатель рода, «арап» Абрам Петрович Ганнибал в автобиографии, представленной в феврале 1742 года в Сенат при прошении о даровании дворянского диплома и герба, указывал, что происходил из знатного рода из некоего африканского города Лагона, где его отец был владетельным князем, но не упоминал точного местоположения родовых владений:

Родом я из Африки, тамошняго знатнаго дворянства. Родился во владении отца моего, в городе Лагоне, который и кроме того имел под собою еще два города. В 1706 году я выехал в Росcию из Царяграда, при графе Савве Владиславиче, волею своею, в малых летах, и привезен в Москву, в дом блаженныя и вечнодостойныя памяти Государя Императора Петра Великаго, и крещен в православную Греческаго исповедания веру; а воспреемником присутствовать изволил Его Императорское Величество своею высочайшею персоною. И от того времени был при Его Императорском Величестве неотлучно.

Его правнук, Александр Сергеевич Пушкин, писал:

Родословная матери моей ещё любопытнее. Дед её был негр, сын владетельного князька. Русский посланник в Константинополе как-то достал его из сераля, где содержался он аманатом, и отослал его Петру Первому вместе с двумя другими арапчатами. Государь крестил маленького Ибрагима в Вильне, в 1707 году, с польской королевою, супругою Августа, и дал ему фамилию Ганибал. В крещении наименован он был Петром; но как он плакал и не хотел носить нового имени, то до самой смерти назывался Абрамом. Старший брат его приезжал в Петербург, предлагая за него выкуп. Но Петр оставил при себе своего крестника.

Так как Африка — велика и многообразна, это мало проясняет вопрос происхождения рода. Существует ряд гипотез по этому поводу.

Эфиопская гипотеза[править]

Впервые упоминание об абиссинском (эфиопском) происхождении Ганнибала появляется в его биографии, составленной зятем Ганнибала Алексеем Карловичем фон Роткирхом в 1786 году, уже после смерти Абрама Петровича.

В конце XIX века Дмитрий Николаевич Анучин в своей работе, опубликованной в «Русских ведомостях», рассмотрел «немецкую биографию» и развил абиссинскую версию происхождения Ганнибала. Основываясь на топонимике конца XIX века, он сделал выводы, что родиной Абрама Ганнибала был округ Логон-Чуан с селением Добарве на границе Эритреи и Эфиопии:

Отец Ибрагима Ганнибала был владетельным князем в северной Абиссинии и имел резиденцию на абиссинском плоскогорье, на берегах Мареба, на границе между Хамасеном и Сарае, в Логоне. Есть основание даже думать, что это был именно князь Приморской области, бахарнагаш, имевший, как мы знаем, своею столицею в конце XVII века Добарву (или Дебароа), которая могла называться так же, по имени всего округа, и Логон.

Д.Н. Анучин писал, что возможным местом, где родился Абрам Ганнибал, могла быть провинция Loggon (Логгон), на севере Эфиопии, на правом берегу реки Мереб, входящая в состав горной страны Хамасан.

По мнению Юрия Тынянова, вероятно именно абиссинское происхождение прадеда Пушкина.

В 1962 году Владимир Владимирович Набоков опубликовал статью, в которой предлагал искать Лагон в северной Абиссинии.

Корреспондентом "Известий" в Эфиопии Н.П. Хохлов посетил в 1971 году в Эфиопии места, на которые указал Д.Н. Анучин. Города Логон он здесь не нашел, но нашёл деревню Лого, бывшей резиденции правителей провинции — Бахар-нагашей.

Согласно проф. Соломону Гебрэ-Гиоргису (Solomon Ghebre-Ghiorghis) из университета столицы Эритреи Асмары, название Логон связано с племенным кланом Лого/Логотай и могло означать как местность вокруг города Дебароу, резиденции эфиопского наместника (бахр-нагаша), где и ныне находится поселение с близким названием Лого.

Некоторые авторы полагают, что отец Ибрагима Ганнибала был владетельным князем в северной Абиссинии и имел резиденцию на абиссинском плоскогорье, на берегах Мареба, на границе между Хамасеном и Сарае, в Логоне[2].

В пользу Абиссинии (Эфиопии) можно привести следующий аргумент: Османская империя доходила до Эфиопии, и турки вполне могли там захватывать пленных и покупать рабов.

Гипотеза Дьёдонне Гнамманку[править]

В 1995 году африканист и славист Дьёдонне Гнамманку отметил, что турками и европейцами в XVII веке Хабесистаном (Абиссинией, Эфиопией) называлась обширная территория Центральной Африки от Египта на севере до Мозамбика на юге и от Красного моря на востоке до царства Конго на западе, и отталкиваясь только от данных, указанных в автобиографии Ганнибала 1742 года, как единственно достоверных, Гнамманку на основе своих исторических и топонимических изысканий предлагает считать родиной Ганнибала княжество Логон в Центральном Судане (на границе современных Камеруна и Чада), со столицей Логон-Бирни на реке Логоне, к югу от озера Чад. Таким образом, по теории Гнамманку Абрам Ганнибал происходил из рода правителей народа котоко, а его отцом мог быть миарре (князь) Бруха, правивший там в конце XVII века.

Дьёдонне Гнамманку подводит плохое знание географии. Например, озеро Чад — внутреннее, и никак из него на корабле нельзя попасть было в Стамбул.

Камерунская гипотеза[править]

Камерун в качестве возможной родины арапа Ибрагима также выдвинута бенинским исследователем Дьедоне Гнаманку. Гнаманку отыскал на африканской карте XVII века город со схожим с Лагоном названием, недалеко от озера Чад, на территории современного Камеруна.

Однако, фактически невозможно представить, что в те времена из Камеруна, находящегося в Западной Африке, легко было попасть в Стамбул. Это и в наше время нетривиальное путешествие.

Как курьёз можно привести довод, что когда для поиска подтверждений камерунской версии Гнамманку в 1999 году была совершена экспедиция И. В. Данилова и В. П. Воробьёва по территории бывшего княжества (султаната) Логон, было выяснено, что загадочное слово «FUMMO» («FVMMO»), имевшееся на личной печати Абрама Ганнибала, на языке народа котоко означает «Родина» (по другой версии — «Сражаться!»). Но на самом деле FVMMO на гербе Ганнибалов — это аббревиатура Fortuna Vitam Meam Mutavit Oppido — Фортуна жизнь мою изменила необыкновенно.

Еврейско-эфиопская (фалашская) гипотеза[править]

 → Еврейские предки Пушкина

Важным указанием на корни «арапа Ганнибала» является его родное имя — Ибрагим (Авраам, Абрам):

По имени своего высокого восприемника был он назван Петром, но так как прежде, на родине, его именовали Ибрагимом <что по-арабски значит Авраам, и в виду того, что он так долго оставался некрещеным, то> по общей привычке звать его Авраамом сохранилось за ним до самой смерти[1].

(Онъ получилъ имя Петра, но имѣя уже привычку называться Ібрагимомъ, съ позволенія Петра подписывался вездѣ Ібрагимомъ — хотя въ книгѣ свидѣтельства церковнаго названъ Петромъ, а какъ Имп<ераторъ> заступалъ ему мѣсто отца — Петр<омъ> Петровичемъ[1].)

Имя Ибрагим/Авраам носят люди, исповедующие либо иудаизм, либо ислам, либо христианство. Но Ибрагим Ганнибал не был родом христианином — «долго оставался некрещеным»[1] — крещён он был уже в Европе в 1705 году самим Петром. Да и отец Ибрагима описывается не как христианин, а как многоженец.

Сомнительно и то, что Ибрагим был мусульманин. Мусульмане — арабы и турки — традиционно не обращали в рабство единоверцев, так как Коран провозгласил, что все мусульмане — братья. Таким образом, правоверного мусульманина ни продать, ни подарить турки не могли.

Если Ибрагим был выходцем из эфиопской аристократии, то она возводила себя к израильтянам, потомкам Менелика I, сына Соломона и царицы Савской, и свиты Менелика[3]. Литературовед И.Л. Фейнберг рассуждал о семито-хамитской смеси, которая присуща антропологическому типу жителей Эфиопии. В 1983 году в книге "Абрам Петрович Ганнибал — прадед Пушкина" он писал: "…многое в биографии А. П. Ганнибала остается до сих пор неясным и даже загадочным... Все еще вызывает споры происхождение А.П. Ганнибала: спор идет о том, был ли он, как сообщал сам, эфиопом, притом княжеского происхождения, или негром (как думал Пушкин)". Пушкин же намекал друзьям на происхождение прадеда от рода царицы Савской.

Сам «арап» по какой-то причине нечего не говорит о религиозных корнях своих предков.

Некий Фарах-Ажал, проживающий в посёлке Неве-Кармаль, Израиль, рассказал, что один из его предков в Эфиопии по имени Магбал мальчиком был подарен «белому царю». Это происходило во время какой-то войны, когда «белый царь» помогал эфиопам оружием. В деревне до сих пор живет легенда, что Магбала обменяли на оружие. Через много лет до эфиопской деревни дошли сведения о том, что Магбал стал большим человеком у «белого царя». Портрет мальчика, сделанный художником, находившимся в составе миссии «белого царя», по утверждению Фараха, до сих пор хранится у одного из многочисленных родственников Магбала[4].

Удивление вызывает и библиотека арапа Абрама Ганнибала, которые он собирал на скудные деньги в период учёбы во Франции:

Реестр книг отражает профессиональные интересы Ганнибала (математика, фортификация, артиллерия и т.п.), свидетельствует и о замечательном разнообразии его культурных интересов... Но были приобретены и удивительные книги: "История евреев" Боснажа, 15 томов (!), "Нравы исраэлитов" Флери, все на французском языке. Для чего они понадобились Ганнибалу? У него же не было лишних денег[5].

Алла Кторова, специалист по ономастике, в частности, по русской именологии, в статье «Загадка национальных корней Пушкина» утверждает, что Абрам Ганнибал был эфиопом иудейского происхождения[6].

Как известно, в Эфиопии издавна распространился иудаизм, там живёт фалаша[7], у которых было собственное княжество Семиен, примерно во времена арапа оно было разгромлено. Еврейские источники сохранили сведения о том, что иудеи-фалаша попадали тогда в плен и рабство, и порой выкупались евреями на свободу. Среди сторонников происхождения «арапа» от фалаша — Владислав Ходасевич[8].

Караимская гипотеза[править]

Еще одна версия о происхождении Абрама Ганнибала предложена харьковским историком Александром Зинуховым в статье «Абрам из рода Ганнибалов». А. Зинухов полагает, что братьев Ганнибалов завезли в Россию в разное время, они были таврические караимы, среди которых встречались достаточно темнонокожие «арапы»[9].

Но версия Зинухова отвергается прямыми указаниями первоисточников, что родиной арапа была Африка, а не Крым.

Деяния[править]

В 1705 году Савва Рагузинский привёз арапа Ибрагима из Стамбула в подарок Петру I.

Ибрагим (Абрам) сделал военную карьеру, стал богат, ему принадлежало шесть деревень и 1400 крепостных.

Его потомок Анна Семёновна Ганнибал отмечает:

Сыновья А. П. Ганнибала, кроме старшего, Ивана Абрамовича, не были выдающимися людьми и не обладали дарованиями и высокими нравственными качествами своего отца. Однако, некоторые из них достигли высоких чинов, никогда ни в ком не заискивая, служили, не прислуживаясь и сохраняя чувство собственного достоинства.

В целом, среди представителей рода немало военных[10]. Но также и литераторы, как Лидия Дмитриевна Зиновьева-Аннибал.

Побочные дети[править]

Ганнибалы имели немало потомков, как от законных жён, так и от крепостных крестьянок, а также любовниц:

Многие из Ганнибалов по старому помещичьему праву прижили от своих крепостных крестьян и дворовых людей «женска полу» детей. Сын Ибрагима Ганнибала Петр Абрамович завел у себя в Петровском целый гарем крепостных дев, присвоив себе право первой ночи. Своих наложниц и их детей он потом поселял в особую деревню, названную Арапово, существующую и поныне. Брат его Осип при живой законной жене женился на другой и имел от нее незаконных детей. Сын Петра Абрамовича Вениамин Петрович прижил от своей дворовой девушки одиннадцать человек внебрачных детей. Многие из этих бесправных потомков вышли потом, как говорится, в люди и, тяготясь своим «подлым сословием», всячески добивались у правительства разрешения носить фамилию Ганнибал. В бытность свою предводителем уездного дворянства в Боровичах Новгородской области сын Петра Абрамовича Ганнибала Вениамин Петрович сошелся с дочерью тамошнего егеря Василия Анисимовича Марией. У Марии Васильевны родились от Вениамина Петровича двое сыновей — Петр и Вениамин[11].

Аналогично:

Арап Петра Великого был так неравнодушен к прелестям розовощеких крестьянок, что появление на свет темнокожих кучерявых детей ни у кого не вызывало удивления. Его законный сын Иван пошел по стопам отца и не мог пропустить мимо ни одну красавицу. С тех пор все жители Суйды считают себя родственниками Пушкина[12].

Краткое фамильное древо[править]

Среди современных потомков — Борис Константинович Ганнибал, геоботаник, кандидат биологических наук, старший научный сотрудник Лаборатории общей геоботаники БИН РАН[14].

Источники[править]