Давид Аронович Перцов

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Давид Аронович Перцов

I 057.jpg


Флаг Заместитель начальника УНКВД по Харьковской области

















Дата рождения 1909
Место рождения Александрия, Херсонская губерния
Дата смерти 28 августа 1948 года
Место смерти Северо-Уральский ИТЛ МВД






Военная служба


Звание Red Army Maj 1943.png



Награды
Орден Красной Звезды

Давид Аронович Перцов — деятель советских спецслужб, старший лейтенант государственной безопасности[1].

Содержание

[править] Биография

[править] Ранние годы

В 1928 закончил конторско-торговую школу в Днепропетровске.

С марта 1929 — инспектор, старший инспектор и зам. коммерческого доверенного Днепропетровского окружного ЦРК.

[править] Карьера

С декабря 1929 — сверхштатный помощник уполномоченного ИНФО Днепропетровского окружного отдела ГПУ, где его коллегой был Матвей Михайлович Герзон.

С сентября 1930 — помощник уполномоченного СО-СПО Запорожского ГО ГПУ.

С 20 ноября 1930 — уполномоченным особого отделения Запорожского ГО ГПУ, где занимался следствием по делу «Весна», которым там руководил Григорий Аркадьевич Гришин.

В 1931 вступил в компартию.

Как пишет Вадим Золотарёв:

Помощник уполномоченного секретно-политического отделения Запорожского горотдела ГПУ Перцов был причастен и к фабрикации дела местной ячейки «Трудовой крестьянской партии», по которому были осуждены 12 человек. В ходе следствия к арестованным чекисты широко применяли меры психологического и физического воздействия: избивали, заставляли длительное время стоять на ногах, держали несколько суток перед глазами электрическую лампочку большой мощности, проводили беспрерывные многодневные допросы.

С ноября 1931 по февраль 1932 — уполномоченный ОО Запорожского ГО ГПУ.

Позже стал уполномоченным ОО ОГПУ 25 авиабригады в Запорожье.

С июля 1932 — уполномоченный 2 отделения ОО ГПУ УССР.

С августа 1933 — оперуполномоченный 3 отделения ИНО ГПУ-УГБ НКВД УССР.

В 1935—1937 — помощник начальника 3 отделения ИНО — 7 отдела УГБ НКВД УССР, помощник начальника 4 отделения 3 (КРО) отдела УГБ НКВД УССР.

9 января 1936 — младший лейтенант ГБ[2].

Перцов, как отмечалось в его аттестации, «ликвидировал ряд чешских шпионскодиверсионных организаций (дела “Шифрезидент” и “Артистка”), подготовил 7 вербовок по Праге и Парижу. Через курьера-вербовщика лично принимал участие в четырех вербовках в Польше, для чего выезжал на границу, перебрасывал и принимал агентуру. Принимал участие в операции «Ставка» против ОУН-УВО. После успешно проведенных мероприятий по внедрению нашей агентуры в закордонный центр украинских националистов, выявлена оперативная боевая диверсионная работа ОУН-УВО против СССР. Провел специальную работу по выявлению переправ и явок на польско-советской границе, в результате чего учтена 21 переправа террористической организации ОУН-УВО на польской границе».

С августа 1937 — помощник начальника 4 (СПО) отдела УГБ НКВД УССР.

17 ноября 1937 — старший лейтенант ГБ[3].

С 1938 — замначальника 4 отдела УГБ НКВД УССР, и одновременно (с февраля 1938) начальник особой оперативно-следственной группы НКВД УССР по делам арестованных сотрудников НКВД.

Попавший к нему на допрос бывший начальник отделения 5-го (00) отдела УГБ УНКВД по Харьковской области Зиновий Исаевич Щеголевский вспоминал:

Перцов, обращаясь ко мне, сказал, что я являюсь чуть ли не руководителем украинского сионистского центра, а в Харькове – областного сионистского центра, и что в этом меня изобличает целый ряд показаний, и по этому вопросу я должен дать показания. Я ответил Перцову, что я не виноват, что он меня знает по совместной работе с 1932 г. как порядочного человека. Перцов тут же ударом опрокинул меня со стула на пол и стал избивать ногами, а Крюков[4] взял с подоконника принесенную им дубинку и ею меня избивал. Перцов бил носками сапог по всему телу и когда меня стошнило от побоев, то Перцов начал тыкать лицом во рвоту.

С апреля по июль 1938 — замначальника УНКВД по Харьковской области. Арестованный бывший начальник отделения 3-го отдела (КРО) УГБ УНКВД по Харьковской области Григорий Моисеевич Дрешер вспоминал:

Перцов перед уходом сказал следователям: «Бейте его смертным боем, пока он не даст всех сионистов, троцкистов, националистов и шпионов в Управлении»... Примерно с 10 часов вечера до 5 часов утра Иван Крюков, лежа на диване, ругал меня, предлагая наслаждаться нечеловеческими криками, избиваемых сотрудников, доносившихся из 2-х противоположных комнат, где допрашивали Середа и Копаев. Часам к 6 утра, когда сотрудники управления уже разошлись, в кабинет Крюкова пришли Перцов и Кобызев. В кабинете также находился Середа, оставшийся по предложению Крюкова. Кобызев сел на диван. Перцов подошел ко мне и спросил, буду ли я сейчас давать показания о предательской работе в УНКВД, я ему заявил, что ни сейчас, ни впоследствии не дам. Вслед за этим Перцов начал меня истязать. Вначале он бил меня руками по лицу, шее, груди и ногами, вернее сапогами, в живот. Я оперся о стену не давая себя свалить. Перцов крикнул Середе, чтобы он принес дубину. Середа быстро из своего кабинета принес круглосточенную толстую дубину. Перцов продолжал меня избивать дубиной по голове, лицу я туловищу. Желая [помочь] Перцову меня свалить, Середа схватил меня за волосы головы и свалил. Вслед за этим меня, уже лежащего на полу, продолжали топтать сапогами Перцов, Середа, Крюков Иван и Кобызев — когда я подкатывался к дивану. Я начал терять сознание, уходя Перцов и Кобызев распорядились: “Бить его смертным боем, пока не даст показаний, вниз не спускать, кушать и пить не давать”.

Оперуполномоченный 1-го отдела (охраны) УГБ НКВД УССР Дмитрий Васильевич Коновалов вспоминал, что после отказа давать показания, чекисты

Все как звери набросились на меня, сбили с ног, стали крутить руки, задрали на голову гимнастерку и, сорвав с меня брюки и кальсоны, свалили меня на специальный стол, на котором били линейками и бутылками, пока я начал терять сознание. После этой пытки меня бросили в угол и стали лить мне в рот воду с плевательницы, смывая кровь, от которой я задыхался. Не добившись от меня признаний, я на носилках был занесен во внутреннюю тюрьму НКВД УССР и брошен на голый цементный пол… Сараев позвонил начальнику отдела Перцову и спустя некоторое время я снова был заведен в ту же специально оборудованную комнату для очередной пытки. Здесь, как и первый раз, были: Перцов, Сараев, Борисов, Грозный, Прыгов и другие, более 10 человек. Перцов потребовал от меня дачи немедленно показания на Любченко П.П. о том, что он завербовал меня, и, когда я заявил Перцову, что никаких показаний на Любченко П.П. я давать не буду. Грозный бросился на меня и стал бить меня носками между ног, заявляя: “Ты долго будешь покрывать Любченко, ты знаешь, что Сталин дал указание убивать всех, кто был на руководящей работе в 1-й пятилетке, все оказались врагами народа, лучше пиши на Любченко, что он тебя завербовал, а ты это скрыл от органов, и ты останешься живой и будешь работать в лагерях, а то все равно убьем”. Обороняясь от ударов в области живота, я, не выдержав издевательства, бросил с силой Грозного в угол, и в этот момент все присутствующие взвалили меня на длинный стол, и насевши мне на голову и ноги, били меня до тех пор, пока я лишился сознания. Начали избивать, приговаривая: “Вот тебе ездить на правительственных Машинах, вот тебе пропуск на демонстрации” и т. д. Во время этих зверских побоев следователь Сараев докладывал наркому Леплевскому о состоянии допроса, что уже состояние допроса 3-й степени, и все-таки я показания не даю, поэтому нарком распорядился “избивать до смерти и получить показания о терроре”.

Бывший оперуполномоченный 4-го отдела УГБ УНКВД по Харьковской области младший лейтенант ГБ Зиновий Владимирович Бабушкин:

Под руководством Перцова надо мною издевались и жестоко били.

В мае 1938 — врид начальника УНКВД по Харьковской области.

Затем — начальник Черноморского морского (транспортного) отдела НКВД, Одесса.

[править] Гибель

16 ноября 1938 арестован «за нарушение социалистической законности» как «участник контрреволюционной право-троцкистской организации и антисоветского заговора в НКВД УССР».

15 августа 1939 ВКВС СССР по ст. 207-17а УК УССР приговорен к 4 годам л.с..

Сидел в Северо-Восточном ИТЛ НКВД.

В марте 1940 этапирован в Харьков.

В декабре 1940 по протесту председателя Верховного Суда СССР уголовное дело в отношении Перцова было возвращено на доследование. 5—6 июня 1941 г. ВТ войск НКВД Киевского округа приговорен к 15 годам л.с.. Сидел в Южно-Уральском ИТЛ НКВД-МВД. Погиб в лагере на лесоповале.

Не был реабилитирован.

[править] Родственники

Его братья:

  • Савелий Аркадьевич (Аронович) Перцов — с 1937 г. оперуполномоченный 3 (КРО) отдела УГБ УНКВД по Днепропетровской области, с июня 1938 — начальник отделения 11 (водно-транспортного) отдела УГБ УНКВД по Днепропетровской области. Младший лейтенант ГБ (1936);
  • Роберт Аркадьевич (Аронович) Перцов. На 1935 — сотрудник УГБ УНКВД по Днепропетровской области.

Сестра — Ольга Аркадьевна — супруга И. А. Шапиро.

[править] Источники

  1. Михаил Тумшис, ‎Вадим Золотарёв. Евреи в НКВД СССР. 1936–1938 гг. Опыт биографического словаря.
  2. Приказ НКВД СССР № 19 от 09.01.1936
  3. Приказ НКВД СССР № 2226 от 17.11.1937
  4. Лейтенант ГБ И. И. Крюков в феврале – апреле 1938 г. был членом особой следственной бригады по делам бывших сотрудников
Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты