Дело КМК

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Дело КМК — одно из антисемитских репрессий Сталина в промышленности[1].

[править] Общие сведения

Одной из последний антисемитских дел при Сталине было дело против евреев, работников Кузнецкого металлургического комбината (КМК) в Сталинске (Новокузнецке) в Кемеровской области.

В 1948 году от имени свыше 70 членов Сталинской ев­рейской общины в Москву была направлена специальная делегация, чтобы приветствовать первого израильского посла Голды Меир.

В ноябре 1949 года на квартире И.Б. Рапопорта была раскрыта «нелегальная» синагога, созданная во время войны евреями, эвакуированными на восток из западных регионов СССР и Польши.

Во время расследования антисемитами из МГБ было установлено, что многие руководители-евреи, работавшие на Кузнецком металлургическом комбинате, в том числе: заместитель директора Я.Г. Минц, главный прокатчик С.А. Либерман, начальники отделов С.З. Аршавский (финансового), Г.Ш. Зельцер (планового), А.Я. Дехтярь (технического контроля), начальник сортопрокатного цеха З.Х. Эпштейн, заместитель начальника производственного отдела С.А. Лещинер и другие, через своих жён и родственников передавали денежные пожертвования синагоге.

Собранные евреями денежные средства шли на помощь нуждавшимся евреям, в первую очередь тем из них, кто отбывал в данной местности ссылку и чьи родственники находились в лагерях и тюрьмах.

В действительности, местные власти знали о синагоге, и она вовсе не была «подпольной».

Лишь в конце 1949 года Молотовский райисполком Сталинска распорядился закрыть синагогу.

25 февраля 1950 года секретарь партколлегии при Кемеровском обкоме С.В. Носов донёс первому секретарю Кемеровского обкома партии Е.Ф. Колышеву, что «под вывеской синагоги... скрывается контрреволю­ционная еврейская националистическая организация». Колышев направил эту информацию в областное управление МГБ. Носов также настучал в Москву как о «вражеской» синагоге, так и о якобы попустительстве местного руководства. В Москве Колышева упрекнули в потери бдительности.

Вскоре заместитель директора КМК по коммерческой части Я.Г. Минц был изгнан с работы и из партии и объявлен одним из «главарей» группы националистов и вредите­лей, «орудовавших» на комбинате.

Получив новый донос, секретарь ЦК Суслов заявил Колышеву «Дайте объяснение... почему вы просмотрели сионистскую организацию в Сталинске на Кузнецком комбинате?» Колышев был снят с должности.

С сентября по декабрь 1950 года с комбината было уволено 35 руководящих работников еврейской национальности.

Были арестованы: Я.Г. Минц, главный прокатчик С.А. Либерман, начальники отделов С.3. Аршавский (финансово­го), Г.Ш. Зельцер (планового), А.Я. Дехтярь (технического конт­роля), начальник сортопрокатного цеха 3. X. Эпштейн, замести­тель начальника производственного отдела С.А. Лещинер, а также И.Б. Рапопорт. Их этапировали в Москву и переда­ли в распоряжение СЧОВД МГБ СССР.

В апреле 1952 года министр госбезопасности С.Д. Игнатьев доложил Сталину о завершении следствия по «делу КМК». В обвинительном заключении арестованным евреям инкриминировались шпионаж в пользу США, националистическая деятельность, вредительство и антисоветская агитация.

18 сентября 1952 года дело о тайной синагоге в Сталинске было рассмотрено на заседании Военной Коллегии Верховного суда СССР. «Суд» приговорил к ВМН Дехтяря, Минца, Либермана и Лещинера (расстреляны в тот же день), ещё троих (Аршавского, Зельцера и Эпштейна) приговорил к 25 годам лагерей; туда же отправился и пенсионер Рапопорт, получивший 10 лет лагерей.

[править] См. также

[править] Источники

  1. Г. В. Костырченко. Тайная политика Сталина. Власть и антисемитизм.


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты