Процесс Сланского

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Prague trials.jpg

Процесс Сланского (Процесс об антигосударственном заговоре вокруг Рудольфа Сланского, чеш. Proces s protistátním spikleneckým centrem Rudolfa Slánského) — судебное дело в Чехословакии в начале по обвинению группы видных деятелей компартии и правительственных чиновников в заговоре с целью свержения коммунистического режима, связях с Иосипом Тито и реставрации капитализма[1].

Содержание

[править] Общие сведения

Процесс был организован по образцу сталинских процессов 1930-х годов в СССР, по личному указанию И.В. Сталина и под непосредственным контролем МГБ СССР.

Схожим образом судили Кочи Дзодзе в Албании, Трайчо Костова в Болгарии, Ласло Райка в Венгрии.

Некоторые историки полагают, что инициатива дела исходила от Матьяша Ракоши:

Инициатива в раскручивании «дела Сланского» принадлежала, как показывают документы, не чехословацким коммунистам. Еще в 1949 г. лидер венгерских коммунистов Ракоши сообщил Готвальду, что в ходе следствия по «делу Райка» были названы имена чехословацких партработников Э. Лебла и В. Нового. Они были сразу арестованы. В ходе следствия из них «выбили» еще целый ряд фамилий деятелей партии и государства, которые «вели шпионскую деятельность в интересах мирового империализма». Вплоть до осени 1951 г. Сталин не давал согласия на арест Сланского[2].

Суд с 20 по 27 ноября 1952 года проходил в Чехословакии.

В ходе процесса генеральный секретарь ЦК КПЧ Рудольф Сланский и 13 других высокопоставленных партийных и государственных деятелей, 11 из которых являлись евреями, были арестованы в конце 1952 года и обвинены в «троцкистско-сионистско-титовском заговоре». Их обвиняли в государственной измене, выдаче военных тайн, подрывной деятельности, экономическом саботаже и вредительстве, подготовке покушений на жизнь партийных и государственных вождей и пр.

Обвиняемые под пытками полностью признали свою вину. В Чехословакии проходили митинги с требованиями смертной казни. В тюрьме Сланский попытался совершить самоубийство. Судьи, прокуроры и адвокаты выучили наизусть свои речи, а обвиняемые должны были знать свои выступления на память.

Запуганный сын одного из подсудимых был вынужден публично требовать казни отца:

Уважаемый товарищ! Требую для моего отца смертной казни. Только сейчас я осознал, что это существо недостойно называться человеком, потому что в нем никогда не было ничего человеческого. Он был и остается моим закоренелым, моим самым страшенным врагом.

В «Литературной газете» обвиняемых называли «жабами у чистого родника», которые «мечтали превратить Чехословакию в космополитическую вотчину Уолл-стрит, где властвовали бы американские монополии, буржуазные националисты, сионисты вместе со всяким сбродом, погрязшим в преступлениях».

Приговорённых повесили 3 декабря 1952 года, тела сожгли, пепел развеяли по ветру, лишили гражданства и конфисковали имущество.

В 1955 году освободили трёх приговорённых на процессе к пожизненному заключению.

Лишь в 1963 году осуждённые были реабилитированы.

Во время Пражской весны президент Людвик Свобода 1 апреля 1968 года наградил девятерых жертв процесса Сланского высокими государственными наградами (в том числе шестерых — посмертно); Йозеф Франк и Эвжен Лёбл стали Героями ЧССР.

[править] Антисемитизм

О выраженной антисемитской направленности процесса свидетельствуют как национальность большинства подсудимых (только трое обвиняемых: В. Клементис, И. Франк и К. Шваб — не были евреями), так и характер выдвинутых против них обвинений. Еврейское происхождение всячески подчёркивалось, и чаще всего именно с ним связывали инкриминируемые обвиняемым преступления. На допросах (например, Э. Лебла, Б. Рейцина и других) обвинители и судьи не ограничивались полученными под пытками признаниями во враждебной деятельности против Чехословакии, но требовали признаний обвиняемых в том, что интересы чешских и словацких рабочих были чужды им именно как евреям. На еврейское происхождение подавляющего большинства обвиняемых ссылались и как на фактор, облегчавший установление конспиративных связей.

Обвинения перекликаются и с делом врачей:

Следствием установлено, что Сланский предпринимал активные шаги к сокращению жизни президента республики Клемента Готвальда. В этих целях он подобрал для него лечащих врачей из враждебной среды, с темным прошлым, установил с ними тесную связь, рассчитывая использовать их в своих вражеских планах

Дело имеет также много общего с процессом ЕАК и кампанией борьбы с «космополитами».

Обвинялся и сионизм. В представленном суду обвинительном заключении было объявлено, что традиционное классово-партийное определение сионизма как реакционно-националистической идеологии и политического течения еврейской буржуазии является недостаточным. Суд (в лице его председателя Я. Новака) без возражений согласился с главным обвинителем (И. Урвалеком), заявившим, что сионизм превратился в самого верного прислужника наиболее реакционных, милитаристских и человеконенавистнических кругов мирового империализма и поэтому причастность к сионизму должна рассматриваться как одно из тягчайших преступлений против человечества.

Утверждалось, что еврей не может не быть сионистом и что существует всемирный еврейский заговор. В соответствии с этим всех обвиняемых евреев, которые ещё недавно вели борьбу с сионизмом и его влиянием в Чехословакии, вынудили заявить, что у них сохранились сионистские убеждения и связи и что они проводили враждебную к Чехословакии деятельность по заданию мировых сионистских центров.

На вопрос, кто виноват в трудностях, переживаемых Чехословакией, обвиняемых заставляли отвечать: «Еврейские заговорщики».

Объектом яростных нападок и обвинений стало государство Израиль, которое было представлено как орудие поджигателей новой мировой войны и империалистических претендентов на мировое господство. Газеты Чехословакии, СССР и других странах советского блока, а также коммунистическая пресса западных стран сообщали, что на процессе Сланского неопровержимо доказана роль Израиля как международного шпионского центра. На процессе Сланского говорилось о якобы состоявшемся ещё в 1947 году в Вашингтоне тайном совещании, участники которого — американский президент Г. Трумэн, его главные советники Д. Г. Ачесон и Генри Моргентау, а также Давид Бен-Гурион (в действительности познакомился с Трумэном двумя годами позже) — согласовали «план Моргентау», предусматривавший обязательство Соединённых Штатов поддержать план создания Израиля и обязательство лидера этого будущего государства развернуть всемирную шпионскую сеть, работающую на американский империализм.

Израиль, правительство Израиля и дипломатических представителей в Праге, включая первого посланника Израиля в Чехословакии Эхуда Авриэля и его преемника А. Л. Кубовы обвиняли во враждебных действиях против Чехословакии.

Из «признаний» обвиняемых следовало, что израильское правительство, установив уже в 1948 году через своих официальных представителей в столице Чехословакии конспиративные преступные связи с Сланским и другими обвиняемыми, систематически вмешивалось во внутренние дела Чехословакии, добивалось выгодных для себя и грабительских для Чехословакии торговых соглашений; организовало тайный, якобы противоречащий национальным интересам вывоз из страны оружия для АОИ; экономически ослабляло Чехословакию посредством незаконной массовой репатриации в Израиль евреев, вывозивших из страны «преступными путями огромные материальные и культурные ценности», и пр.

Среди выступавших на суде свидетелей, под пытками полностью подтвердивших все эти обвинения, были два гражданина Израиля – Мордехай Орен, один из лидеров партии Мапам, и Шимон Оренштейн, в прошлом работник израильского дипломатического представительства в Праге (был торговым атташе Израиля в Праге и во время Войны за независимость закупал Чехословакии оружие для АОИ), затем предприниматель. Арестованные чехословацкими органами безопасности ещё в 1951 году, они дали показания не только против обвиняемых, но и против самих себя, «признались» в шпионаже и других преступлениях и подробно обличили «зловещую роль» государства Израиль в мире. В 1953 году суд Чехословакии приговорил обоих к пожизненному тюремному заключению, а в 1954 году они вышли на свободу.

24 ноября 1952 года министр иностранных дел Моше Шарет заявил в Кнессете протест против погромно-антисемитского характера процесса как грубой клеветы на сионизм. В декабре 1952 года правительства обеих стран обменялись дипломатическими нотами. В чехословацкой ноте от 6 декабря были повторены все прозвучавшие на процессе Сланского обвинения против Государства Израиль, и на их основании израильский представитель в Праге А. Л. Кубовы был объявлен персона нон грата. В ответной ноте от 19 декабря 1952 года израильское правительство отвергло обвинения против еврейского народа и сионизма, охарактеризовав их как новое издание «Протоколов сионских мудрецов».

В самом Израиле активизировалась агентура Москвы: двое видных представителей партии МАПАМ, депутаты Кнессета Моше Снэ и Яаков Рифтин, публично оправдали действия коммунистических режимов и решили перейти в компартию.

[править] Обвиняемые и приговор

[править] Источники

  1. КЕЭ, том 8, кол. 24–28
  2. ЛЕКЦИЯ 11. СТАБИЛИЗАЦИЯ СИСТЕМЫ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ (КОНЕЦ 60-Х – ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА 70-Х ГГ.). ХЕЛЬСИНСКИЙ ПРОЦЕСС. 4 страница


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты