Борис Михайлович Гессен

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Борис Михайлович Гессен

Борис Гессен.jpg
Дата рождения 28 августа 1893 года
Место рождения Елисаветград, Российская империя
Дата смерти 20 декабря 1936 года
Место смерти Москва, СССР












Борис Михайлович Гессен — философ и историк науки, физик, член-корреспондент АН СССР, доктор физических наук (без защиты диссертации), первый декан физического факультета МГУ, член редколлегии журнала «Успехи физических наук» и «Большой советской энциклопедии».

Работы Гессена по философии науки имели значительный резонанс на Западе. В физике он проявил себя как популяризатор новейших теорий (специальная и общая теория относительности, квантовая механика) и организатор-администратор.

Содержание

[править] Биографические данные

Борис Гессен родился 16 августа (28 августа) 1893 года в Елисаветграде в Херсонской губернии в семье Михаила Борисовича Гессена, управляющего Елисаветградским отделением Русского банка, товарища председателя городского биржевого комитета, имевшего звание личного почётного гражданина. Еврей.

Учился в гимназии, где познакомился с одноклассником И. Е. Таммом, в том же классе учился будущий академик Б. М. Завадовский. Затем вместе с Таммом поехал учиться дальше за границу: изучал математику, физику и естественные науки в 1913—1914 г.г. в Эдинбургском университете. Продолжить учебу в Эдинбурге не смог из-за начавшейся Первой Мировой войны, которую он застал, приехав на каникулы в Россию. В армию не был призван по зрению. Поступил на экономическое отделение Петроградского политехникума, получив отказ в приеме на физико-математический факультет Петроградского университета, занимался математической статистикой. Занятия на физико-математическом факультете Петроградского университета посещал в 1914—1917 г.г. в качестве вольнослушателя. Также самостоятельно занимался философией и историей математики.

В 1917 году уехал к отцу в Елисаветград, где принял участие в революционных событиях. В августе 1917 года стал одним из основателей и секретарем Елисаветградской организации меньшевиков-интернационалистов и сторонников линии газеты «Новая жизнь» («новожизненцев»). В сентябре 1917 г. был избран членом и секретарем Елисаветградского Совета рабочих депутатов, вошел вместе с И. Е. Таммом в состав Елисаветградского ревкома. Участвовал в национализации того банка, отделением которого заведовал его отец. Покинул партию меньшевиков, когда узнал, что лидеры меньшевиков осудили Октябрьскую революцию. В 1918 году перешел на нелегальное положение с приходом к власти на Украине гетмана Скоропадского. Жил в городе Шполы Киевской губернии, где ему помогла обустроиться его первая жена Е. Е. Поволоцкая.

В апреле 1919 года вернулся в Елисаветград, где работал заместителем заведующего Отделом народного образования и членом коллегии Отдела труда.

Участник Гражданской войны — сражался в составе Елисаветградского коммунистического отряда на Украине при подавлении мятежа атамана Григорьева, захватившего в мае 1919 года Елисаветград. В 1919 году вступил в РКП(б).

В 1919—1921 годах работал в Политуправлении Реввоенсовета в Москве.

В 1921—1924 годах работал в Коммунистическом университете им. Свердлова.

По окончании Гражданской войны продолжил занятия физикой в Институте красной профессуры.

В 1928 году окончил Институт красной профессуры. Затем некоторое время работал в этом институте.

В 1930—1931 г.г. в СССР состоялись философские дискуссии, сопровождавшиеся политическими обвинениями (разгром деборинцев — сторонников А. М. Деборина, «меньшевиствующего идеализма»), в ходе которых философские взгляды Гессена на современную физику подверглись критике, переходящей в травлю, после чего Б. М. Гессен практически прекратил публиковаться (до этого он выступил с рядом работ, в которых давалось философское обоснование современных физических теорий). Так, была принята резолюция, в которой Гессен обвинялся в том, что он «отождествлял новейшие работы буржуазных естествоиспытателей с марксизмом» и утверждал, что положения «теории относительности в основном совпадают с диалектическим материализмом», в вину ему были ставилась механистическая трактовка проблемы случайности, «неправильное» определение материи и подпись под «платформой десяти». Из резолюции, подготовленной А. М. Максимовым:

Проявлением буржуазного влияния следует считать печатание в журнале «Успехи физических наук» (редакторы Гессен и Шпольский) официальных и переводных статей махиствующего характера или статей, приводящих к мистике (статьи Мизеса о причинности, Дирака об электронах, Бронштейна о релятивистской космологии и т. д.).

Гессену пришлось формально признать свои ошибки, покаяться в отрыве теории от практики. Его продолжали разоблачать в увлечении буржуазными науками, среди которых называлась теория относительности, обвиняли в «математическом идеализме», «немарксистском подходе к законам термодинамики» (обвинения написал его бывший соавтор В. П. Егоршин, которого это не спасло от исключения из партии). В итоге Гессен не просто перестал публиковать новые статьи по проблемам физики, но и не окончил уже начатые работы «Механический материализм и современная физика», «Статистический метод в физике и новое обоснование теории вероятностей Р. Мизеса».

