Аарон Хотер-Йишай

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Аарон Хотер-Йишай

ивр. אהרֹן חֹטר ישי
Aharon Hoter Yishai.JPG








Преемник Аарон Мояль

















Дата рождения 1905
Место рождения Российская империя
Дата смерти 19 мая 2003 года
Место смерти Израиль






Военная служба
Принадлежность Флаг Израиля Армия обороны Израиля
Звание IDF aluf mishne rotated.svg Полковник
Сражения Вторая мировая война,
Война Израиля за независимость



Ааро́н Хо́тер-Йиша́й (Аарон Хотер-Ишай, Аhаро́н Хо́тер-Йиша́й, англ. Aharon Hoter-Yishai, ивр. אהרן חטר ישי) — израильский военный юрист, полковник[1].

[править] Карьера

Родился в 1905 году в Украине.

В 1913 году с сестрой Мирьям и братом Реувеном эмигрировал в Эрец-Исраэль. Родители Хотера-Йишая с ещё двумя дочерьми репатриировались после окончания Первой мировой войны.

Учился в гимназии «Герцлия» в Тель-Авиве. В период учёбы был избран председателем Совета учеников гимназии (составив в этой должности устав учеников гимназии), затем председателем Совета учеников средних школ Тель-Авива.

В 1928 году принимал участие в курсе командиров Хаганы.

В 1929 году получил лицензию на право занятия адвокатской деятельностью.

Хотер-Йишай выступал во многих судебных процессах, приемущественно связанных с подпольной деятельностью членов Хаганы, поселенческой деятельностью (зачастую вызывавшей кровопролитные столкновения между еврейским и арабским населением) и незаконной еврейской иммиграцией.

В существенном числе случаев сумел добиться оправдательного приговора по делам подсудимых, среди них и тех, которым грозила смертная казнь

Отдельные судебные процессы, а также другие случаи его участия в содействии подпольной деятельности Хаганы и нелегальной иммиграции евреев в Подмандатную Палестину, были описаны в дальнейшем в его книгах рассказов «Лишь вчера…: Адвокат „Хаганы“ рассказывает», «Рассказы правозащитника» и «Линия защиты».

Занимался также общественной деятельностью, связанной с поощрением еврейской поселенческой деятельности.

С 1923 года был членом «Батальона защитников языка», занимаясь популяризацией иврита, как разговорного еврейского языка, и в дальнейшем добиваясь введения судопроизводства на иврите в судебной системе Палестины.

В 1941 году добровольно поступил на службу в британскую армию. Принимал участие в проведении агитационных мероприятий по набору добровольцев в армию.

В 1942 году прошёл офицерские курсы британской армии и служил ротным офицером социального обеспечения в 16-й роте Королевского полка Восточного Кента («Баффс»), ответственной за охрану лагеря военнопленных в Имвасе около Латруна.

В 1943 году был назначен адъютантом 2-го батальона «Палестинского полка» (2-й батальон «Еврейской бригады») в звании капитана. В июле того же года его батальон был переброшен в Бенгази, а осенью 1944 года — в Италию, откуда, в марте 1945 года, батальон был переведён на участок фронта около города Альфонсине (на тот момент Хотер-Йишай служил командиром штабной роты 2-го батальона).

По окончании войны батальон не был распущен, и Хотер-Йишай активно занимался образовательной деятельностью среди солдат батальона, в том числе организовывал курсы по изучению гражданских профессий.

20 июня 1945 года с 4-мя товарищами по службе в Еврейской бригаде выехал из Италии с целью поиска евреев, уцелевших после Холокоста[2].

Несмотря на запрет британской армии на въезд еврейских солдат на территорию Германии (во избежание акций мести с их стороны), Хотеру-Йишаю удалось добиться от британского командования «Бригады» особого разрешения на выезд в Австрию, с целью, как было заявлено, поиска уцелевших родственников солдат «Бригады». Настоящей же целью поездки была попытка обнаружить евреев в «лагерях для перемещённых лиц» в американской зоне оккупации[3].

В поездке по лагерям Австрии и Германии стал свидетелем тяжёлых условий содержания уцелевших еврейских узников концлагерей. Во многих случаях «лагеря для перемещённых лиц» основывались на базе тех же концлагерей. Многочисленных беженцев и бывших узников концлагерей распределяли по баракам в соответствии с гражданской принадлежностью, подчас помещая евреев вместе с отказывающимися от возвращения в родные страны нацистскими коллаборационистами. Несмотря на заявление американских властей о недопустимости насильственной репатриации, местные военные органы не раз прибегали к угрозам с целью скорейшей эвакуации лагерей, несмотря на то что евреев, возвращавшихся в родные страны, часто ожидала расправа со стороны местного населения, получившего от немецких властей их дома и имущество.

Убедил командование «Еврейской Бригады» основать «Бригадный комитет благотворительности», который он и возглавил[4]. Уже в июле 1945 года, после встреч Хотера-Йишая с представителями американской военной администрации, были значительно улучшены условия содержания евреев в «лагерях для перемещённых лиц», посредством, помимо прочего, перевода евреев в отдельные лагеря, прекращения их насильственного возвращения в страны исхода и увеличения продовольственного пайка.

До демобилизации в конце 1945 года вёл активную деятельность среди уцелевших евреев Европы, в первую очередь координируя благотворительную и просветительскую деятельность в «лагерях для перемещённых лиц» в Австрии, Германии и Чехословакии, а также участвуя в организации сионистской деятельности на территории Западной Европы. В том числе участвовал в организации съездов активистов сионистского движения, проводил лекции на тему сионизма и британской политики «Белой книги» и встречался с европейскими общественными деятелями, одновременно способствуя деятельности по направлению нелегальной иммиграции уцелевших евреев в Эрец-Исраэль.

Отклонил предложение командования получить звание майора, поскольку это подразумевало его перевод в расположение части «Бригады» в Нидерландах и прекращение деятельности в лагерях.

Незаконная, с точки зрения британских властей, и не соответствующая статусу военнослужащего его политическая деятельность привела к выдаче ордера на его арест, однако попытка исполнения ордера была предпринята с опозданием, на момент, когда он уже демобилизовался.

После демобилизации вернулся в Эрец-Исраэль, где продолжил правозащитную деятельность, в частности, в качестве адвоката по делам, связанным с подпольной деятельностью Хаганы.

С 1947 года принимал участие в деятельности организации «Объединённый еврейский призыв».

В мае 1948 года поступил на службу в Цахал и был назначен интендантом формирующейся 7-й бронетанковой бригады.

17 июля 1948 года получил от [Бен-Гурион, Давид|Давида Бен-Гуриона]] задание подготовить законопроект кодекса военного права, в качестве возможной альтернативы законопроекту, разрабатывавшемуся в те дни Главой службы юстиции Армии обороны Израиля и Генеральным военным обвинителем, Авраамом Горали. Хотер-Йишай завершил работу над законопроектом и 20 августа передал его Бен-Гуриону.

Предложенные Аароном, руководствовавшимся основами английского военного права (основанного на предоставлении значительных судебных полномочиях командному составу), и Горали, склонного к принципам континентального военного права (стремящегося к профессиональному юридическому судопроизводству), законопроекты значительно отличались друг от друга. 25 сентября Бен-Гурион провёл заседание, в результате которого было решено предпочесть законодательные принципы, предложенные Хотером-Йишаем.

В конце концов, ни один из законопроектов не был официально утверждён, однако в дальнейшем многие идеи Хотера-Йишая воплотились в поправках к Армейскому уставу судопроизводства от 1948 года, и далее — в основополагающих принципах Закона о военном судопроизводстве, принятого кнессетом в 1955 году.

После убийства посредника ООН, графа Бернадота, в Иерусалиме 17 сентября 1948 года членами группировки «Фронт Отчизны» и решения Бен-Гуриона провозгласить организацию «Лехи», заподозренную в связи с убийством, террористической организацией, был назначен чрезвычайным военным обвинителем, ответственным за принятие правовых мер против организации «Лехи».

В этой должности, при исполнении который он был повышен в звании до подполковника, вёл, кроие прочего, судебный процесс над Натаном Йелиным-Мором (Фридманом) и Маттитьяху Шмуэлевицем, обвинёнными в причастности к убийству графа Бернадота.

26 декабря 1948 года Хотер-Йишай вступил в должность Главы службы юстиции Армии обороны Израиля и Главного военного обвинителя, сменив на этом посту полковника Авраама Горали.

Сразу после вступления в должность начал процесс преобразования Службы юстиции в Военную прокуратуру[5].

В соответствии с полномочиями, возложенными на него Начальником Генштаба Армии обороны Израиля 11 января 1949 года и на основе предписания Генштаба от 26 января 1949 года, Хотер-Йишай провёл обширную реформу, включившую, помимо прочего, определение статуса военного прокурора (в отличие от ранее существовавшей должности военного обвинителя), как сочетающего функции советника командования по правовым вопросам и полномочного органа в сфере уголовно-процессуального производства, определение судебных округов, назначение окружных военных прокуроров и председателей окружных военных судов (аппарат военных судов, кроме Верховного военного суда, входил в состав Военной прокуратуры до вступления в силу Закона о военном судопроизводстве от 1955 года (вступил в силу 1 января 1956 года). С этого момента было образовано независимое от Военной прокуратуры Подразделение военных судов (ивр. יבד"ץ — יחידת בתי דין צבאיים явда́ц), и Верховный военный суд был переименован в «Военный апелляционный суд») и т. д.

В марте 1949 года, в должности Главного военного прокурора, Хотер-Йишай, по поручению Давида Бен-Гуриона, провёл расследование «дела Меира Тубянского» — сотрудника «Электрической компании», расстрелянного 30 июня 1948 года по приговору военно-полевого трибунала, осудившего Тубянского в государственной измене. Как показало расследование Хотера-Йишая, Тубянский был невиновен, а ответственность за несправедливый процесс над Тубянским лежала на Иссере Беэри, главе Военной разведки Израиля, отдавшего приказ о поспешном созыве военно-полевого трибунала[6].

В этот же период Хотер-Йишай, по поручению Начальника Генштаба армии, провёл расследование по «делу Аббы Хуши»[7] и по «делу Али Кассема»[8], выявив и в этих расследованиях противоправные действия со стороны Иссера Беэри.

15 декабря 1950 года вышел в запас. По его описанию, выход в запас был вызван конфликтом с Начальником Генштаба армии Игаэлем Ядином. Спор был изначально вызван разногласиями в вопросе определения Главного военного прокурора юридическим советником Министра безопасности[9], но далее разногласия перешли и на другие вопросы[10].

После выхода запас вернулся к частной адвокатской практике.

В 1956 году был членом комиссии, назначенной Давидом Бен-Гурионом для расследования обстоятельств «Резни в Кафр-Кассеме»

В июне 1961 года Хотер-Йишай проходил свидетелем обвинения в процессе над Адольфом Эйхманом, дав в суде показания об увиденном им состоянии европейского еврейства в конце Второй мировой войны.

В январе 1964 года был избран на должность председателя Израильской ассоциации спорта, исполнял эту должность до декабря 1965 года.

Был членом общественной комиссии, назначенной мемориальным центром «Яд ва-Шем», по присуждению звания «Праведника мира».

В 1963—1965 годах сопровождал Давида Бен-Гуриона в получившем яркую политическую окраску «Деле Лавона»[11].

В 1973 году переехал в киббуц Эйн-Гев на берегу Тивериадского озера.

В 70-е годы сопровождал репатриантов из Советского Союза в процессе абсорбции в Израиле.

В 1991 году опубликовал книгу «Линия защиты» о своей деятельности в качестве адвоката «Хаганы».

В 1993 году, после смерти жены Рахели, занялся написанием книги «Еврейская бригада и „уцелевший остаток“», опубликованной в 1999 году.

Умер 19 мая 2003 года.

Похоронен на кладбище киббуца Эйн-Гев.

[править] Семья

Был женат, имел двое сыновей и дочь.

Его сын адвокат Дрор Хотер-Йишай — в 1991−1999 годах — глава Коллегии адвокатов Израиля.

Дочь — профессор Смадар Отоленги (умерла в августе 2003 года) — исследовательница арбитражного и корпорационного права.

[править] Примечания

  1. Русская Википедия, автор Prokurator11
  2. Поездка Хотера-Йишая, а также его дальнейшие действия в Европе до демобилизации из «Еврейской бригады», подробно описаны в его публикациях «В действии», «Доклад делегации в Австрию и Германию» и «Еврейская бригада и „уцелевший остаток“»
  3. По описанию Хотера-Йишая (например, в книге «Еврейская бригада и „уцелевший остаток“» (см. выше), с. 20—21) поездка была предпринята вследствие контакта с посланником организации «Моссад ле-Алия Бет», Йехудой Арази, поставившего перед Хотером-Йишаем задачу незамедлительно набрать 5000 кандидатов на въезд в Палестину. Однако Йоав Гельбер (в книге «Знаменосцы» (см. выше), с. 416) считает, что «Моссад ле-Алия Бет» не был инициатором деятельности Хотера-Йишая.
  4. Аарон Хотер-Йишай, «Еврейская бригада и „уцелевший остаток“» (см. выше), с. 33—36. (ивр.)
  5. Таким образом, несмотря на то что органы юстиции существовали в армии и до его назначения, именно Хотер-Йишай считается 1-м Главным военным прокурором Армии обороны Израиля.
  6. В октябре 1949 года суд над Иссером Беэри признал его виновным в убийстве Меира Тубянского, oднако, учитывая обстоятельства, приговорил его к одному дню тюрьмы. Сразу после приговора Беэри получил амнистию по указанию Президента Израиля. Следует отметить, что сам Хотер-Йишай считал, что Иссера Беэри необходимо обвинить в превышении служебных полномочий, но не в убийстве Меира Тубянского — Бен-Гурион, «Военный дневник» (см. выше), с. 889 (20.12.48). (ивр.)
  7. 12 мая 1948 года военной разведкой Израиля, по указанию Иссера Беэри, был арестован Йехуда (Джуль) Амстер, друг Главы совета рабочих Хайфы (в дальнейшем мэра Хайфы) Аббы Хуши. В течение 76 дней Амстера пытали в попытке получить от него признание в связях с британской полицией в годы подпольной еврейской деятельности, а также признания в том, что Абба Хуши передал британской полиции в 1946 году информацию о запланированном диверсионном акте в хайфском порту. После передачи материалов следствия Генеральному военному обвинителю, Аврааму Горали, Амстер был отпущен из-под ареста. В ходе дальнейшего расследования выяснилось, что арест был предпринят Иссером Беэри с целью дискредитировать Аббу Хуши, в котором он видел политического соперника. Также оказалось, что Беэри подделал ряд документов, якобы свидетельствующих о связях Аббы Хуши с британской полицией.
  8. Али Кассем был информатором службы разведки «Хаганы», «Шай», во главе которой стоял Иссер Беэри. 16 ноября 1948 года, с целью предотвратить разглашение Кассемом деталей его сотрудничества с разведкой, Беэри отдал приказ ликвидировать Кассема. Приказ был исполнен офицером Давидом Кароном в тот же день. Хотер-Йишай передал дело Иссера Беэри в военный суд, обвинив Беэри в превышении служебных полномочий. Беэри был признан виновным в преступлении и приговорён к лишению военной должности — см.צבי ענבר ערעור על פי הוראת ראש המחוז השיפוטי משפט וצבא 16 (התשס"ג) 705 (Цви Инбар, «Апелляция по указанию главы судебного округа, Мишпат ве-цава 16 (2003) 705). (ивр.).
  9. Хотер-Йишай закрепил данный статус посредством поправки к Армейскому уставу судопроизводства, в то время как Ядин считал неуместным связь между подчинённым ему офицером и Министром безопасности в обход Генштаба.
  10. Инбар, «Хотер-Йишай» (см. выше), с. 11. (ивр.)
  11. «Дело Лавона», вызвавшее один из самых громких политических скандалов за историю Израиля, развилось после раскрытия разведывательно-диверсионной израильской сети в Египте в 1954 году (двое из участников которой были повешены в Египте в январе 1955 года). При расследовании дела в Израиле Глава военной разведки, Биньямин Гибли, утверждал, что распоряжение о задействовании членов сети в диверсионной деятельности поступило непосредственно от Министра безопасности в правительстве Моше Шарета, Пинхаса Лавона; Лавон же яростно отрицал это утверждение. Давид Бен-Гурион, сменивший Моше Шарета на посту премьер-министра, остался неудовлетворённым выводами комиссии семи министров во главе с Министром юстиции, Пинхасом Розеном, от 25 декабря 1960 года, признавшей непричастность Лавона к делу. С помощью экспертного юридического заключения Хотера-Йишая и Туника (получившим одобрение со стороны Юридического советника правительства) о несоответствии порядка действий комиссии Розена общепринятым правовым стандартам Бен-Гурион настаивал на дальнейшем расследовании ответственности Лавона независимой юридической комиссией. Разногласия в вопросе необходимости дальнейшего расследования дела между Бен-Гурионом, с одной стороны, и Леви Эшколем и Моше Шаретом, с другой стороны (особенно после подтверждения факта подделки документов военной разведки, свидетельствовавших о причастности Лавона), были одной из причин отставки Бен-Гуриона с поста премьер-министра в 1963 году, а далее — выхода Бен-Гуриона из состава партии «Мапай» и основания им партии «Рафи» в 1965 году.


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты