Александр Самойлович Хазан

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Александр Самойлович Хазан



Флаг Начальник 1-го отделения СПО НКВД Грузинской ССР

















Дата рождения 1906
Место рождения Одесса, Российская империя
Дата смерти 15 ноября 1955 года
Место смерти СССР






Военная служба


Звание Подполковник




Александр Самойлович Хазан — деятель советских спецслужб, подполковник.

Содержание

[править] Ранние годы

Александр Хазан родился в 1906 году в Одессе.

Имел высшее юридическое образование.

В 1920-е годы был связан с троцкистами.

[править] В НКВД Грузинской СССР

В 1928 году поступил на оперативную работу в Одесский окротдел ГПУ (не смотря на связь с троцкистами и наличие родственников в США).

Был преподавателем Высшей школы ОГПУ.

В 1933 году был направлен на работу в НКВД Грузии, где был зачислен на должность оперуполномоченного, а затем начальника отделения секретно-политического отдела. Нарком Сергей Арсеньевич Гоглидзе назначил Хазана на руководящую должность в отдел, который должен был проводить борьбу с троцкистскими и прочими антисоветскими организациями.

Беспощадно уничтожал троцкистов в Грузии, даже приказал арестовать народного героя Грузии Георгия Саакадзе, не зная, что он был убит турками 3 века назад:

Зуд борьбы с контрреволюцией овладел Хазаном до такой степени, что все окружающие казались ему недобитыми троцкистами... На карточке, заведенной Хазаном на народного героя Грузии Георгия Саакадзе, которого турки казнили аж 300 лет тому назад, имелась резолюция: «Разработать, выявить связи и арестовать». Чем же Георгий Саакадзе прогневил дипломированного юриста Хазана? Оказывается, это славное имя было произнесено арестованным Буду Мдивани, который в 1937 г. сказал сокамерникам, что если бы он, Мдивани, находился у власти, то сделал бы для родной Грузии больше, чем Георгий Саакадзе. Внутрикамерный стукач донес об этом оперативникам, те, как положено, доложили наверх, а Хазан мигом проявил чекистскую бдительность[1].

В 1935 году СПО ГУ ГБ НКВД СССР предложил перевести Хазана на другую работу как «абсолютно неподходящего», о чём центральная аттестационная комиссия НКВД СССР вынесла специальное постановление, но Гоглидзе, получив уведомление об этом от 17 августа 1935 года за № 387551, не только не выполнил это постановление, а, наоборот, назначил А. Хазана начальником 1-го отделения СПО, занимавшегося следствием по делам троцкистов и правых.

С мая 1935 года — начальник 1-го отделения 4-го отдела НКВД Грузинской ССР по борьбе с антипартийными контрреволюционными формированиями. При непосредственном участии Хазана арестовано «1400 человек членов контрреволюционной троцкистской организации Грузин и ликвидирован ряд троцкистских групп».

В 1937 году — помощник начальника СПО, одновременно — и. о. начальника 1-го отделения.

С января 1937 года по 1938 год — помощник начальника 4-го отдела НКВД Грузинской ССР, возглавлявшегося Кобуловым.

Арестованных «троцкистов» Хазан с «особой жестокостью пытал и истязал»[2], фальсифицировал следственные дела, выбивая признательные показания:

Особую жестокость в отношении арестованных проявляли нач. 1 отделения Хазан, следователи Савицкий и Кримян, которые сильно избивали арестованных. Во время работы из их кабинетов, когда приходилось проходить мимо, всегда слышались крики и стоны избиваемых арестованных.
В тюрьме арестованных избивали ремнями, веревками и палками. При избиениях над арестованными издевались. Арестованных ставили на несколько суток в угол. По нескольку суток заставляли стоять с тяжелым грузом до тех пор, пока арестованный, изнемогая, не падал. Для этой цели к арестованному привязывали веревками стол, на стол укладывали различный груз, и арестованный должен был все это держать на себе. В таком положении арестованный должен был стоять до полного изнеможения. Нередко арестованных избивали до того, что они потом умирали. Организаторами всех этих издевательств над арестованными и жестоких избиений были Богдан Кобулов, Константин Савицкий, Никита Кримян и Хазан.
Наибольшее количество дел на руководящих партийных и советских работников вели Хазан, Савицкий и Кримян... Эти люди получали показания от арестованных в результате применения к последним жестоких репрессий. Протоколы допросов ими писались заранее. После избиений арестованных заставляли подписывать такие «показания».
В особенности большую активность в избиении арестованных проявлял нач. 1-го отделения Хазан и следователи Кримян и Савицкий. Кримян и Савицкий на работу приходили выпившими, и они по существу не только избивали, а истязали арестованных[2].

Лаврентий Берия покрывал действия Хазана:

Следствием установлено, что Савицкий, Кримян, Хазан и Парамонов, осуществляя вражеские указания Берия о массовой фальсификации следственных дел для истребления честных партийных и советских кадров, творили беззакония и произвол при возбуждении и расследовании ими уголовных дел, а Берия, Гоглидзе и Кобулов оберегали их от уголовной ответственности за избиения и пытки арестованных и незаконные аресты невиновных людей
Савицкий, Кримян, Хазан были близкими, доверенными людьми Кобулова, и их знал Берия. Им доверялось ведение следствия по наиболее крупным ответственным делам. Они были физическими исполнителями по расправе с лицами, неугодными для Берия[2].

Берия приказал перед расстрелом избивать осуждённых — «Прежде чем вести их на тот свет, набейте им морду». Очевидец расстрелов в Тбилиси эпохи «Большого террора» бывший сотрудник НКВД Грузинской ССР Глонти показал:

Жуткие сцены разыгрывались непосредственно на месте расстрелов. Кримян, Хазан, Савицкий, Парамонов, Алсаян, Кобулов... как цепные псы набрасывались на совершенно беспомощных, связанных верёвками людей, и нещадно избивали их рукоятками от пистолетов[3].

На допросе 7 октября 1953 года Хазан признавался в выбивании у подследственных показаний:

Если на допросе арестованный называл мало фамилий, т.е. лиц, участвовавших в к.р. организации, то считалось, и я так считал, что арестованный скрывает, говорит не полностью, и этот арестованный снова подвергался репрессии[2].

Признавался, что забивал до смерти последственных:

Я не собираюсь отрицать, что Арутюнов был избит и не мог поэтому дать показания, не отрицаю, что он мог быть избит Твалчрелидзе с моим участием, но я помню, что Твалчрелидзе мне докладывал об арестованном, который был в очень плохом состоянии, что падал с кровати и в конечном итоге умер[4].

У арестованных Хазан и другие чекисты конфисковывали различные ценности, так 30 июля 1953 года Сергей Семёнович Давлианидзе свидетельствовал:

Когда я в 1937 г. был назначен замначальника СПО НКВД Грузии, то обратил внимание, что два кабинета в отделе СПО были превращены по указанию Кобулова Б. З. в камеры хранения ценных вещей, изъятых у арестованных при обыске, как то: золотые и сеоебряные вещи, дорогие охотничьи ружья, отрезы материй, меха, фотоаппараты и т. п., и заведывать “камерами хранения” ценных вещей был приставлен оперработник Гарибов. Эти вещи не имели права хранить в таком порядке, а обязаны были немедленно сдавать в финотдел НКВД Грузии и в 1-й Спецотдел, но это было сделано с умыслом, и ценности и вещи присваивались Кобуловым, Хазаном, Савицким, Кримяном, Гарибовым.
О незаконности этих камер хранения я неоднократно лично докладывал Гоглидзе и Кобулову, но они не обращали внимания.
О присвоении ценностей и вещей Хазаном, Кримяном, Гарибовым, Урушадзе я подавал письменные рапорты Гоглидзе[2].

В 1937 году по материалам и постановлениям Александра Хазана некоторое количество сотрудников НКВД Грузинской ССР было арестовано и расстреляно.

Хазан, Кримян и Савицкий вместе с Кобуловым сфальсифицировали дело в отношении командира 63-й грузинской дивизии комдива Фёдора Моисеевича Буачидзе, которого забили до смерти:

Все тело Буачидзе было покрыто сплошными синяками и кровоподтеками. Он не мог мочиться естественным способом, т. к., видимо, у него был поврежден мочевой пузырь и моча выходила через живот... Буачидзе был уже в предсмертной агонии... на следующий день он скончался[5].

[править] Опала

Хазан открыто говорил, что враги народа пролезли также в НКВД Грузии, захватили ответственные должности и активно боролись против Советской власти.

31 января или 2 февраля 1938 года Гоглидзе приказал арестовать А. Хазана. Хазану предъявили обвинение в применении незаконных методов ведения следствия, в результате чего допрашивавшиеся им арестованные оговаривали невиновных лиц, а также Рапаву, Кобулова и Меркулова. Эти показания Хазан передал Кобулову (то есть потерявший связь с реальностью Хазан собирал материалы на своё начальство, включая Кобулова), и через некоторое время был арестован.

Однако через 2 месяца по указанию Л.П. Берия Хазан был освобождён из-под стражи, но всё же в апреле того же года был уволен из органов НКВД.

Затем работал в Грузинском индустриальном институте.

[править] Вновь на службе

Затем был преподавателем в межкраевой школе НКВД.

В 1942 году восстановлен на службе и зачислен на руководящую работу в центральном аппарате НКВД СССР.

В 1945 году уволен в запас.

Затем некоторое время преподавал следственное мастерство в местной школе НКВД.

Впоследствии работал юрисконсультом в проектном институте «Гипроэнергопром» в Москве.

[править] Опала и казнь

В 1953 году, после падения Берии, арестован.

19 сентября 1955 года Военной коллегией Верховного суда СССР был приговорён к расстрелу по обвинению в том, что, «являясь участником антисоветской изменнической группы заговорщиков, возглавлявшейся врагом народа Берия, совершил государственные преступления, указанные в п. п. 1, 2, 3, 4 формулы обвинения, предусмотренные ст. ст. 58-1 пункт «б», 58-8 и 58-11 УК РСФСР»[6].

15 ноября 1955 года расстрелян[7].

[править] Труды

  • О моральном облике советского человека. Москва, 1948.

[править] Источники

  1. К. Столяров. Палачи и жертвы. М., «Олма-пресс», 1997.
  2. 2,0 2,1 2,2 2,3 2,4 Записка Р.А.Руденко в ЦК КПСС с приложением обвинительного заключения по делу следователей НКВД Грузинской ССР. 25 мая 1954 г.
  3. Архив ГВП, арх[ивно]-след[ственное] д. № 0061,. т. 43, л. 98
  4. Копия протокола допроса А. С. Хазана от 6 ноября 1953 г.
  5. Архив Главной военной прокуратуры, арх[ивно]-след[ственное] д. № 0061 по обв[инению] Рухадзе, т. 44, л. 368
  6. Проект обвинительного заключения от 10 января 1955 г. по обвинению А. Н. Рапава, Н. М. Рухадзе, Ш. О. Церетели, К. С. Савицкого, Н. А. Кримяна, А. С. Хазана, Г. И. Парамонова и С. Н. Надарая
  7. Кто вы, Лаврентий Берия?: Неизвестные страницы уголовного дела
Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты