Восстание евреев в Салониках

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Восстание евреев в Салониках

Военный конфликт


Конфликт Восстание евреев в Салониках
Дата XVII век
Место Салоники, Османская империя


Стороны
Командующие
неизвестно
Силы
неизвестно
неизвестно
Потери
неизвестно
неизвестно

Восстание евреев в Салониках — попытка мятежа евреев в Турции.

Ход событий[править]

Армянский историк Закарий Канакерци сообщает, по-видимому имея ввиду движение Шабтая Цви, говори о неком мятеже или планах мятежа еврейской общины в Салониках:

В городе Фесалоники, который ныне зовется Салоники, живет много евреев. Говорят, что там они прячут молодых девушек к приходу их мессии. Обладая большими богатствами и неисчерпаемым имуществом, они возгордились и стали нищими, ибо замыслили себе на погибель пустое. Собрались они в одном месте, призвали своего религиозного главу, коего зовут хакам, что значит первосвященник, и говорят: «Помажь нам на царство кого пожелаешь». И избрал он некоего человека по имени Солон, мужа мудрого, искусного и сведущего в их законах, а также красивого внешностью и высокого ростом. Помазали его и назвали Малеким Солон, что значит царь Соломон. Облекли его в белую и богатую одежду, возложили на голову трехконечную корону – красную с зеленым, посадили на высокий трон, и, дав ему в руки позлащенный жезл и опоясав саблею в золотых ножнах, они простерлись пред ним ниц. Назначили затем двенадцать судей, соответственно двенадцати племенам, избрали и темников, тысяцких, сотников, пятидесятников, десятников, полководцев и многочисленное войско[1].

Евреи разослали по своим общинам призыв к скорому приходу Машиаха:

И по всей земле, где находились евреи, разослали это письмо: «Услышь, все племя еврейское, живущее по законам Моисея, что милостью Божией мы стали царствовать здесь и намереваемся всех мусульман уничтожить, а христиан принудить платить нам дань: армян — десять золотых, а греков — восемь. Будьте готовы, и в великий мусульманский праздник, который зовут Гасум-гюни, когда все они поспешат на свою ночную службу в мечети, вы, вооружившись, бросайтесь на них, истребляйте их, детей и жен их обратите в рабство. Как только исполните это, станем мы одним телом и одною душою, волки и овцы будут пастись вместе. Тогда придет Мессия и поселится с нами»[1].

Евреи, охваченные очевидно фанатичной верой в скорую победу, принялись делить земли Турции и даже Ирана, вести об этом дошли до Исфахана:

Это послание было отправлено с гонцами во все места, и даже в Исфахан. А затем царь поделил все города османов между их (евреев) князьями, а себе взял Византию, как местопребывание своего царского двора. Брусу, то есть Бурсу, он отдал некоему князю по имени Овсе, а Адрианополь, то есть Атрана, пожаловал другому князю. Здесь проявилась злоба их, ибо сей Овсе, которому дали Брусу, сказал: «Я родился и вырос в Адрианополе, отдай мне мой родной город». «Властвуй над тем, что я тебе пожаловал, а над другим городом ты не имеешь власти», – ответил царь. «Я никому не уступлю мою родину», – говорит Овсе. Эти слова вызвали шум и драку. И повелел царь повалить Овсе на землю и избить. Его избили до полусмерти и выволокли вон[1].

Этот конфликт привёл к предательству: Овсе донёс властям о бунте евреев:

Овсе помаленьку дотащился до дверей главной мечети куда приходил молиться и паша, и упал пред ее дверьми. На рассвете пришли муллы, увидели жида и говорят: «Вставай и уходи отсюда, ибо сейчас придет паша». Отвечает еврей: «Имею сказать паше нечто, очень полезное для вашего племени». И позволили ему подождать, пока паша помолится, а затем повели еврея к паше. Поцеловал он ноги паше, сел подле него и рассказал все по порядку и с прибавлениями. Услышав это, ужаснулся паша в душе и спрашивает: «Сколько времени прошло, как задумали они это?» «Пятнадцать дней», – отвечает еврей. Спрашивает паша: «Сколько человек в его распоряжении?» Отвечает еврей: «Каждый вечер собирается двенадцать человек, едят и пьют до следующего вечера и совещаются. Когда они уходят, приходят другие и делают то же. Но вечером придет много людей, ибо завтра суббота, и не выйдут оттуда; все, что плохого скажут, завтра скажут». Тогда паша призвал многих из вельмож и говорит им: «Будьте готовы утром на рассвете отправиться с евреем, чтобы захватить иудеев»[1].

Лидер мятежа был арестован и подвергнут пыткам:

На рассвете, послав вперед еврея, они отправились туда, где собирались евреи со своим царем. Вошли они в дом и увидели, что восседает царь на высоком троне. Говорит глава мусульман: «Еврей, спустись оттуда, ибо зовет тебя паша». Тот, кто желал царствовать и уничтожить мусульман, ныне дрожал и трусил, сокрушенным голосом молил и хотел снять с себя царские одежды. Но не позволили ему это сделать, а связали всем руки за спиной и отвели к паше. Расспросил их паша обо всем и точно осведомился, затем велел их уничтожить. И приказал он отсечь язык и нос, губы, уши, пальцы рук и ног и яички хакама, а глашатаям повелел громогласно возвестить: «Все, кто услышат наш голос, как христиане, так и мусульмане, нападите на евреев, поубивайте их богачей, возьмите в плен детей, а женщин, осквернив, опозорьте, захватывайте в добычу их имущество, грабьте их, не щадя. И если кто захватит у них имущество, пусть оно достанется ему. Убивайте евреев без сожаления. Слушайте все повеление великого паши!»[1]

В Шаббат произошла резня евреев:

И так как то было в субботу, все евреи сидели по домам, и тот, кто услышал голос глашатая, поступил так, как слышал. В тот день убили третью часть евреев, а через три дня уничтожили остальных. Многие из них приняли мусульманство, другие смешались с христианами, а иные вышли из города и бежали. Кое-кто отдавал свое имущество христианам и прятался в их домах. Так погибли они жалкой смертью, меж тем многие, разжирев на их имуществе, стали богачами. Двенадцать девушек, которых они хранили для мессии, отвели к паше и публично опозорили. А паша взял на свою долю дом царя их с бесчисленными и несчетными сокровищами золота и серебра и, написав сообщение обо всем, отправил письмо хондкару. И хондкар также повелел своим подчиненным, чтобы в какой бы части его владений ни находились евреи, обложили их многими налогами, чтобы они обеднели и перестали быть наглыми. Так стали притеснять евреев требованием многочисленных и разнообразных налогов[1].

Источники[править]

  1. 1,0 1,1 1,2 1,3 1,4 1,5 Закарий Канакерци. Хроника. М. Наука. 1969