Борис Давыдович Берман

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Борис Давыдович Берман

Борис Давыдович Берман.jpg


Флаг 4-й Народный комиссар внутренних дел Белорусской ССР

















Дата рождения 15 мая 1901 года
Место рождения Российская империя
Дата смерти 22 февраля 1939 года
Место смерти Москва, СССР






Военная служба


Звание Комиссар государственной безопасности 3-го ранга НКВД/НКГБ СССР



Награды
Орден ЛенинаПочётный сотрудник госбезопасностиПочётный сотрудник госбезопасности

Борис Давыдович Бермансоветский государственный деятель, комиссар государственной безопасности 3-го ранга[1].

Содержание

[править] Карьера

Борис Берман родился 15 мая 1901 года в д. Андриановка в Читинском уезде Забайкальской области в семье предпринимателя — владельца кирпичного завода.

В 1918 году окончил четыре класса городского училища в Чите.

В мае 1918 года добровольцем вступил в РККА. Участвовал в конфискациях имущества у буржуазии. После прихода белых скрывался в родном селе, затем по поддельному паспорту бежал в Маньчжурию на железнодорожную станцию Цицикар, где работал по найму.

В 1919 году мобилизован белогвардейцами в войска охраны.

С 1919 года — в ВЧК, в составе одного из созданных чекистами партизанских отрядов, находившегося в оперативном подчинении у В.К. Блюхера, Берман принимал участие в попытке «экспорта революции» в Маньчжурию, где длительное время затем и находился на нелегальной работе.

В декабре 1920 году вернулся в Читу, затем переехал в Семипалатинск.

В 1921 году — технический секретарь агитпропа Семипалатинского губкома РКП(б).

С февраля 1921 года — сотрудник Иркутской губернской ЧК, председателем которой был его брат Матвей Давыдович Берман.

В 19221923 годах — служба в РККАрядовой, политрук, инструктор политуправления армии.

В 1923 году вступил в РКП(б).

С начала 1923 года — снова в органах ОГПУ.

С ноября 1923 года по октябрь 1924 года — уполномоченный 1-го отделения Экономического управления ОГПУ в Москве.

С 1924 года — в распоряжении МК РКП(б).

Затем работал в Сергиевском уездном комитете РКП(б).

С августа 1925 года — в Экономическом управлении ОГПУ — помощник начальника 1-го отделения.

С мая 1926 года — начальник 8-го отделения Экономического управления ОГПУ.

С декабря 1927 года — начальник 6-го отделения Экономического управления ОГПУ.

С начала 1928 года — в полномочном представительстве ОГПУ по Средней Азии — и.о. начальника Контрразведывательного отдела.

С апреля 1929 года — начальник Контрразведывательного отдела и одновременно начальник Особого отдела.

С мая 1930 года — помощник начальника СОУ полномочного представительства ОГПУ и одновременно заместитель начальника Особого отдела СОУ ПП ОГПУ.

Принимал участие в боевых операциях против басмачей.

С января 1931 года работал в ИНО ОГПУ — направлен резидентом в Берлин, где действовал под прикрытием должности сотрудника полномочного представительства СССР в Германии. Благодаря широкой агентурной сети в политических партиях, промышленных и финансовых кругах Германии возглавляемый Берманом разведывательный аппарат регулярно снабжал Центр агентурными и документальными материалами по внутренней и внешней политике правительства Германии, о деятельности немецкой разведки, проводимой через МИД Германии, нарастающей активности германских нацистских и военных организаций.

Летом 1931 года резидентура Бермана сообщила о возможности прихода Адольфа Гитлера к власти.

В 1932 году в Центр из Берлина были переданы данные о секретных переговорах рейхсканцлера Ф. фон Папена с правительствами западных держав, направленные на свёртывание отношений с Советским Союзом объединение государств Европы для агрессии против СССР.

В 1933 году — нелегальный резидент в Риме.

С 1934 года, после возвращения в Советский Союз Берман занимал руководящие должности в центральном аппарате ИНО ОГПУ.

С 8 апреля 1934 года — помощник начальника Иностранного отдела Главного управления государственной безопасности НКВД СССР.

С 1 июня 1934 года — второй заместитель начальника Иностранного отдела Главного управления государственной безопасности НКВД СССР.

С 21 мая 1935 года — первый заместитель начальника Иностранного отдела Главного управления государственной безопасности НКВД СССР А.А. Слуцкого. Столь быстрой карьере Бермана покровительствовал Генрих Ягода. Берман неоднократно выполнял специальные задания за рубежом.

С 31 августа 1936 года — заместитель начальника Секретно-политического (4-го) отдела Главного управления государственной безопасности НКВД СССР.

С 1937 года — депутат Верховного Совета СССР 1-го созыва.

С 4 марта 1937 года по 22 мая 1938 года — нарком внутренних дел Белорусской ССР и начальник особого отдела Белорусского Военного округа, член Республиканской Тройки НКВД по Белоруссии ССР. Чтобы показать себя верным Ежову человеком, порвать с Ягодой, Берман лично подписал расстрельные списки на 80 тысяч человек. Казни осуществлялись по упрощённой схеме — часто приговор объявлялся в день исполнения, а судебные дела рассматривались в течение нескольких минут. Обычно жертвы даже не знали, в чём их обвиняют. По инициативе Бермана подверглось репрессиям почти всё партийное и советское руководство Белоруссии, включая первого секретаря ЦК КП(б) Н.К. Гея, А.Г. Червякова, Д. Жилуновича, а в ночь с 30 октября на 31 октября 1937 года было расстреляно несколько десятков виднейших белорусских поэтов, писателей и учёных (среди жертв — еврейский поэт Изи Харик). Берман санкционировал их казнь. Всех казнённых обвиняли в «шпионаже в пользу Польши и Германии». Берман изобличил и хотел было арестовать и расстрелять Г.К. Жукова, но удачливый Жуков отделался лишь строгим выговором — спасло заступничество С.К. Тимошенко. Берману всё же удалось разоблачить и расстрелять немало военных, служивших в Белоруссии. За уничтожение шпионов был награждён орденом Ленина.

Начальник отдела УГБ НКВД Белорусской ССР Василий Михайлович Сотников сообщал:

Примерно с сентября месяца 1937 г. всех арестованных на допросах избивали... Среди следователей шло соревнование, кто больше «расколет». Эта установка исходила от Бермана (бывший наркомвнудел Белоруссии), который на одном из совещаний следователей наркомата сказал: ...Каждый следователь должен давать не менее одного разоблачения в день... Избиение арестованных, пытки, доходившие до садизма, стали основными методами допроса. Считалось позорным, если у следователя нет ни одного признания в день. В наркомате был сплошной стон и крик, который можно было слышать за квартал от наркомата. В этом особенно отличался следственный отдел.

Начальник 3-го отдела УТБ НКВД Белорусской ССР Александр Михайлович Гепштейн показал:

В августе месяце в Белоруссии согласно приказу НКВД была начата широкая операция по польской агентуре... Во второй половине октября 1937 г. вернулся из Москвы Берман и заявил мне, что мы, оказывается, очень резко отстали от всех без исключения УНКВД Союза, что в Ленинграде разоблачено 2000 человек, на Украине 4000 человек и что поэтому нам необходимо резко перестроить всю работу. Берман предложил мне созвать совещание следователей, на котором он даст указания... Берман заслушал доклад каждого следователя, и здесь, на этом совещании, впервые и была дана установка о том, что арестованных можно бить, о том, что протоколы должны быть короткими, что по групповым делам надо включать арестованных в альбом каждого сразу по мере отработки, а не всей группой... В Минске вскоре началось поголовное битье арестованных. Это распространилось чрезвычайно быстро и широко во всех остальных отделах наркомата.

Также в НКВД Белоруссии применялись и другие виды пыток: арестованных затягивали в смирительные рубашки, обливали водой и выставляли на мороз, вливали в нос нашатырный спирт, называемый палачами «каплями искренности», «избивали, били палками, вешалками, линейками, пресс-папье, стульями, ключами, сапогами, ботинками, кулаками».

14 марта 1937 годакомиссар государственной безопасности 3-го ранга.

С 25 мая 1938 года — в Москве — начальник 3-го управления (транспорта и связи) НКВД СССР.

[править] Опала и казнь

5 сентября 1938 года уволен со службы.

24 сентября 1938 года арестован по обвинению в шпионаже в пользу Германии, Италии и Китая, в производстве необоснованных массовых арестов, санкционировании пыток и превышении власти. Под пытками признал себя виновным в шпионаже в пользу Германии.

22 февраля 1939 года расстрелян на расстрельном полигоне «Коммунарка».

Не реабилитирован — Военная коллегия Верховного Суда СССР в 1956 году признала Бермана не подлежащим реабилитации.

[править] Родственники

Его брат — Матвей Давыдович Берман, жена — Мария Аркадьевна Бак.

[править] Источники

  1. В.Абрамов. Евреи в КГБ. Палачи и жертвы. М., Яуза - Эксмо, 2005
Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты