Невесты джихада

Материал из Циклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Невесты джихада — девушки, которые под влиянием исламской пропаганды, стали мусульманками. Часть «невест» отправилась на джихад в Сирию.

Феномен «невест джихада» является следствием стратегии «любовного джихада», ведущегося мусульманами для обращения всех неверных (кафиров) в ислам.

Суть феномена[править]

По официальным данным, из десятков тысяч граждан различных государств, отправившихся на джихад в Сирию, около 15 % составляли женщины. Это очень необычно высокий показатель. До ИГИЛа ведение джихада в основном считалось мужским занятием, для которого женщины не подходят. Так, идеолог Абдулла Аззам считал, что женщины могут вести джихад лишь при определенных обстоятельствах. Одним из исключений из этого являются чеченские войны, в ходе которых чеченские джихадистки совершили множество терактов[1].

Столь высокий процент женщин объясняется новой стратегией вербовки, применяемой исламской пропагандой. Это — «любовный джихад» — практика соблазнения, в результате которой мусульмане соблазняют женщин и вынуждают их принять ислам.

Секрет «любовного джихда» прост. Первоначально многие вербовщики ведут себя так, чтобы никто не принял их за мусульман. Их цель на данном этапе заинтересовать девушку, влюбить ее в себя. После того, как жертва попадает под влияние соблазнителя, ее, давя на чувства, вынуждают принять ислам. Вследствие упадка христианства на Западе, в большинстве случаев, это не кажется большим событием[2].

Вариации «любовного джихада» довольно разнообразны, так для охоты на молодых жертв исламисты используют практики соблазнения позаимствованные у педофилов[3]. На канадском телевидении была показана передача, в которой на основе одного случая пошагово разъяснялась данная тактика. Сначала говорящий с английским акцентом джихадист, общаясь с будущей «невестой джихада» по Скайпу, заставил ее влюбиться в себя, после чего велел приехать в Сирию для женитьбы, для этого ей надо было прилететь в Стамбул, там ее должен был встретить проводник, который провел бы ее через границу в Сирию. Чтобы родители жертвы не смогли помешать отъезду, соблазнитель велел «невесте» сказать им, что она «некоторое время поживет у подруги»[4].

Несмотря на то, что весь процесс соблазнения строго регламентирован и даже однообразен, жертвам кажется, что все происходит как бы само собой, случайно[5].

В странах, где мусульмане составлют большинство населения, а христиане — меньшинство, методы любовного джихада значительно упрощаются. Так, в Пакистане, где подавляющее большинство населения составляют мусульмане, они банально похищают несовершеннолетних «кафирок» и при помощи наркотиков и силового воздействия принуждают их выходить замуж за мусульман, при этом, естественно, они становятся мусульманками[6][7]. Например, в мае 2019 года в Пакистане 15-летнюю христианку по имени Неха вынудили принять ислам и выйти замуж за мусульманина. «Жениху» на тот момент было 45 лет, Неха стала его третьей женой[8]. (Смотри также «Преследование коптов в Египте»).

Стоит также учесть, что сам основатель ислама Мохаммед, почитаемый мусульманами как пророк, согласно хадисам женился на своей жене Айше, когда той было лишь 6 или 7 лет, этот факт используется многими мусульманами для оправдания ранних браков[9]. То есть, с точки зрения правоверного мусульманина девочки-подростки, тем более исповедующие «неправильную» религию, являются вполне зрелыми женщинами.

После исламизации «невесты джихада» сами по себе становятся мощным орудием исламистской пропаганды и став мусульманками пытаются обратить своих знакомых, угрожая в противном случае разорвать с ними отношения[10].

Также часть христианских религиозных деятелей хоть и позиционируют себя православными (католиками и т. п.) на самом деле являются криптомусульманами и ведут исламскую пропаганду, пытаясь своими словами и действиями опорочить христианство, представителями которого они себя позиционируют[11]. Примером этого может являться, например, педофильский скандал в римско-католической церкви.

Запад[править]

Как сказано выше, эффективность вербовки «невест джихада» на Западе оказалась очень высокой. После разгрома ИГИЛ множество «невест джихада» попали в плен.

В европейских СМИ даже велась дискуссия о том, что делать с ними, возвращать или нет, и если возвращать, то что делать после этого, сажать в тюрьму или нет, считать их жертвами или преступниками[12].

В результате большинство европейских стран решило «невест джихада» на родину не возвращать. Следует учесть, что суды в Ираке над обвинявшимися в членстве в ИГИЛ, в большинстве случаев, были недолгими, а приговор, как правило, один — смертная казнь[13][14].

Россия[править]

Данные о российских «невестах джихада» в открытом доступе отсутствуют, неизвестно даже ведется ли такая статистика.

Даже общее количество граждан России выехавших на джихад в Сирию и Ирак известно лишь приблизительно. В 2015 году глава Антитеррористического центра СНГ генерал-полковник полиции Андрей Новиков заявил, что «на джихад» отправились от 2 до 5 тысяч граждан России[15].

По-видимому, это число является сильно заниженным, поскольку после разгрома ИГИЛ оказалось, что «только в Идлибе находятся 7 тысяч российских вдов. Среди них с Северного Кавказа — 3-3,5 тысяч женщин. И у каждой до 4-5 детей»[16].

То есть в рядах ИГИЛ воевало не менее 15 тысяч россиян.

Так что проблема «невест джихада» в России явно существует. Тем более, что пленных «невест», несмотря на возражения директора ФСБ Александра Бортникова, заявившего, что «не секрет, что эти женщины и даже дети используются главарями террористов в качестве вербовщиков, террористов-смертников либо исполнителей терактов, а также связников», Россия все же вернула, причем власти Ирака потребовали за содержание пленных «по 6 тысяч долларов на каждого»[17]. После возвращения «невесты джихада» писали явку с повинной, после чего свободно разъехались по регионам, из которых ранее отправились на джихад. Лишь власти Дагестана пытались судить «невест»[18].

Наиболее известна из игиловских «невест» Варвара Караулова, менее известна Кристина Сапрыкина. Еще менее Сапрыкиной известна Диана Рамазанова, которая в 2015 году взорвала себя в полицейском участке Стамбула.

Стоит помнить, что угроза «невест джихада» в России, пережившей в конце 20-начале 21 веков удар исламского терроризма, возникла еще до появления ИГИЛ, и, скорее всего, не исчезла с его падением.

Так, русская девушка Алла Сапрыкина, под влиянием мужа ставшая мусульманкой и сменившая имя на «Аминат Курбанова», в 2012 году стала смертницей, убившей суфийского шейха Саида Афанди Чиркейского[19]. В 2011 году «золотая медалистка, умница и красавица» Ольга Шредер, из крошечного городка Нерюнгри в возрасте 17 лет вышла замуж за 40-летнего мусульманина, после чего, став исламской террористкой, отправилась вести джихад в Пакистан, где и погибла вместе с сообщниками[20][21].

Источники[править]