Еврейская община Лиссабона

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Знакомство с Лиссабоном (1 часть).
Знакомство с Лиссабоном (2 часть).
Лиссабон. Город авантюристов.
Inside Lisbon Synagogue (Sinagoga Shaaré Tikvá) Lisbon, Portugal.

Еврейская община Лиссабона — совокупность евреев, которые когда-либо жили в Лиссабоне.

Евреи издавна жили в Лиссабоне. Город служил также местопребыванием главного раввина (arraby mor). Некоторые улицы города носили название «Judaria», то есть «еврейских»[1].

Археологии выявили присутствие евреев на территории современной Португалии начиная с 482 года[2].

Вероятно, евреи жили в Лиссабоне уже в 11 в., в период арабской гегемонии, хотя первые сведения о них приводятся в христианской хронике 12 в., описывающей нападение крестоносцев на евреев при захвате города в 1147 году, и бегство евреев из него[3].

На улице Rua Nova, проходившей по самой красивой и оживленной части Лиссабона, жили наиболее богатые евреи, на этой же улице была расположена главная синагога[1].

С воцарением первого короля Португалии Афонсу I (Альфонса) Энрикиша Завоевателя в 1139 году и на протяжении почти 200 лет португальские короли терпимо относились к евреям[3].

В это время многие евреи отличились и разбогатели на королевской службе в качестве сборщиков налогов, придворных медиков, астрономов и т. д. Алмошариф (королевский сборщик налогов, в частности, на вывозимые из Португалии товары; служивший также казначеем и ведавший этими доходами) Иосеф Ибн-Яхья, потомок Ибн Я‘иша — участника завоевательного похода Афонсу I, построил в 1260 году на собственные средства новую синагогу[3].

При Афонсу III, после ревизии управления религиозными и светскими делами португальских еврейских общин, Лиссабон стал официальной резиденцией арраби мор (верховного раввина, фактически — главы еврейских общин Португалии и их представителя перед властями; должность существовала, по крайней мере, с конца 1270-х годов)[3].

В 13−14 вв. в Лиссабоне было четыре квартала еврейских (жудариас), самый крупный из которых — Алфама[3].

Во время войны между дон Фердинандом Португальским и кастильским королём Генрихом II Кастильским (Энрике II де Трастамаре) во второй половине 14 в. в Португалию вторглись войска Кастилии. Захватив город, войскаЭнрике II де Трастамаре разгромили дома евреев и учинили кровавый еврейский погром в 1373 году; много евреев было убито, дома на Rua Nova разграблены и разрушены[3]. Глава рыцарского ордена св. Бенетта в Ависе — позднее король Жуан II, преемник дон Фердинанда — защитил от погрома еврейское население столицы. В знак благодарности евреи преподнесли ему в дар значительную сумму денег и, кроме того, дали ему заимообразно 1000 рейсов[1].

Смуты, усилившиеся после смерти последнего короля Бургундской династии Фернанду I в 1383 году, и вторичное вторжение кастильцев в Португалию вновь пошатнули положение оправившейся было еврейской общины. Жуан I, разбивший кастильцев и отстоявший независимость Португалии в 1385 году, оказывал евреям покровительство и защищал от нападений черни и произвола феодалов и церковных властей, но в тоже время, в отличие от своих предшественников, не назначал их на ответственные посты[3].

Королевские власти не допустили распространения в стране антисемитских эксцессов, начавшихся в 1391 году в Испании[3].

Но вражда к евреям, особенно к богатым жителям Лиссабона, вынудила короля Дуарти I (1433−1438 годы) издать по требованию городских властей указ, запрещавший всякое общение христиан с евреям[3]. Впрочем, после этого, представители еврейской общины в Лиссабоне исходатайствовали у короля отмену этих ограничений (грамота на имя общины 5 декабря 1436 года), и указ был частично отменён[1].

Благосостояние и роскошный образ жизни евреев вызывали в окружающем обществе зависть и озлобление, приводившие иногда к насилиям. В конце 1449 года группа молодых людей напала на евреев на рыбном рынке, но королевский корреджидор подверг антисемитов публичному телесному наказанию. Это вызвало гнев населения против евреев; произошли беспорядки, во время которых было убито несколько евреев, несмотря на их сопротивление. Столкновение закончилось бы, вероятно, резнёй, если бы граф де Монсанто не прибег к вооруженной силе. Нападения на евреев повторялись, и король принял суровые меры по отношению к погромщикам[1].

Недовольство евреями возросло ещё сильнее вследствие наплыва евреев-эмигрантов из Кастилии, искавших убежища в Лиссабоне. В 1482 году нападения на евреев возобновились; во время этих беспорядков Исаак Абрабанель потерял всё своё состояние, в том числе свою драгоценную библиотеку. К довершению всего появилась чума[1].

В 1492 году терпимый, но корыстолюбивый король Жуан II за большой выкуп разрешил некоторому числу евреев-изгнанников из Испании поселиться в Лиссабоне[3].

В Лиссабоне в 15 в. появляются крупные талмудисты, грамматики, философы, историки, врачи и астрономы: Авраам Закуто (в 1492 году поселившийся в Португалии), Я‘аков Ибн Хабиб (сын которого, Леви бен Хабиб, 1483−1545, был в 1497 году насильно крещён), члены семей Яхья и Абраванель и другие[3].

Из Лиссабона родом семьи Лопес-Роза[4], Наварро[5], Абудиенте[6] и Ваэц[7], давшие нескольких видных деятелей.

Позднее большую известность в различных областях науки, литературы и общественной жизни получили потомки лиссабонских марранов: Аматус Лузитанский, Ре‘уэль Иесурун (Иешурун; он же Паулу да Пина; 1575?−1634 годы), вернувшийся к иудаизму францисканский монах марранского происхождения Диого да Ассунсао (погиб на костре инквизиции 3 августа 1603 года), М. Г. Абудиенте (1602−1688 годы), ряд членов семьи д’Асеведо (16−18 вв.), С. Лопес Роза (Аврахам Фаррар Старший; первая половина 17 в.), Менашше бен Исраэль, О. Нуниш да Коста (17 в.), Антонио Жозе Да Силва и многие другие[3].

Из раввинов города следует назвать: главные раввины Иуда Наварро и Моисей Наварро, Иуда Коген, раввины Иосиф Хаюн (Хайюн) и Моисей Хаюн, а также дон Абрагама, который был сначала врачом, а затем в 1484 году стал также раввином в Лиссабона[1]. ОТец Иосифа Хайюна — Авраам бен-Ниссим Хайюн — известен как автор этического сочинения[8].

Известен также Иосиф Весинго, врач короля Жуанна II[1].

Из Лиссаона родом врач Диого Антонио[9], путешественник Педро Тейксейра[10], типограф дон Иуда Гедалья[11], врач Родриго де Кастро[12], политико-эконом и драматург Мануэль да Вилла-Реаль Фернандец[13], врач Исаак Энрике Секира[14], врач и математик Яков Гебреус Розалес[15].

Еврейское книгопечатание процветало в Лиссабоне в течение 3-х лет (1489−1492 годы); первое издание, комментарий Нахманида к Пятикнижию, напечатано Элиэзером Толедано в июле 1489 года. В следующем году он напечатал: «Тур Орах Хаим» и две книги Библии. Элиезер Алантанзи, которому принадлежала также типография в Ихаре (Ишаре), напечатал в Лиссабоне «Абударгам», здесь же появились «Галихот Олам», сочинение Иошуа Леви и издание «Мудрости Соломона»; в какой типографии была напечатана последняя — неизвестно. Толедано был одним из первых типографов, употреблявших заставки. Существует предположение, что Ибн-Яхья увёз лиссабонские шрифты в Константинополь и либо печатал там ими, либо пользовался ими как образцами для отливки новых шрифтов[1].

В 14-15 вв. Лиссабон был одним из центров изучения каббалы. Сохранившиеся богато иллюстрированные рукописные экземпляры библейских и других книг, выполненные в Лиссабоне в 13−15 вв., свидетельствуют о мастерстве еврейских переписчиков и миниатюристов. Известны 8 книг на иврите, напечатанных в период между 1489 и 1492 годами в лиссабонской типографии, владельцы которой поделили между собой шрифты и оборудование и в 1497 году увезли их в Стамбул, Салоники и Фес, где продолжали еврейское книгопечатание[3].

Городской совет постановил потребовать от испанских беглецов, чтобы они немедленно покинули город; только благодаря вмешательству короля Жуана II совет принужден был оставить в городе Самуила Найаса, уполномоченного кастильских евреев, и предоставить право заниматься медицинской практикой кастильскому врачу Самуилу Иуде[16].

Требования ограничить права евреев в области экономики и общественной жизни многократно выдвигались на собраниях кортесов (1451, 1455, 1473 и 1481 годы) при Афонсу V[3].

Кровавые погромы, учиненные в Лиссабоне в 1449 и 1482 годах, сильно пошатнули положение еврейской общины: многие её члены были убиты, имущество разграблено[3].

Декрет Мануэла I об изгнании евреев и мусульман из Португалии от 5 декабря 1496 года, предписывал евреям покинуть Португалию не позже ноября 1497, а вскоре последовал указ о насильственном крещении всех детей младше 14 лет (вскоре распространен на лиц до 20 лет), после чего началось повальное бегство евреев из страны. Лиссабон был объявлен единственным портом отправки изгоняемых, и им было приказано сосредоточиться в столице, где, по заявлению властей, их должны были ожидать корабли. 19 марта 1497 году декрет об изгнании был заменен указом о крещении всего еврейского населения государства[3].

Десятки тысяч евреев (в том числе и бежавшие в 1492 году сефарды из Испании), собравшиеся до выхода указа в Лиссабоне, были заключены в лагерь и насильственно крещены, после чего их объявили полноправными гражданами государства. Лишь немногим, в том числе Аврааму Закуто, удалось избежать крещения и покинуть Португалию. Большинство отказывавшихся отступиться от иудаизма было подвергнуто жестоким пыткам и мучительной смерти. Так, Шим‘она Маими, последнего верховного раввина Португалии, и некоторых других руководителей общины Лиссабона за отказ креститься замуровали по шею стоящими в узкой камере[3].

После изгнания из Лиссабона евреи не могли селиться там открыто, но «тайные иудеи», или «Christaôs Novos» (новые христиане), продолжали проживать в большом числе; их заставляли исполнять христианские обряды, но втайне они жили согласно законам иудаизма. Португальское население больше ненавидело этих «новых христиан», или маранов, чем евреев, открыто исповедовавших свою веру[1].

Королевский указ, изданный в мае 1497 гада, запрещавший в течение 20 лет (действие указа продлено до 1534 года) преследовать «новых христиан», подозреваемых в соблюдении предписаний иудаизма, не избавил их от нападений черни и гонений церковных властей. В апреле 1499 году новообращенным был запрещён выезд из страны[3].

25 мая 1504 года, в день Св. Троицы, произошли беспорядки, направленные против маранов, послужившие провозвестником страшного погрома, разразившегося над маранами в апреле 1506 года. Группа христиан и маранов присутствовала в доминиканской церкви на молебствии о прекращении эпидемии. Вдруг внимание христиан привлечено было находившимся в одной из боковых часовен распятием, испускавшим необыкновенно яркий свет; христиане усмотрели в этом чудо, но один из маранов выразил сомнение. Он был на месте убит разъяренной толпой, а тело его было сожжено на Rocio Рrаçа. Два доминиканских монаха стали ходить по улицам с распятием в руках, восклицая «Heresia! Heresia!», и призывали народ к истреблению еретиков. К черни скоро присоединились немецкие, голландские и французские матросы, и началась ужасная резня. В течение первого дня было убито и сожжено свыше 500 маранов; на следующий день зверства возобновились с новой силой. Было убито от 1,4 до 4 тысяч маранов. Король, который в то время находился вне столицы, велел сурово покарать виновников. Главные зачинщики были повешены, других — четвертовали, третьих — обезглавили. Оба возбуждавших народ доминиканских монаха были задушены; тела их сожжены. Те из лиссаб. жителей, которые были признаны виновными в участии в грабежах и убийствах, были подвергнуты телесному наказанию, а имущество их конфисковано[1].

После этого погрома король разрешил анусим (евреям) эмигрировать, и часть евреев-маранов покинула страну; большинство этих беглецов вернулось, однако, в Лиссабон; в течение некоторого времени король оказывал им покровительство, но народ продолжал их ненавидеть[1].

Покидавшие страну мараны направлялись в основном в страны с крупными еврейскими общинами (в первую очередь в Нидерланды и Османскую империю), где они, как и уезжавшие затем из Лиссабона в 1601−1602 годах во время испанского владычества в Португалии (1581−1640 годы), открыто возвращались к иудаизму, обычно примыкали к существующим там общинам изгнанников из Испании или становились основателями отдельных так называемых португезских конгрегаций (например, в Салониках и других городах Европы, дававших им убежище); основанные ими общины долгое время носили название кехал Лиссабон. Некоторая часть эмигрантов поселилась в Эрец-Израэль[3].

Прибытие в город Давида Реувени, который жил в Лиссабоне в 1525−1527 годах пробудило во многих марранах надежды на скорое избавление еврейского народа. Лиссабонский марран Диего Пирес, состоявший на государственной службе, открыто заявил о своем еврействе и стал приверженцем Давида Реувени, назвав себя Шломо Молхо. Брожение, вызванное Давидом Реувени, стало одной из причин учреждения в Лиссабоне первого в Португалии трибунала инквизиции (около 1536 года). Путем громадных денежных затрат лиссабонским маранам удалось отсрочить, но не предотвратить введение инквизиции[3].

Первое аутодафе в Лиссабоне было проведено в 1539 году. Среди тайных иудеев в Лиссабоне существовало общество «Братство св. Антония»; его собрания происходили на Rua de Moneda, в доме, где устроена была тайная синагога; в ней совершал богослужения диакон Антонио Гомец[1]. За свою приверженность иудейству он заплатил смертью на костре 5 мая 1624 года. С 1540 по 1765 годы сотни анусим погибли мученической смертью. В 18 в. трибуналы других городов и колоний отправляли в Лиссабон осужденных для завершения следствия или исполнения приговора[3].

Кроме маранов, которые продолжали проживать в Лиссабоне после изгнания, в городе издавна жили в небольшом числе и евреи, не скрывавшие приверженности к иудаизму, — преимущественно переселенцы из соседней Африки. Об этом свидетельствует изданный 7 февраля 1537 года эдикт Жуана III, приказывающий евреям носить особые знаки, чтобы их можно было отличить от христиан[1].

В 1624 на костре погиб мученик Антонио Гомем[17].

После восстановления в 1640 году независимости Португалии Жуаном IV, борьбу которого с Испанией поддерживали еврейские финансисты Нидерландов, правительственные круги Португалии начали более терпимо относиться к марранам и евреям, изредка появлявшимся в стране, но не всегда могли противостоять давлению инквизиции и фанатизму христианского населения, не допускавших не только отмены, но хотя облегчения ранее принятых ограничительных мер[3].

Около середины 18 в. начала образовываться еврейская община вследствие притока евреев из Гибралтара, где в качестве британских подданных они свободно, хотя и не официально, могли исповедовать свою религию. В 1801 году им был выделен участок под кладбище[1].

Декреты 1773−1774 годов, изданные королем Иосифом под влиянием его министра, маркиза Помбаля, лишившие инквизицию ее тиранической власти, дали новый толчок к поселению евреев в Лиссабоне, так что к концу 18 в. их было уже сравнительно много; явилась необходимость в кладбище, не слишком отдаленном от города. Для этой цели в 1801 году был арендован небольшой участок земли на английском кладбище (первое погребение 26 февраля 1804 года)[1]. Государственные реформы 1773 года положили конец юридической дискриминации новых христиан и выделению их в особую категорию потомков крещеных евреев, хотя многие семьи и в дальнейшем не скрывали своего еврейского происхождения[3].

Во время засухи в 1810 году еврейские хлеботорговцы (несколько пользовавшихся широкой известностью еврейских фирм) содействовали борьбе с голодом, за что правительство Португалии разрешило в 1813 году открыть в Лиссабоне синагогу, которая получила название «Шаар га-Шамаим». Её основателем был р. Авраам Дабелла[1].

Согласно сведениям, сообщённым в 1825 году прелатом Иоахимом Хозе Ферейра Гардо французскому историку Капфигу, в городе в это время жило около 500 евреев, большинство которых занималось маклерством и внешней торговлей; у них тогда было три синагоги. Хотя закон считал евреев иностранцами, некоторые из них принимали участие в политической жизни государства. Лев Бенсабат и его сын Маркос Бенсабат известны своей борьбой против абсолютной монархии Дона Мигуэля I (1828−1834 годы). Впоследствии Маркос Бенсабат стал офицером одного из полков лёгкой пехоты[1].

В 1853 году р. Авраам Дабелла скончался, и заведование его синагогой перешло к особому комитету. Когда вскоре скончался видный деятель Саламано Мор Хозе, обе существовавшие тогда общины слились (около 1855 года). Союз этот продолжался недолго, и в 1860 году была построена новая синагога на Alley dos Apostolos. Около этого же времени Яков Толедано из Танжера занял должность раввина (до 1899 года)[1].

В 1868 году общине евреев дано было разрешение пользоваться для кладбища участком земли, приобретенным для этой цели в 1865 году. В 1892 году правительство утвердило устав благотворительного общества «Гемилут Хасадим». В 1890 году состоялось преобразование лиссабонской общины; все ортодоксальные евреи, как сефарды, так и ашкенази, должны были образовать одну общину. Возникла также филантропическая организация «Сомех Нофелим», основанная в 1865 году; в 1900 году она устроила кошерную столовую для бедных[1].

Около 1887 года в Лиссабоне работал переводчик Иосиф Бенолиел[18].

При выдаче разрешения на постройку синагоги «Ша‘арей тиква» в 1901 году было оговорено, что здание не будет иметь на фасаде религиозных знаков и символов[3].

В 1902 году была закончена постройка новой синагоги «Ша‘ар тиква», которая заменила собою прежние молитвенные дома. Лиссабонская община евреев насчитывала в 1904 году около 400 членов (при общем численности жителей до 357 тысяч). Лиссабонские евреи преимущественно родом из Гибралтара, Марокко или Азорских островов; большинство из них судовладельцы и купцы. Из числа евреев, приобретших известность, могут быть названы: Альфред Бенарус, профессор изящных искусств; Бенсауде, проф. политехникума; Иосиф Бенолиэль, проф. Технической школы имени маркиза де Помбаль; Яков Бенсауде, преподаватель английского языка в Опортском колледже; Салансо Сарагга, выдающийся гебраист; д-р Рауль Бенсоде, лейб-медик и раввин со времени смерти Якова Толедано в 1899 году. Хазаном общины в это время был Леви бен-Симон из Яффы[1].

Полное уравнение в правах евреи Лиссабона получили после революции 1910 году[3].

До Первой Мировой войны община Лиссабона насчитывала около 500 человек[3].

В годы Холокоста, около 45 тысяч евреев Европы, спасаясь от нацистов, эмигрировали в США через порт Лиссабона[3].

В 1947 году в Лиссабоне проживало 400 евреев, в первой половине 1980-х годов — 550. Община города имеет синагогу, кладбище, школу и больницу[3].

В 2010 году в Лиссабон прибыл посланник ХАБАДа — раввин Эли Розенфельд и его жена Рейзл из Бруклина, Нью-Йорк[19].

[править] Источники

  1. 1,00 1,01 1,02 1,03 1,04 1,05 1,06 1,07 1,08 1,09 1,10 1,11 1,12 1,13 1,14 1,15 1,16 1,17 1,18 1,19 1,20 Лиссабон // Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
  2. Археологи нашли древнейшее свидетельство пребывания евреев в Португалии
  3. 3,00 3,01 3,02 3,03 3,04 3,05 3,06 3,07 3,08 3,09 3,10 3,11 3,12 3,13 3,14 3,15 3,16 3,17 3,18 3,19 3,20 3,21 3,22 3,23 3,24 3,25 3,26 3,27 Лиссабон // Электронная еврейская энциклопедия
  4. Лопес-Роза // Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
  5. Наварро // Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
  6. Абудиенте // Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
  7. Ваэц // Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
  8. Хайюн, Авраам бен-Ниссим // Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
  9. Антонио, Диого // Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
  10. Тейксейра, Педро // Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
  11. Гедалья, дон Иуда // Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
  12. Кастро, Родриго де // Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
  13. Фернандец, Мануэль да Вилла-Реаль // Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
  14. Секира, Исаак Энрике // Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
  15. Розалес, Яков Гебреус // Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
  16. Rios, Hist., III, 338—339
  17. Гомем, Антонио // Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
  18. Бенолиел, Иосиф // Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона
  19. Хабадники высадятся в Лиссабоне
Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты