Эпистемология

Материал из Циклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Эпистемология (синонимы — теория познания, гносеология) — буквально обозначает учение о знании (греч. επιστήμη — знание; греч. λόγος — слово, учение); раздел философии[1], в котором анализируется природа и возможности знания, его границы, условия достоверности[2] и истинности, отношение знания к реальности[3], его строение, структура, функционирование и развитие[4], а также исследуются всеобщие предпосылки познания[3]. Собственно термин «эпистемология» («теория познания») был введён только в 1832 году, до этого проблематика познания и знания именовалась «анализ ума», «исследование познания», «критика разума»[2].

В неклассическом варианте понятия «эпистемология» и «гносеология» различают: к области гносеологии относят анализ представлений, складывающихся вокруг оппозиции «субъект познания — объект»[5], в то время как к сфере эпистемологии относят анализ структур самого знания, базирующегося на оппозиции «знание — объект»[4]. В качестве основных проблем эпистемологии выделяют вопросы о том, как устроено знание; каковы общие законы функционирования, изменения и развития знания; какие бывают типы знаний; каковы механизмы объективации знания и его реализации в научно-теоретической и практической деятельности[4]. Основной круг гносеологической проблематики определяется интерпретацией субъекта и объекта познания, структуры познавательного процесса, проблемы истины и её критериев, проблемы форм и методов познания[5].

Классическая эпистемология[править]

В античный период знание понималось в единстве с его предметом, то есть рассматривалось как его своеобразная копия[5]. Исходной структурой познания являлось субъектно-объектное отношение, где проблема истины или вопрос о возможности адекватного воспроизведения субъектом сущностных характеристик объекта выступал в качестве центральной темы гносеологии[6]. Отношения «знание — объект» находило выражение в концепции Платона, утверждавшего возможность познания мира человеком благодаря существованию истинных архетипических первообразов — идей, от которых произведено всё существующее в природе и социуме. Вместе с этим в апориях Зенона зафиксирована эпистемологическая проблема — факт отнесения противоречивых знаний к одному и тому же объекту (движущийся объект — стрела находится здесь и не-здесь одновременно)[4].

В античный период истина выступала в качестве универсальной цели познания, рассматривалась как абсолютное знание, а путь её достижения конкретизировался в пределах оппозиции «знание — мнение»[6]. Но проблемы отношения знания и мнения, истины и заблуждения исследовались в подчинении онтологической тематике, причём преимущественно изучался процесс превращения предмета в состояние знания[3]. В зависимости от решения проблемы истины в философии выделяются позиции[6]:

  • познавательный оптимизм, утверждающий принципиальную познаваемость мира;
  • скептицизм, выражающийся в критическом отношении к проблеме истины, подвергающий сомнению адекватность философских концепций и отказывающийся от выдвижения и утверждения каких-либо положительных тезисов о действительности;
  • агностицизм, полагающий принципиальную непознаваемость действительности.

В средние века поиск истины осуществлялся в пределах оппозиции разума и веры[6], критическая и исследовательская составляющая эпистемологии была ограничена христианской догматикой. Попытка обоснования возможности совмещения аристотелевой логики с христианским вероучением привела к оформлению концепции двойственной истины[5]. Вопрос пределов познания действительности решался в схоластических спорах реалистов и номиналистов, полемизировавших по вопросу реальности универсалий и задававших тем самым различные модели познавательного процесса[4][5].

Кардинальное изменение в развитии эпистемологии произошло в европейской философии в XVIIXVIII веках и связано с «эпистемологическим поворотом»[2], вызванного «великим усовершенствованием наук», провозглашённым Фрэнсисом Бэконом[7]. Новая организация знания требовала критического переосмысления представлений о существующей сумме знаний на основе субъектно-объектных схем, где субъектом познания выступает индивид. На данном этапе развития философии и науки сложился классический тип теории познания[4].

Критицизм как оппозиция вере и традиции[править]

Проблема познания оказалась в авангарде всей проблематики европейской философии Нового времени: решение теоретико-познавательных вопросов стало необходимым условием исследования всех прочих философских проблем. Теория познания на данном историческом отрезке выступала в качестве критики прежних метафизических систем и принимаемой в эпоху средневековья системы знаний. Классическая теория познания, развивающаяся в рамках философии, характеризуется критицизмом и недоверием к традиции и всему тому, что навязывается индивиду внешним (природным и социальным) окружением[2].

Родоначальником материализма и всей опытной науки назовут впоследствии Фрэнсиса Бэкона, который полагал, что подлинное, научное знание, отличающееся от различных идолов ума, получается из целенаправленно организованного познания. Для получения истинных знаний и проникновения в сущность явлений необходим правильный метод анализа и обобщения опытных данных, посредством которого в опыте производится разделение и отбор истинного от не-истинного[8], знания от незнания[6]. Фрэнсис Бэкон выделял четыре вида идолов или заблуждений ума[7][9]:

  • идолы рода, коренящиеся в самой природе человека и возникающие из рассмотрения природных явлений индивидом по аналогии с действиями человека, эти идолы являются источником суеверий и предрассудков;
  • идолы пещеры, формирующиеся в результате воспитания и жизни человека, возникающие из-за его ограниченности органов чувств и несовершенства ума и выражающиеся в субъективности, как искажённом представлении о чём-либо;
  • идолы площади, порождаемые в результате человеческого общения и взаимодействия, при котором слова ошибочно представляются в качестве реально существующих «вещей»;
  • идолы театра — ошибочные представления, усвоенные людьми из односторонних философских учений и теорий.
Итак, об отдельных видах идолов и об их проявлениях мы уже сказали. Все они должны быть отвергнуты и отброшены твёрдым и торжественным решением, и разум должен быть совершенно освобождён и очищен от них. Пусть вход в царство человека, основанное на науках, будет почти таким же, как вход в царство небесное, «куда никому не дано войти не уподобившись детям».
 — Фрэнсис БэконАфоризм об истолковании природы и цартсве человека

В основе новоевропейской науки, как формы организованного познания, лежала теоретико-познавательная установка, согласно которой полагалось, что реальность дана в чувственном опыте. Философами ставилась задача отыскания истины или абсолютно достоверного знания, являвшегося исходным пунктом и предельным основанием всей совокупности накопленных человечеством знаний. Абсолютно достоверное знание должно было стать мерой, позволяющей дать оценку всем имеющимся знаниям по степени их достоверности, ценности[3]. В данном случае теория познания выступала не только в негативном, критическом аспекте по отношению к средневековой традиции, но и в позитивной форме, утверждающей определённый тип знания — научное знание, представляющее собой нечто фундаментальное, нормативное[2].

Наукоцентризм и субъектоцентризм как основания поиска абсолютного знания[править]

Философия Нового времени выступает в качестве способа самоопределения индивида, который опирается на собственные силы и разум для выявления предельных оснований бытия[2]. Центральной проблемой новоевропейской философии стала гносеологическая проблема — вопрос связи познающего субъекта и внешнего мира как объекта (внешнего и внутреннего опыта, первичных и вторичных качеств)[3]. Гносеологическая схема анализа познания включает субъекта, наделённого сознанием и волей, и противостоящий ему объект природы, независимый от сознания и воли субъекта и связанный с ним только практическим и познавательным отношением[5].

Фундаментальными принципами классической теории познания стали положения: идея равенства познавательных способностей людей и идея познавательной свободы, то есть зависимости процесса познания от волевой ориентации человека. Пропагандируемая идея универсального метода познания выражала собой убеждение в силе и могуществе человеческого познания и являлась формой выражения гносеологического оптимизма[10].

Способность правильно судить и отличать истинное от ложного — что, собственно, и именуется здравым смыслом или разумом — от природы у всех людей одинакова. Таким образом, различие наших мнений происходит не от того, что одни люди разумнее других, но только от того, что мы направляем наши мысли разными путями и рассматриваем не те же самые вещи. Ибо мало иметь хороший ум, главное — хорошо его применять.
 — Рене ДекартРассуждение о методе

Теория познания выступала как способ обоснования и узаконивания новоевропейской науки, которая противоречила как старой, средневековой традиции, так и здравому смыслу. Взаимоотношение разума и чувственности, рационального и эмпирического исследовалось теорией познания прежде всего как проблема логического обоснования системы знания. Чувственное познание и его основные формы (ощущения, восприятие, представление) рассматривались как результат непосредственного взаимодействия субъекта познания и объекта. Рациональное познание и его основные формы (понятие, суждение, умозаключение) предполагают опосредствованность познания «врождёнными идеями», объективации индивидуального опыта и трансляции его в форме знания[6]. Противопоставление в структуре познавательного процесса чувственного и рационального уровней привело к разделению теоретико-познавательных концепций на эмпиризм и рационализм[3].

Рационализм стал складываться в результате развития естествознания и математики и представлял собой попытку решения философских проблем посредством методов науки. Рационализм исходил из тезиса о существовании «врождённых идей» (аналогичных геометрическим аксиомам), благодаря которым и посредством которых возможно познание человеком мира. Эмпиризм, в свою очередь, пришёл к уподоблению данных чувственности к своеобразным «атомам», соединение и взаимодействие которых порождает сложные познавательные образования. Материалистический эмпиризм, выступая против превращения идеалистами-рационалистами мышления в самостоятельную субстанцию подвергал критике декартовское учение о врождённых идеях[3].

Принцип субъектоцентризма классической теории познания, то есть признание индивида в качестве неоспоримого и несомненного базиса, на котором только и возможно строить систему знания, был выдвинут Рене Декартом в работе «Рассуждение о методе»[11]:

Мы не можем сомневаться в том, что, пока мы сомневаемся, мы существуем: это – первое, что мы познаём в ходе философствования. Итак, отбросив всё то, относительно чего мы можем каким-то образом сомневаться, и, более того, воображая все эти вещи ложными, мы с лёгкостью предполагаем, что никакого Бога нет и нет ни неба, ни каких-либо тел, что сами мы не имеем ни рук, ни ног, ни какого бы то ни было тела; однако не может быть, чтобы в силу всего этого мы, думающие таким образом, были ничем: ведь полагать, что мыслящая вещь в то самое время, как она мыслит, не существует, будет явным противоречием. А посему положение Я мыслю, следовательно, я существую – первичное и достовернейшее из всех, какие могут представиться кому-либо в ходе философствования.

Познание в классической эпистемологии категоризируется в зависимости от объекта познания и соответствующего ему типа знания. В качестве наиболее общих объектов познания выступают природа, общество и человек и соотносимые с ними естественное, социальное и гуманитарное знания. Формы познания подразделяются на обыденное, мифологическое, религиозное, художественное, философское и научное. Именно научное познание в эпоху Нового времени считалось наиболее совершенным знанием, приближающим человека к познанию истины[6].

Эпистемология неклассическая[править]

До XX века эпистемология не имела собственных институциональных форм, а соответствующая ей проблематика развивалась в основном в логике и в рамках гносеологии[4]. Эпистемологическая проблематика поиска абсолютного знания оформлялась в результате исключения из гносеологических вопросов элементов субъективизма и психологизма. Критика оснований классической философии, развернувшаяся с конца XIX века привела к ломке традиционных представлений гносеологии и в отказе от абстракции «изолированного субъекта»[5].

В последние десятилетия XX века начинает складываться неклассическая эпистемология, для которой характерно изменение теоретико-познавательной проблематики и методов работы в этой области. Данный сдвиг основных тенденций выражается в посткритицизме, отказе от фундаментализма и нормативизма, а также субъектоцентризма и наукоцентризма[2]. Традиционная проблематика познания включается в более широкий социокультурный контекст, в результате чего в теорию познания вводятся такие категории, как предметная деятельность («практика»), культурная норма («парадигма») и язык[5].

Сущность и природа познания в неклассической эпистемологии носят общественно-исторический характер и не могут быть поняты в изоляции от предметно-практической деятельности. Субъект познания является производным от субъекта практики, ведь познающий субъект это не изолированный от других людей индивид — «гносеологический робинзон» метафизической философии. Субъект познания всегда человек, включённый в социальную жизнь, использующий общественно выработанные формы познавательной деятельности как материальные (орудия труда, инструменты, приборы), так и идеальные (язык, категории логики)[3].

Посткритицизм и отказ от нормативности и субъектоцентризма в эпистемологии сводятся к признанию факта того, что познание не начинается с нуля, с недоверия в духе Бэкона или Декарта ко всем традициям. Познание всегда предполагает включённость субъекта познания хотя бы в одну из существующих традиций. Происходит смена установки недоверия на признание результатов ненаучных форм познания. Утверждается идея о том, что любая критика предполагает некую точку опоры, принятие того, что некритикуемо в данный момент в данном контексте участниками познавательного процесса[2].

Отказ от нормативизма в познании обусловлен невозможностью формулирования жёстких и неизменных предписаний развивающемуся познанию. В связи с этим ряд философов и представителей наук заявляют о том, что эпистемология должна заниматься обобщением данных физиологии и психологии, используя научно-понятийный аппарат теории информации либо выявлением и описанием норм познания, реально использующихся в процессе коллективной познавательной деятельности, либо исследования познавательных процессов как аспекта и продукта развития живой природы. В неклассической эпистемологии произошёл отказ от субъектоцентризма, то есть центральной проблемой становится собственно вопрос происхождения индивидуального сознания, позволяющего познавать систему социальных и природных связей и отношений, будучи включённым в неё[2].

Основное же изменение в эпистемологии связано с отказом от признания абсолютного верховенства научного знания в познании. Наука рассматривается как важнейший, но не единственный способ познания. Легитимизируются до-научные и вне-научные формы познания, причём признаётся их взаимодействие и взаимообогащение. Обыденное познание, как религия, философия, наука, искусство и миф, рассматриваются в качестве различных познавательных традиций, где каждая имеет право на существование. Проблема получения и усвоения знаний в информационном обществе становится одной из центральных проблем культуры в целом[2].

Литература[править]

  • Касавин И. Т. Теория познания в плену анархии: критический анализ в буржуазной философии науки. — Москва: Политиздат, 1987. — 191 с.
  • Лекторский В. А. Субъект, объект, познание. — Москва: Наука, 1980. — 359 с.
  • Лекторский В. А. Эпистемология классическая и неклассическая. — Москва: УРСС, 2001. — 255 с. — ISBN 5-8360-0225-8
  • Найссер У. Познание и реальность: смысл и принципы когнитивной психологии. — Москва: Прогресс, 1981. — 230 с.
  • Филатов В. П. Научное познание и мир человека. — Москва: Политиздат, 1989. — 269 с. — ISBN 5-250-00324-9
  • Эпистемология вчера и сегодня / Отв. ред. В. А. Лекторский. — Москва: ИФ РАН, 2010. — 186 с. — ISBN 978-5-9540-0180-8

Примечания[править]

  1. Теория познания // Атеистический словарь / Под общ. ред. М. П. Новикова. — М.: Политиздат, 1986. — С. 441—442. — 512 с.
  2. 2,0 2,1 2,2 2,3 2,4 2,5 2,6 2,7 2,8 2,9 Лекторский В. А. Теория познания // Новая философская энциклопедия / Под ред. В.С. Стёпина. — М.: Мысль, 2001.
  3. 3,0 3,1 3,2 3,3 3,4 3,5 3,6 3,7 Лекторский В. А. Теория познания // Философский энциклопедический словарь / Гл. ред. Л. Ф. Ильичев, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалев и др.. — М.: Советская энциклопедия, 1983. — С. 679—680. — 839 с.
  4. 4,0 4,1 4,2 4,3 4,4 4,5 4,6 Бабайцев А. Ю. Эпистемология // Всемирная энциклопедия: философия / Главн. науч. ред. и сост. А. А. Грицанов. — М.: АСТ, 2001. — С. 1265—1266. — 1312 с. — ISBN 5-17-007278-3.
  5. 5,0 5,1 5,2 5,3 5,4 5,5 5,6 5,7 Бабайцев А. Ю. Гносеология // Всемирная энциклопедия: философия / Главн. науч. ред. и сост. А. А. Грицанов. — М.: АСТ, 2001. — С. 243—244. — 1312 с. — ISBN 5-17-007278-3.
  6. 6,0 6,1 6,2 6,3 6,4 6,5 6,6 Хомич Е. В. Познание // Всемирная энциклопедия: философия / Главн. науч. ред. и сост. А. А. Грицанов. — М.: АСТ, 2001. — С. 795—796. — 1312 с. — ISBN 5-17-007278-3.
  7. 7,0 7,1 Субботин А. Л. Фрэнсис Бэкон. Проверено 27 августа 2023.
  8. Бэкон Ф. Сочинения в 2-х томах. Том 1 / Составитель, общая редакция и вступительная статья А. Л. Субботина. — М.: Мысль, 1977. — 567 с.
  9. Бэкон Ф. Сочинения в 2-х томах. Том 2 / Составитель, общая редакция и вступительная статья А. Л. Субботин. — М.: Мысль, 1978. — 575 с.
  10. Касавин И. Т. Теория познания в плену анархии: критический анализ в буржуазной философии науки. — М.: Политиздат, 1987. — 191 с.
  11. Декарт Р. Рассуждение о методе // Избранные произведения. — М.: Госполитиздат, 1950. — С. 257—319. — 712 с.
Znanie.png Одним из источников этой статьи является статья в википроекте «Знание.Вики» («znanierussia.ru») под названием «Эпистемология», находящаяся по адресам:

«https://baza.znanierussia.ru/mediawiki/index.php/Эпистемология»

«https://znanierussia.ru/articles/Эпистемология».

Материал указанной статьи полностью или частично использован в Циклопедии по лицензии CC-BY-SA 4.0 и более поздних версий.
Всем участникам Знание.Вики предлагается прочитать материал «Почему Циклопедия?»