Единственным исключением из по-видимому вынужденного «молчания» Гессена в этот период стал его доклад о Ньютоне и изданная на его основе книга. Доклад Гессена «Социально-экономические корни механики Ньютона» был зачитан в 1931 году на втором Международном конгрессе по истории науки и техники в Лондоне. Этот доклад послужил важным стимулом в развитии экстерналистского подхода к написанию истории науки и получил значительное признание на Западе.

С конца 1920-х годов Гессен занимается преподаванием, а с начала 1930-х — и административной работой.

С 1 июня 1928 г. по ходатайству физико-математического факультета МГУ Б. М. Гессен был назначен Государственным ученым советом штатным старшим ассистентом по кафедре истории и философии естествознания МГУ. 20 июня 1928 г. стал доцентом и председателем этой кафедры на физмате (старшим среди преподавателей кафедры, которые вели на этом факультете занятия), а в 1929 году занял должность профессора кафедры.

Разрабатывал курс «Введение в историю и философию естествознания».

С 1931 года — профессор физики МГУ. С октября 1930 — директор НИИ физики МГУ. При нем по оценкам ряда авторов НИИ физики переживал период своего расцвета. За несколько лет число сотрудников в нем выросло с 20 до 80. В институте, руководимом Гессеном, развивалась научная школа Л. И. Мандельштама. Теоретическим отделом Института руководил И. Е. Тамм, где решался широкий круг проблем, связанных с квантовой физикой. Группа работ, выполняемая под руководством М. А. Леонтовича, была связана с проблемами статистической физики. Руководство Гессена высоко оценивалось Л. И. Мандельштамом. А. Ф. Иоффе сказал, что Гессен — единственный философ, который знает современную физику.

С мая 1931 года (когда в МГУ была ликвидирована факультетско-кафедральная система и введены отделения) — заведующий физического отделения МГУ. Со времени создания физического факультета МГУ (1 мая 1933) и до 15 декабря 1934 года — декан этого факультета (был освобожден от этой должности по собственному желанию, по-видимому, чтобы стать замдиректора ФИАН, переехавшего летом 1934 из Ленинграда в Москву). Вел методологический семинар у аспирантов, в методологической секции НИИ физики вел семинар по теории относительности и семинар по методологии физики.

1 февраля 1933 года был избран членом-корреспондентом Академии наук СССР по Отделению общественных наук (философия).

В феврале 1935 года был утвержден в ученой степени доктора физических наук без защиты диссертации.

С 1935 года совмещал должности директора НИИФ МГУ и заместителя директора ФИАН (на этот пост его пригласил С. И. Вавилов).

На своей кафедре истории и философии естествознания Б. М. Гессен давал работу людям, ранее преследовавшимся за участие в троцкистской оппозиции. В связи с этим 3 марта 1936 г. партком МГУ вынес решение о том, что заведующий кафедрой И. П. Роцен (1897—1937) и председатель Физической предметной комиссии Б. М. Гессен проявили притупление партийной бдительности.

Не один год с Гессеном дискутировали механисты философ А. И. Варьяш (1885—1939), а также физик и философ А. К. Тимирязев, не признававшие теории относительности и квантовую механику. В марте 1936 г. А. И. Варьяш обратился в НКВД с требованиями оградить его и А. К. Тимирязева от нападок, которым они подвергались со стороны «группы реакционной профессуры» во главе с Б. М. Гессеном. При этом он назвал Г. С. Ландсберга, И. Е. Тамма и аспирантов Б. М. Гессена «врагами партии», которые по его мнению пытаются проводить в МГУ свои «реакционные установки».

В итоге 22 августа 1936 года Б. М. Гессен был арестован по сфабрикованному обвинению в участии в контрреволюционной террористической организации и подготовке террористических актов. При аресте у него были изъяты 4 книги Троцкого. Гессена обвинили, что он «до последнего времени поддерживал личную связь с арестованными по делу троцкистско-зиновьевского террористического центра Каревым Н. А. и Лурье Н. и вел к/р троцкистскую работу». Единственная улика из дела Гессена — показание Н. А. Карева (заместителя председателя Плановой комиссии АН СССР) от 5.6.1936: «В центр зиновьевской организации к этому времени помимо Бакаева и Евдокимова входили Каменев, Зиновьев и Гессен. … Гессен вел организационную работу среди молодежи».

20 декабря 1936 года осужден закрытым заседанием Военной коллегии Верховного суда под председательством В. В. Ульриха, на котором признал свою вину. В тот же день расстрелян. По этому делу также был расстрелян аспирант Гессена школьный учитель А. О. Апирин (свою вину не признал), и осужден к 10 годам лишения свободы А. М. Рейзин (умер в заключении в 1939 году).

В декабре 1936 г. состоялось общее собрание научных работников и аспирантов НИИ физики МГУ, обсуждался вопрос «о последствиях вредительской работы контрреволюционера-троцкиста Гессена». И. Е. Тамм и Г. С. Ландсберг, как констатирует опубликованный отчет о собрании, тем не менее, взяли под защиту Гессена. В отчете говорится, что «собрание единодушно осудило подобные высказывания, показав проф. Тамму и Ландсбергу всю их нелепость», и наметило ряд конкретных мероприятий «к устранению последствий вредительской деятельности Гессена».[1] В дальнейшем И. Е. Тамм и Г. С. Ландсберг за связь с осуждённым потеряли свои кафедры в МГУ. Аналогичное собрание прошло и в ФИАНе в апреле 1937 г., где оправдываться пришлось С. И. Вавилову, а также тем же Г. С. Ландсбергу и И. Е. Тамму (их С. И. Вавилов взял под свою защиту).

Вскоре была репрессирована вдова Б. М. Гессена Анна Ивановна Яковлева (1897 г.р.), которая была в 1937 году исключена из партии, уволена, выслана в Архангельскую область как «член семьи врага народа», а в 1938 году Особым совещанием отправлена в лагеря на 8 лет. В 1943 году она вышла на свободу по инвалидности. В декабре 1954 года с нее сняли судимость, и она стала бороться за реабилитацию своего мужа.

21 апреля 1956 года Б. М. Гессен посмертно реабилитирован определением Военной коллегией Верховного суда СССР.

Авторы сборника о Гессене отмечают, что сфабриковавшие дело Гессена сотрудники НКВД сами были репрессированы: в 1939—1940 гг. за фабрикацию дел были расстреляны начальник Московского управления НКВД С. Ф. Реденс, подписывавший ордер на арест Б. М. Гессена, а также следователи Г. М. Якубович, И. Г. Сорокин и А. С. Журбенко, которые его пытали. По мнению д.ф.н. С. Н. Корсакова и д.ф.-м.н. А. В. Козенко, настоящая вина за смерть Гессена лежит «на Сталине и непосредственно на сталинистах и антисемитах из МГУ и Института философии».

[править] Мнения

Доклад, прочитанный Гессеном в 1931 году о механике Ньютона, получил большую известность как на Западе, так и в СССР, вызвал целый ряд откликов, обсуждение идей Гессена продолжается до настоящего времени.

Так Р. Олвел считает, что содержание доклада Б. М. Гессена оказало сильное воздействие на историю науки, стало фактором, в наибольшей степени повлиявшим на развитие этой дисциплины в XX веке, инициировало дискуссии, которые продолжаются до наших дней.[2]

В сборнике «Борис Михайлович Гессен, 1893—1936» указывается, что Гессен стоял вместе с Р. Мертоном у истоков создания социологии науки. Сам Р. Мертон писал, что опирался на работу Гессена:

В обсуждении технических и научных проблем, вызванных определенным экономическим развитием, я близко следовал техническому анализу профессора Б. Гессена, данному им в его провоцирующем эссе «Социально-экономические корни механики Ньютона».

П. Уерга Мелкон называет Гессена бесспорным пионером социальной истории науки.[3]

В своей книге «Социальная функция науки» Дж. Д. Бернал писал, что доклад М. Гессена стал «для Англии начальной точкой новой оценки истории науки».[4] Доклад Б. М. Гессена стимулировал Дж. Д. Бернала ознакомиться с марксизмом и заняться социальной историей науки.

Несмотря на признание, полученное работами Гессена на Западе, ряд советско-российских авторов критикует основополагающую книгу Гессена о механике Ньютона за вульгаризаторский характер. С этой критикой не согласны авторы сборника о Гессене. В. А. Бажанов говорит, что в докладе Б. М. Гессена, «по существу, речь шла об открытии нового направления в философии науки, своего рода принципиально новой парадигмы».[5]

Авторы сборника о Гессене (2015) оценивают итог научной деятельности Б. М. Гессена, что благодаря нему наступило «существенное повышение уровня физических исследований в стране и расцвет школы Л. И. Мандельштама», а после гибели Б. М. Гессена «МГУ потерял лидерство в физических исследованиях», выпестованные Б. М. Гессеном кадры перешли в Академию наук.

[править] Труды

  • Основные идеи теории относительности. М.-Л. 1928. 176 с.
  • К вопросу о проблеме причинности в квантовой механике. В кн. Гааз А. Волны материи и квантовая механика. М.-Л. 1930, с. V—XXXII.
  • Социально-экономические корни механики Ньютона. М.-Л. 1933. 77 с.

[править] Источники

  1. Горелик Г. Е. // Вопр. истории естествознания и техники. 1992. № 1. С. 19.
  2. Olwell R. // Sci. Soc. 1996. Vol. 60, N 1. P. 11.
  3. Huerga Melcón P. // El Catoblepas. 2010. № 100. June.
  4. Bernal J.D. The social function of science. London, 1939. P. 46.
  5. Бажанов В. А. // Эпистемология и философия науки. 2007. № 1. С. 152.

[править] Литература

  • Борис Михайлович Гессен, 1893–1936 / сост. С.Н. Корсаков, А.В. Грачева ; авт. вступ. ст. С.Н. Корсаков, А.В. Козенко. М.: Наука, 2015. – 222 с. – (Материалы к биобиблиографии ученых : философия; вып. 15). – ISBN 978-5-02-039040-9
  • Центральный архив ФСБ РФ. Д. № 11–29017.

[править] Ссылки

Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты