Лев Иванович Иванов

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Танец маленьких лебедей из балета «Лебединое озеро» в хореографии Л. Иванова, впервые поставленный в 1894 г. (только второй акт балета), до сих пор является непревзойденным шедевром и одним из самых известных номеров академического балета

Лев Иванович Ива́нов (18 февраля (2 марта) 1834, Москва — 11 (24) декабря 1901, Санкт-Петербург) — русский артист балета и выдающийся балетмейстер.

Содержание

[править] Детство

Родился 18 февраля (2 марта) 1834 года в Москве. К моменту рождения Льва Ивановича Иванова его родители не состояли в браке, и весьма небогатая мать, к тому же без мужа, отдала ребенка в сиротский дом. Но сына не забывала, а через несколько лет забрала оттуда. К тому же родители сошлись и вскоре у Льва Ивановича появились младшие братья и сестры, а потом родители решили законно обвенчаться[1][2][3]. В результате сложилась вполне благополучная — по понятиям времени — купеческая московская семья. Но душевный надлом в талантливом ребенке, очевидно, уже свершился.

Видя склонность сына к танцам, родители отдали его учиться в Московское театральное училище при Московской императорской труппе[2][3] — это был пансион, где ученики и жили, и учились за счет государственной (императорской) казны. Московская императорская труппа подчинялась всей дирекции императорских театров — точно так же, как и Петербургская императорская труппа, — а потому практиковались частые перестановки и переезды из одной труппы в другую. Так случилось и с учеником Львом Ивановым — через некоторое время, в 1844 году[4] он был переведен из московского училища в петербургское, и уже заканчивал балетное отделение Петербургского театрального училища — причем показал себя очень способным учеником, и единственным замечанием к нему было увлечение музыкой в ущерб другим школьным предметам[2]. Среди педагогов: А. И. Пименов, Ф. Маловернь, Э. Гредлю и Ж.-А. Петипа-отец[4][5]

[править] Петербургская труппа. Танцовщик

LevIvanov.jpg

Первый раз танцовщик Лев Иванов появился на сцене в 1850 году шестнадцатилетним воспитанником Петербургской театральной императорской школы в классическом па-де-де в балете «Мельники»[2] на сцене Большого Каменного театра.

С тех пор его имя нерасторжимо связано с Петербургской императорской труппой, в театрах которой он регулярно выступал сначала как танцовщик, а потом — и как балетмейстер.

В 1852 году по окончании учебы он был официально зачислен в Петербургскую императорскую труппу[2][6] на амплуа jeune premier[7]. По природе будучи человеком скромным и мягким, не желая участвовать в театральных интригах и подковёрной борьбе за роли[1][4], он часто довольствовался и второстепенными партиями, но и в них выступал так, что привлекал внимание и критики, и зрителей, и партнеров по сцене. Ведущие танцовщицы Петербургской труппы этого периода Андреянова и Смирнова не раз сами изъявляли желание танцевать в паре с ним[2].

Уже неоднократно исполняя крупные сольные партии, четыре года проработав на сценах театров Петербургской труппы, в 1856 году Лев Иванов был официально переведен в солисты — причиной стало то, что он срочно заменил заболевшего Мариуса Петипа[2].

В 1869 году главный балетмейстер Петербургской императорской труппы Артур Сен-Леон закончил работу в Петербурге и уехал к себе в Париж. Главным балетмейстером Петербургской труппы был назначен Мариус Иванович Петипа, а Л. Иванов занял место первого танцовщика Петербургской труппы[4].

Лев Иванов. Карикатура Н. и С. Легатов

Постепенно, с течением времени Л.Иванов перешел к характерным танцам, в которых также показал себя не менее талантливым артистом[7][8], а первые партии классических балетов отдавались более молодым артистам, в первую очередь П. А. Гердту.

Кроме того, Лев Иванович Иванов преподавал в Петербургском театральном училище и ставил танцы для своих воспитанников.

В 1872 году он получил пенсию за выслугу лет, но был оставлен в труппе, где продолжил работу как преподаватель и как балетмейстер. Но небольшие мимические партии он все равно еще продолжал исполнять. Последний раз он выступил на сцене в 1893 году[4].

[править] Семья

Женой Льва Иванович Иванова стала тоже актриса Петербургской императорской труппы Вера Александровна Лядова (1839—1870) — балерина и опереточная артистка[2], начинавшая свой сценический путь как танцовщица[1]. Она происходила из театральной семьи: ее отец Александр Николаевич Лядов — известный балетный дирижёр императорских театров; ее дядя, брат отца Константин Николаевич Лядов — главный капельмейстер оперной труппы; а дети того, то есть двоюродные брат и сестра Веры Лядовой Анатолий Константинович Лядов — композитор и дирижёр, Валентина Константиновна Лядова-Сариотти (некоторые словари ее называют тоже Верой, но по воспоминаниям Н. А. Римского-Корсакова, ее звали не Верой, а Валентиной[9]) — драматическая актриса, ставшая женой оперного певца Михаила Ивановича Сариотти.

Однако семья Иванова — Лядовой долго не просуществовала. По инициативе жены, ставшей звездой опереточной сцены петербургской труппы, брак завершился разводом. И дело было не только в «звездности» супруги, в их семью пришло горе. Позже Л. И. Иванов писал: «Было у нас трое сыновей, первенец умер во младенчестве, а двое остались; младший из них был глухонемой…»[10]. Он спасался «традиционным русским способом»[11], но когда это было, чтобы водка спасала от бед. В 1869 году, не в силах выносить атмосферу дома, Вера Лядова ушла от мужа.

Звездное время Льва Ивановича Иванова пришло значительно позже.

Потом, через какое-то время, он женился еще раз. Его второй супругой стала танцовщица Варвара Дмитриевна Мальчугина (после замужества Иванова; 1855 — ноябрь 1941; у них тоже было трое детей). Она была в 1873 году переведена в Петербургкую императорскую труппу из Московской (одновременно с другой танцовщицей-корифейкой Л. Л. Савицкой, ставшей со временем женой главного балетмейстера императорской труппы Мариуса Петипа)[12].

[править] Педагогическая работа

Педагогическую деятельность Л. И. Иванов начал в 1858 году, сначала работая в младших классах девочек в Петербургском театральном училище[4]. Потом — в старших классах, вел и женские старшие классы, и мужские.

Для своих учеников Л. Иванов поставил несколько балетов: «Очарованный лес» — в 1887 году, «Гарлемский тюльпан», «Севильская красавица», «Шалость Амура». Постановки были признаны весьма успешными, утвердив за педагогом-балетмейстером репутацию опытного профессионала, но — не более[2].

Среди прославившихся учеников: О. И. Преображенская, В. А. Никитина, Е. П. Соколова, Е. О. Вазем, А. Ф. Вергина, М. Н. Горшенкова, К. М. Куличевская, М. Ф. Кшесинская, А. Я. Ваганова, С. Г. Легат.

Lev Ivanov 1885.jpg

[править] Второй

В 1872 году, завершив карьеру артиста-танцовщика, Л. И. Иванов, хоть и получил заслуженную пенсию, не был отправлен в отставку и продолжил работу — педагогическую и балетмейстерскую. Однако лишь еще через десять лет, в 1882 году он был официально назначен на должность режиссёра петербургского балета[5], а в 1885 году был переведен на место второго балетмейстера — помощника М. И. Петипа[6]. Главной обязанностью Иванова было возобновлять старые балеты и ставить танцы в операх и драмах. Кроме того, в весенние и летние месяцы он ставил небольшие балеты и дивертисменты для Каменноостровского театра в Петербурге в Красном Селе.

[править] «Князь Игорь»

А в 1890 году Л. Иванов поставил Половецкие пляски к опере А. Бородина «Князь Игорь» как самостоятельный одноактный балет внутри оперы (премьера прошла 23 октября 1890 года в Мариинском театре). Эта работа была сразу признана яркой, необычной и талантливой.

С тех пор «Половецкие пляски» приобрели статус отдельного балетного дивертисмента. И лишь спустя многие годы балетная критика отметила, что этой постановкой Иванов подготовил переворот в области характерного танца, который двадцать лет спустя завершили половецкие пляски М. М. Фокина[2].

[править] «Щелкунчик»

В 1892 году Льву Ивановичу исполнялось 60 лет. Наверняка он чувствовал себя способным к большей творческой работе, но четко исполнял обязанности второго балетмейстера — никогда не стремился кого-то опередить, боялся кого-либо обидеть[1]. Надломленность и досаду спасал традиционным русским способом[1] — водка входила в традиционные напитки артистической среды — и не только артистической среды — России. В том же 1892 году Петербургская труппа приступала к новой постановке — балету П. И. Чайковского «Щелкунчик». Директор императорских театров Иван Александрович Всеволожский задумал не просто постановку одного балета, а создание гала-представления[13], вместе с балетом предполагалось подать зрителю и новую оперу — «Иоланту»; общую канву представления создавал главный балетмейстер Петербургской труппы М. И. Петипа, он и должен был ставить целиком представление и уже сделал основные наработки хореографии. Но заболел. Заменять его срочно пришлось его помощнику, второму балетмейстеру Льву Ивановичу Иванову. Так Л. Иванов стал первым постановщиков выдающегося балета П. И. Чайковского «Щелкунчик». Он четко выполнял инструкции М. Петипа, работая над симфонизацией хореографических сцен. Он старательно следовал разработкам и наработкам М. Петипа, но это была все равно оригинальная хореография Иванова, а какие-то сцены ему пришлось ставить совершенно самостоятельно по собственным разработкам — скажем, вальс снежных хлопьев в конце первого акта, и эта сцена стала украшением спектакля[2] — ныне хореография этой сцены утеряна.

Шестидесятилетний хореограф был наконец-то полностью признан. Его эстетике соответствовало точное следование за музыкой, именно музыкальность вывела Л. Иванова в первые хореографы труппы, хотя по должности он и оставался вторым.

Он поставил несколько спектаклей — и для театральной школы, и для театров Петербургской труппы.

Долгое время считалось, что хореография Иванова балета «Щелкунчик» полностью утрачена[4]. Но это оказалось не так. Вернее — не совсем так. Постановка восстанавливалась — хотя и не полностью, но танец снежинок, принесший славу балетмейстеру, оказался действительно утрачен[1] — в самом начале ХХ века возобновленную (к сожалению, не полностью) хореографию Иванова в «Щелкунчике» записал специальной графической системой режиссер Петербургской императорской труппы Николай Григорьевич Сергеев. Через год после свершения революционного переворота 1917 года Сергеев покинул Россию и увез с собой сделанные им записи балетов из репертуара Петербургской труппы. Ныне коллекция Сергеева хранится в библиотеке Гарвардского университета (США) и доступна для ознакомления.

[править] «Лебединое озеро»

6 ноября (25 октября) 1893 года скончался Петр Ильич Чайковский. На сцене Мариинского театра с успехом были поставлены его балеты «Спящая красавица» и «Щелкунчик». Задолго до того в Московской труппе был поставлен еще один балет Чайковского — «Лебединое озеро», но московская постановка была признана неудачной и долго в репертуаре не продержалась. В память о композиторе дирекция императорских театров решила устроить концерт из его произведений, включив туда и заново поставленные сцены «Лебединого озера». Мариус Петипа отказался от этой постановки, работа была поручена Льву Иванову[1]. С поручением Иванов справился. И не просто справился — а справился самым блестящим образом. Именно ему обязана мировая культура появлением этого выдающегося произведения. Тонкий ценитель музыки, Л. И. Иванов понял структуру «Лебединого озера» и причину неудач двух первых постановок. Балет «Лебединое озеро» возвращал стиль романтического балета, уже, казалось бы, отошедший в далекое прошлое. До Льва Иванова во всех балетах все балетные воздушные существа были снабжены костюмами с крыльями. Лев Иванов произвёл целую революцию в классическом балете, отказавшись от больших крыльев и вопреки классическому канону сочинив движения рук, передающие взмахи лебединых крыльев[1]. Постановка Л. Иванова в романтическом стиле дала балету не просто новую жизнь, а сделала его бессмертным.

Концерт памяти П. И. Чайковского прошел 17 февраля 1894 года, и там был показан второй акт «Лебединого озера» в постановке Л. И. Иванова. Среди танцевальных номеров второго акта был и Pas de quatre (танец четырёх), в дальнейшем навсегда вошедший в историю мирового балета как Танец маленьких лебедей (у композитора так назывался совсем другой танец в 4-м акте).

Мариус Петипа был совершенно покорен безупречной работой своего помощника и предложил ему продолжить работу по этому балету и поставить совместно спектакль целиком[14]. Решено было несколько переделать либретто, для этого был приглашен Модест Ильич Чайковский.

15 января 1895 года балет «Лебединое озеро» был показан на сцене Мариинского театра в Санкт-Петербурге. Редакцию партитуры осуществил Риккардо Дриго. Хореографию распределили так: Мариус Петипа поставил первый и третий акты и апофеоз; Лев Иванов — второй и четвёртый акты, венецианский и венгерский танцы к третьему акту[15].

[править] Последние годы

Лев Иванович Иванов по-прежнему занимал вторую должность как хореограф. В его обязанности все так же входило возобновления прошлых чужих постановок, но кроме этого, сцены Петербургской труппы были открыты и его таланту для его оригинальных хореографий.

И все-таки он оставался вторым, часто растрачивая талант на постановки-однодневки для летних спектаклей[1]. Своей музыкальностью он даже потряс самого Антона Рубинштейна; он сочинял музыку, но его композиторские таланты кончились ничем: он не умел записывать, не знал нотной грамоты[1].

Летом 1894 года дочь императора Александра III, великая княжна Ксения Александровна выходила замуж. Время и традиции требовали, чтобы свадьба проходила как государственное мероприятие. Многочисленных иностранных гостей, помимо яств и напитков, нужно было потчевать культурной программой. Для постановки балетного «подарка» вместе с Мариусом Петипа был приглашен и Лев Иванов. Балетным подарком стал спектакль «Пробуждение Флоры», прошедший с таким успехом, что впоследствии был перенесен для публики в Мариинский театр, и именно его избрала для своего прощального бенефиса танцовщица Анна Христиановна Иогансон.

В октябре 1900 года при возобновлении балета А.Сен-Леона «Конек-горбунок», Иванов дополнил его симфонизированным характерным дивертисментом в собственной хореографии на музыку второй рапсодии Ф.Листа. Критики назвали рапсодию «целой хореографической поэмой», а на афише забыли проставить имя хореографа — Льва Иванова[2].

В 1901 году Иванов, совместно с П. А. Гердтом, поставил балет Делиба «Сильвия». К этому времени Иванов уже был тяжело болен. Премьера состоялась за 9 дней до его смерти.

Задуманную им постановку «Египетских ночей» осуществил Михаил Фокин.

Лев Иванович Иванов скончался 11 (24) декабря 1901 года в Петербурге.

Он успел оставить воспоминания: Автобиография (Мои маленькие воспоминания), публикация: «Петербургская газета», 1901, 13 дек., с. 5[4].

Но многое — слишком многое — из творчества Льва Иванова утрачено навсегда — невосполнимо забыты Танец снежинок из балета «Щелкунчик», балеты «Шалость амура» и «Очарованный лес» (этот последний балет пользовался такой известностью, что с пародией на него выступил прославленный в те годы эстрадный артист Николай Барабанов (Икар), создавший пародийный номер на музыку скрипача Лео Габена «Разочарованный лес»[16]; по другим данным, записи этого балета сохранились в коллекции Н. Г. Сергеева, но в более поздней трактовке) и др. Как так получилось, что его хореография, официальной критикой названная талантливой и получившая немалое восхваление, столь быстро ушла в небытие без попыток сохранить? Словно кто-то нарочно всё это уничтожал, а за самим выдающимся хореографом упорно возводил славу как об алкоголике с комплексом неудачника[17]. Источники называют «чужие амбиции» — но чьи? Кто мог обладать такой властью, чтобы так активно выступать против второго балетмейстера императорской труппы? Неужели — он, первый, сам талантливый и вознесшийся на огромную высоту мирового балета?

Хореографическая пальма первенства была отдана Мариусу Петипа. А имя второго балетмейстера — Льва Ивановича Иванова — на этом фоне как-то забывалось. Или — упорно замалчивалось.

Вот что писала о Л. И. Иванове его ученица Матильда Кшесинская: «Его дарованию не дано было полностью развиться, и он не создал всего того, что мог бы дать при иных условиях. Мешала отчасти его природная леность, а отчасти его положение, при котором главный балетмейстер Петипа правил все и мог всегда взять его балет и по-своему слегка изменить, так что он оставался потом балетом Петипа»[18].

Свои страдания он тихонько изливал в мемуарах: «Боже мой, Боже мой, сколько тут потрачено силы, сколько прочувствовано и испорчено крови из-за уязвленного самолюбия, из-за униженного человеческого достоинства, но такова жизнь вообще артиста и все-таки, этот взгляд назад и эти воспоминания мне очень приятны…». Через десять лет после смерти Иванова его вдова, танцовщица Варвара Мальчугина, сделала запись в его воспоминаниях: «Много вынес несправедливости Мариуса Петипа»[19].

Но проходит время. И приходит другое время — когда вспоминаются забытые имена прошедших эпох. Одно из них — выдающийся русский балетмейстер Лев Иванович Иванов.

[править] Среди балетных партий

Лев Иванов — Гигес, балет «Царь Кандавл», 1868
Лев Иванов — Солор (первый исполнитель). «Баядерка», 1877 г.
Лев Иванов — Конрад. Корсар

[править] Постановки

  • 1884 — танцы к опере «Мазепа»
  • 1885 — «Тщетная предосторожность», совместно с М. И. Петипа
  • 30 сентября 1885 — балетные сцены к опере «Кармен», Мариинский театр, первая постановка на русском языке (но не первая в России; по уверениям современного театрального критика Бориса Тарасова, Л. Иванов перенес хореографию М. И. Петипа, созданную еще для спектакля «Кармен» в постановке Итальянской русской императорской труппы 1882 года, шедшей в Большом Каменном театре)
  • 1887 — «Очарованный лес» Дриго, Петербургское театральное училище
  • 1887 — «Гарлемский тюльпан» Б. А. Фитингоф-Шеля (по старой транскрипции: Гаарлемский тюльпан[7]), совместно с М. И. Петипа[4]
  • 1887 — «Фиаметта», совместно с М. И. Петина, на музыку Л.Минкуса, возобновление постановки по хореографии А.Сен-Леона, Мариинский театр (Санкт-Петербург)[23]
  • 1888 — «Севильская красавица» (музыка сборная), в Красном Селе (под Петербургом)
  • 1890 — «Шалость амура» (возможно: «Шалости Амура»[4]) А. А. Фридмана, в Красном Селе (под Петербургом), затем на сцене Мариинского театра
  • 1890 — «Половецкие пляски» на музыку А. П. Бородина в опере «Князь Игорь»
  • 1891 — «Праздник лодочников» А. А. Фридмана, в Красном Селе (под Петербургом)
  • 1892 — славянские танцы для 1-го и 2-го актов оперы-балета «Млада» Римского-Корсакова
  • 1892 — «Щелкунчик» Чайковского
  • 1892 — «Фиаметта» балетмейстера А.Сен-Леона на музыку Л.Минкуса, Большой театр, Москва (возобновление постановки 1887 г. в С.-Петербурге)
  • 1893 — «Волшебная флейта» Р.Дриго
  • 1893 — «Золушка» Б. А. Шеля — 2-й акт (бал)
  • 1893 — «Жертвы Амуру, или Радости любви», возобновление по хореографии Мариуса Петипа
  • 1894 — «Пробуждение Флоры» (совместно с М. И. Петипа)
  • 25 сентября 1894 — Мариинский театр — «Тщетная предосторожность», возобновление собственной хореографии 1885 г. (созданной совместно с М. И. Петипа); хореография была записана нотной балетной записью, ныне хранящейся в Сергеевской коллекции в библиотеке Гарвардского университета
  • 1894 — «Коппелия», возобновление хореографии Мариуса Петипа и Энрико Чекетти (совместно с Э. Чекетти)
  • 1894/1895 — «Лебединое озеро» П. И. Чайковского — 2-й акт и несколько танцевальных сцен[4], а 4-й акт Иванов и Петипа поставили совместно.
  • 1896 — «Ацис и Галатея» А.Кадлеца
  • 1897 — «Дочь Микадо» В. Г. Врангеля
  • танцевальные сцены в опере «Волшебный стрелок»
  • 1899 — танцевальные сцены к опере «Сказки Гофмана»[24]
  • 1900 — «Венгерская рапсодия» на музыку 2-й рапсодии Листа (1847), впервые исполнен как вставной номер в балете «Конёк-горбунок»
  • 1901 — «Камарго» (возобновление) (Бронислава Нижинская писала в своих воспоминаниях, что главную партию готовила Матильда Кшесинская, но этой приме не понравился костюм, точно скопированный с того, который Екатерина Великая надевала на бал-маскарад, и она его испортила и отказалась танцевать партию. В результате за свой поступок прима была оштрафована. Но дело этим не кончилось. Пользуясь своими «особыми» отношениями с императорским домом, М. Кшесинская добилась отмены штрафа и увольнения директора императорской труппы князя С. М. Волконского. С. М. Волконского сменил В. А. Теляковский, который первым делом поставил в репертуар балет «Камарго» с Ольгой Преображенской в главной роли — чем и восхищалась в своей книге Бронислава Фоминична Нижинская[25]).
  • «Сильвия» Делиба — завершить не успел, балет закончил П. А. Гердт
  • Задуманную Л.Ивановым постановку «Египетских ночей» А.Аренского осуществил М. М. Фокин[4]

[править] На других языках

[править] Источники

  1. 1,0 1,1 1,2 1,3 1,4 1,5 1,6 1,7 1,8 1,9 Автор маленьких лебедей («Коммерсантъ», № 236 (2366), 26.12.2001); автор Юлия Яковлева
  2. 2,00 2,01 2,02 2,03 2,04 2,05 2,06 2,07 2,08 2,09 2,10 2,11 Лев Иванов (Lev Ivanov); автор Д. Трускиновская
  3. 3,0 3,1 Лев Иванович Ива́нов
  4. 4,00 4,01 4,02 4,03 4,04 4,05 4,06 4,07 4,08 4,09 4,10 4,11 Иванов в энциклопедии балета (Источник: Балет. Энциклопедия, СЭ, 1981)
  5. 5,0 5,1 Энциклопедический словарь Петербурга
  6. 6,0 6,1 Большая советская энциклопедия // Автор В.Красовская
  7. 7,0 7,1 7,2 Биографический словарь. Иванов Лев Иванович
  8. Иванов Лев Иванович
  9. Н. А. Римский-Корсаков. Летопись моей музыкальной жизни
  10. «ДЗЫНЬ-ЛЯ-ЛЯ»; автор: Марина Корнакова
  11. Пустячок, а приятно, автор Юлия Яковлева
  12. Наш балет; 1673—1899 (стр. 227)
  13. История создания балета «Щелкунчик» П. И. Чайковского
  14. История создания балета Лебединое озеро
  15. Маленькая балетная энциклопедия. ЛЕБЕДИНОЕ ОЗЕРО / Swan Lake. Постановка М. Петипа и Л. Иванова 1895 г.
  16. Страницы истории балета: Новые исследования и материалы / Сост. Н. Л. Дунаева. Спб. Балтийские сезоны. 2009—312 с. ISNB 978-5-903368-45-0. Глава: Икар — дерзкий полет в пародийный танце; автор: А. А. Лопатин
  17. Миф о Лебеде
  18. М. Кшесинская. Воспоминания // Глава пятая. ИМПЕРАТОРСКОЕ ТЕАТРАЛЬНОЕ УЧИЛИЩЕ
  19. Гений на вторых ролях (03.03.1999, Независимая газета)
  20. Плещеев А. Наш балет (стр. 183)
  21. Наш балет; 1673—1899 (стр. 230)
  22. Наш балет; 1673—1899 (стр. 232)
  23. «ФИАМЕТТА» (Источник: Балет. Энциклопедия, СЭ, 1981)
  24. Премьера «Сказок Гофмана» Оффенбаха в Мариинском театре
  25. Бронислава НИЖИНСКАЯ. Ранние воспоминания, М., Изд-во «АРТ», 1999.
Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты